Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Понятие «психический недостаток» в законе и жизни

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 31.05.13. Сдан: 2012. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?                                                 Понятие «психический недостаток» в законе и жизни.
 
Введение.
              Данная тема контрольной работы была выбрана мной по ряду причин:
Во-первых, эта тема актуальна, поскольку понятие «психический недостаток» де факто является юридическим понятием, хотя прямо оно в законе не закреплено. При этом, само словосочетание наводит на мысль об ограниченной вменяемости, ограниченной дееспособности. Эти понятия сравнительно новы и также недостаточно регламентированы для правоприменителя. Более того, обоснована постановка вопроса о степени обеспечения защиты прав участников правоотношений, к которым применимо понятие «психический недостаток».
Во-вторых, в стремящейся к деперсонализированно-объективистскому подходу юриспруденции все больше проступает антропологический фактор в условиях необходимости углубления анализа правового поведения. Если мы пойдем еще дальше, то увидим сколь относительно понятие «психический недостаток» в жизни.  И здесь мне хотелось бы чуть под иным, относительно учебников, углом взглянуть на данную проблему.
В-третьих, если выйти за рамки правового и психиатрического поля, то у меня самого, как и у всех, наверное, людей есть свои «психические недостатки». При подходе с такой позиции, я также могу объяснить свой личный интерес к данной теме.
 
П1. «Психический недостаток» как правовое понятие.
В настоящее время отмечается рост числа лиц, страдающих психическими расстройствами различной глубины поражения психики. Человек - это существо биосоциальное, поэтому любая вредность биосоциального порядка отражается на его поведении, например, неблагоприятные социально-экономические условия жизни, экологические катастрофы, загрязнение окружающей среды, рост числа соматических заболеваний, алкоголизм и наркомании, изменение нравственных устоев общества, а также другие негативные явления.
По мнению ученых, число лиц с психическими расстройствами, возникшими только вследствие стресса, составит в ближайшие годы около 10 млн. человек.
В роли исходного представления о психическом недостатке выступает общечеловечески понятный признак беспомощности как потребности в поддержке и защите со стороны общества, государства и права.
Специфическая черта психопатологической беспомощности состоит в уменьшении, искажении или исчезновении волеспособности человека, когда он затрудняется в реализации умысла, что лишает его действия свободы. Психопатологическая специфика данного феномена в глазах суда объединяется тем, что порождается болезненная мотивация поведения.
Оказавшись под властью неподвластных его сознательной воле сил, беспомощный человек попадает в разряд нуждающихся в социальной защите со стороны государства. Он может претендовать на снижение ответственности за действия, которые влекут ее появление, и надеяться на помощь в представительстве своих интересов. (43_1)
Но праву приходится постоянно соотносить степень и форму ответственности больных людей с готовностью граждан мириться с фактами непредумышленного поведения, затрагивающего их интересы. (45_1)
При этом, в разных областях права, естественно, по-разному понимается и подразумевается определение понятия «психический недостаток». Так, в законе «О специальном образовании», статья 1, мы видим: «психический недостаток - подтвержденный в установленном порядке временный или постоянный недостаток в психическом развитии человека, включая нарушение речи, эмоционально-волевой сферы, в том числе аутизм, последствие повреждения мозга, а также нарушение умственного развития, в том числе умственная отсталость, задержка психического развития, создающие трудности в обучении»;
В законе «О психиатрической помощи», статья 10 – Диагностика и лечение лиц, страдающих психическими расстройствами:
(1) Диагноз психического расстройства ставится в соответствии с общепризнанными международными стандартами и не может основываться только на несогласии гражданина с принятыми в обществе моральными, культурными, политическими или религиозными ценностями либо на иных причинах, непосредственно не связанных с состоянием его психического здоровья.
(2) Для диагностики и лечения лица, страдающего психическим расстройством, применяются медицинские средства и методы, разрешенные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.
(3) Медицинские средства и методы применяются только в диагностических и лечебных целях в соответствии с характером болезненных расстройств и не должны использоваться для наказания лица, страдающего психическим расстройством, или в интересах других лиц.
«Психический недостаток» здесь рассматривается в рамках понятия психического расстройства, т.е., подразумевается высокая выраженность и опасность «психологического недостатка», что указывает на смысл данного понятия в психиатрии.
В стержневых направлениях публичного и частного права – в уголовном и гражданском праве соответственно, мы видим следующее состояние дел. Понятие «психический недостаток» там практически не упоминается (исключая статью 51 УПК). Используются такие категории, как психическое расстройство, невменяемость (УП) и недееспособность (ГП). Но что особенно важно, применяются понятия ограниченной вменяемости (статья 22 УК) и ограниченной дееспособности (статья 30 ГК). Мне кажется, они более всего соотносятся по духу с понятием «психический» недостаток, т.к. «невменяемость» или «недееспособность» чересчур резкие и однозначные термины.
Проблема заключается в том, что фактическая реализация этих категорий настоятельно требует их детализации ввиду явно недостаточного, на мой взгляд, обеспечения защиты прав соответствующих лиц, о чем речь пойдет ниже.
Для обеспечения процессуальных гарантий прав лиц, имеющих психические отклонения, необходимо законодательно определить понятие психического недостатка.
Доктор юр. наук, Татьянина Л.Г приходит к выводу, что понятие "психический недостаток" имеет собирательное значение, рассматривается, как тождественное понятию "психическая аномалия". Умственная отсталость, как уголовно-процессуальная категория, имеет собирательное значение, она включает в себя интеллектуальное недоразвитие личности, вызванное как психическим расстройством, так и социально-педагогической запущенностью, и совокупностью взаимовлияния социального и биологического у престарелых людей.
П2. Реализация учета «психического недостатка» как юридически значимого признака.
Институт ограниченной вменяемости характерен для уголовного законодательства большинства государств Европы. Предпосылкой для введения указанного института практически везде явилось внедрение в широкую клиническую и экспертную практику учения о "пограничных состояниях", которые влекут снижение способности осознавать значение своих действий и контролировать их, но в то же время не в столь значительной степени, чтобы лица, обнаруживающие расстройства пограничного спектра, признавались невменяемыми. Наиболее разработаны нормы применения ограниченной (уменьшенной) вменяемости в ФРГ и во Франции, где подобная практика существует на протяжении многих лет. (2_3)
Итогом многолетней дискуссии психиатров и юристов явилось включение в Уголовный кодекс 1996 г. ст. 22.
Нормы ст. 22 УК РФ не ограничивают категорий патологических состояний. Опыт применения ст. 22 УК РФ в Москве показал, что в 59,2% случаев она применяется в отношении подэкспертных с органическим поражением головного мозга, в 16,4% - с умственной отсталостью, в 7,1% - с расстройствами личности, в 4,3% - с эпилепсией, в 2,8% случаев - с шизофренией (Аргунова Ю. Н., 1998).
Не случайно одно из ведущих мест по частоте вынесения экспертных решений о применении ст. 22 УК РФ занимают расстройства личности. Их особенностью, как и других пограничных расстройств, является представленность в популяции в виде непрерывного континуума на одном полюсе которого расположены состояния, которые могут расцениваться судебно-психиатрическими экспертами как "глубокие психопатии", патологические развития личности при психопатиях, а в других случаях степень выраженности психических расстройств столь незначительна, что констатируются "акцентуации характера". В то же время значительная часть подэкспертных не могут быть отнесены ни к первой, ни ко второй группе. Другой особенностью расстройств личности является снижение способности руководить своими действиями при формальной сохранности интеллекта.  (3_3)
Жесткое деление правонарушителей на больных и здоровых давно исчерпала себя и его единственным следствием (45_1) оказалось скопление в местах лишения свободы огромного числа лиц, нуждающихся в помощи психиатра. (46_1)
Так как психические аномалии в психиатрии относятся к пограничным состояниям между нормой и патологией, то введение понятия "пограничная вменяемость" является оправданным. Татьянина Л.Г., предлагает под пограничной вменяемостью рассматривать психическое состояние лица, обусловленное психическим расстройством непсихотического уровня, которое в момент совершения преступления ограничивало его способность отдавать отчет в своих деяниях и руководить ими. Поддерживая мнение С.Н. Шишкова, предлагается ввести в УК РФ норму, предусматривающую назначение наказания лицам с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, но влияющими на отбывание наказания.
Рассмотрим опосредованный учет данной дифференциации в законе. В соответствии со статьей 97 УК РФ, принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.
В соответствии со статьей 51 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту.
Статья 76 УИК РФ говорит о том, что осужденные, страдающие психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, перемещаются раздельно и отдельно от здоровых осужденных, а при необходимости по заключению врача - в сопровождении медицинских работников.
При этом в статье 96 часть 1 говорится, что положительно характеризующимся осужденным, может быть разрешено передвижение без конвоя или сопровождения за пределами исправительного учреждения, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы. А в части 2 данной статьи говорится, что не допускается передвижение без конвоя или сопровождения за пределами исправительного учреждения осужденных, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. В данном отношении, эти люди приравниваются к осужденным при особо опасном рецидиве, осужденным на пожизненное заключение и т.п.
Как уже было сказано выше, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.
Итак, данная категория лиц получает дополнительные отягощения по сравнению с обычными преступниками и данные ограничения, пожалуй, оправданы, но в Кодексах нет указания на смягчение в отношении них уголовной ответственности. Т.о., возникает явная диспропорция: люди, вменяемость которых меньше, чем у обычных преступников, получают большую наказательную нагрузку.
В большинстве случаев, в Европе правонарушители данного типа попадают в специальные группы, контролируемые врачами-психиатрами, психологами и социальными работниками, где получают психотерапевтическую, если необходимо - психофармакологическую и социальную помощь. По данным I. Petravieiute (1999), подобные программы реализуются практически во всех государствах Западной Европы. В литературе имеются сообщения о развитии подобных программ и в Восточной Европе (Виноградова Л. Н., 1999). Фактически данная стратегия подразумевается и в формулировке ч. 2 ст. 22 УК РФ, однако в отечественной практике амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра в качестве принудительной меры медицинского характера не подменяет наказание, но сочетается с ним. (15_3)
Татьянина Л.Г. считает, что необходимо признавать в качестве психического недостатка любые отклонения в психике, которые в обязательном порядке должны компенсироваться участием защитника. Она обращает внимание на необоснованное исключение в ч. 3 ст. 88 УПК защитника из числа лиц, наделенных правом заявить ходатайство про­курору, следователю, дознавателю о признании доказательств недопустимы­ми в досудебном производстве, тем более относительно лиц, страдающих физическими и психическими недостатками, влияющими на способность об­виняемого осуществлять свое право на защиту. Так, у обвиняемых, рассмат­риваемой категории, в силу особенностей психических процессов и влияния физических недостатков, снижена способность к восприятию, запоминанию и воспроизведению какой-либо информации. Следовательно, заявить хода­тайство в досудебном производстве по уголовному делу, даже если его пред­варительно сформулирует защитник, может представлять для таких обвиняе­мых (подозреваемых) значительную сложность, однако и лишить последних такого права было бы нецелесообразным.
В Гражданском праве, в отношении аналогии ограниченной вменяемости – понятия «ограниченная дееспособность», на мой взгляд, также налицо явная недоработка. Так, в соответствии со статьей 33 ГК РФ, попечительство устанавливается над несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а также над гражданами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. В соответствии со статьей 282 ГПК РФ, В заявлении об ограничении дееспособности гражданина должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о том, что гражданин, злоупотребляющий спиртными напитками или наркотическими средствами, ставит свою семью в тяжелое материальное положение. Т.о., присутствует социальное вменение ограничений дееспособности. Но ведь множество других людей имеют не связанные со злоупотреблением одурманивающих средств психические расстройства, диктующие необходимость особой гражданско-правовой защиты данных лиц. Помимо уголовной судебно-медицинской экспертизы, предполагается и формирование аналогичной гражданской экспертизы. Соответственно и представительство в суде, при совершении значительных сделок в отношении данных лиц.
 
П3. «Психический недостаток» как жизненное понятие.
 
Когда слово «психика» соединяется со словом «патология», для этого имеются, как правило, причины социального свойства, так как душевно нездоровым человек бывает только относительно других людей. Последние и задают параметры, в рамках которых отклонения от общепринятых норм могут считаться общественно приемлемыми чудачествами, а вне их – признаками болезни.  (41_1)
Психическая норма может рассматриваться как некая общая идея, условное обозначение, статистический показатель, максимальный вариант, показатель приспособления к среде, функциональный оптимум. (42_1) 
Притом, в научной среде, как следствие изучения биологических механизмов формирования расстройств личности, развивается патогенетическая психофармакологическая терапия психопатий. Второй подход характеризуется оценкой расстройств личности в качестве специфического "судебно-психиатрического диагноза". (8_3)  Хотя отдельные авторы пытаются продемонстрировать клинический полиморфизм расстройств личности, ссылаясь на работы классиков психопатологии (в частности - К. Ясперса (1913), К. Шнайдера (1923), Э. Кречмера (1921), Р. Крафт-Эб
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.