Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Новые маски старой роли: трансформация провинциальной номенклатуры ТАССР в региональную правящую элиту Татарстана

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 31.05.13. Сдан: 2012. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию  Российской Федерации.
Волгоградский государственный технический университет.
Кафедра политологии.
 
 
 
 
 
 
Семестровая работа по теме:
«Новые  маски старой роли: трансформация  провинциальной номенклатуры ТАССР в региональную правящую элиту Татарстана»
 
 
 
 
 
 
 
Выполнил:
Студент группы ЭМП-355 Молочникова Наталья
Проверил:
доцент
Скобелина Наталья Анатольевна
 
 
 
Волгоград 2012
 
Содержание.
Введение
Психология региональной элиты
Анализ статьи
Заключение
Словарь 
4
11
13
14
Список использованной литературы
15

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение.
В социальном поведении и в изменении политической психологии современной провинциальной административной элиты можно вы делить два четко и принципиально различающихся между собой периода, обоснование границ между которыми не вызывает каких-либо трудностей и сложностей. Особенности первого периода обусловлены самой процедурой назначения глав администраций на должность президентом РФ. Стратегия поведения и психология президентских назначенцев характеризовалась лавированием между администрацией президента и местными политическими группировками, в основном состоявших из влиятельных в провинции бывших партийных от КПСС руководителей и из выдвиженцев новой демократической волны.
В регионах уже не существует необходимости политического лавирования между всесилием президентской администрации и социальным влиянием местных неокоммунистических партийных кланов. Администрация утратила свое былое влияние на провинцию.
С определенным основанием можно утверждать, что в современной российской провинции руководствополитических движений вместе с административной элитой (или номенклатурой) практически составляет единый, хорошо политически организованный иотмобилизованный социальный блок, в котором групповая психология и клановые интересы играют неизмеримо большую роль, чем идеологические и мировоззренческие моменты.
 
 
 
 
 
Психология региональной элиты.
Новая психологическая структура местной номенклатуры имеет отчетливо выраженный иерархический характер. Доминирующий и основополагающий элемент их политической психологии - понимание и осознание своего внутригруппового единства, независимого от идеологических предпочтений.
Второй, производный от этого  элемент (или уровень) - осознание своих интересов через их противопоставление интересам столичной административной элиты. Идеологический элемент политической психологии провинциальной номенклатуры играет в большей степени вспомогательную роль и реализует чисто ритуальные функции.
Наиболее удачной тактикой в этих условиях была демонстрация своей партийно-идеологической непредвзятости и качеств преимущественно не политиков, а крупных хозяйственников. Лидеры провинциальной элиты тем самым определяли свою мировоззренческую и идеологическую нишу вне противостояния столичной либеральной интеллигенции, группировавшейся вокруг президента РФ и региональной неокоммунистической номенклатуры, за которой ревниво и пристрастно наблюдали частью допущенные, а в основном недопущенные во власть демократы. Президентская администрация, чье влияние на местах уравновешивалось почти полным отсутствием партийного структурирования населения, относилась к этому с пониманием. Особенности политического мышления глав администраций едва ли не механически и с завидной оперативностью и точностью воспроизводились в высказываниях и в социальных технологиях работников исполнительной и законодательной власти.
Следует проводить различия между мировоззрением и идеологией провинциальной номенклатуры. Впрочем, ни то, ни другое не имеет принципиального различия в мотивации ее поведения, поскольку эволюция данной группы не имеет развитых форм и пока ограничивается наиболее элементарными явлениями групповой солидарности и самоорганизации. Ее мировоззрение представляет собой преимущественно мифологизированное и упрощенное осознаниданной группой своего места и функций в социальном процессе. Это в основном то, как провинциальная номенклатура хотела бы в собственных глазах представлять себя и то, что происходит в регионе, (примерно в таком духе: если трудности, то временные; если успехи, то - начало глубокого позитивного перелома).
Мировоззренческие стереотипы начинают как бы жить своей жизнью и воплощаются в определенном условном языке, в котором за каждым словом или понятием кроется не какая-то реальность, а преимущественно условность и социальный символ, определяемые характером групповых интересов номенклатуры. Бесструкгурность политической жизни, анонимность социальных отношений отождествляются, например, с политико-идеологическим плюрализмом и с мировоззренческой свободой. Бесструктурность же и маргинализация политической жизни провинции являются наиболее предпочтительной средой для групповой самоорганизации административной элиты.
Тем самым, ее мировоззрение  является своего рода теоретическим  уров-
нем осознания и воспроизводства своего группового интереса. Это самопознание, самоощущение, самоидентификация элиты через существующие в обществе политико-идеологические символы, характерные для того или иного этапа его социальной трансформации. Идеология провинциальной элиты имеет производный и вспомогательный характер и реализует функции социальной, знаковой коммуникации, передачи, распространения, тиражирования и прежде всего адаптации номенклатурного мировоззрения применительно к опыту и образу жизни других социальных групп. Идеология в данном случае не воплощает в себе некий политический смысл и опыт. Она не содержательна, не концептуальна, а функциональна, является системой социальных правил поведения населения в соответствии с мировоззрением административной элиты.
Основной психологический  сдвиг в поведении административной элиты провинции обусловлен, в основном, новой ситуацией в отношениях федерального центра и регионов, которая предопределила и ведущее противоречие современной политической жизни на местах. Данное противоречие можно определить как несоответствие между изменившимся характером воздействия центра на провинцию и социальными возможностями и самоорганизацией местной элиты
Политическое управление столичной номенклатуры в регионах ощущается все меньше и основная нагрузка в организации власти и самоуправления все больше приходится на местную номенклатуру, социальные и интеллектуальные резервы которой не соответствуют изменившимся обстоятельствам, что она зачастую пытается компенсировать чрезвычайными мерами политического и административного характера. Резко возрастет численность аппарата исполнительной власти и контролирующих организаций, падает значение представительной власти и местного самоуправления. Основные усилия местных правительств и администраций направляются на проведение всевозможных совещаний, контактов с различными производственными и коммерческими структурами в поисках инвестиций и кредитов. Тщательно контролируются средства массовой информации с целью недопущения негативной информации о положении в регионе. Закрываются оппозиционные газеты. Власть в регионе начинает работать в чрезвычайном режиме. У населения формируется психология ничем необоснованных социальных ожиданий, иждивенчества; у административной элиты - вера в универсальность и всесилие рычагов политической власти в организации экономической жизни.
Психология, основанная на такой  вере, обуславливает маргинализацию местной власти как механизма демократического общества. Всесилие номенклатуры, ставка на принуждение в организации и осуществлении власти актуализирует интересы этой группы в политическом процессе в провинции.
Тем самым, основное условие  складывания новых моментов в психологии местной номенклатуры - это актуализация ее интересов и маргинализация местного самоуправления и массовых форм политики, непосредственной демократии, что ведет к формированию в широких масштабах психологии политического сообщества мобилизационного, чрезвычайного характера. Ее основные черты:
    социальная солидарность элиты и населения,  формирующаяся в том числе за счет пропагандистского давления власти на умы людей и высокой степени внушаемости населения;
    ставка в экономической жизни и социальном обеспечении на собственные возможности и резервы;
    культ незыблемости и социально-политической прочности правящего номенклатурного клана;
    вера, хотя и незначительная, на повседневные успехи в экономической жизни и отождествление этих успехов с деятельностью местных органов власти и в первую очередь ее первых лиц;
    отождествление регионального суверенитета с полномочиями и функциями минигосударства, восприятие своей социально-политической идентичности преимущественно через обособление от центральной власти, подмена или использование на равных общенациональных, общегосударственных политических символов (флаг, герб, гимн) с региональными символами;
    откровенный популизм, который отчасти оправдан в момент завоевания власти и который оказывается все более непредсказуемым в процессе дальнейшего развития событий;
    культ личной власти, возвышение лидера над правовым пространством и подчинение (напрямую или косвенно) информационного поля;
    попытка сделать ставку на родственные связи, а также на особо преданные кадры (в связи с последним - их постоянная перетряска).
Помимо этих общих моментов в нравственных и мировоззренческих установках современной административной элиты в регионах присутствуют и специфические явления, характерные только для данной группы. Новые обстоятельства обусловливают и новые психологические стереотипы, определяемые ее социальными интересами. Эти стереотипы обнаруживаются, вольно или невольно, в многочисленных интервью и публикациях региональных лидеров, в направленности и характере местной пропаганды, в материалах политических организаций, группирующихся вокруг власти.
Предметом особой озабоченности  провинциальной элиты, помимо бюджетных вопросов, являются такие проблемы, как:
    обновление или смена целиком команд «завоевания», достижения власти на команды «удержания», укрепления этой власти, отделение политических попутчиков от постоянных и потенциальных союзников. Причем, это отделение должно состояться на такой стадии развития политического процесса на местах, когда оно не угрожало бы и не ставило под сомнение личное влияние региональных лидеров. Команда попутчиков в настоящее время отрабатывает модель будущего правящего социально-политического блока, формирует новую иерархическую (под лидера) управленческую структуру. Смена команд в провинции стала уже апробированным способом выхода региональных лидеров из политического кризиса;
    наиболее оптимальное и соответствующее времени соотнесение групповых интересов административной элиты с потребностями нормального функционирования власти и самоуправления. Региональные лидеры постепенно отказываются от наиболее простых и одиозных форм такого соединения. Осуществляется поиск и апробирование более динамичных и гибких форм их сочетания;
    создание такого управленческого механизма на местах, который, с одной стороны, соответствовал бы экономической структуре и социальным особенностям региона, а с другой - структуре федерального управления и характеру отношений региона с центром. Пока же ни в одном регионе модель такого механизма нельзя признать удачной.
В настоящее время психология самоутверждения административной элиты на региональном уровне постепенно заменяется психологией собственной значимости во всероссийском масштабе. Провинциальная элита все более осознает себя не только существенной, но и доминирующей силой в современном политическом процессе, что имеет свои как положительные, так и отрицательные стороны. Положительные в том смысле, что свои групповые интересы элита пытается соотнести с общегосударственными интересами, а не противопоставить их друг другу. Отрицательные связаны с формированием авторитарных региональных политических сообществ, жестко подчиненных местному лидеру. В этом случае авторитаризм оказывается способом осуществления власти, а демократия - ее массовой процедурой.
Ясно, что второе происходит в силу слабости и рыхлости федеральной власти, неспособной в настоящее время предложить для страны объединительную идею, пути реального совершенствования системы управления экономикой и социальной сферой. К сожалению, главные устремления современной элиты направлены на реализацию желания сохранить свою личную власть любой ценой, и поэтому власть, по мнению подавляющего большинства россиян, вообще не защищает их интересы. Именно поэтому возник опасный для общества симптом, заключающийся в том, что у части сограждан сформировалась психологическая установка на незаконные, противоправные действия. Только треть россиян готова обратиться в суд; 54% не верят вообще в то, что в суде можно добиться справедливости.
В силу того, что взаимоотношения  самих элит до сих пор строятся исключительно на основе субъективных факторов, глубинные системные сдвиги пока не подвергаются серьезному анализу. Усиление авторитарности политики в регионах не означает качественного самоопределения режима и элитных групп в целом. Поэтому получается, с одной стороны, некое соединение блоков с различной системной логикой, с другой - развитие событий в стране происходит по принципу «двойного дна», когда на поверхности - одно, а начинка - совсем другая.
Отсюда - все эти возникающие  стереотипы в мировоззрении и действиях региональных элит, когда зачастую желаемое выдается за действительное, когда реальные процессы облекаются в рамки вынужденной необходимости и ведут к мифологизации всей общественной жизни в провинции. Избавиться от имеющихся и складывающихся стереотипов оказывается чрезвычайно трудно.
 
 
 
 
 
 
 
Анализ статьи С.А. Сергеева и А.Л. Салагаева «Новые маски, старые роли: трансформация провинциальной номенклатуры ТАССР в региональную правящую элиту Татарстана».
Статья «Новые маски, старые роли: трансформация провинциальной номенклатуры ТАССР в региональную правящую элиту Татарстана» рассказывает о молниеносной трансформации номенклатурных работников первого эшелона ТАССР в де-факто лидеров на территории современной республики Татарстан. Данное политическое преображение имело место быть в начале 90-х годов, впоследствии превратившись в удержание этой позиции бывшей номенклатурой в течение всего последующего времени и до наших дней.
Авторы статьи подробно разбирают  все периоды борьбы за власть в  республике между двумя «враждующими»  номенклатурными группировками  в период заката СССР. Детально описывается  процесс избрания и возвышения М. Шаймиева – человека, который затем 
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.