Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Самооценка и ревность

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 03.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 29. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


      ВВЕДЕНИЕ 

      Под самооценкой понимают процесс определения  личностью своих возможностей, психологических  качеств, то есть проведения оценки себя самой и своего места среди  других людей. Любое оценочное суждение о себе, о своих психологических  качествах и личностных свойствах основано на сравнении этих качеств и свойств с определенными образцами. Самооценка может быть адекватной, и тогда говорят о высоком, среднем или низком уровнях оценки, или неадекватной, и тогда определяют самооценку как завышенную или заниженную. Самооценка личности тесно связана с уровнем притязаний и мотиваций достижения успеха.
      Самооценка  относится к центральным образованиям личности, ее формирование происходит в процессе социализации, межличностного взаимодействия совместной деятельности людей. Выступая в качестве регулятора поведения и деятельности, самооценка в значительной степени определяет социальную адаптивность.
      Согласно  Никифорову Г.С. самооценка является основным структурным компонентом самосознания личности, играющим важную роль в самовоспитании и саморегуляции личности.
В ряде исследований была показана важная роль угрозы самооценке в возникновении  ревности, а также негативные связи  между самооценкой и ревностью.
      Ревность- это подозрительное отношение человека к объекту обожания, связанное с мнительными сомнениями в его верности, либо знании о его неверности.
      Феномен ревности многие ученые рассматривают  ни как самостоятельный феномен, а как компонент чувства любви  и используют понятие «зависть»  и «ревность» как синонимичные.
      Причиной возникновения ревности Е. Хетфилд и Г. Уоистер считают ущемленной гордость и сознание нарушения прав собственности. Виновником ревности традиционно считается сам объект ревности.
      Чувство ревности может проявляться уже  на первой стадии развития любовных отношений – воображение идеального любимого, платоническая любовь к человеку, похожему на идеал.
      Вторая  фаза характеризуется высокой интенсивностью страсти и пламенных чувств, которые  являются благоприятными условиями  для возникновения ревности. С  этим хорошо согласуется теория Д. Делиса о дисбалансе в любовных отношениях, по которой в период возникновения взаимной любви оба партнера одинаково обеспокоены тем, как относится к нему любимый человек, и оба опасаются потерять любимого. Однако в случае развития неуравновешенных отношений («парадокс страсти») у одного из партнеров (более вовлеченного в отношения по тем или иным причинам) развиваются мучительные чувства ревности из страха быть покинутым.
      Третья  фаза развития любовных отношений – период, когда чувства становятся более спокойными, родственными.
      Данную  тему можно считать достаточно актуальной, но она не является до конца разработанной. В настоящее время чрезвычайно  распространены взгляды о том, что  ревность, прежде всего проблема самого «ревнивца», в связи, с чем психотерапевтическая работа должна быть направлена на «перестройку» его (чаще ее) отношения к реальности на принятие реальности как таковой.
      Цель исследования: изучить взаимосвязь самооценки личности с феноменом ревности.
      Объект  исследования: феномен ревности и феномен самооценки.
      Предмет исследования: структура и виды ревности, структура самооценки.
      Гипотеза  исследования: предполагается взаимосвязь ревности и самооценки.
      Задачи  исследования:
      1)  Анализ литературных источников по феномену ревности.
      2) Теоретический анализ теорий  самооценки личности.
      3) Теоретический анализ классификации  и видов ревности.
      ГЛАВА 1. САМООЦЕНКА ЛИЧНОСТИ 
 

      1.1 Формирование личности
      Личность  – высшее интегральное понятие. Личность характеризуют, прежде всего, как система отношений человека к окружающей действительности. Ситуация развития человеческого индивида обнаруживает свои особенности на самых первых этапах. Главная из них  - это опосредованный характер связей ребенка с окружающим миром. Изначально прямые биологические связи ребенок – мать очень скоро опосредствуются предметами, мать кормит ребенка из чашки, надевает на него одежду и, занимая его, манипулирует игрушкой. Вместе с тем связи ребенка с вещами опосредствуются окружающими людьми: мать приближает ребенка к привлекающей его вещи, подносит ее к нему или отнимает у него. Словом, деятельность ребенка выступает как  реализующая его связи с человеком через вещи, а связи с вещами – через человека.
          В этой исходной ситуации развития  ребенка и содержится зерно тех отношений, дальнейшее развертывание которых составляет цепь событий, ведущих к формированию его как личности. Первоначально отношения к миру вещей и к окружающим людям слиты для ребенка между собой, но дальше происходит их раздвоение, и они образуют разные, хотя и взаимосвязанные, линии развития, переходящие друг в друга1.
          В онтогенезе эти переходы  выражаются в чередующихся сменах  фаз: фаз развития предметной  деятельности (практической и познавательной) – фазами развития взаимоотношений с людьми, с обществом. Но такие переходы характеризуют движение мотивов внутри каждой фазы. В результате и возникают те иерархические связи мотивов, которые образуют «узлы» личности…
          Действительную основу личности  составляет то особое строение  целокупных деятельностей субъекта, которое возникает на определенном этапе развития его человеческих связей с миром.
          Человек живет как бы во  все более расширяющейся для  него действительности. Вначале  это узкий круг непосредственно  окружающих его людей и предметов, взаимодействие с ними, чувственное их восприятие и усвоение известного о них, усвоение их значений. Но далее перед ним начинает открываться действительность, лежащая далеко за пределами его практической деятельности и прямого общения: раздвигаются границы познаваемого, представляемого им мира. Истинное «поле», которое определяет его действия, есть не просто наличное, но существующее – существующее объективно или иногда только иллюзорно.
      Знание  субъектом этого существующего  всегда опережает его превращение в определяющую его деятельность. Такое значение выполняет важную роль в формировании мотивов. На известном уровне развития мотивы сначала выступают, как только «знаемые», как возможные, реально еще не побуждающие никаких действий. Для понимания процесса формирования личности нужно непременно это учитывать, хотя само по себе расширение знаний не является определяющим для него; поэтому воспитание личности не может сводиться к обучению, к сообщению знаний2.
          Формирование личности предполагает развитие процесса целеобразования и развития действий субъекта.  Действия, все более обогащаясь, как бы перерастают тот круг деятельностей, которые они реализуют, и вступают в противоречие с породившими их мотивами. Явления такого перерастании хорошо известны и постоянно описываются в литературе по возрастной психологии, хотя и в других терминах; они-то и образуют так называемые кризисы развития – кризис трех лет, семи лет, подросткового периода, как и гораздо меньше изученные кризисы зрелости. В результате  происходит сдвиг мотивов на цели, изменение их иерархии и рождение новых мотивов – новых видов деятельности; прежние цели психологически дискредитируются, а отвечающие им действия или вовсе перестают существовать, или превращаются в безразличные операции.
          Внутренние движущие силы этого  процесса лежат в исходной  двойственности связей субъекта  с миром, в их двоякой опосредованности  – предметной деятельностью и  общением. Ее развертывание порождает  не только двойственность мотивации  действий, но благодаря этому также и соподчинения их, зависящие  от открывающихся перед субъектом объективных отношений, в которые он вступает. Развитие и умножение этих соподчинений, возникающих в условиях жизни человека в обществе, занимает длительный период, который может быть назван этапом стихийного, не направляемого самосознанием складывающейся личности. На этом этапе, продолжительность вплоть до подросткового возраста, процесс формирования личности, однако, не заканчивается, он только подготавливает рождение сознающей себя личности.
          В педагогической и психологической  литературе постоянно указывается  то младший дошкольный, то подростковый  возраст как переломные в этом  отношении. Личность действительно  рождается дважды: первый раз  – когда у ребенка проявляются в явных формах полимотивированность и соподчиненность его действий, второй раз – когда возникает его сознательная личность. В последнем случае имеется в виду какая-то особая перестройка сознания. Возникает задача – понять необходимость этой перестройки и то, в чем именно она состоит.
          Эту необходимость создает то  обстоятельство, что чем более  расширяются связи субъекта с  миром, тем более они перекрещиваются  между собой. Его действия, реализующие  одну его деятельность, одно отношение,  объективно оказываются реализующими и какое-то другое его отношение. Возможное несовпадение или противоречие их не создает альтернатив, которые решаются просто «арифметикой мотивов». Реальная психологическая ситуация, порождаемая перекрещивающимися связями субъекта с миром, в которые независимо от него вовлекаются каждое его действие и каждый акт его общения с другими людьми, требует от него ориентировки в системе этих связей. Иными словами, психическое отражение, сознание уже не может оставаться ориентирующим те или иные действия субъекта, оно должно активно отражать иерархию их связей, процесс происходящего подчинения и переподчинения их мотивов. А это требует особого внутреннего движения сознания.
          В движении индивидуального сознания, описанном  раньше как процесс взаимопереходов непосредственно-чувственных  содержаний и значений, приобретающих в зависимости от мотивов деятельности тот или иной смысл, теперь открывается движение еще в одном измерении. Если описанное выше движение образно представить себе как движение в горизонтальной плоскости, то это новое движение происходит как бы по вертикали. Оно заключается в соотнесении мотивов друг с другом: некоторые занимают место подчиняющих себе, другие как бы возвышаются над ними, некоторые опускаются до положения подчиненных или вовсе утрачивают свою смыслообразующую функцию. Становление этого движения и выражает собой становление связной системы личностных смыслов – становление личности.
          Формирование личности представляет  собой процесс непрерывный, состоящий из ряда последовательно сменяющихся стадий, качественные особенности которых зависят от конкретных условий и обстоятельств. Поэтому, прослеживая последовательное его течение, мы замечаем лишь отдельные сдвиги. Но если взглянуть на него как бы с некоторого удаления, то переход, знаменующий собой подлинное рождение личности, выступает как событие, изменяющее ход всего последующего психического развития3.
          Существуют многие явления, которые  отмечают этот переход. Прежде  всего, это перестройка сферы отношений к другим людям, к обществу. Если на предшествующих стадиях общество открывается в расширяющихся общениях с окружающими и поэтому в своих персонифицированных формах, то теперь это положение оборачивается: окружающие люди все более начинают выступать через объективные общественные отношения. Переход, о котором идет речь, и начинает собой изменения, определяющие главное в развитии личности, в ее судьбе4.
Одно  из изменений, за которыми скрывается новая перестройка иерархии мотивов, проявляется в утрате самоценности для подростка отношений в интимном круге его общения. Требования, идущие со стороны самых близких взрослых, сохраняют свою смыслообразующую функцию при условии, что они включены в более широкую социальную мотивационную сферу, в противном случае они вызывают явление «психологического бунтарства». Это вхождение подростка в более широкий круг общения вовсе не значит, что интимное, личностное как бы отходит теперь на второй план. Напротив, именно в этот период происходит интенсивное развитие внутренней жизни: наряду с приятельством возникает дружба, питаемая взаимной конфидентностью; меняется содержание писем, которые теряют свой стереотипный и описательный характер и в них появляются описания переживаний; делаются попытки вести интимные дневники и начинаются первые влюбленности.
          Более глубокие изменения отмечают  последующие уровни развития, включительно  до уровня, на котором личностный  смысл приобретает сама система  объективных общественных отношений,  ее выражения. Явления, возникающие на этом уровне, еще более сложны и могут быть по-настоящему трагическими, но и здесь происходит то же самое: чем более открывается для личности общество, тем более наполненным становится его внутренний мир.
          Процесс развития личности остается глубоко индивидуальным, неповторимым. Он дает сильные смещения по абсциссе возраста, а иногда вызывает социальную деградацию личности. Главное – он протекает совершенно по-разному в зависимости от конкретно-исторических условий, от принадлежности индивида к социальной среде.
          Вопреки своей распространенности, взгляд на личность как на  продукт биографии человека является  неудовлетворительным, оправдывающим  фаталистическое понимание его  судьбы. Взгляд этот допускает  возможность изменить что-то в человеке, но только ценой внешнего вмешательства, силой своей перевешивающего сложившееся в его опыте. Это – концепция примата кары, а не раскаяния, награды, а не действий, которые она венчает. Упускается главный психологический факт, что человек вступает в отношение к своему прошлому, которое по-разному входит в наличное для него – в память его личности. Толстой советовал: замечай, что помнишь, что не помнишь; по этим признакам узнаешь сам себя.
          Неверен этот взгляд потому, что  расширение действительности для человека происходит не только в направлении прошлого, но и в направлении будущего. Как и прошлое, будущее составляет наличное в личности. Открывшаяся человеку жизненная перспектива есть не просто продукт «опережающего отражения», а его достояние. В этом сила и правда того, что писал Макаренко о воспитательном значении ближних и дальних перспектив. То же и для взрослых.
          Личность создается объективными  обстоятельствами, но не иначе  как через целокупность его  деятельности, осуществляющей его отношения к миру. Ее особенности и образуют то, что определяет тип личности. Хотя вопросы дифференциальной психологии не входят в мою задачу, анализ формирования  личности, тем не менее, приводит к проблеме общего подхода в исследовании этих вопросов.
          Первое основание личности, которое  не может игнорировать никакая  дифференциально-психологическая концепция,  есть богатство связей индивида  с миром. Само собою, разумеется, что речь идет о действительных, а не об отчужденных от человека  отношениях, которые противостоят ему и подчиняют его себе. Психологически мы выражаем эти действительные отношения через понятие деятельности, ее смыслообразующих мотивов, а не языке стимулов и выполняемых операций. К этому нужно прибавить, что деятельности, составляющие основания личности, включать в себя также и деятельности теоретические и что в ходе развития круг их способен не только расширяться, но и оскудевать; в эмпирической психологии это называется «сужением интересов». Одни люди этого оскудения не замечают, другие жалуются на это как на беду.
          Другой параметр личности есть  степень иерархизированности деятельностей,  их мотивов. Степень эта бывает  очень разной, независимо от того, узко или широко основание  личности, образуемое его связи  с окружающим. Иерархии мотивов существуют всегда, на всех уровнях развития. Они и образуют относительно самостоятельные единицы жизни личности, которые могут быть менее крупными или более крупными, разъединенными между собой или входящими в единую мотивационную сферу. Разъединенность этих, иерархизированных внутри себя, единиц жизни создает психологический облик человека, живущего отрывочно – то в одном «поле», то в другом. Более высокая степень иерархизации мотивов выражается в том, что свои действия человек как бы примеривает к главному для него мотиву - цель, и тогда может оказаться, что одни стоят в противоречии с этим мотивом, другие прямо отвечают ему, а некоторые уводят в сторону от него.
      Иная  личность, с иной судьбой складывается, когда ведущий мотив-цель возвышается до истинно человеческого и не обосабливает человека, а сливает его жизнь с жизнью людей, их благом. В зависимости от обстоятельств, выпадающих на долю человека, такие жизненные мотивы могут приобретать очень разное содержание и разную объективную значительность, но только они способны создать внутреннюю психологическую оправданность его существования, которая составляет смысл и счастье жизни. Вершина этого пути – человек, ставший, по словам Горького, человеком человечества.
          Мы подходим к самому сложному параметру личности: к общему типу ее строения. Мотивационная сфера человека даже в наивысшем ее развитии никогда не напоминает застывшую пирамиду. Она может быть сдвинута, эксцентрична по отношению к актуальному пространству исторической действительности, и тогда мы говорим об односторонности личности. Она может сложиться как многосторонняя, включающая широкий круг отношений. Но и в том и в другом случае она необходимо отражает объективное несовпадение этих отношений, противоречия между ними, смену места, которое они в ней занимают5.
          Структура личности представляет  собой относительно устойчивую  конфигурацию главных, внутри  себя иерархизированных, мотивационных  линий. Речь идет о том, что  неполно описывается как «направленность  личности», неполно потому, что даже при наличии у человека отчетливой ведущей линии жизни она не может оставаться единственной. Служение избранной цели, идеалу вовсе не исключает и не поглощает других жизненных отношений человека, которые формируют смыслообразующие мотивы. Образно говоря, мотивационная сфера личности всегда является многовершинной.
          Многообразные отношения, в которые  человек вступает к действительности, являются объективно противоречивыми.  Их противоречия порождают конфликты,  которые при определенных условиях фиксируются и входят в структуру личности. Структура личности не сводится ни к богатству связей человека с миром, ни к степени их иерархизированности, ее характеристика лежит в соотношении разных систем сложившихся жизненных отношений, порождающих борьбу между ними. Иногда эта борьба проходит во внешне неприметных, обыденно драматических формах и не нарушает гармоничности личности, ее развития; ведь гармоническая личность не есть личность, не знающая никакой внутренней борьбы. Однако иногда эта внутренняя борьба становится главным, что определяет весь облик человека, - такова структура трагической личности.
          Предметно – вещественные «потребности  для себя» насыщаемы, и их  удовлетворение ведет к тому, что они низводятся до уровня условий жизни, которые тем меньше замечаются человеком, чем привычнее они становятся. Поэтому личность не может развиваться в рамках потребления, ее развитие необходимо предполагает смещение потребностей на созидание, которое одно не знает границ, как и всякое познание. Познание себя начинается с выделения внешних, поверхностных свойств и является результатом сравнения, анализа и обобщения, выделения существенного. Но индивидуальное сознание не есть только знание, только система приобретенных значений, понятий. Ему свойственно внутреннее движение, отражающее движение самой реальной жизни субъекта, которую оно опосредствует: мы уже видели, что в этом движении знания обретают свою отнесенность к объективному миру и свою действенность. Не иначе обстоит дело и в случае, когда объектом сознания являются свойства, особенности, действия или состояния самого субъекта; в этом случае следует различать знание о себе и осознание себя.
          Знания, представления о себе  накапливаются уже в раннем  детстве; в несознаваемых чувственных формах они существуют и у  высших животных. Другое дело – самосознание, осознание своего «я». Оно есть результат, продукт становления человека как личности. Представляя собой феноменологическое превращение форм действительных отношений личности, в своей непосредственности оно выступает как их причина и субъект6.
          Психологическая проблема «я»  возникает, как только мы задаемся  вопросом о том, к какой реальности  относится все то, что мы знаем  о себе, и все ли, что мы знаем  о себе, относится к этой реальности. Несовпадение «я» и того, что представляет субъект как предмет его собственного знания о себе, психологически очевидно. Вместе с ним психология, исходящая из органистических позиций, не способна дать научное объяснение этого несовпадения. Если проблема «я» и ставится в ней, то лишь в форме констатации существования особой инстанции внутри личности – маленького человечка в сердце, который в нужную минуту «дергает за веревочки». Отказываясь от того, чтобы приписывать этой особой инстанции субстанциональность, психология кончает тем, что вовсе обходит проблему, растворяя «я» в структуре личности, в ее интеракциях с окружающим миром. И все-таки она остается, обнаруживая себя в виде заложенного в индивиде стремления проникнуть в мир, в потребность «актуализации себя»7.
          Таким образом, проблема самосознания  личности, осознания «я» остается  в психологии нерешенной. Но это  отнюдь не мнимая проблема, это  проблема высокого жизненного  значения, венчающая психологию  личности. 
 
 
 

      1.2 Самооценка личности 

      Под самооценкой понимают процесс определения  личностью, своих возможностей, психологических  качеств, т. е., проведение оценки себя самой и своего места среди  других людей. Любое оценочное суждение о себе, о своих психологических  качествах и личностных свойствах основано на сравнении этих качеств и свойств с определенными образцами (эталонами). Такими образчиками для человека служат личностные особенности значимого другого или лиц, связанных с ним референтными отношениями. Суждения человека о себе во многом зависит от того, с какой группой он себя соотносит.
          Самооценка может быть адекватной, и тогда говорят о высоком,  среднем или низком уровнях  оценки, или неадекватной, и тогда  определяют самооценку как завышенную  или заниженную. Самооценка личности тесно связана с уровнем притязаний и мотивацией достижения успеха в различных видах деятельности.
          Уровень притязаний личности  – это стремление к достижению  цели той степени сложности,  на которую человек считает  себя способным.
          Люди, обладающие реалистическим  уровнем притязаний, отличаются  уверенностью, настойчивостью в  достижении своих целей, большей  продуктивностью по сравнению  с людьми, уровень притязаний  которых неадекватен их способностям  и возможностям.
          Расхождение между притязаниями и реальными возможностями человека ведет к тому, что он начинает неправильно себя оценивать, его поведение становится неадекватным, возникают эмоциональные срывы, повышенная тревожность. Из этого следует, что уровень притязаний тесно связан с самооценкой личности и мотивацией достижений успехов в различных видах деятельности.
          Согласно К. Роджерсу, высокая,  «забегающая вперед» самооценка  необходима для личностного роста,  для реализации своего врожденного  потенциала «быть полностью функционирующей личностью», «следовать своей истинной природе». В то же время люди с неадекватной завышенной самооценкой ставят перед собой цели более высокие, чем те, которых они могут достичь. К себе они не критичны. Считают себя самыми лучшими людьми, умными и добрыми. К окружающим относятся пренебрежительно, низко оценивают их способности и возможности. В коллективе такие люди часто бывают причинной конфликтных ситуаций. Чертами их характера становятся зазнайство, высокомерие, стремление к превосходству, неуважительное, грубое отношение к окружающим8.
          Люди с низкой самооценкой  ставят перед собой цели более  низкие, нежели те, которые могли  бы быть достигнуты, преувеличивают  значение неудач. Им свойственны  такие черты, как нерешительность, боязнь, обидчивость, придирчивость, чрезмерная совестливость, конфликтность. Однако человек с низкой самооценкой, - как отмечает М. К. Тутушкина, - легче поддается влиянию других людей и имеет больше шансов прийти к адекватной самооценке, чем человек с завышенной самооценкой.
          Согласно Г. С. Никифорову, самооценка  является основным структурным  компонентом самосознания личности, играющим важную роль в воспитании  и саморегуляции личности. В структуре  самооценки  можно выделить два  компонента: когнитивный (знание о себе на основе фактов, доводов, анализа, сравнения, суждений и умозаключений) и эмоциональный (отношение к себе, удовлетворенность, одобрение, раскаяние). Объектом самооценки могут выступать любые проявления психической сферы человека (процессы, состояния, свойства), совершаемые им поступки и действия.
         Анализ причин определения неадекватной (неверной) самооценки из-за влияния  субъективных индивидуально-психологических  особенностей человека и объективных  факторов внешней среды привел Г. С. Никифорова к заключению о первостепенной роли самоконтроля в обеспечении надежности самооценки. Это положение является важным с точки зрения обеспечения надежности профессиональной деятельности. Проследим взаимозависимость и взаимообусловленность категорий «самоконтроль» и «самооценка» на примере феномена «уверенность – неуверенность».
          В основе самоуверенности лежат  неадекватно завышенные притязания  личности, неправильная самооценка  своих возможностей. Самоуверенность  проявляется в совокупности с недостаточно выраженным самоконтролем, недисциплинированностью, конфликтностью. Она способствует принятию поспешных, необоснованных, безответственных решений, утрате разумного чувства опасности, необходимой осторожности и, как следствие, совершению ошибочных действий, рискованных поступков. Ввиду этого «самоуверенность выступает как профессионально негативное качество, ведущее к снижению безопасности и надежности деятельности». Самоуверенность является следствием переоценки достигнутых субъектом субъективных успехов, незаслуженно адресованных ему похвалы и поощрения. В результате этого происходит своеобразный дисбаланс во взаимосвязи механизмов самооценки и самоконтроля9.
          Ничем не обоснованная, чрезмерная  неуверенность в себе является другой крайностью. Неуверенность как устойчивое качество личности основывается на неадекватно заниженной самооценке реальных возможностей. Г. С. Никифоров приходит к заключению: «Недостаток уверенности в себе является серьезным противопоказанием к овладению рядом профессий, особенно связанных с работой в сложных условиях деятельности, требующих от человека умения под воздействием ориентированных факторов сохранять профессиональную надежность, быстро ориентироваться в обстановке и принимать ответственные решения».
          Уверенность как положительное  свойство личности формируется  в процессе воспитания и самовоспитания, профессионального обучения и  самообучения. Уверенность – важнейшее  профессиональное качество личности, развитие которого связано с  формированием адекватной самооценки. Уверенный в себе человек правильно определяет свои способности и возможности, его отличают такие личностные качества, как решительность, твердость, умение находить и принимать логические решения. Он уделяет должное внимание и самоконтролю над своими действиями и поступками, обращаясь к этому феномену каждый раз, когда это необходимо, руководствуясь прошлым профессиональным опытом и чувством ответственности за порученное дело10.
          Уверенность или неуверенность,  уравновешенность или неуравновешенность, доброжелательность или недоброжелательность и другие качества личности могут быть определены с помощью локуса контроля. Локус контроля (локализация контроля) представляет собой личностное качество, характеризующее склонность человека приписывать ответственность за результаты своей деятельности либо внешним силам (и тогда этот локус контроля называется экстернальным, т. е. внешним), либо собственным способностям и усилиям (и тогда он называется интернальным, т. е. внутренним).
          При внешнем локусе контроля  у человека формируются такие  черты характера, как неуверенность  в своих способностях, неуравновешенность, стремление отложить дела на  неопределенный срок, тревожность,  подозрительность, склонность к  конфликтам.
          При внутреннем (интернальном) локусе  контроля людям присущи такие  черты, как уверенность в себе, последовательность и настойчивость  в достижении поставленных целей,  склонность к самоанализу, уравновешенность, общительность, доброжелательность, независимость. Внутренний локус контроля считается социально одобряемой ценностью.
          Локус контроля является устойчивым  свойством личности индивида, формирующимся  в процессе социализации личности.
          Важнейшая роль в механизме  контроля и самооценки принадлежит Я-концепции. Она включает в себя не только восприятие того, каким человек является, но также и каким он хотел бы быть. Таким образом, есть Я в личном представлении о себе и Я идеальное. Большим подспорьем в оценочном процессе явилась разработанная У. Стефансоном, последователем К. Роджерса, методика «Q – сортировки». Она представляет собой эмпирический метод определения того, каким человек представляет самого себя и каким хотел бы быть.
          Самооценивание индивида играет  большую роль в саморазвитии и самовоспитании личности. Осуществляя самовоспитание, человек, по выражению В. С. Безруковой, «самообразуется». В нем включаются механизмы, помогающие приобретать знания, умения и навыки, самостоятельно осуществлять творческую деятельность. Таким образом, самообразование – это система самоорганизации по освоению опыта поколений, и она направлена на собственное развитие.
          Основными методами и приемами  самооценки личности являются  самонаблюдение, самоанализ, сравнение,  рефлексия, тестирование (использование психодиагностических методик и техник). Под рефлексией понимается самоанализ, осмысление, оценка предпосылок, условий протекания собственной деятельности, внутренней жизни человека. От самооценки личности зависит характер взаимоотношений, требовательность к себе и другим, критичность, отношение к успехам и неудачам, уровень рефлективности. Самооценка оказывает значительное влияние на эффективность личности в целом и на уровень рефлективности, является одним из основных регуляторов поведения человека. Без самооценки немыслим процесс самоактуализации личности, под которым понимается стремление человека к наиболее полному выявлению и развитию своих личностных возможностей.
          Самооценка относится к центральным  образованиям личности, ее формирование происходит в процессе социализации, межличностного взаимодействия в совместной деятельности людей. Выступая в качестве регулятора поведения и деятельности, самооценка в значительной степени определяет социальную адаптивность (социальную адаптацию и дезадаптацию личности). 
 
 

      1.3 Самосознание: самооценка и рефлексия
          Самосознание предполагает осознание  своего «Я» во всем многообразии  индивидуальных особенностей, выделение  себя из окружающего мира и  представление о себе в сопоставлении с другими людьми. Оно помогает человеку сохранить себя и свое «Я», а также регулировать всю сложную систему внутреннего психического мира. Самосознание включает три главных компонента: самопознание, самооценку и самовоспитание.
          Развитие самопознания начинается с процесса познания себя через сравнение с другими. Это очень ярко проявляется у детей, которые остро реагируют на оценку их качеств путем сопоставления с другими детьми: лучше Пети, хуже Васи. Обычно они хотят знать, в каком конкретном случае они лучше Пети и хуже Васи. Самопознание по типу «я и другой человек» сохраняется у человека на всю жизнь, носит очень эмоциональный характер и зависит от правильности оценки им других людей, а также от мнения окружающих о нем. Этот тип самопознания очень неустойчив, ситуативен и может служить источником конфликтных ситуаций, особенно если человек возомнит, что он всегда лучше других.
          Очень важно в развитии самопознания  перейти на другой, более высокий  уровень сравнения – себя  с самим собой, по типу «я и я». Человек должен научиться оценивать свои качества, поступки, сопоставлять, каким он был вчера и какой он сегодня: совершил смелый, решительный поступок или, наоборот, струсил. В этом может помочь развитие внутренних приемов самонаблюдения и самоанализа. Настоящая, конструктивная самокритика всегда должна вестись не на уровне «я и другой», а на уровне «я и я». Для самопознания необходимо обладать хотя бы элементарной психологической грамотностью.
          На основе самопознания у человека вырабатывается определенное эмоционально-ценностное отношение к себе, которое выражается в самооценке. Самооценка предполагает оценку своих способностей, психологических качеств и поступков, своих жизненных целей и возможностей их достижения, а также своего места среди людей. Самооценка может быть заниженной, завышенной и адекватной. Определить ее поможет следующий тест.
      Одним из важнейших механизмов саморегуляции  является также рефлексия, представляющая собой механизм отражения личностных смыслов и принципов действий посредством установления связей между конкретной ситуацией и мировоззрением личности. Именно рефлексия выводит человека из сиюминутного временного пространства, заставляя его обратиться к прошлому с целью отражения в сознании уже происшедших событий, находясь «над ситуацией». Под час временной интервал между действием и его отображением, осознанием так мал, что может создаться впечатление, что они происходят одновременно. Поэтому рефлексию рассматривают как способность человека совершать какие-либо действия или поступки и при этом фиксировать в сознании каждую деталь, т. е. одновременно быть «исполнителем» действия и его «наблюдателем».
          Рефлексия – это отображение,  фиксация в сознании определенных  элементов опыта. Но фиксация  как прошлых ошибок, так и неудач сама по себе является не более чем обыкновенной «умственной жвачкой», неким холостым ходом мышления, не влияющим на принятия решений о поведении в будущем. Важно, чтобы человек не только фиксировал какие-либо события, но и включал результаты их отображения в процессы самоконтроля и саморегуляции. Если продукты рефлексии используются только для самоконтроля, следования предписанным образцам, то активизируется контрольная функция рефлексивного механизма; если же в процессе сличения образец подвергается моделированию, изменению, то работает конструктивная функция рефлексивного механизма. Позвав и оценив себя, человек может сознательно управлять своим поведением и заниматься самовоспитанием. В психологической литературе понятия «саморегулирование» и «самоуправление» часто употребляются как синонимы11.
          Г. С. Никифоров под психическим  самоуправлением понимает сознательное  воздействие человека на свою  психическую деятельность, собственное  поведение с целью сохранения  или изменения характера их протекания. Вместе с тем он разделяет по смыслу самоуправление и саморегулирование. Особенностями самоуправления являются конкретизация мотивов поведения и деятельности, постановка целей, выбор путей их достижения. Самоуправление для человека – это решение вопросов о том, что и как делать, а саморегулирование – исполнение того, что было намечено. Переход от самоуправления к саморегулированию – это переход от замысла, идеи к воплощению их в жизнь. Если саморегулирование подчинено, как правило, решению задач ближайшего будущего, то самоуправление может быть нацелено на более долгосрочную перспективу: выбор жизненного пути, постановку задач самосовершенствования, конкретизацию идей самовоспитания.
          Саморегуляция человека очень  тесно связана с развитием умственной активности и пластичности, т. е. умением настраивать свое поведение в изменяющихся условиях.
          Ф. Зимбардо предложил методы, которые помогут преодолеть низкую  самооценку и сформировать ощущение  уверенности в себе 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      ГЛАВА 2. ФЕНОМЕН РЕВНОСТИ 

      2.1 Психология ревности
      Причиной  возникновения ревности Е. Хетфилд и Г. Уоистер считают чувство ущемленной гордости и сознания,  нарушения прав собственности. Если исходить из образцов классической литературы, то ревность до добра не доводит. Однако, как мы знаем, искусство в силу законов жанра обречено обитать лишь в пространстве нашего воображения. А как же в реальной жизни? По данным полиции Детройта,  в начале 1970-х годов мотивы почти 1/6 убийств были связаны с ревностью.
         За последние 20 лет предлагались разные модели описания причин и механизма ревности, включая понимание ревности как «эволюционно-обусловленной» реакции, черты личности, результата воспринимаемого несоответствие в ценности взаимоотношений, как социокультурного явления и, наконец, как защита самооценки в близких партнерских отношениях. Только первая из этих моделей в какой-то степени перекликается с теорией врожденного «эдипова комплекса» у Фрейда, порождающего неизбежную ревность к родителю своего пола, остальные же теории рассматривают ревность как продукт или характеристику достаточно сложного социального взаимодействия.
          П. Сэловей считал, что угроза  самооценке является центральным  фактором возникновения ревности. В соответствии с моделью поддержания самооценки, угроза ей вызывает негативное эмоциональное состояние, которое побуждает индивида сохранить действие угрожающего фактора. Степень угрозы, в свою очередь, согласно теории Тессера, зависит от того, насколько угроза затрагивает наиболее важные области и атрибуты Q-концепции и самооценки человека, что отслеживается на основе процесса сравнения и выражается в переменных исполнения и близости:
          а) исполнение представляет  качество  поведения или важной характеристики, приписываемой объекту сравнения (чем выше уровень исполнения, тем более угрожающим оказывается сравнение для самооценки);
          б) близость представляет степень  психологической интимности во  взаимоотношениях, подвергаемых угрозе (чем больше близость, тем в  большей степени вмешательство успешного третьего лица может представить угрозу)12.
          В исследование Бринша было  доказано, что интенсивность переживаний  ревности не является внутриличностной  или межличностной константой. Скорее, индивиды испытывают различные степени ревности, когда их партнеры уделяют внимание другим индивидам. Если ревность действительно основана на поддержание самооценки и является выражением поддержания самооценки, то участники должны сообщать о большей ревности в том случае, если соперник (соперница) выделяются именно в той области, которую человек считает наиболее важной для описания себя.
          В ряде исследований была показана  важная роль угрозы самооценке  в возникновении ревности, а так  же негативные связи между  самооценкой и ревностью, что позволило выдвинуть гипотезу о том, что опосредующее влияние характеристик соперника(цы) на интенсивность переживаемой ревности окажется в соответствии с моделью поддержания самооценки, то есть чем выше способности соперника(цы) в значимой для участника сфере, тем, соответственно, выше угроза для самооценки и тем сильнее ревность13.
          При проверке этой гипотезы  в исследовании Ди Стэно и  Сэловея оценивалась степень  предпочтения той или иной  сферы способностей (интеллектуальные, физические качества или популярность) по 15-пунктному опроснику, где  каждой из трех сфер было посвящено по пять утверждений, с 7-бальной ликертовской шкалой; а также уровень ревности на основе предложенной проектированной ситуации флирта соперницы(ку) с партнером участника исследования с предложенными тремя профилями сопернику (ков) («умных», «хорошо сложенных» и «популярных»), которые предъявлялись в случайном порядке. При этом уровень чувства по отношению к сопернице(ку) определялась с помощью 11 прилагательных, оцениваемых по 9-бальной шкале и описывающих эмоциональные состояния, связанные с чувством ревности («подозрительность», «ревность», «отвержение», «вред», «тревога», «гнев», «угроза», «печаль»).
          Выяснилось, что большую ревность  участники испытывали именно к сопернику, обладавшему теми способностями, которые считали для себя важными участники, но чаще обозначались лишь как те способности, которые больше нравятся партнеру. Особенно часто, таким образом, оправдывались свою ревность женщины. При этом вне ситуации, вызывающей ревность, те же соперники оценивались выше, чем те, кто обладал менее значительными способностями. Результаты подтвердили гипотезы  исследователей и, тем самым, обоснованность теории ПС для понимания механизмов порождения ревности. Интенсивность ревности была выше именно к тем соперникам, которые отличались в более значимой для участников области способностей, где участники оценивали себя достаточно высоко. Тем самым именно конкурентно – способность по отношению к участникам создавал угрозу самооценки, и приводила к усилению ревности.
          Вид исследователей ревности  считают  необходимым различать  когнитивную и поведенческую  ревность или выражение ревности  и переживание ревности. В то  же время в наиболее часто  используемой шкале ревности ДГС (Dispotional Gealousy Scale) такого различия не проводится. 

      2.2 Ревность к объекту  сексуальной любви
          Особое положение занимает ревность, проявляемая во взаимоотношениях  между полами. Она связана с  чувством любви и поводом для  нее служит тот фактор, что кто-то любит не нас, а другого (или делает вид, чтобы раззадорить и помучить партнера). В этом случае собственное достоинство любящего становится уязвленным, оскорбленным. Эта ревность переживается особенно остро. Стоит только человеку представить, что его возлюбленный встречается с ним, а с кем-то другим, как он начинает испытывать невыносимую душевную боль. В такие моменты человек пронизывает мысль, что он навсегда лишился чего-то очень ценного, что его бросили, предали, что он никому не нужен, а его любовь оказалась бессмысленной. Возникающее сознание своего одиночества и внутренней опустошенности сопровождается разочарованием, досадой, гневом. В подобном состоянии человек не способен вести себя рационально. Ревность преследует его повсюду. «Как сон, неотступный и грозный, мне снится соперник счастливый и тайно и злобно кипящая ревность пылает, и тайно и злобно оружие ищет рука»14.
          Прогуливаясь с любимым человеком,  ревнующий подозрительно озирается;  он не позволяет любимому прихорашиваться, поскольку считает, что это может служить приманкой для ненавистного соперника. Он старается никогда не упускать из виду любимого человека, а если расстается, то поручает друзьям следить за ним и даже нанимает частного сыщика.
          Ревность связана с имевшейся ранее уверенностью человека в любви близкого человека и с его представлениями, что только он вправе обладать им. Результатом этого является посягательства на личную свободу любимого, деспотизм, подозрительность. Нередки эффективные вспышки ревности, могущие привести к трагическим последствиям15.
          Вследствие ревности любовь переходит  в ненависть. Тогда человек  стремится любым способом применить  страдания, оскорбить и унизить  любимого им человека. Подобная  ненависть часто остается подавленной и проявляется в виде измывательства над возлюбленным. 

      2.3 Классификация ревности  по А. Н. Волковой 

      По критерию нормы (нормальные и патологические);
      По содержательному критерию (аффективные, когнитивные и поведенческие);
      По типу переживания (активные и пассивные);
      По интенсивности (умеренные, глубокие и тяжелые).
          Нормальные, непатологические реакции  отличаются адекватностью ситуации, понятные многим людям, подотчетны  субъекту, нередко контролируются  им. Патологическая ревность имеет  противоположные характеристики.
          Когнитивные реакции выражаются  в стремлении анализировать факт  измены, искать ее причину, искать  виновного (я – партнер –  соперник), выстраивать прогноз ситуации, прослеживать предысторию, т.  е. создавать картину события. Когнитивные реакции выражены у лиц астенического склада, интеллектуалов.
          Аффективные реакции выражаются  в эмоциональном переживании  измены. Наиболее характерные эмоции  – отчаяние, гнев, ненависть и  призрение к себе и партнеру, любовь и надежда. В зависимости от типа личности аффективные реакции протекают на фоне меланхолической депрессии. Преобладание аффективных реакций наблюдается у людей художественного склада.
          Поведенческие реакции выступают,  как пишет Волкова, в виде  борьбы или отказа. Борьба выражается в попытках восстановить отношения, удержать партнера, устранить соперника, затруднить встречи с ним, привлечь внимание к себе. При отказе связь с партнером обрывается или приобретает характер дистантный, официальный.
         При активных реакциях, характерных для стеничных и экстравертированных личностей, человек ищет нужную информацию, открыто выражает свои чувства, стремиться вернуть партнера, соревнуется с соперником. При пассивных реакциях астеничные и интровертированные личности не предпринимают настойчивых попыток повлиять на отношения, ревность протекает внутри человека.
          Острые и глубокие реакции  ревности являются результатом  полной неожиданности измены  на фоне благополучного супружества.  Измена больше ранит доверчивого и преданного человека. Ревность становится затяжной, если ситуация не разрешается, партнер ведет себя противоречиво, не принимает определенного решения.
          Волкова отмечает, что усилению  реакции ревности способствует:
      1) инертные психические процессы, затрудняющие сознание, реагирование и действие в данной ситуации;
      2) идеалистический настрой, при котором человек не допускает никаких компромиссов в любовной жизни;
      3) выраженное собственническое отношение  к вещам и лицам;
      4) завышенная или заниженная самооценка; при завышенной самооценке наблюдается деспотичный вариант переживания ревности, при заниженной – человек остро переживает собственную неполноценность;
      5) одиночество, бедность межличностных  связей, при которой партнера  некем заменить;
      6) чувствительность человека к  предательствам разного рода  в иных партнерствах;
      7) сильная зависимость от партнера  в достижении каких-либо жизненно  важных целей.
      Как отмечает П. Куттер, проявление агрессии при ревности зависит от пассивности  или активности любви. Мужчина, если он надеялся, что, оставаясь пассивным, будет окружен любовью женщины, агрессивно относится именно к ней, а не к сопернику. Если же он любит женщину активно, т. е. если его любовь является ярко выраженным чувством, то он преследует соперника16. 

      2.4 Виды ревности
      В настоящее время в психологии существуют следующие виды ревности:
      - тираническая;
      - от ущимленности;
      - обращенная;
      - привитая;
      - собственническая;
      - мужская;
      - женская;
      - детская.
          1) Тираническая ревность возникает  у упрямых, деспотичных, самодовольных, мелочных, эмоционально холодных и отчужденных субъектов. Такие люди предъявляют окружающим очень высокие требования, выполнить которые бывает трудно или вовсе невозможно и не вызывают у сексуального партнера не только сочувствия, но и приводят к охлаждению во взаимоотношениях. Когда такой деспотичный субъект пытается найти объяснение этому охлаждению, то причину ее он видит не в себе, а в партнере, «у которого возник посторонний интерес, наклонность к неверности». В художественной литературе можно найти немало ревнивцев этого типа: Алеко («Цыгане» А. С. Пушкина), Арбенин («Маскарад» М. Ю. Лермонтова)17.
          2) Ревность от ущемленности самолюбия  проявляется у людей с тревожно  – мнительным  характером, с низкой  самооценкой, неуверенных в себе, легко впадающих в тоску и отчаяние, склонность преувеличивать неприятности и опасности. Неуверенность в себе, чувство собственной неполноценности заставляет его видеть соперника в каждом встречном. И если ему покажется, что партнер не проявил к нему должного внимания, у него сразу возникают сомнения, подозрение относительно верности любимого человека. Примером такого ревнивца является Позднышев в «Крейцеровой сонате» Л. Н. Толстого18.
          3) Обращенная ревность представляет  результат собственных тенденций в неверности, ее проекция на партнера. Ход рассуждений ревнующего такой: раз помыслы о супружеской неверности имеются у него, то почему они не могут быть и других, в том числе и у его партнера? Обычно обращенная ревность возникает на месте угасшей любви, так как сохраняющаяся любовь редко сочетается с мечтами о других сексуальных партнерах. Данный вид ревности наиболее бытовой.
          4) Привитая ревность является  результатом внушения со стороны,  что все мужчины (женщины) одинаковые, намеков по поводу неверности супруга. Ярким примером такого ревнивца является Отелло, которого настроил против Дездемоны Яго19
          5) Собственническая ревность. Ее  девиз: «Вещь всегда должна  принадлежать своему хозяину». Этот  тип ревности обязательно связан с сильными переживаниями измены партнера с угрозой разрыва отношений. Возможны следующие причины собственнической ревности: она может быть спровоцирована  изменой или подозрительным поведением партнера, вызвана охлаждением чувств любимого, отсутствием информации о нем, разлукой, компрометирующей информацией. Достаточное имеет место беспочвенная ревность, по поводу которой супруги обращаются в психологические консультации. Следует также иметь в виду, что не каждая ситуация даже реальной измены вызывает сильное чувство ревности партнера. К тому же ревность может существовать и без любви. Развитию собственнической ревности в сильной степени способствует определенные черты характера, такие как властолюбие, любовь к «порядку во всем» и просто неумение уважать личность другого человека.
          6) Мужская ревность часто проявляется  как результат традиционного  преимущественного права мужчин  перед женщиной, мужчины чаще  падают на развод по причине  измены жены, хотя в целом мужчины  изменяют чаще.
          7) Женская ревность имеет свою  социально-биологическую основу. «Средний  мужчина, - пишет Д. Майерс, - в течение  своей жизни вырабатывает триллионы  сперматозоидов, которые биологически  обходятся намного дешевле яйцеклеток. Более того, за то время, пока женщина вынашивает одного зародыша и затем вскармливает родившегося ребенка, мужчина может распространять свои гены, оплодотворяя многих женщин. Поэтому женщина с осторожностью тратит свои репродуктивные ресурсы, подыскивая партнера по признакам здоровья и процветания. Таким образом, утверждают эволюционисты, самцы стремятся к количеству, а самки – к качеству». К этому можно добавить, что в период беременности и кормления женщина напрямую тратит свои ресурсы – происходят изменения в крови, костях, органах матери. С каждой беременностью организм разрушается. В период воспитания ребенка профессиональные интересы женщины оттеняются приоритетностью интересов детей20
          Вынашивание и вскармливание  ребенка имеет обязательным условием  защиту и помощь отца, природой женщине вручено право полагаться на его преданность, поэтому озабоченность ответственными чувствами мужчины у женщины социально и биологически обусловлено в пору ухаживания и первых лет брака. Считается, что в эти периоды женщина более ревнива. Она не свободна от этих чувств в той мере, как не свободна от природного желания иметь детей – это не вина, а, скорее слабость.
          Можно было бы заметить, что  в помощи мужчины – отца  заключается не столько потребность  (необходимость) самой женщины – одинокие женщины, по статистике, более здоровы, финансово обеспечены и располагают большим досугом, чем замужние и матери – одиночки – сколько потребность человечества в целом. Женщины могут не выходить замуж, не рожать и не воспитывать детей (эти тенденции становятся все более выраженными). Но вряд ли люди (совокупности мужчин и женщин) способны осознанно смериться с собственной бесперспективности, отсутствием будущего. Вслед за взаимным отказом от  ответственности друг за друга, за детей и за семью неизбежно наступает распад отношений. Образно можно сказать, что женщины дольше «держат линию фронта» в ответственности за семью – возможно, в этом есть что-то природное.
          Различия между полами касается  и особенностей «направленности»  ревности. «Мужчины больше всего ревнуют, когда их партнерша занимается сексом с кем-то еще. Женщины испытывают наибольшую ревность, когда их партнер эмоционально привязывается к другой. Психологи – эволюционисты считают, что эти гендерные различия отражают естественную обеспокоенность мужчин по поводу достоверности их отцовства и естественную потребность женщин  в заботе со стороны их партнера».
          8) Детская ревность. Как пишет  П. Куттер, в детстве все испытали  эмоциональные переживания, связанные  с ревностью. Сначала ребенок любит свою мать и отца пассивно, при этом скоро он начинает понимать, что не всегда может добиться от них ответного чувства: ведь даже самая нежная мать и самый заботливый отец время от времени оставляют ребенка ради друг друга. Это убеждает ребенка, что всякий раз, когда он желает, чтобы кто-нибудь его любил, он рискует оказаться брошенным21.
          А. Валлон (1949, 1990) описывает проявление  ревности у маленьких детей.  Первые реакции ревности наблюдаются  уже у девятимесячных детей.  Они примитивны и стереотипны. Ребенок кричит, плачет, дрыгается, когда он видит, как мать подходит к другому ребенку, берет его на руки. Реже ребенок ревнует к взрослому, например, когда мать делает вид, что обнимает отца. Ребенок может ревновать и к кукле, он бросает ее, если видел, как ее гладили родители. В десять месяцев видя, как мать кладет голову отцу на плечо, старается всунуться между ними.
          В возрасте один год и девять  месяцев девочка не хочет, чтобы  шили платье ее кукле. В возрасте  два с небольшим года враждебные действия в связи с ревностью уже сдерживаются, вместо них появляются переживания, обида, надувание щек.
          Затем в возрасте от двух  с половиной до пяти лет  ревность появляется при наличии  у ребенка уже активной любви  к родителям, которая оказывается ими «неразделенной»: мать или отец не ответили ему взаимностью, не отнеслись к его чувствам с желаемым трепетом. Ребенок чувствует себя отвергнутым, изолированным, выставленным за дверь дома, в котором наслаждаются любовью и счастьем другие. Этот опыт закладывает основы для всех последующих невротических расстройств и других психопатологий у данного человека.
          У мальчиков возникает позитивный  «эдипов комплекс». Он проявляется  в сексуальном влечении к матери  и в ревности к отцу, которого мальчик начинает рассматривать как соперника в борьбе за мать, не смотря на имеющиеся к нему нежные чувства. Возможен и негативный эдипов комплекс, когда у мальчика возникает любовь к отцу и ненависть к матери. Иногда обе формы сочетаются и возникают амбивалентное отношение к родителям.
          У девочек возникает комплекс  Электры. У них возникает сексуальное  влечение к отцу и ревность  к матери, которая рассматривается  как соперница. Как и у мальчиков  этот комплекс может быть позитивным, негативным (любовь к матери и ненависть к отцу) и смешанным.
         У детей ревность возникает  и по отношению к своим братьям  и сестрам. Для первенца появление  второго ребенка в семье является  серьезным испытанием. Ведь старший  ребенок лишается монопольного права на внимание и восхищение родителей. Одинаковый пол детей и небольшая разница в возрасте (два – три года) увеличивают вероятность появления ревности и соперничества за внимание матери. Однако на сколько разовьется эта ревность, зависит от чуткости родителей, их умения показать старшему, что по-прежнему он желаем и необходим для них.  

      2.5 Причины ревности
          В настоящее время чрезвычайно  распространены взгляды о том,  что ревность, прежде всего проблема  самого «ревнивца» в связи,  с чем психотерапевтическая работа должна быть направлена на «перестройку» его (чаще ее) отношения к реальности, на принятие реальности как таковой.
          В проблеме супружеской ревности  можно  выделить несколько  аспектов:
          1) Личностные особенности «субъекта ревности» («ревнивца»). Известно, что более тревожные, эмоционально неустойчивые, а также имеющие низкую самооценку люди более подвержены переживаниям, сомнениями в своей привлекательности, в возможном охлаждении чувств любимого человека, что может перекликаться и с их сомнениями в собственной компетентности и в других сферах.
          2) Личностные особенности «объекта  ревности» (того, кого ревнуют). Люди  сильно различаются по «способности  вызывать ревность у партнера».  Так, человек очень активный, постоянно завязывающий знакомства с противоположным полом, склонный ко лжи и со слабо развитыми моральными устоями, но зато живой и независимый в поведении обычно оказывается «объектом ревности». Вполне возможно, что эта ревность будет небезосновательна, так как он реально «заслуживает недоверие», то есть вступает во внебрачные связи. Один из вариантов подобного «типажа» подробно рассмотрен Д. Денисом под названием «искатель приключений»22.
         Виновником ревности традиционно  считался сам объект ревности  и в христианском понимании. «Но муж  да не поступает так, чтобы на него достойно падало подозрение. Скажи мне, зачем ты на целый день отдаешь себя друзьям, а жене только на вечер? Поступая так, ты не можешь отклонить подозрение. И если жена обвиняет тебя, не обижайся – это дело дружбы, а не дерзости, это обвинения пламенной любви, горячего расположения и опасения. Она боится, чтобы кто не украл ее ложа, чтобы кто не отнял у нее высшего блага, не лишил ее главы» (св. Иоанн Златоуст, цитата).  При этом святитель Иоанн внушал мужьям и женам, что они не должны подозревать друг друга по одним словам или слухам и вообще по каким-либо ничтожным причинам, а тем более не должны ни сами, ни через посторонних людей следить друг за другом, чтобы по легкомыслию или неразумной мнительности не разрушать своего супружеского счастья. 
          3) Соотношение личностных свойств  возможных «субъекта» и «объекта»  ревнивца. Собственно, здесь речь  идет о совместимости партнеров  относительно возникновения –  отсутствия чувства ревности. Так, союз даже очень тревожного «субъекта» с человеком, у которого выработаны нравственные нормы, и при этом не очень общительного, чье поведение вполне понятно и предсказуемого (что немаловажно для стабильных супружеских отношений), может быть вполне гармоничным, можно сказать, что даже очень неуверенный в себе человек не будет (или почти не будет) ревновать своего партнера (партнершу), который «не дает повода» для ревности. В то же время союз человека легкоранимого с партнером, который не считается с чувствами окружающих, при этом активного в отношениях с противоположным полом, нередко флиртующего на глазах у партнера, оказывается очень тяжелым для первого из них.
          В свою очередь, брак активного  мужчины со спокойной уверенной  в себе женщиной на основе трезвых соображений (брак по расчету – «мы живем ради детей», например), а не пламенных чувств может и не вызвать у нее особой ревности даже при явных признаках измен супруга, так как ее брачный мотив рационалистичен – жизнь в семье, трезвое осознание того, что брак все же в ее ситуации лучше, чем развод. В этом случае возможно даже некоторое манипулирование мужем путем продуцирования у него постоянного чувства вины.
          4) Влияние «ситуации». Речь идет  о так называемом дисбалансе  объективных обстоятельств, когда один из партнеров ведет вынужденно более замкнутый образ жизни (например, жена, ухаживающая дома за маленькими детьми, или безработный муж), а другой супруг имеет полную свободу – вплоть до поездок в другие страны. В этом случае партнер, в жизни которого мало впечатлений и событий оказывается более вовлечен в эмоциональные отношения со своим супругом (нуждается в большем общении с ним и вследствие этого может быть склонен к большей ревности).
          Последнее, однако, не фатально, сам факт наличия или проявления ревности у супруга, ведущего замкнутый в четырех стенах образ жизни, зависит от личностных особенностей (и даже типа нервной системы), спокойная адекватность (нетревожность), эмоциональная стабильность и рационализм препятствуют проявлению ревности (и «мукам ревности») даже в сложных семейно-бытовых ситуациях. В ситуации дисбаланса объективных обстоятельств играет роль и характер личностной направленности – на семью или внешнюю активность и, что очень важно, степень принятия (непринятия) супругой (супругом) своей роли (домохозяйки, пенсионера, безработного)23.
          Ситуационно обусловленная ревность  вызвана реальной опасностью  измены партнера, конкретными проявлениями  в его поведении, зародившими  подозрение. «Угрожаемый индивидуум» стремится предпринять определенные меры для устранения этой опасности. Проявления ревности в таких случаях проходят с исчезновением угрожающей ситуации». 

      2.6 Рекомендации по  преодолению ревности
          При ситуационно обусловленной  ревности и в случае, когда ревность является специфической чертой личности (психопатическое состояние ревности), целесообразно побудить ревнивца к анализу собственной ревности и привыканию к состоянию неуверенности, которая наблюдается в каждом браке. Наиболее всего эти задания достижимы в рамках групповой психотерапии или групповых «курсов для ревнивцев».
          Партнеру не следует реагировать  на попытки ревнивца выслеживать  и контролировать, он не должен  допускать объяснений и оправданий. Ему необходимо категорическим  образом пресекать споры по  поводу ревности и разговоры  на темы, с ней связанные; следует перевести разговор на другой предмет или просто выйти.
          «Если психопатический ревнивец  неисправим и тиранит партнера, то выход один – своевременный  развод». При этом, работая с  пациентом, страдающим от ревности  партнера, важно направить его  в первую очередь на понимание того, что ему следует изменить у себя (и никогда у партнера), и на приспособления своего поведения к поведению партнера (а не наоборот).
      1) отвлечение на что-либо значимое для человека (учеба, работа, забота о детях, хобби);
      2) выработка нового взгляда на вещи, формирование морали прощения, сознательный контроль над реакциями ревности;
      3) извлечение уроков, поиск собственных ошибок, построение новых отношений с партнером, возможно, другого типа;
      4) обесценивание партнера и ситуации измены – соизмерение их в ряду других ценностей, жизненных установок;
      5) в случае распада партнерства – поиск нового партнера, изменение образа жизни, формирование других межличностных связей24. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

       ЗАКЛЮЧЕНИЕ

       В ходе моего исследования было выделено, что люди, обладающие реалистическим уровнем притязаний, отличаются уверенностью, настойчивостью в достижении своих целей, большей продуктивностью по сравнению с людьми, уровень притязаний которых неадекватен их способностям и возможностям.

       Люди  с низкой самооценкой ставят перед  собой цели более низкие, нежели те, которые могли бы быть достигнуты, преувеличивают значение неудач. Им свойственны  такие черты как нерешительность, боязнь, обидчивость, придирчивость, чрезмерная совестливость, конфликтность. Человек с низкой самооценкой легче поддается влиянию других людей, имеет больше шансов прийти к адекватной самооценке, чем человек с завышенной самооценкой.

      В структуре самооценки можно выделить два компонента:
      1) когнитивный
      2) эмоциональный
      Была  рассмотрена взаимозависимость  и взаимообусловленность категорий  «самоконтроль» и «самооценка» на примере  феномена «уверенность- неуверенность». В основе самоуверенности лежат  неадекватно завышенные притязания. Самоуверенность является следствием переоценки достигнутых субъектом субъективных успехов, в результате чего происходит дисбаланс во взаимосвязи механизмов самооценки и самоконтроля.

       Неуверенность как устойчивое качество личности основывается на неадекватно заниженной самооценке реальных возможностей.

       Уверенность или неуверенность, уравновешенность или неуравновешенность и другие качества могут быть определены с  помощью локус контроля.

       Выделяют  два вида локус контроля:

       1) внутренний

       2) внешний

       В ходе исследования выяснилось, что  угроза самооценке является центральным фактором возникновения ревности.

       Ревность- это составная часть половой  любви, интимной дружбы, она говорит  о силе влечения.

       Была  выделена следующая классификация  ревности:

       1. По критерию нормы- нормальные и патологические
       2. По содержательному критерию- аффективные, когнетивные, поведенческие
       3. По интенсивности- умеренные, глубокие, тяжелые
       Так же выделяют несколько видов ревности:
       1. Тираническую
       2. От ущемленности
       3. Обращенную
       4. Привитую
       5. Собственническую
       6. Мужскую ревность
       7. Женскую ревность
       8. Детскую ревность
       В проблеме ревности было выделено несколько  аспектов:
       1.Личностные  особенности «субъекта ревности» 
       2.Личностные  особенности «объекта ревности» 
       3.Соотношение  личностных свойств возможных  «субъекта» и «объекта» ревнивца

      4. Влияние «ситуаций»

       Таким образом в исследовании была показана важная роль угрозы самооценке в возникновении  ревности, а также негативные связи  между самооценкой и ревностью, что позволило сделать вывод  о том, что опосредующее влияние  характеристик соперника на интенсивность переживаемой ревности окажется в соответствии с моделью поддержания самооценки. Ревность проявляется у людей с тревожно- мнимым характером, с низкой самооценкой, неуверенных в себе, склонных преувеличивать неприятности. Неуверенность в себе, чувство собственной неполноценности заставляет видеть соперника в каждом встречном.

        

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
      СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 

      1. Андреева Т. В. Психология современной семьи. – СПб., 2005. – 278 с.
      2. Барариив А. В. Базовые психологические свойства и профессиональное самоопределение личности. – СПб., 2005. – 401 с.
      3. Бреслав Г. Психология эмоций. – М., 2004.- 467 с.
      4. Дарвин Ч. О выражении эмоций у человека и животных. – СПб., 2001.- 245 с.
      5. Дружинин Н. Е. Психология для гуманитарных ВУЗов.- СПб.: Питер, 2001. – 351 с.
      6. Ильин Е. П. Эмоции и чувства. – СПб., 2001. – 585 с.
      7. Кэлвин С. Холи Линдсей Г. Теории личности. – М., 2000.- 203 с.
      8. Кэрролл Э. Изард Психология эмоций – СПб.: Питер, 2006. – 233 с.
      9. Либин А. Дифференциальная психология. – М., 2006.- 555 с.
      10. Маклаков А. Г. Общая психология. – СПб., 2002. – 630 с.
      11. Максименко С. Д. Общая психология. – М.: Ваклер, 1999. – 467 с.
      12. Мещеряков Б., Зинченко В. Большой психологический словарь. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2003. – 706 с.
      13. Мясищев В. Н. Психология отношений. – Воронеж: МОДЭК, 2003. – 400 с.
      14. Психология личности в трудах отечественных психологов. – СПб., 2000. – 254 с.
      15. Радугин А. А. Психология. – М., 2001. – 239 с.
      16. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2001. – 568 с.
      17. Рогов Е. И. Эмоции и воля. – М., 1999.- 534 с.
      18. Тигушев Р. Х., Гарбер Е. И.  Общая психология. – М., 2003. – 480 с.
      19. Хьели Л. Зиглер Д. Теории личности. – СПб., 2001.- 236 с.
      20. Шапарь В. Б., Россоха В. Б., Шапарь О. В. Новейший психологический словарь. – Ростов н/Д: Феникс, 2005. – 683 с.

и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.