Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Социологический анализ феномена потребления в современном обществе

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.06.13. Сдан: 2013. Страниц: 25. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение
 
Начиная с XX века, изучение потребления как особого социального  феномена становится весьма актуальным для многих общественных наук.
Переход западного общества в эпоху постмодерна (середина 1970-х гг.), сопряженные с этим социокультурные и экономические особенности, и как следствие, изменение характера потребления, его функций и места в обществе – все это послужило толчком в развитии новой отрасли знания в общественных науках – «социологии потребления». Интерес социологии к экономической изначально категории «потребление» проявляется в исследовании таких аспектов потребления, как мода; образцы потребления; культура потребления в рамках определенного образа жизни; характер социальных отношений, воспроизводящихся и развивающихся в процессе потребления материальных, духовных и социальных благ, образующих благосостояние.
В социологии потребление  рассматривается как социальный и социально-психологический феномен, как сфера социализации личности, формирования социальных норм, ценностей, культуры.
Первые попытки разработки теории потребления связаны с целым рядом ключевых фигур обществоведения XIX-XX веков. Именно классики социологии – М. Вебер, Т. Веблен, Г. Зиммель и др. – дают в своих работах теоретическое обоснование процессов, происходивших в сфере потребления в период с XVIII по XIX век, раскрывая некоторые основные понятия, связанные с этим явлением. Американец Т. Веблен [1], например, в конце XIX в. предложил теорию престижного потребления. Немецкий социолог Г. Зиммель [2] выдвинул ряд ключевых идей теории моды. Он обратил внимание на то, что мода, по сути, носит классовый характер, будучи средством выражения и установления статусных отличий. Немецкий социолог и экономист В. Зомбарт [3] предложил концепцию роскоши. Другой немецкий социолог М. Вебер [4] сформулировал концепцию статусных групп и протестантской этики. Следует так же обратить внимание на вклад К. Маркса [5] в становление проблематики потребления, который, изучая характер потребления в капиталистическом обществе, раскрыл значения таких понятий как «товарный фетишизм», «закон возвышения потребностей», «формационные типы потребления».
Особенности этапа, связанного с развитием массового производства и массового потребления в  первой половине XX века отражены в возникших  в 1950–1960-е гг. в западной науке концепциях «общества потребления», авторами которых являются крупнейшие социологи: У. Ростоу, Ж. Форрестье, Р. Арон [6], Дж. Гэлбрейт. Характер потребления в постсовременных обществах описывается в работах ряда ученых: Ж. Бодрийяра [7], П.Бурдье, Д. Лиона, С. Майлза [8], М. Фезерстоуна [9], Э.Фромма [10], и др. Многие из них указывают на опасности, таящиеся в усиливающейся тенденции к потреблению. Большинство авторов отмечают также, что в постсовременном обществе усиливается символическая функция потребления. Потребление становится своего рода звеном, частью более широкого символического обмена, в который вовлечены все члены общества.
Данная идея получает развитие в работах Дж. Ритцера [11], который рассматривает ее применительно к новым средствам потребления (рестораны быстрого обслуживания, кредитные карты, супермаркеты), получающим широкое распространение в последние десятилетия XX века. Другой крупный современный теоретик потребления – французский ученый П.Бурдье [12]. Главной его работой, посвященной этой проблеме, является «Отличия: социальная критика суждений о вкусе» (первое Французское издание вышло в 1979 г.). Большое влияние на исследование потребления оказали работы американского социального психолога и социолога И. Гофмана [13].
Начиная с середины 1980-х гг., стали появляться объективные исследования, посвященные изучению сферы потребления в СССР. Например, в работах Л. Н. Жилиной [14], А. Г. Здравомыслова [15] и др. значительное внимание уделяется изучению структуры потребления, образа жизни, стиля и уровня жизни, характерных для различных социальных слоев российского общества. В советский период данная тема разрабатывалась политэкономами, которые изучали тенденции, динамику, структурные изменения потребления населением продовольственных и непродовольственных товаров, закономерности изменения данной сферы общественного воспроизводства под влиянием научно-технического прогресса.
Среди современных российских социологов, занимающихся проблемами потребления можно выделить целый  ряд имен, среди них: И. В. Алешина, В. Л. Афанасьевский, Л. Г. Бызов, А. Б. Гофман, В. И. Ильин, М. Д. Красильникова, С. В. Краснов, В. Г. Николаев, А. А. Овсянников, В. В. Радаев[16], Н. М. Римашевская, Я. М. Рощина, В. П. Терин и др.
Глубокий анилиз такого явления, как мода, осуществил российский социолог А. Б. Гофман, предлагая новое, более широкое понятие определения «мода», подробно анализируя структуру и функции моды. Работы В. И. Ильина [17] являют собой, по сути, вводный курс в дисциплину «потребительское поведение».
Анализ научной литературы показывает, что характерный для  западного общества на протяжении последних 2-х столетий непрерывный рост материального  благосостояния впервые в истории  обеспечивает людям комфортабельный  уровень потребления, но, вместе с  тем, создает явление, обозначаемое термином «потребительство». Это – «особая идеология, специфический тип общественного (и индивидуального) сознания, для которого потребление во всех его формах и разновидностях становится конечной целью и смыслом существования» [17].
Уже в последние два десятилетия советской власти было отмечено появление подобных тенденций в общественном сознании и психологии. Значительную роль в этом сыграла, во-первых, активно формировавшаяся уже тогда психология социального и экономического иждивенчества. Наличие у страны колоссальных сырьевых ресурсов создавало иллюзию возможности нескончаемого благополучия. Во-вторых, возникшее и продолжающее усиливаться сильное социально-экономическое расслоение в обществе не способствует оптимизации процессов в сфере потребления. В-третьих, ни одно общество не может существовать в изоляции от общемировых тенденций и проблем.
Цель данной курсовой работы: рассмотреть потребление как социальный феномен. Для осуществления поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи: во-первых, необходимо рассмотреть понятия потребления и потребительства, проанализировать понятие «потребление» в контексте экономического поведения, проанализировать эволюцию концепции «общества потребления», для того, чтобы подойти ко второй задачи, а именно рассмотреть объективные и субъективные факторы формирования и усиления тенденции потребительства в современном социокультурном контексте.
Для написания данной курсовой работы были использованы следующие работы: Веблен Т. «Теория праздного класса», Фромм Э. «Иметь или быть», «Человек одинок», Бодрийяр Жан. «Символический обмен и смерть», «Система вещей», Бурдьё П. «Различение: социальная критика суждения», Зиммель Г. «Мода», Зомбарт В. «Буржуа. Этюды по истории духовного развития современного экономического человека».
Были использованы метод анализа, синтеза, дедукции, индукции.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    Потребление и потребительство
 
1.1 Потребление как разновидность экономического поведения
 
Если рассматривать  феномен  потребления в широком контексте истории человечества, то связь его с экономическим поведением не кажется очевидной. Потребление изначально возникло для удовлетворения витальных потребностей индивида, когда ни о какой экономике не могло быть и речи. В первобытном мире единственным источником пропитания была природа. Древнейшие люди, еще не научившиеся земледелию и скотоводству, были вынуждены заниматься собирательством и охотой, целиком и полностью завися от окружающей их среды. На этом раннем этапе человека трудно назвать производителем, так как, по сути, он мало чем отличался от животных. С биологической точки зрения такой процесс потребления был своего рода круговоротом веществ между человеком (или животным) и природой: люди собирали съедобные ягоды и травы, а взамен возвращали переработанный органический материал.
Вскоре, обретая новые  навыки производства, индивид все  более отдалялся от того первоначального  образа жизни. Возникающая социальная организация – общество – взяла  на себя многие функции естественной окружающей среды. Большинство процессов до этого протекавших в непосредственном контакте и взаимодействии между человеком и природой, стали опосредованы социальными отношениями.  Так почти в каждом роду или племени стало наблюдаться своего рода разделение труда [5]. Земледельцы стали производителями продуктов питания, ремесленники изготавливали необходимый для этого инвентарь и домашнюю утварь, воины и руководители общин могли рассчитывать на солидную часть этих товаров в обмен на безопасность и стабильность общества. То есть, в конечном счете, потребление становится одной из основных разновидностей социальных отношений, и в современном мире его трудно вычленить из всей сети общественно-экономических процессов.
В более узком смысле потребление уже вполне логично  относить к образцам экономического поведения, так как последнее является «социальной субстанцией» всех воспроизводственных процессов, которые в своей совокупности составляют то, что называется хозяйственной жизнью общества. Это связано с тем фактом, что в основе оборота громадной массы экономических ценностей (благ, услуг, информации) и их трансформации друг в друга, лежат групповые и массовые акты поведения, реализуемые для удовлетворения потребностей людей непосредственным или, в большей части опосредованным образом.
«Экономическое поведение – это система социальных действий, которые, во-первых, связаны с использованием различных по функциям и по назначению экономических ценностей (ресурсов), и, во-вторых, ориентированы на получение пользы (выгоды, вознаграждения, прибыли) от их обращения» [18, с.185].
В системе потребительского цикла реализуется процесс изъятия  экономических ресурсов из товарного  оборота и осуществляется присвоение их полезных свойств. При этом в процессе потребления одни экономические  ресурсы преобразуются в другие, которые при определенных условиях могут включаться в экономический оборот. Так, потребляемые человеком товары преобразуются в рабочую силу, необходимую в процессе производства.
Таким образом, изъятие  полезных свойств одних благ есть одновременно воспроизводство других, принимающих в условиях рынка товарную форму. Поэтому потреблением в широком смысле мы можем назвать «любой технологический процесс, который представляет собой потребление некоторых экономических ресурсов (факторов производства) для получения иных благ с новыми полезными свойствами» [18, с.192]. В узком же смысле понятие «потребление» – это особый тип экономической активности, который связан с процессом жизнеобеспечения домашних семейств (семей) и отдельных индивидов (потребителей)» [18, с.192].
Значение присвоения «полезностей» в процессе  потребления раскрыл еще К.Менгер [19]. Процесс потребления он характеризовал следующим образом: «Те предметы, которые обладают способностью быть поставленными в причинную связь с удовлетворением человеческих потребностей, мы называем полезностями; поскольку же мы познаем эту причинную связь и в то же время обладаем властью действительно применять данные предметы к удовлетворению наших потребностей, мы называем их благами» [18, с.280]. Поэтому, для того чтобы предмет стал благом, необходимо совпадение следующих четырех условий:
    человеческие потребности;
    свойства предмета, делающих его годным быть поставленным в причинную связь с удовлетворением этой потребности (то есть полезности);
    познание человеком этой причинной связи;
    возможности распоряжаться предметом таким образом, чтобы действительно употреблять его для удовлетворения этой потребности [18, с.280].
Рассматривая потребительское  поведение в узком смысле, и выделяя его центральный элемент – извлечение полезных свойств потребительских благ, трудно свести потребление лишь к нему одному. Этот центральный элемент неразрывно связан с другими относительно самостоятельными действиями, без которых его реализация была бы невозможна.
При всей кажущейся очевидности разделения объектов человеческих потребностей на материальные, идеальные и социальные оно весьма относительно. Например, различные материальные объекты человеческих потребностей существенным образом отличаются параметрами потребления, среди которых можно выделить функционально-прагматические (собственно процесс извлечения полезностей) и ритуально-символические. Если мы говорим о последних, то выделяем некий контекст, который не сводится к получению конкретной потребительской пользы (выгоды), но предполагает наличие «глубинных» ценностей и стремления к ним. Материальный объект человеческих потребностей, реализуя непосредственно потребительскую (прагматическую) функцию, как правило, выступает и носителем неких символов, которые демонстрируют конкретные способы потребления. Эти символы указывают на конкретное место субъекта потребления в системе социальной стратификации. Так объект потребления в своей символической «оболочке» фиксирует социокультурные приоритеты и предпочтения потребителей, что дает возможность относить последних к определенным этническим, демографическим и другим социальным группам.
Таким образом, любой  объект материальных потребностей реализует, по крайней мере, две относительно самостоятельные функции: первичную, которая связана с основным процессом присвоения полезностей определенного вида, и вторичную, обеспечивающую знаково-символическую демонстрацию социальной принадлежности потребителей. Сущность вторичной функции, которая была давно известна и интерпретировалась многими специалистами, обобщил Х. Лейбенстайн [20]. Он выделил функциональный и нефункциональный спрос на потребительские блага (товары). В первом случае имеется в виду спрос на товар, зависящий от его потребительских качеств, во втором – спрос, зависящий от других факторов – эффектов потребительского выбора. Среди таких эффектов Х. Лейбенстайн отметил:
    эффект присоединения к большинству – возрастание спроса на товар из-за того, что его покупают другие;
    эффект сноба или эффект «табу» – нежелание покупать товар, который покупает большинство;
    эффект Веблена – показательное потребление. То есть потребность покупать товар из-за возрастания его цены;
    нерациональный (иррациональный) спрос, основанный на прихоти, капризе [18, с.285].
Именно эта нефункциональная сторона спроса очень часто становится причиной совершения акта потребления, т.е. товар в данном случае приобретается не ради его функциональных качеств или получения пользы, а ради достижения каких-то других культурных и социальных целей. Потребление, в конечном счете, перестает нести жизненно необходимый, витальный характер, оно лишь способствует обретению индивидом необходимого статуса. Такой нефункциональный спрос в дальнейшем в данной работе будет определяться словом потребительство, которое будет нести в целом критическое значение.
Потребительство здесь  не сводится к пассивному использованию  вещей, оно превращается в активный процесс их выбора и регулярного  обновления, в котором обязан участвовать  каждый член общества. Приобретая вещи, он стремится к вечно ускользающему идеалу — модному образцу, опережает время благодаря кредиту, пытается зафиксировать и присвоить его себе, собирая коллекционные вещи. Чтобы стать объектом потребления, вещь должна сделаться знаком, то есть чем-то внеположным тому отношению, которое она отныне лишь обозначает, — а стало быть, произвольным, не образующим связной системы с данным конкретным отношением, но обретающим связность, то есть смысл, в своей абстрактно-систематической соотнесенности со всеми другими вещами-знаками [7]. Именно тогда она начинает «персонализироваться», включаться в серию и т. д. – то есть потребляться — не в материальности своей, а в своем различии. Потребляются не сами вещи, а именно отношения — обозначаемые и отсутствующие, включенные и исключенные одновременно; потребляется идея отношения через серию вещей, которая ее проявляет.
Для утверждения и  регулирования такого образа жизни  служит реклама, цель которой — не столько способствовать продаже того или иного товара, сколько внедрить в общественное сознание образ целого общества, эти товары потребляющего. Подобное потребительство принципиально не знает предела, насыщения, поскольку имеет дело не с вещами как таковыми, а с культурными знаками, обмен которыми происходит непрерывно и бесконечно.
Потребности, чувства, культура, знания — все присущие человеку силы интегрируются в строй производства в качестве товаров, материализуются в качестве производительных сил, чтобы пойти на продажу, — так и все желания, замыслы, идеи, все человеческие страсти и отношения сегодня материализуются в знаках и вещах, чтобы сделаться предметами покупки и потребления.
Потребление — это не пассивное состояние поглощения и присвоения, которое противопоставляют активному состоянию производства, чтобы уравновесить таким образом две наивных схемы человеческого поведения (и отчуждения). Следует с самого начала заявить, что потребление есть активный модус отношения — не только к вещам, но и к коллективу и ко всему миру, — что в нем осуществляется систематическая деятельность и универсальный отклик на внешние воздействия, что на нем основана вся система культуры [7].
 
1.2 Эволюция концепции общества потребления
 
Существует теоретический  и практический интерес к исследованию социальных предпосылок и результатов  потребления материальных и духовных благ, продуктов питания, предметов повседневной жизни, товаров длительного пользования и он имеет объективные основания. Ведь потребление – это важнейшая сфера жизнедеятельности людей, которая взаимосвязана с производством, обменом и распределением. Одна из главных особенностей общества потребления – изменение места и функций потребления в общественной жизни. Потребление, являясь одной из важнейших сфер жизнедеятельности человека, занимает ключевое место в современном обществе, приобретает все большие формы и все большее значение.
Социологи отмечают появление  в обществе потребительской идеологии, которая в 90-е годы XX века становится господствующей и характеризуется  насаждением гедонистических принципов  организации жизни, пропагандой  быстрого, немедленного обогащения любой ценой, потребления дорогих престижных вещей, в целом красивой жизни. Появляется дискурс «общества потребления» – идея, согласно которой современные общества всё в большей степени оказываются организованными вокруг потребления. Такие общества характеризуются несколькими основными чертами: идентичность индивидов основывается на их потребительской деятельности в той же степени, что и на трудовой; акты потребления, стили жизни, приобретение определенных товаров используются в качестве маркеров социальной позиции; основными источниками социальной дифференциации становятся различия в потреблении; все большее число товаров и услуг, все большая часть человеческого опыта и аспектов повседневной жизни становится товаром [21]. Появляется и распространяется понятие «потребительства» (consumerism) как стиля жизни, складывающегося вокруг потребительских практик. И если в США и Западной Европе этот феномен существует не один десяток лет, то на постсоветском пространстве, в том числе и в Казахстане, общество потребления находится еще в процессе своего формирования, чем вызывает интерес в исследовании аспектов и особенностей этого формирования.
Проблема потребления  не является проблемой только сегодняшних  обществ и только современной  науки. Начало современному типу потребления было положено еще в пуританизме 18 века — хотя бы и «негативно», как свод строгих правил, ограничивающих его.
Первые феномены потребления  как значимого социального процесса связаны с новыми богатыми в США  в конце ХIХ века и жителями европейских мегаполисов того же периода. Эти процессы были исследованы в двух значительных трудах Т.Веблена и Г.Зиммеля. Т.Веблен применял понятие concpicuous consumption (роскошное потребление, потребление на виду у всех и напоказ) и отмечал значимость подражания европейским образцам роскоши. Он считал, что богатые люди бравируют своей способностью потреблять, делать покупки, а бедные смотрят на них и копируют этот процесс потребления, но только на своём уровне [1].
Самой естественной и  наиболее доступной для потребления сферой, по мнению Т.Веблена, является одежда. И действительно,  последствия изобретения швейной машины имели не только эстетическую и гуманитарную стороны. Американская революция в сфере одежды, которая к 1900 году была в самом разгаре, привела в том числе к тому, что большее число людей могло носить одежду, которая им подходила, и они могли выглядеть состоятельными людьми. «Швейная машина - отмечал журналист Джеймс Партон, - это одно из средств, с помощью которого рабочий может одеться как миллионер, а девушки-работницы удовлетворят свою естественную жизненную потребность красиво одеться» [22, с.120].
В анализе Г.Зиммеля  люди потребляли, чтобы противостоять  подавляющим силам мегаполиса —  «отличаться, чтобы быть замеченным» [23]. Ведь в это время США превратились из аграрной республики в страну больших городов. Громадные фабрики и сталелитейные заводы, трансконтинентальные железные дороги, богатые города, крупные фермы стали отличительными чертами Америки. Происходило затоваривание рынка промышленной продукцией. Этому способствовали новые изобретения, научные открытия, в том числе усовершенствование электрического телеграфа (1844 г., Сэмюэл Ф. Б. Морзе), изобретение телефона (1876 г., Александр Грехэм Белл), изобретение пишущей машинки (1867 г.), арифмометра (1888 г.) и кассового аппарата (1897 г.), а также конструирование линотипа (1886 г.), лампы накаливания, создание кинематографа. Ротационная и брошюровочная машины позволяли печатать 240 тыс. экземпляров 8-страничной газеты в час. Эти и многие другие результаты научных открытий и изобретений почти везде подняли уровень производительности труда и, соответственно, потребления [24, с.56].
 
1.2.1 Общество потребления в трудах Э.Фромма
 
Стоит отметить, что впервые  понятие «общество потребления» ввел немецкий социальный психолог, философ, психоаналитик Эрих Фромм (1900-1980).
Фромм называл такое  общество «нездоровым» и пояснял  это такими примерами: «Мы живём  в такой экономической системе, где слишком высокий урожай зачастую оказывается экономическим бедствием, и мы ограничиваем продуктивность сельского хозяйства в целях «стабилизации рынка», хотя миллионы людей остро нуждаются в тех самых продуктах, производство которых мы ограничиваем». «Более 90% населения у нас грамотны - радио, телевидение, кино и ежедневные газеты доступны всем. Однако вместо того, чтобы знакомить нас с лучшими литературными и музыкальными произведениями прошлого и настоящего, средства массовой информации, в дополнение к рекламе, забивают людям головы самым низкопробным вздором… Любое предложение о том, чтобы правительство финансировало производство кинофильмов и радиопрограмм, просвещающих и развивающих людей, …вызвало бы возмущение и осуждение во имя свободы и идеалов» [25].
Фромм считал стремление к накоплению все большего количества вещей вместо функционального пользования ими, самым наглядным типом обладания. «Отчуждение царит не только в сфере производства, но и в сфере потребления. Отчуждающая роль денег в процессе приобретения и потребления прекрасно описана еще Марксом… Как же мы используем приобретенное? Я исхожу из того, что потребление – это определенное человеческое действие, в котором участвуют наши чувства, чисто физические потребности и эстетические вкусы, то есть действие, в котором мы выступаем как существа ощущающие, чувствующие и мыслящие; другими словами, потребление должно быть процессом осмысленным, плодотворным, очеловеченным. Однако наша культура очень далека от этого. Потребление у нас – прежде всего удовлетворение нашего «я». Мы едим безвкусный малопитательный хлеб только потому, что он отвечает нашей мечте о богатстве и положении – ведь он такой белый и свежий. На самом деле мы питаемся одной лишь игрой воображения, очень далекой от пищи, которую мы пережевываем. Наше нёбо, наше тело выключены из процесса потребления, в котором они должны бы быть главными участниками. Мы пьем одни ярлыки. Откупорив бутылку кока-колы, мы упиваемся рекламной картинкой, на которой этим же напитком упивается смазливая парочка; мы упиваемся призывом «Остановись и освежись!», мы следуем великому американскому обычаю и меньше всего утоляем собственную жажду» [25].
 
1.2.2 Общество потребления в теории Ж.Бодрийара
 
Работа одного из виднейших  европейских исследователей феномена потребления Жана Бодрийяра «Общество  потребления: его мифы и структуры» появилась еще в 1970 году.
По мнению Ж.Бодрийяра, в современном, постиндустриальном обществе, роль симулякра (каковым является любой товар) выполняет симуляция. То есть, любой продукт симулирует нечто, в то же время, сама эта реалистическая симуляция включает в себя и деконструкцию реальности, и самоотражение, и серийную форму производства, и создание общей парадигмы симулируемого объекта и самого симулякра [26]. И потребление стоит рассматривать не как материальную практику, а как своеобразный дискурс, как «виртуальную целостность всех вещей и сообщении» [7, с.155]. Сами вещи, как знаки, в условиях постиндустриального общества носят не строго детерминирующий характер (определяя человека как принадлежащего к определенному слою без возможности изменения этого), они воспроизводят реальность посредством ее репродуцирования, то есть потребляется не сама вещь, а ее идея, в условии произвольности этого знака. Таким образом, сама возможность существования общества потребления возникает лишь в контексте «репродукции продукции», в условии механического воспроизводства и популяризации серии, серийного продукта. Возникновение «общества потребления» связано с увеличением доступности продукта. Тем не менее, в контексте современного общества не существует «самостоятельного» потребителя, его выбор того или иного продукта продиктован самой структурой «общества потребления», то есть отчуждение товара и его превращение в произвольный знак, наделение товара абстрактными ценностями приводят к тому, что в основу выбора ложится желание социального отличия. В связи с этим, само понятие моды, как закрепление за товаром его недолговечности и его направленности на постоянное и регулярное обновление, проявляет себя наиболее полно.
 
1.2.3 Концепция «общества изобилия» Дж.Гэлбрейта
Дж. Гэлбрейт, автор  работы «Общество изобилия» (вышло в свет в 1958 году), начинает свой анализ роли потребления в современном обществе с рассмотрения адекватности экономической теории современным процессам, и приходит к выводу, что классическая экономическая теория исчерпала себя, поскольку предпосылки, на которых она была основана, уже давно не соответствуют реальности.
В «Обществе изобилия» Гэлбрейт указывает на разрыв между тем, как в реальности функционирует современное общество, и представлениями людей о механизмах экономической и социальной жизни. Представления (то есть, в понимании Гэлбрейта, институты) всегда отстают от реальной жизни. Это устаревание особенно заметно, с точки зрения Гэлбрейта, в современном обществе, которое достигло беспрецедентного уровня благосостояния. Современное общество, по выражению Гэлбрейта, это богатое общество, которое не может понять само себя.
В «новом индустриальном обществе» Гэлбрейт предлагает теоретическую схему, которая должна помочь современному богатому обществу осмыслить само себя. По его мнению, трансформация современных корпораций привела к фальсификации так называемой «презумпции суверенитета потребителя». Несмотря на то, что в экономической теории и общественно-политических дискуссиях, формирующих общественное мнение суверенитет потребителя признается и считается отправной точкой при построении экономических и социальных теорий, в реальной жизни потребительский спрос стал объектом управления крупной корпорации, а суверенитет потребителя существует лишь как конструкт, призванный замаскировать изменившееся положение вещей. Потребление, а не производство становится движущей силой экономики, именно от того, насколько удачным будет формирование спроса, зависит благосостояние общества в целом и его отдельных членов, стабильность и процветание общества и государства. Гэлбрейт показывает, каким образом формирование спроса становится одним из важнейших элементов деятельности корпораций и каким образом эта деятельность позволяет обществу, как социальной системе, поддерживать свое равновесие и решать социальные проблемы, в том числе безработицу.
В «новом индустриальном обществе» применение все более сложной, техники и технологии в сфере материального производства определяет характеристики экономической жизни. Длительность процесса производства, крупные капиталовложения, которые требуются для него, специализация и вытекающая из нее необходимость строго целевого расходования средств, применения рабочей силы, - все это является факторами риска в условиях рыночной экономики. Стремление сократить влияние этих факторов риска приводит к стремлению сократить неопределенность рынка, то есть к планированию.
Планирование, в свою очередь, определяет как внутреннюю структуру корпорации, являясь неотъемлемым элементом производственного процесса, так и распространяется на ее отношения с внешней средой. Планирование требует учитывать при принятии управленческих и иных решений информацию, которую может предоставить лишь группа различных специалистов.
Необходимость группового принятия решений привела к формированию техноструктуры - группы людей, которая обладает специальными знаниями, способностями или опытом такого принятия решений. Техноструктура обладает способностью отождествлять себя с целями общества и приспособлять цели общества к своим целям. Гэлбрейт полагает, что целью техноструктуры не является денежное вознаграждение, или «нажива» в марксисткой терминологии.
Тем не менее, техноструктура представляет собой социальную группу, обладающую наиболее ценным на данном этапе экономического развития ресурсом (а именно знаниями и опытом принятия сложных коллективных решений) и действующую в соответствии со своими интересами. Техноструктура определяется по своему положению в процессе производства и осознает себя как социальную общность (поскольку имеет собственные цели, а, следовательно, интересы), а потому с полным основанием может быть названа классом в марксистском понимании этого термина.
Несмотря на то, что  Гэлбрейт постоянно подчеркивает, что  цели техноструктуры совпадают с  целями общества, а не противоречат ему, и развитие в целом носит бесконфликтный характер, общая логика изменений описывается в явно марксистском ключе. Следуя этой логике, техноструктура как класс реализует свои цели, которые заключаются прежде всего в воспроизводстве техноструктуры.
Условием воспроизводства  техноструктуры является достижение устойчивого  экономического роста. Рост подразумевает  как формирование новых организационных  структур, так и наращивание оборота  и выпуска продукции. Эта цель также совместима с целями собственника, поскольку рост как правило приводит к увеличению прибыли, но не дублирует ее. Появление новых организационных структур и сохранение старых позволяет техноструктуре обезопасить себя от безработицы. При этом сам производственный процесс требует того, что бы техноструктура сохраняла свою целостность. Техноструктура неделима, поскольку удаление из нее того или иного элемента приводит к затруднению сбора, проверки и координации информации и принятия группового решения, без которого невозможен современный технологический процесс.
Устойчивый рост, таким  образом, является стратегической целью  техноструктуры и общества в целом. Эта цель достигается за счет планирования, которое определяет не только внутреннюю структуру корпорации, но и ее отношения с внешней средой. Планирование требует контроля над поставщиками, ценами и потребительским спросом.
По мнению Гэлбрейта, в условиях олигополистического  рынка контроль над ценами и поставщиками не представляет проблемы для корпораций. Негласный сговор олигополистов происходит в обход антитрестовского законодательства с помощью простого мониторинга отрасли. Контроль над спросом необходим для целей планирования не менее, чем над ценами. В индустриальной системе корпорации (в том числе - с помощью государства) контролируют как спрос на конкретные виды товаров, так и совокупный спрос - то есть покупательную способность населения.
Возможность контроля над  спросом определяется тем, что высокий  уровень производства позволяет  удовлетворить первичные, физиологические потребности большинства. Потребности, над удовлетворением которых работает современная индустриальная система, являются по существу своему психологическими.
Механизм управления спросом на отдельные товары включает в себя рекламу, но не исчерпывается  ею. Управление спросом требует выработки  стратегии сбыта каждого изделия. Оно также предполагает конструирование  такого изделия и необходимость  учитывать такие качества, вокруг которых можно строить стратегию сбыта. Конструирование изделия, изменение его модели, его упаковка и даже эксплуатационные качества подчинены задаче создания так называемых точек опоры для сбыта. Они в той же мере составляют часть процесса управления спросом, как и осуществление рекламной кампании.
По мнению Гэлбрейта, регулирование спроса и управление им является обширной и быстро растущей отраслью экономической деятельности. Однако регулирование спроса - это  нечто большее, чем просто продажа товаров: «И вся эта огромная машина, требующая для своей организации чрезвычайного разнообразия талантов и способностей, занята, как принято считать, продажей товаров. Если же говорить более определенно, то она управляет теми, кто покупает товары» [27, с.104]. Иными словами, управление спросом - это характерная для современного общества потребления форма социального контроля.
Управление спросом  не будет эффективным, если уже поддавшийся  убеждению потребитель не имеет  надлежащих средств на покупку. Поэтому одной из задач корпораций является регулирование покупательной способности населения. В этом их цели совпадают с целями государства, которое заинтересовано в постоянном высоком уровне благосостояния граждан. Государственный сектор экономики, по данным Гэлбрейта, в 60-х годах 20 века составлял 20-25 % от всей экономической деятельности. Именно государство являлось и является основным рынком наиболее передовой техники, необходимой для развития вооружений. Этим обеспечивается постоянный высокий уровень государственных расходов, который, за счет массивности государственного сектора, позволяет поддерживать стабильный и достаточно высокий уровень благосостояния все тех, кто прямо или косвенно связан с этим производством.
Кроме того, государство  вносит ограничения на рост уровня цен и заработной платы, сокращая безработицу и инфляцию, подготавливает высококвалифицированный персонал, необходимый корпорациям.
Гэлбрейт показывает, что в «новом индустриальном обществе» управление спросом переводит общество в качественно иное состояние. В сфере управления спросом происходит формирование человека в соответствии с запросами индустриальной системы.
Системе нужен такой  человек, который будет стремиться потреблять как можно больше и  который готов во имя этой цели как можно больше работать. При этом его потребительское поведение должно быть контролируемо и программируемо. У этого человека не должно быть непредсказуемых проявлений индивидуальности - только такие, которые можно предсказать и направить в нужное русло. Управлять таким человеком с помощью грубого принуждения и насилия невозможно, воздействие на его мышление и поведение должно быть мягким, нежестким, но постоянным и эффективным. Оно должно давать потребителю иллюзию свободы и осознанного выбора, но не допускать отклонений в потребительском поведении. Системе нужен человек, который принципиально по-иному будет относиться к вещам, будет различать в них малозначительные на первый взгляд детали и ценить эти несущественные различия настолько, что будет способен пожертвовать даже своим досугом, чтобы заполучить новую вещь вместо старой. Вещи должны быть для него мерилом достижений и символом прогресса.
Управление спросом  не только позволяет контролировать спрос, но также «является средством неустанной пропаганды в пользу всей совокупности товаров ... В нравственном плане мы согласны, что размеры товарооборота не являются мерой человеческих достижений, но на практике именно это и принимается в качестве такой меры» [27, с.105].
В обществе потребления  принято считать, что увеличивать доход и потребление - это похвально с общественной и моральной точки зрения. Праздность рассматривается как нечто такое, что должно вызывать подозрение, особенно в тех случаях, когда это касается людей, получающих низкие доходы.
Гэлбрейт высказывает  неоднозначную оценку рассматриваемых изменений - с одной стороны, расширение доступа к материальным благам для него означает демократизацию, с другой стороны, он отмечает недостатки системы. Движущей силой социальных изменений выступает развитие технологий, которое предопределяет экономические отношения.
 
 
 
 
 
 
 
 
2 Социологический анализ феномена потребления в современном обществе
 
Явление потребительства  в современном обществе обусловлено  рядом объективных и субъективных факторов, некоторые из которых будут рассмотрены в данной главе.
Разделение объективного и субъективного подчас носит весьма спорный характер, и при рассмотрении разных уровней той или иной проблемы один и тот же фактор можно охарактеризовать обоими определениями. В связи с этим для каждого отдельного человека объективными могут являться все процессы, протекающие в обществе помимо него. Для самого же общества подобные процессы будут субъективными, а объективными становятся, например, вечные законы окружающей нас природы. Исходя из этих соображений, далее под объективным будет подразумеваться все, что обусловлено самой биологией человека и неизбежными формами организации его взаимодействия с окружающим миром. Под субъективным будет иметься в виду все, что связано с деятельностью отдельных людей и их социальных и экономических групп (семья, компания, партия и т.д.). При этом следует помнить, что объективное реализуется в социальной сфере только через взаимодействие тысяч и миллионов субъективностей.
    
2.1 Объективные причины формирования потребительства
 
Рассматривая объективные  факторы развития потребительства, пожалуй, стоит начать с того, что потребление изначально свойственно человеку. Биологически давно определено, что человек не может существовать автономно, без контактов с окружающей средой, не потребляя внешние источники энергии. В этом смысле индивид всегда был зависим: первоначально, от природы, затем, с возникновением разделения труда и сложных производственных отношений, от общества и социально-экономического устройства. Можно сказать, что с возникновением человека потребление служило удовлетворению его основных, витальных потребностей в пище, в крыше над головой, в теплой одежде, в элементарных условиях быта.
Однако такова уж природа  человека, что ему всегда хочется  чего-то большего, поэтому с развитием производственных возможностей и потребности человека неимоверно возросли. Сначала это проявлялось в том, что древние вожди и просто зажиточные люди покупали драгоценности, казалось бы, не несших никакой функциональной нагрузки; они возводили огромные дворцы, хотя сами редко пользовались и четвертью своих владений; а их рабы ютились в маленьких лачугах, подчас не имея даже возможности прокормить свои семьи. Богачи приобретали невообразимое количество различных украшений, изготовленных в арабских странах, дорогих пряностей, которые им везли из Азии, они покупали табак в тогда еще опасной Америке, кофе в дикой Бразилии.
С развитием массового  производства и изобретением конвейера  товары, до этого доступные только состоятельным людям, стали потребляться и простыми обывателями. Именно с начала XX в. потребительство как явление, процветавшее ранее только в высших слоях общества, охватило почти все слои населения цивилизованного мира.
Возникновение потребительства  вполне закономерно, оно явилось  адекватным ответом потребностей людей в благополучии и комфорте на расширение возможностей добиться этого. Потребление в итоге потеряло свою основную функцию – оно перестало быть средством для продолжения жизнедеятельности живых организмов.
«Суть установки, присущей потребительству, состоит в стремлении поглотить весь мир. Потребитель – это вечный младенец, требующий соски», - писал Эрих Фромм [10, с.233]. Потребительство – не функциональный обмен денег на товар ради его полезности, а обмен символический. Огромное количество надуманных потребностей (от электрической зубной щетки до машинки для завивки ресниц), удовлетворить которые нам предлагают различные компании, окружают нас и кажутся нам настолько же естественными, как и ежедневный утренний кофе.  Человек окружает себя вещами, единственная польза от которых это возможность обладать ими.
Стремление к обладанию, в той или иной мере, характерно для любого человека (впрочем, как и для других живых существ, у которых оно проявляется в иных формах). Можно сказать, что оно обусловлено самим отличием субъекта от объектов. В свою очередь, на этом, самой природой обусловленном стремлении зиждется вся экономическая жизнь человечества (и ее основа – феномен собственности). Еще в середине ХIХ века данную проблему проанализировал М.Штирнер [28], обратив пристальное внимание и на ее психологические аспекты, а позднее Э.Фромм пришел к выводу о фундаментальном характере противоречия между «иметь» и «быть» [10].
И все-таки, несмотря на все  значение, которое может иметь  для конкретного субъекта обладание (владение) теми или иными объектами и вещами, за ним стоит отнюдь не потребность в них самих, а потребность в том, чтобы иметь гарантии постоянной реализации той или иной функции. Это можно назвать потребностью в уверенности. Всякое стремление к обладанию обусловлено наличием фактора времени: обладать, значит гарантировать себе определенность в будущем. Безотчетный страх перед временем заставляет человека создавать вокруг себя мир вещей, которые всегда будут с ним, которые обеспечат ему постоянную связь между  потребностями и объектами, обладающими необходимыми свойствами. Это позволяет уничтожить тревогу, страх и приобрести спокойствие, уверенность. Обладание вещами для людей  становиться фактором самостоятельности. Принцип таков: «Где и каким образом была приобретена собственность, а также как я собираюсь поступить с ней, никого, кроме меня, не касается; пока я действую в рамках закона, мое право на собственность абсолютно и ничем не ограничено» [10, с.337]. Однако, обретая мнимую независимость от других людей, мы подпадаем под влияние самих вещей, едва ли более привлекательную. В сущности, почти то же самое имел в виду Ж-П. Сартр, когда написал: «Вещи созданы не для того, чтобы их трогали» [29, с.150]. А Ф.Кафка полагал вещи (объекты) настолько «самостоятельными», что у древнего человека они, по его мнению, должны были вызывать страх. «Первое идолопоклонство было, конечно, страхом перед вещами, – пишет он и продолжает, – а  в связи с этим – страхом перед необходимостью вещей, а в связи с этим – страхом перед ответственностью за вещи» [30, с.17].
Для индивида становятся важными уже не какие-то качества товара, делающие его пригодным для использования или для удовлетворения нужд, главным становиться сам факт обладания им. Например, человек покупает дорогой спортивный автомобиль, и ездит каждый день на нем на работу, не развивая скорость выше 60 км/ч; он не использует его функциональных возможностей, зато этот автомобиль становиться частью имиджа данной личности, он говорит о ее статусе, взглядах на мир: «Скажи мне, что ты потребляешь, и я скажу кто ты».
Известный французский  философ постмодерна Ж.Бодрийяр называл потребительство «систематическим актом манипуляции знаками». «Можно утверждать, что большая часть современного потребления, - пишет англичанин М.Томас, - это поиск ответа на вопрос: «Кто я?». Городская жизнь, обезличивающие нас организации и работа, массовое производство одинаковых вещей - все это подрывает устойчивость идентификации. В этих условиях потребление заполняет образующийся вакуум идентичности» [31]. Потребление помогает нам социализироваться, найти свое место в жизни. По тому, что мы едим, какую одежду носим, на каких автомобилях ездим, и где отдыхаем, каждого можно причислить к той или иной социальной группе. Возникает феномен, который называют социальным конструированием чувства идентичности, принадлежности к той или иной группе. Это конструирование представляет собой процесс использования таких предметов потребления, как одежда, обувь, популярная музыка или занятия определенным видом спорта для обозначения себя как члена той или иной группы или наоборот - для подчеркивания своего пребывания вне ее.
Немаловажное значение в воспроизводстве и развитии потребительства в психологии каждого нового поколения играет культурный фактор. Современная массовая культура подчас становиться синонимом слова общество потребления, потому что именно она стимулирует и подталкивает людей к совершению акта приобретения. Да и сама культура становиться ни больше не меньше чем обычной рыночной площадью. Производство массовой культуры преобразуется в отрасль экономики. Массовая культура утверждает тождественность материальных и духовных ценностей, в равной степени выступающих как продукты массового потребления. Понятие «бестселлер» приобретает в ней универсальный характер. Для массовой культуры характерно возникновение и развитие особого профессионального аппарата, задачей которого является производство и продвижение культурного продукта в массы. Ее аппарат, объединяет исследователей в различных областях: психология, социология, маркетинг. Социально-психологические исследования поставляют монополиям данные о колебаниях предпочтений и антипатий у различн
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.