Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Шпаргалка Теории географического детерминизма

Информация:

Тип работы: Шпаргалка. Добавлен: 04.06.13. Сдан: 2013. Страниц: 48. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


2. Теории географического детерминизма
Географический детерминизм — концепция, согласно которой географические условия предопределяют специфику экономической, социальной и политической жизни государств, формируют национальный дух и национальный характер.
XVIII век Монтескье
Наиболее последовательно концепция  географического детерминизма разработана  в книге Шарля Луи Монтескье  «Дух законов». Монтескье заимствовал  физиологические основы своего учения из вышедшей в 1733 г. работы Джона Арбетнота  о влиянии воздуха, но широкое применение этого учения к жизни государства и общества было заслугой Монтескье. Было достижением, основываясь на возросших географических знаниях своего времени, вновь обратиться к систематическому решению вопроса, который, опираясь на попытки античных авторов, ставили и на который довольно примитивно отвечали еще Боден и другие. Но интерес Монтескье был прикован прежде всего к непосредственным, часто очень грубо понимавшимся отдельным связям между климатом, народным характером и законодательством. Философ объяснял манию англичан к самоубийству климатом (в этом ему предшествовал аббат Дюбо); полагал, что открыл в климатических различиях между Европой и Азией «великую причину слабости Азии и силы Европы, свободы Европы и рабства Азии». Раздвоение между природой как разумом и природой как детерминирующей принудительной силой может считаться главной темой его мышления. Он не урегулировал этот внутренний конфликт и не смог последовательно и органично провести учение о климате.
«Климат, — возразил ему Вольтер в статье „Климат“ в „Философском словаре“, — обладает определенной силой, но сила правительств во сто крат больше, а религия, объединенная с правительством, еще сильнее».
Гердер, Иоганн Готфрид
Гердер считал, что климат «не  принуждает, а благоприятствует». Под климатом он понимал совокупность земных сил и влияний, на которую воздействует также флора и фауна, которая во взаимосвязи служит всем живым существам, но может быть изменена и человеком с помощью используемых им средств. Используя всю проделанную на протяжении столетия работу в области естествознания и географии, Гердер усовершенствовал учение о влиянии климата и геофизических условий вообще на человека. Он сделал его гибким, обращая внимание не только на сохраняющиеся отношения между определенной географической средой и определенными народами, но открыв и соотношения между поверхностью Земли и движениями и изменениями народов. Труд Гердера ввел новое плодотворное понимание в симбиоз всех живых существ и вызвал тем самым исследования, которые, продолжаясь до наших дней, открывали все новые скрытые связи. Климат воздействует на человека, но и человек воздействует на климат, преобразуя его, и воздействие климата сразу же нерасторжимо соединяется со своеобразным внутренним противодействием данного живого существа. «Какое бы воздействие ни оказывал климат, у каждого человека, каждого животного, каждого растения свой собственный климат, ибо все они воспринимают по-своему и органически перерабатывают все внешние воздействия». Это витализм на метафизическо-неоплатонической основе, который, индивидуализируя, разделяет и вновь связывает все индивидуальное.
XIX век Наибольшей популярностью географический детерминизм пользовался во второй половине XIX века, среди разработчиков идей направления была Эллен Черчилль Семпл.
В той или иной степени склонность к географическому детерминизму в своих работах проявили такие  авторы как Ж. Ж. Элизе Реклю, Генри  Томас Бокль, Карл Риттер, Элсуорт  Хантингтон, Г. В. Плеханов, Л. И. Мечников, А. П. Паршев.
XX век В XX веке смыкается с геополитикой.
В своих работах, посвященных влиянию  природного фактора на общество Л. Е. Гринин отмечает, что влияние одного и того же природного фактора на разные общества (и одно и то же общество в разные эпохи) может вызывать разные реакции в зависимости от уровня развития общества, его структуры, исторического момента, ряда других обстоятельств.
Гринин также делает вывод, что  роль природной среды больше в  древний период истории общества, а с развитем производительных сил  роль природных факторов уменьшается. Хотя с другой стороны, не стоит сбрасывать со счетов влияние дестабилизирующих явлений, как негативных, так и позитивных которые могут вызывать глобальные последствия для общества.
Озвучен в книге «Почему Россия не Америка».
3. Цивилизованный и военно-стратегический подходы в геополитике
 
Геополитика как область знания возникла на стыке трех научных подходов: цивилизационной концепции исторического  процесса, военно-стратегических исследований и многочисленных теорий географического  детерминизма. Эти концепции и теории по сей день продолжают влиять на геополитику, питая ее идеями и понятиями.
1. Основоположником цивилизационного подхода к истории по праву считается наш соотечественник Николай Яковлевич Данилевский, автор знаменитой книги “Россия и Европа” (1868 г.). Согласно его теории, главными действующими лицами на арене мировой истории являются не государства или отдельные нации, а огромные культурно-религиозные общности, названные им “культурно-историческими типами”. В современной политологии именно такие общности обозначаются термином “цивилизация”.
Анализируя с этой точки зрения международные отношения середины XIX века. Данилевский первым среди  русских исследователей констатировал  и научно обосновал фундаментальную  отчужденность Европы от России. Причину такого состояния он видел в принципиальном цивилизационном различии этих двух мировых сил. “Европа не признает нас своими, европейцы видят в России и славянах не только чуждое, но и “враждебное начало”, утверждал ученый4. События XX столетия столь ярко подтвердили выводы Данилевского, что интерес к его идеям в современных условиях возрастает прямо на глазах.
Конечно, некоторые положения Данилевского устарели. Многие его ожидания не оправдались. Так, некоторые получившие свободу  благодаря России страны Юго-Восточной Европы, которые он включал в ареал российской цивилизации, вскоре оказались в числе ее противников. Но гораздо важнее другое. Данилевский первым сформулировал фундаментальное требование приведения внешней политики России в соответствие с объективными задачами развития и укрепления “славянского культурно-исторического типа”. Впоследствии в геополитике зона влияния определенной цивилизации, получила наименование “Большого пространства”.
В дальнейшем цивилизационная теория получила развитие в трудах русского мыслителя К.Н.Леонтьева, немецкого философа О.Шпенглера, видного евразийца П.Н.Савицкого, одного из выдающихся ученых нашего времени Л.Н.Гумилева. Всесторонне ее обосновал крупнейший английский историк Арнольд Тойнби в своем многотомном труде “Постижение истории”. Тойнби предложил подробную классификацию цивилизаций – выделив в особый тип “православно-русскую” – и сформулировал оригинальную теорию их генезиса, как “Вызова-и-Ответа”5.
Среди современных исследователей в этом ряду следует в первую очередь назвать профессора Гарвардского университета Сэмюэля Хантингтона. Его нашумевшая работа “Столкновение цивилизаций?” (1993 г.), бурно обсуждавшаяся международной политической элитой как на Западе, так и у нас в России, имеет самое непосредственное отношение к геополитической проблематике. Хантингтон весьма аргументирование доказывает, что в грядущем столетии основным источником конфликтов станут не экономика или идеология, а цивилизационные различия.
“Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями – это и есть линии будущих фронтов”, – считает он6. Облик мира в XXI столетии представляется ему как результат взаимодействия и соперничества “семи-восьми крупных цивилизаций”, среди которых он, подобно Тойнби, называет “православно-славянскую”7. При этом американский ученый уверенно прогнозирует рост антизападных, антиамериканских настроений и почти повсеместное стремление народов противостоять их насильственной “вестернизации”.
Статья С.Хантингтона вызвала оживленные дискуссии” среде научной и политической элиты разных стран. Было высказано немало критических суждений. Однако происходящие в последние годы изменения в мире свидетельствуют о необходимости глубокою изучения этой проблемы.
Таким образом, историософская цивилизационная  парадигма оказала и продолжает оказывать мощное воздействие на современную геополитику. В основе такого влияния лежит представление  о мире как о совокупности цивилизаций  наднациональных, сверхгосударственных культурно-религиозных общностей, имеющих исторически обусловленные географические границы и принципиально не сводимых одна к другой. При этом именно географические границы цивилизаций определяют пределы “естественного” влияния великих держав, сферы их жизненных интересов и зоны уверенного военно-политического контроля. Кроме того, влияние методологии цивилизационного подхода на геополитику приводит к тому, что последняя перестает быть чисто географической дисциплиной, приобретая необходимый ей универсализм.
2. Вторым источником геополитики  являются военно-стратегические теории.
Исследование и разработка военной  стратегии имеет давнюю историю. Среди ее видных теоретиков можно  назвать такие знаменитые имена  как Макиавелли, Клаузевиц, Мольтке  и др. Большое внимание вопросам военной стратегии уделял, как известное Энгельс. Но самое существенное влияние на становление и развитие геополитической науки оказали два адмирала, Филип Коломб и Альфред Мэхэн.
Коломб – английский вице-адмирал, военно-морской теоретик и историк, автор книги “Ведение боевых действий на море” (1891 г.), которая под названием “Морская война, ее основные принципы и опыт” дважды издавалась на русском языке (в 1894 и 1940 гг.) и оказала влияние на становление советской военно-морской доктрины. В книге “Морская мощь государства”, написанной в 70-е годы адмиралом Горшковым – главнокомандующим советского ВМФ и главным архитектором нашей военно-морской мощи, можно уверенно проследить творческое заимствование и своеобразную разработку некоторых ключевых идей британского исследователя.
Другим военным теоретиком, чье  воздействие на развитие геополитики  было весьма существенным, является американец Альфред Т. Мэхэн. В 1890-м году он опубликовал  свое знаменитое сочинение “Влияние морской мощи на историю”. Эта книга также дважды издавалась на русском языке (в 1895 и 1941 гг.). Кроме того, перу американского адмирала принадлежит работа “Проблема Азии и ее воздействие на международную политику” (1900 г.) и ряд статей по военно-политическим вопросам.
Именно Мэхэн ввел в научный оборот понятие “прибрежные нации”.
В структуре мирового пространства А.Мэхэн выделял особую зону между 30-й н 40-й параллелями – “зону  конфликта”, в которой неизбежно, вне зависимости от воли конкретных политиков, сталкиваются интересы “морской империи”, контролирующей океанские просторы, и “сухопутной державы”, опирающейся на континентальное ядро Евразии (то есть Англии и России в соответствии с реальностями того времени).
Для того чтобы победить в таком  противостоянии, морская империя, согласно Мэхэну, должна отбросить континентальную державу как можно дальше в глубь Евразии, завоевав контроль над “прибрежными нациями” и окружив своего геополитического противника кольцом военно-морских баз вдоль побережья евразийского континента.
О степени влияния такого рода идей на практическую политику достаточно красноречиво свидетельствует тот факт, что “теория морской силы” на протяжении всею XX [c.18] века неизменно лежала в основе военно-политической стратегии США, вне зависимости от конкретных доктрин, менявшихся в зависимости от исторических условий.
Таким образом, военно-стратегические теории привнесли в геополитику  идею ключевых пунктов и зон, позволяющих  контролировать значительные участки  пространства. Сперва эти понятия  применялись преимущественно в военно-морской области, затем распространились в различных сферах человеческой деятельности, вплоть до экономики и культуры, а сейчас, в связи с бурным развитием космических технологий в области обороны, связи, коммуникаций и созданием так называемого “глобального общества”, обретают качественно новое значение.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
4. Характеристика основных геополитических  эпох
С точки зрения геополитики историю  человечества можно рассматривать  как последовательную смену геополитических эпох, или силовых полей. Каждая геополитическая эпоха имеет свой баланс сил, зоны влияния, границы. олитическую эпоху, как правило, открывает и закрывает, т.е. фиксирует, всеобъемлющий международный договор, который обычно отсутствует при изменении картины мира.
В словарь геополитики, с момента ее возникновения, вошла категория «геополитическая картина мира», которая в конце XIX в. представляла собой, с одной стороны, равновесие сил мощных держав — метрополий, с другой — огромные территории колоний, не являясь при этом завершенной и окончательной. Под геополитической картиной мира понимается определенное соотношение сил, мощи акторов, субъектов геополитики, каждый из которых владеет и контролирует определенную территорию и акваторию.
Геополитическая картина мира всегда находится в состоянии трансформации не только из-за переноса тех или иных границ, т.е. вследствие территориального роста государств, но благодаря колеблющемуся соотношению сил между ведущими державами.
История существования древнейших цивилизаций, противостояние «континентального» Рима и «морского» Карфагена предвосхитили многие геополитические реальности XX в.
Первой международной  геополитической системой стал колониальный раздел мира между Португалией и Испанией (Тордесильясский договор 1494 г.), положивший начало Тордесильясской геополитической эпохе, за которую сменились две геополитические картины мира: первая — противостояние и раздел мира между Португалией и Испанией; вторая — противостояние между Испанией и Голландией, когда последняя оттеснила прежнюю владычицу — Португалию от контроля над южным морским путем.
Вторая геополитическая  эпоха открылась Вестфальским договором 1648 г. после окончания Тридцатилетней войны. К этому времени в Европе в основном сформировались национальные государства. Мир вступил на путь промышленного развития, сопровождавшегося формированием нации-государства с жесткой централизованной династической властью. Следует отметить одну очень важную по своей сути геополитическую особенность: с этого времени европейская история начинает превращаться в мировую.
Данная эпоха также включала две картины мира. Первая зафиксировала изменения, вызванные прорывом в число великих держав Англии. Борьба Англии с Голландией составила ее суть и конфигурацию. Вторая высветила англо-французское противостояние. Таким образом, третья и четвертая по счету картины мира составили Вестфальскую геополитическую эпоху.
Следующий период изменений приводит к новой международной системе, зафиксированной Венским договором 1815 г., закрепившим новую расстановку геополитических сил. Основу этого составил имперский принцип контроля географического пространства. Венскую геополитическую эпоху составила пятая картина мира, заключавшаяся в соперничестве Великобритании, которая преобладала на море, и России, доминировавшей на евразийском континенте. После Крымской войны (1854—1856) мир адекватно представляла шестая картина, суть которой — множество европейских держав. Эта картина постепенно трансформировалась в седьмую: Антанта против Тройственного союза.
Очередная геополитическая эпоха начинается с Версальского договора 1919 г. (Версальская геополитическая эпоха). Здесь тоже явно просматриваются две разные картины мира. После окончания войны доминировали страны-победительницы: Великобритания, США, Франция. Япония, Германия, Италия и Россия были исключены из числа великих держав, а Австро-Венгрия и Османская империя исчезли с политической карты мира. Эта восьмая картина «многополярного» мира просуществовала до середины 1930-х гг., пока не набрали военно-экономическую мощь страны-изгои — Германия, Италия и Россия и пока мир не принял новую блоковую конфигурацию. Девятая картина мира представляла собой противостояние Антикоминтерновского пакта (Германия, Италия, Япония) и Атлантического договора (Великобритания и США), поддержанного Францией и СССР.
После Второй мировой войны, в Ялтинскую геополитическую эпоху, существовали две геополитических картины мира: десятая представляла собой противостояние НАТО и Варшавского договора, т.е. биполярный мир, а одиннадцатая — новый «многополярный» мировой порядок, сложившийся по окончании «холодной войны».
Итак, в своем геополитическом развитии мир в Новое время и в период индустриализации пережил пять геополитических эпох, или в общей сложности одиннадцать геополитических картин мира.
Лидер компартии России Г.А. Зюганов  и некоторые российские геополитики выделяют также так называемую Беловежскую эпоху, которая характеризуется появлением новых буржуазных государств: сперва вокруг СССР — путем «бархатных» и силовых контрреволюций, и в нем самом.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
5. «Органистская школа»  Фридриха Ратцеля
Немецкий исследователь  Ф. Ратцель (1844—1904) – отец геополитики, делал упор на географическую обусловленность  внешней и внутренней политики. В понятие географической обусловленности он включал размеры, положение и границы страны, ландшафт с его растительностью и водами и отношение к другим частям земной поверхности. Это пространство не просто территория, а политическая сила. Морские берега - наивысший ранг политических границ. По мере роста государство стремится к включению в свой состав политически ценных мест, а поскольку масштабы политических пространств непрерывно изменяются, то отчетливо проявляется тенденция врастать в естественные замкнутые пространства. Эта данность осваивается обществом и выражается в политике. Сформулировал 7 законов пространственной экспансии.
1. Пространство государства  растет вместе с ростом культуры.
2. Рост государства  сопровождается другими симптомами  развития: развитием идей, торговли, производства, миссионерством, повышенной активностью в различных сферах.
3. Пространственный рост  государства осуществляется путем  соединения и поглощения малых  государств.
4. Граница есть периферийный  орган государства и как таковой служит свидетельством его роста, силы или слабости и изменений в этом организме.
5. В своем росте  государство стремится вобрать  в себя наиболее ценные элементы  физического окружения, береговые  линии, русла рек, равнины, районы, богатые ресурсами.
 6. Исходный импульс к территориальному росту приходит к государствам извне как результат различия уровней цивилизации соседствующих территорий.
7. Тенденция к слиянию  и поглощению слабых наций  переходит от государства к  государству и подталкивает к  еще большему увеличению территорий.
 То есть государство  рождается, растет, умирает подобно  живому организму, его пространственное  расширение и сжатие являются  естественными процессами.
 Ратцель сформулировал  концепции «мировой державы»: у  больших стран в их развитии есть стремление к максимальной географической экспансии, выходящей постепенно на планетарный уровень. В результате происходит объединение континентального пространства под политическим и стратегическим господством такой мировой державы (в Америке - США, в Европе — Германия). Каждый народ и государство имеют свою «пространственную концепцию» (идея о пределах своих территориальных владений). В теории «океанического цикла» Ратцель обосновал идею о поступательном перемещении стратегических центров мира из Средиземноморья в Атлантический, а затем и в Тихий океан. Ф. Ратцель называл Тихий океан океаном будущего.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
6. Рудольф Челлен  – автор категории «геополитика»,  закона аваркии
Все основные положения  геополитики были сформулированы другим шведским ученым Р. Челленом (1864 — 1922). Для него геополитика представляла науку о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве. Он уподоблял государство живому и мыслящему организму, существующему на земле благодаря собственной жизненной силе и подобно организмам живой природы, ведущего борьбу за существование и проходящего все циклы развития от зарождения до умирания.
 Поскольку он исходил  из положения, что борьба за  существование естественная форма  жизни государства, постольку и война представлялась лишь как одно из проявлений этой формы борьбы за географическое пространство. Р. Челлен утверждал, что жизнеспособность государства обеспечивает, в первую очередь, сила и лишь затем право, поддерживаемое этой силой. Задача права обеспечивать идеолого-нравственные условия применения этой силы.
 Исходя из своей  концепции роли силы в геополитике,  Р. Челлен не сомневался, что  малые страны в силу своего  географического положения будут  подчинены великим державам, способным  их объединить в большие географические и хозяйственные комплексы. И если в предшествующие периоды, считал он, эту роль выполняли Британия и Россия, то в начале XX в. на европейском континенте ее предстояло сыграть Германии. По его мнению, именно она обладала так называемым «осевым динамизмом» в Европе и поэтому он предлагал создать германо-нордический союз во главе с Германской империей.
 Экспансионизм великих  держав возводился Р. Челленом  в ранг закона природы. Великая  держава, опираясь на свое военное  могущество, выдвигает требования и простирает влияние далеко за пределы своих границ. В условиях, когда мир уже поделен между великими державами, остается, естественно, лишь одна возможность — отвоевать захваченное другой великой державой пространство.
 Идеи Р. Челлена  были усвоены и развиты в 20 — 30-е гг. XX в. германским ученым К. Хаусхофером.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
7. Нацизм и геополитика ( К.  Хаусфер и др.)
Говоря о геополитике и нацизме, в первую очередь подразумевается  об имперской геоидеологии (К.Хаусхофер). Именно Карлу Хаусхоферу (1869-1946) геополитика во многом обязана тем, что она долгое время рассматривалась не просто как «псевдонаука», но и как «человеконенавистническая», «фашистская», «людоедская» теория.
Развивая взгляды Ратцеля и  Челлена, Хаусхофер придал геополитике тот вид, в котором она стала частью официальной доктрины Третьего рейха.
Однако среди германских геополитиков Хаусхофер был не единственным. Следует также упомянуть Э.Банзе, В.Зиверта,  К.Росса, К.Фовинкеля.   Но очень большую роль в развитии геополитики этого периода, безусловно, сыграл все же К.Хаусхофер.
К.Хаусхофер был одним из инициаторов создания Института геополитики в Мюнхене и издания «Журнала геополитики» в 1924 году.
К.Хаусхофер, по сути, предвидел развал Версальской системы. Он говорил о том, что «период геополитического устройства и нового раздела власти над пространством не только не закончился с первой мировой войной, но только начался». По мнению, Хаусховера, Версальская система не ослабила и не уничтожила существовавшие между государствами противоречия, а, напротив, усилила их.
Также Хаусхофер выдвинул программу  геополитического воспитания немецкого  народа, которая заключалась в  том, что необходимо было направить  всю энергию возрождающегося  народа на приобретение жизненного пространства. По его мнению такого понимания можно добиться только путем «воспитания» всего народа в духе необходимости перехода от «смутного ощущения гнета, порожденного недостаточным пространством для дыхания, недостатком воздуха, мучительной теснотой пространства, к сознательному чувству границ». Для этого и нужна геополитика как наука и как течение.
Основная концепция К.Хаусхофера базируется на противодействии Западу, необходимости создания «континентального блока» или оси «Берлин-Москва-Токио».
Речь в данном случае шла о совместных усилиях Германии и России (тогда СССР) для установления «нового евразийского порядка» в целях вывода из-под влияния «морской силы» континентального пространства «мирового острова» (X.Макиндер).
Однако теоретические сентенции К.Хаусхофера, как известно, на практике не были реализованы, поскольку столкнулись с грузом «исторических проблем», идеологических несоответствий, пресловутой «расовой теорией», делавших невозможным стратегический союз с Россией.
К.Хаусхофер ввел в геополитику выражения «кровь и почва», «пространство и положение», «жизненное пространство», «сила и пространство». Одной из его центральных идей была концепция расширения жизненного пространства государства. К.Хаусхофер утверждал, что периоду господства морских держав приходит конец и будущее – за континентальными странами. Одно из наиболее известных его геополитических сочинений так и называется: «Континентальный блок: Центральная Европа, Евразия, Япония» (1941).
По существу, К.Хаусхофер выступал за создание континентального блока Германия – Россия – Япония. Он был против вторжения Германии в СССР, разделяя мысли Бисмарка о недопустимости для Германии войны на два фронта – на Западе и на Востоке. Известно, что К.Хаусхофер предсказывал поражение германской армии, если та «попытается проглотить обширные земли России».
К.Хаусхофер написал целый ряд  содержательных геополитических работ, среди которых следует назвать «Границы в их географическом и политическом значении» (1927), «Пан-идеи в геополитике» (1931), «Статус-кво и обновление мира» (1939). По мнению К.Хаусхофера, падение Великобритании и других морских государств вскоре создаст условия для формирования нового европейского порядка, в котором лидирующее место будет принадлежать Германии. Этот новый порядок будет основываться на господстве так называемых «пан-идей».
Адъютантом К.Хаусхофера во время  первой мировой войны и его  студентом в Мюнхенском институте  был один из идеологов нацистской партии – Рудольф Гесс. Через  Гесса Хаусхофер в самом начале нацистского движения имел контакт с Гитлером. После провала мюнхенского «пивного путча» в 1923 году Хаусхофер временно предоставил Рудольфу Гессу убежище в своем поместье в Баварских Альпах.
 
К.Хаусхофер после прихода нацистов к власти стал занимать высшие посты на нацистской иерархической лестнице. При Мюнхенском университете им был создан семинар по геополитике, который в 1933 году преобразован в Институт геополитики. Директором этого Института и стал К.Хаусхофер.
В 1938 году в Штуттгарте К.Хаусхофер  основал «Национальный союз немцев, проживающих за границей» (ФДА), а затем стал его директором. ФДА создал 3000 клубов, рассеянных во всех странах мира, с помощью которых гитлеровская разведка получала сведения и вербовала из зарубежных немцев агентов «пятой колонны». Формально ФДА находился под руководством К.Хаусхофера, фактически же подчинялся непосредственно Центральному бюро фольксдойче, являвшемуся центром деятельности нацистских «пятых колонн».
До 1936 года нацистское руководство, очевидно, благоволило к К.Хаусхоферу (особенно сказывалась протекция Гесса). Однако после отъезда Гесса в Англию (1939) Хаусхофер впал в немилость. Старший сын Карла Хаусхофера Альбрехт установил контакты с руководителем американской разведки в Европе Алленом Даллесом и участвовал в заговоре военных против Гитлера 20 июля 1944 года. В связи с этим он был арестован и в апреле 1945 года расстрелян гестапо в Берлине. Сам Карл Хаусхофер в 1944 году был заключен на некоторое время в концентрационный лагерь Дахау и считался почти «врагом народа».
есмотря на двусмысленность его  положения, он был причислен союзниками к «видным нацистам». К.Хаусхофер  был арестован в американской зоне оккупации Германии. Допросить  его было поручено одному из основателей  американской геополитики – директору дипломатической школы Джорджтаунского университета, иезуитскому священнику профессору Эдмунду А.Уолшу. Хаусхофер изложил точку зрения, согласно которой нацизм использовал геополитику, независимо от геополитиков, вульгаризируя и извращая основоположения этой дисциплины. Уолш убедил Хаусхофера обосновать данную позицию теоретически и написать произведение, в котором бы давалось «правильное толкование» его учения.
Американцы добились того, что К.Хаусхофер  не предстал перед Нюрнбергским трибуналом в числе прочих главных немецких военных преступников и был выпущен на свободу 2 ноября 1945 года.
В последней работе «Апология немецкой геополитики» Хаусхофер отрицал  «нацистское прошлое» своей науки  и пытался доказать, что Гитлер искажал геополитику. Он писал, в  частности, что некогда превозносимый фюрер – «недоучка, который никогда правильно не понимал принципов геополитики, сообщенных ему Гессом».
10 марта 1946 года Карл Хаусхофер  и его жена Марта совершили  самоубийство. Вопрос о степени  причастности геополитики к нацистским преступлениям остался открытым.
Вскоре после самоубийства К.Хаусхофера Уолш, с одобрения главного обвинителя от США в Нюрнберге Роберта X.Джексона, выступил в университете Франкфурта-на-Майне  с докладом, в котором он довел  до всеобщего сведения «исповедь» К.Хаусхофера и призвал своих слушателей к «правильному» толкованию геополитики.
Своеобразным продолжателем традиций немецкой геополитической школы  выступает интеллектуальное движение европейских «новых правых», на которое значительное влияние оказал философ и правовед Карл Шмитт (1887-1985), написавший ряд эссе, посвященных «номосу земли», принципу, интегрирующему территориальную геополитическую организацию пространства и особенности его государственного устройства, правовой системы, социального и духовного склада.
Шмитт противопоставляет «традиционное», военное, имперское и этическое  устроение «номоса земли», символом которого является Дом, и «модернистское», торговое, демократическое и утилитаристское  устроение «номоса моря», символом которого является Корабль.
Таким образом геополитическая  оппозиция Моря и Суши выводится  на уровень историософского обобщения.
Современные антиамерикански настроенные  «новые правые» - Жан Триар, Ален Бенуа, Роберт Стойкерс и другие развивают эти идеи Шмитта, противопоставляя глобалистскому «морскому» порядку, устанавливаемому США, конструируемую ими идею евразийского континентального порядка, основанного на СССР-России и Германии.
Через философа Александра Дугина их идеи оказывают большое влияние  на российских консерваторов.
 
8.  «Географическая ось истории»  Хэлфорда Маккиндера
X. Маккиндер (1861 — 1947) подчеркивал  определяющую роль для государств  и народов пространства, на котором  они существовали. Поскольку, по  мнению X. Маккиндера, доминирующую  роль в мировой политике играют огромные пространства Евразии, постольку овладение этим «осевым регионом» является необходимым условием мирового господства.
 Россия занимает исключительно  выгодное положение в центре  Евразийского континента, центральную  стратегическую позицию, сравнимую с позицией, занимаемой Германией в Европе. Россия может наносить и одновременно получать удары со всех направлений, за исключением севера. И никакая социальная революция, по его мнению, не способна изменить ее отношения к великим географическим границам ее существования. Подобный ход мыслей привел X. Маккиндера к созданию первой глобальной геополитической модели мира. «Осевой регион» он назвал Хартлендом (сердцевинной землей). В него он включил географическое пространство России, плюс Восточная и Центральная Европа на западе, Тибет и Монголия на востоке. За пределами хартленда он описывает «большой внутренний полумесяц», Римленд (береговые земли), образуемые Германией, Австрией, Турцией, Индией и Китаем.
 «Внешний полумесяц», образующий  Мировой остров, представляли, по его мнению, Британия, Южная Африка, Австралия, Соединенные Штаты, Канада и Япония. Что касается Франции, то, как пишет X. Маккиндер, ее «толкнуть в объятия морских держав может предполагаемый союз Германии и России. Таким образом, им окончательно была сформулирована идея геополитического дуализма: столкновения власти суши — теллурократии и морского могущества — талласократии. Сегодня эти термины постоянно используются теми учеными, которые стоят на позициях классической геополитики. Хотя, как считал X. Маккиндер, морская мощь и играет огромную роль в мировом балансе сил, но развитие сухопутных и воздушных коммуникаций в значительной степени обесценивают ее эффективность, так как для поддержания ее на соответствующем уровне требуется все большее количество и все более дорогих морских баз. Поэтому господства над мировым островом сравнительно проще добиться великим континентальным державам. На основе этих размышлений он пришел к итоговому выводу, что тот, кто правит Восточной Европой, господствует над Хартлендом, тот, кто правит Хартлендом, господствует над Мировым островом, тот, кто правит Мировым островом, господствует над миром.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
9. Теория «морского могущества»  Альфреда Т. Мэтхена
Альфред Тайер Мэхен в 1890г. опубликовал свою первую книгу "Влияние морской силы на историю. 1660-1783 гг.". Впоследствии вышли в свет его работы: "Влияние морской силы на Французскую революцию и Империю", "Заинтересованность Америки в морской силе в настоящем и будущем", "Проблема Азии и ее воздействие на международную политику", "Морская сила и ее отношение к войне". Как видно из простого перечисления названий трудов адмирала, все они раскрывают одну тему: "Морская сила и ее влияние на историю". Можно сказать, что в конце XIX - начале XX в. Мэхен создал программу деятельности идеологов и политиков талассократии, которая и была реализована во второй половине XX в. Победа в "холодной войне" с СССР и его разрушение закрепили успех стратегии "морского могущества".
Ключ к пониманию политики приморских наций, по мнению Мэхена, следует искать в трех факторах:
 • в производстве продуктов,  с необходимостью их обмена;
 • в судоходстве для совершения  этого обмена;
 • в колониях, которые расширяют  и облегчают операции судоходства,  покровительствуя ему также умножением безопасных для судов станций.
 Главными условиями, влияющими  на морскую силу наций, Мэхен  считает: географическое положение;  физическое строение (conformation), включая  естественную производительность  и климат; размеры территории; численность народонаселения; характер народа; характер правительства, в том числе и национальных учреждений.
Будущее США, по мнению Мэхена, состоит  в том, чтобы, опираясь на интегрированный  американский континент, занять в мире ведущие позиции в экономическом, стратегическом и даже идеологическом отношении, а потом установить полное мировое господство. Это можно сделать, полагал Мэхен, устранив опасность, которую представляют в первую очередь континентальные государства Евразии - Россия и Китай, во вторую - Германия. Борьба с "непрерывной континентальной массой Русской империи, протянувшейся от Западной Малой Азии до Японского меридиана на Востоке", по мнению адмирала, была главной стратегической задачей. Она требовала много времени, сил и средств. Решить ее можно было, применяя систематически против Евразии стратегию "анаконды". Эту стратегию использовал генерал Мак-Келлан во время Гражданской войны 1861-1865 гг. между Севером и Югом. Суть ее - блокирование вражеских территорий с моря и по береговым линиям. Такие действия (блокирование) постепенно приводят к стратегическому истощению противника.
 Чтобы успешно реализовать  стратегию "анаконды", как полагал  Мэхен, США, Великобритании, Германии  и Японии следует объединиться  против России и Китая. Во  время Первой мировой войны данная стратегия применялась для поддержки Антанты, а затем для помощи белому движению: от Архангельска до Одессы, от острова Врангеля до Владивостока контролировались все морские коммуникации Советской России. Во Второй мировой войне "анаконда" душила "Срединную Европу", а также Японию. Но с наибольшей силой эта стратегия работала против СССР, Кубы, стран Варшавского договора в эпоху "холодной войны".
 В 1970-1980-х гг. противостояние  США и СССР достигло глобальных  масштабов. Выполняя программу действий, подготовленную Мэхеном, американцы постоянно наращивали свои военно-морские силы. Они продолжают делать это и сейчас, хотя Советского Союза нет уже давно нет. К началу третьего тысячелетия США, сделав мир монополярным, превратились в самую мощную морскую державу.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
10. Концепция «римленда» Николаса  Спайкмена
Превращение США после Первой мировой  войны в «сверхдержаву» породило у американских исследователей потребность  усилить концепцию «Морской Силы»  обоснованием необходимости контроля над береговыми территориями Евразии. Эта потребность была реализована в виде геополитической концепции атлантизма. Одним из ее авторов выступил Н. Спикмен (1893—1943), профессор Йельского университета.
 Он видел геополитику не  как науку, изучающую влияние почвы на жизнь государства, а рельефа на национальный характер, а как аналитический метод, позволяющий выработать эффективную международную политику. Все исследования этого ученого носят чисто прагматический характер.
 Он выделил десять критериев  геополитического могущества государства: поверхность территории, природа границ, объем населения, наличие или отсутствие полезных ископаемых, экономическое и технологическое развитие, финансовая мощь, этническая однородность, уровень социальной интеграции, политическая стабильность, национальный дух. Если сумма оценки геополитических возможностей государства по этим критериям оказывается небольшой, то данное государство вынуждено поступаться частью своего суверенитета.
 Он начал свои рассуждения  с корректировки концепции X. Маккиндера, отодвинув геополитическую позицию Хартленда на второй план, а решающую роль для господства над Евразией передав Римленду. Кроме того, им было введено в оборот понятие «Срединный Океан». Он сравнивал роль Средиземного моря в жизни европейских народов в эпоху Античности и Средневековья с ролью Атлантического океана в новейшую эпоху. На обоих берегах океана (восточноамериканском и европейском), по его утверждению, расположилась во многом единая и наиболее развитая в техническом и экономическом отношении цивилизация. В этом смысле Атлантический океан можно было бы рассматривать как «внутреннее озеро» двух континентов. Происходит соединение мощного военного и экономического потенциала США и интеллектуального потенциала Европы. При этом геополитические интересы США становятся приоритетными и определяющими для европейцев.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
11. Новая расстановка сил в  мире после окончания второй  мировой войны, СССр и СШа  – мировые геополитические лидеры.
Вторая мировая  война привела к коренным изменениям в международной обстановке, в соотношении сил на мировой арене. Представители наиболее реакционных сил империализма — итальянский и германский фашизм, а также японский милитаризм, потерпели крах. Они были разгромлены объединенными усилиями, казалось, несовместимых, но одинаково ненавидимых ими советских коммунистов и буржуазных демократов
Послевоенная  обстановка в мире резко изменилась. Германия, Япония, Италия были не просто разгромлены, а в этих странах  предстояли коренные преобразования всей структуры общественной и экономической жизни, связанные с деидеологизацией, демилитаризацией, заменой властных органов и официального руководства. Дальнейшие их союзнические взаимоотношения исключались международными обязательствами стран антигитлеровской коалиции.
Великобритания  и Франция были экономически ослаблены  войной, и необходимо было время  для восстановления их былого престижа на мировой арене. К тому же в этих странах обострились классовые  противоречия. Быстро росла организованность и сознательность рабочего класса, усилилось влияние профсоюзов и коммунистических партий на широкие слои трудящихся.
США, укрепившие свои позиции и обогатившиеся, были полны амбиций на мировое господство. Монопольное владение атомной бомбой усиливало их претензии. СССР, вынесший основную тяжесть борьбы с агрессорами, естественно, был ослаблен экономически, но грозен военным могуществом, а главное — един в национальном и политическом отношениях, имел большой международный авторитет. Советские люди были настроены оптимистически и полны желания мирного созидания.
Таким образом, мировое  сообщество вновь было разобщено, как  и после первой мировой войны, но отчетливо намечались два противоположных  социально-политических лагеря во главе  с США и СССР. Предстояло не просто идеологическое противоборство, а самая ожесточенная борьба за союзников, сферы жизненных интересов.
Урегулирование  отношений с бывшими союзниками фашистской Германии по мере разгрома немецко-фашистских войск от гитлеровской Германии откалывались ее союзники: Италия, Румыния, Болгария, Венгрия, Финляндия. Они принимали предложенные им условия перемирия и объявляли войну Германии.
Советский Союз добивался того, чтобы мир с  бывшими союзниками Германии стал прочным  и справедливым демократическим  миром, который избавил бы народы от угрозы новой агрессии в Европе, создал бы основы европейской безопасности, обеспечил этим странам возможность демократического развития.
Советские предложения  шли вразрез со стремлением западных держав во главе с США обеспечить свое господство в послевоенном мире, навязать свою волю Советскому Союзу, продиктовать побежденным государствам кабальные условия мира, подчинить их экономику и политическую власть империалистическим кругам США, Англии, Франции.
10 февраля 1947 г. мирные договоры с Италией, Румынией, Болгарией, Венгрией и Финляндией были подписаны в Париже государствами, принимавшими активное участие в войне, и вступили в силу 15 сентября после ратификации их СССР, США, Англией и Францией. Таким образом, бывшие союзники фашистской Германии становились полноправными членами мирового сообщества.
В развитии основных проблем международной жизни  в послевоенные годы — европейской, германской, дальневосточной и других наиболее ясно проявилось противостояние блоков во главе с США и СССР, которое переросло в «холодную войну».
«Идеологическим манифестом» империализма явилась  речь Черчилля 5 марта 1946 г. в Фултоне, штат Миссури, США в присутствии  президента Трумэна. Впервые после  войны на высоком уровне провозглашался «крестовый поход» против коммунизма и выдвигалась программа америко-английского мирового господства «не только в наше время, но и на грядущие столетия». Англичане опасались за судьбу своей колониальной империи, американцы были полны решимости ограничить сферу советского влияния и, развивая «доктрину Трумэна» и «план Маршалла», обеспечить свои действия по расширению политического, экономического и военного господства США. К концу 1947 г. 2/3 американцев считали СССР потенциальным противником.
Советская внешняя  политика была построена на принципах мирного сосуществования двух систем. Сталин формулировал задачу «сделать невозможным возникновение новой агрессии и новой войны если не навсегда, то по крайней мере в течение длительного периода времени».
Советские руководители неоднократно выражали уверенность в том, что дальнейшее развитие дружественных связей участников антигитлеровской коалиции возможно и желательно. Был высказан ряд конкретных соображений о путях налаживания взаимовыгодных соглашений с США о займах и кредитах; об усилении политических, торговых и культурных связей с Англией и США; периодических встречах на высшем уровне для обсуждения актуальных международных вопросов.
В целях смягчения  конфронтации Советский Союз внес конкретные предложения в ООН по всеобщему  сокращению вооружений, запрещению атомного оружия, выводу иностранных войск с территорий других государств. Советское правительство призывало отказаться от образования замкнутых блоков и группировок, направленных против других государств.
В марте 1948 г. по инициативе Англии был создан первый военный блок западноевропейских стран — Англии, Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга, получивший наименование Западного союза.
В апреле 1949 г. якобы  для защиты от «угрозы коммунистической агрессии, нависшей над странами Западной Европы» США, Англия, Франция, Италия, Канада, Бельгия, Голландия, Португалия, Дания, Норвегия, Исландия и Люксембург образовали Североатлантический союз (НАТО), в который вошли в 1952 г. Турция и Греция, а в 1955 г. — ФРГ.
26 сентября 1949 г. в Советском  Союзе была испытана атомная  бомба, а 20 августа 1953 г. —  водородная. Таким образом, СССР  стал обладателем самого мощного  смертоносного оружия.
Так противостояние двух противоположных  социально-экономических систем перерастало в вооруженную конфронтацию, в основе которой лежала не только классовая неприязнь, но и неспособность дипломатии консолидировать миролюбивые демократические силы и остановить организаторов «холодной войны». К тому же человечество еще не осознавало смертельную глобальную угрозу ракетно-ядерного вооружения.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
12. Атлантизм: история и современное  состояние (А. Мэхен, Н. Спайкмена  , Д. Мэйтинг, с. Коен и др.)
Атлантизм – идеология тесного союза США со странами Западной Европы и Канадой.
Развитие чисто атлантистской  линии в геополитике после 1945 г. в основном представляло собой  развитие тезисов Спайкмена. Как  и сам он начал разработку своих  теорий с коррекции Маккиндера, так  и его последователи в основном корректировали его собственные взгляды.
В 1956 г. ученик Спайкмена  Д. Мейниг опубликовал труд “Хартленд и  римленд в евразийской истории”. Здесь Мейниг специально подчеркнул, что “геополитические критерии должны особо учитывать функциональную ориентацию населения и государства, а не только чисто географическое отношение территории к Суше и Морю”. Он говорит о том, что все пространство евразийского римленда делится на три типа по своей функционально-культурной предрас­положенности:
1. Китай, Монголия, Северный Вьетнам,  Бангладеш, Афганистан, Восточная Европа (включая Пруссию), Прибалтика и Карелия – пространства, органически тяготеющие к хартленду.
2. Южная Корея, Бирма, Индия,  Ирак, Сирия, Югославия – геополитически  нейтральны.
3. Западная Европа, Греция, Турция, Иран, Пакистан, Таиланд – склонны к талассократическому блоку.
В 1965 г. другой последователь Спайкмена  У. Кирк выпустил книгу, название которой  повторяло название знаменитой статьи Маккиндера “Географическая ось  истории”. Кирк развил тезис Спайкмена  относительно центрального значения римленда для геополитического баланса сил. Опираясь на культурно-функциональный анализ Мейнига и его дифференциацию “береговых зон” относительно “теллурократической” или “талассократической” предрасположенности, Кирк выстроил историческую модель, в которой главную роль играют прибрежные цивилизации, от которых культурные импульсы поступают с большей или меньшей степенью интенсивности внутрь континента. При этом “высшие” культурные формы и историческая инициатива признаются за теми секторами “внутреннего полумесяца”, которые Мейниг определил как “талассократически ориенти­рованные”.
Исходя из ряда положений, выдвинутых Маккиндером, британские геополитики  особенно заинтересовались проблемой  “географических единств”. В противоположность  американским геополитикам, утверждающим “взаимосвязь” мировых путей и стратегических ресурсов, их британские коллеги возвращаются к исконной “теории больших хозяйственных целых”. Англия, по их мнению, принадлежит одновременно к двум таким географическим единствам. Одним из них британские геополитики считают Западную Европу, Англию и Америку. Это единство они называют “атлантическим единством”, говоря в этой связи об “атлантических связях”, “атлантической культуре”, “атлантических путях”, в центре которых находится Англия. Историк Уильямсон, автор работы “Океан в английской истории”, развил точку зрения, согласно которой Англия имеет законное право претендовать на руководство атлантическими странами, так как связывает их воедино. По отношению к США Англия является страной – носителем европейской культуры и географических судеб Европы. По отношению к Европе Англия является как бы форпостом США и, таким образом, естественным представителем американо-атлантической культуры.
Американский политолог С. Коэн в книге “География и политика в разделенном мире” предложил разделить все регионы Земли на четыре геополитические составляющие:
1. Внешняя морская (водная среда), зависящая от торгового флота  и портов.
2. Континентальное ядро (nucleus), тождественное  хартленду.
3. Дисконтинуальный пояс (береговые сектора, ориентированные либо внутрь континента, либо от него).
4. Регионы, геополитически независимые  от этого ансамбля.
Атлантизм, являясь геополитикой моря, не был чужд новым идеям, связанным  с научно-техническим прогрессом, с научно-технической революцией в военной сфере. Появление новых типов вооружений – стратегических бомбардировщиков (первые из них сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки), межконтинентальных, крылатых и других ракет – поколебало приоритет Моря над Сушей. Потребовались новые доктрины, которые вместо двух важнейших элементов геополитики (Моря и Суши) должны были учитывать воздушное и космическое пространство, которые предполагают применение не только ядерного, но и плазменного, лазерного оружия. Эти два новых элемента получили название аэрократии (власть Воздуха) и эфирократии (власть Эфира, космического пространства). Освоение двух данных сред, на которые совершенно не обращали внимания основатели геополитики, тем не менее, оказалось продолжением талассократических теорий, но на более высоком уровне. История показала, что атлантизм более динамично, наступательно использовал все среды, базирующиеся на законе Моря. Геополитика атлантистов оказалась наступательной, а геополитика Евразии пребывала в состоянии пассивной обороны. В сфере аэрократии СССР добился относительного паритета, но в “звездных войнах” не смог конкурировать, что во многом привело к поражению в “холодной войне”, к развалу содру­жества стран Варшавского договора, а впоследствии и СССР.
Наиболее обоснованные аргументы в пользу необходимости серьезной корректировки традиционных геополитических моделей в связи с появлением авиации и особенно ядерного оружия и средств его доставки выдвинул американский атлантист А. П. Северски. В его геополитическом построении мир разделен на два огромных круга воздушной мощи, сконцентрированных соответственно на индустриальных центрах США и Советского Союза. Американский круг покрывал большую часть Западного полушария, а советский – большую часть Мирового Острова. Оба они обладали приблизительно равной силой над Северной Америкой и Северной Евразией, которые, по мнению Северски, в совокупности составляют ключ к мировому господству.
Технологические нововведения в военной  области продиктовали необходимость  применять глобальный подход к проблемам безопасности. Его использование дало повод ряду ученых по-новому трактовать геополитику. Американский исследователь Д. Дедни, уделяя главное внимание роли технического фактора в отношениях между географической средой и политическими процессами, рассуждает следующим образом: “Геополитическая действительность служит фоном для географии и технологии. Он придает форму, прокладывает русло и предполагает осуществление политической власти во многом тем же самым образом, как горные хребты, мосты и фортификационные сооружения воздействуют на армию во время сражения. Они не полностью определяют результат, но благоприятствуют различным стратегиям... неодинаково... География планеты, конечно, не изменяется. Но значение естественных особенностей планеты в борьбе за военное превосходство и безопасность изменяется с технологическими изменениями в человеческой возможности разрушать, перевозить и сообщать. Без сильного чувства технологии геополитика вырождается в земной мистицизм”.
Развитие геополитических взглядов применительно к ядерной эпохе мы встречаем у другого представителя американского атлантизма К. Грэя, посвятившего этой проблеме несколько работ, выдержанных в ключе обоснования гегемонистских притязаний США на мировой арене. В своей книге “Геополитика ядерной эры” он дает очерк военной стратегии США и НАТО, в котором ставит планетарное месторасположение ядерных объектов в зависимость от географических и геополитических особенностей регионов. В середине 70-х гг. Грэй назвал геополитику наукой о “взаимосвязи между физической средой в том виде, как она воспринимается, изменяется и используется людьми и мировой политикой”. Как считал Грэй, геополитика касается взаимосвязи международной политической мощи и географического фактора. Под ней подразумевается “высокая политика” безопасности и международного порядка; влияние длительных пространственных отношений на возвышение и упадок силовых центров; то, как технологические, политико-организационные и демографические процессы сказываются на весе и влиянии соответствующих стран.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
13. Теория конвергенции
Конвергенция (от лат. convergere — сближаться, сходиться) — политическая теория второй половины XX века, согласно которой СССР постепенно становится более либеральным, а Запад — более социалистическим, в результате чего должна возникнуть усреднённая социально-экономическая система, сочетающая принципы социализма и капитализма. В более широком смысле — увеличение сходства между различными обществами, находящимися на одной стадии истории, устранения внешнего, внеэкономического неравенства, логика сглаживания социальных конфликтов, либерально-демократических преобразований. Идеологом политической конвергенции в 1960—1970-е годы был А. Д. Сахаров.
Идея сближения двух систем была впервые выдвинута П. Сорокиным в книге «Россия и Соединенные Штаты», написанной в 1944 году. Авторы теории: Джон Гэлбрейт, Уолт Ростоу, Франсуа Перру, Ян Тинберген и другие.
Согласно теории конвергенции, обе  экономические системы не являются совершенными с точки зрения передовой культуры и гуманистических идеалов и дальнейшее противостояние систем черевато острым классовым конфликтом на международной арене, который может привести к гибели цивилизации. Учитывая эти опасности, сохранить мировую цивилизацию можно путём сближения систем, создавая новые формы социально-экономической и культурной жизни, в которых бы в концентрированном виде могло найти свое выражение то лучшее, что имеется в обеих системах.
Сходные взгляды, по мнению Ольги Матич, выражали Дж. Бёрнем (англ.)русск. (The Managerial Revolution) и Дж. К. Гэлбрейт (The New Industrial State).
«Конвергенциями» называются также  несколько политических партий в  разных странах.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
14. Возникновение,  развитие и современное состояние  мондианализма
Мондиализм (от лат. «mundi», фр. «monde» — «мир») — проект по установлению мирового правительства. Мондиализм — английский вариант французского слова «мондиализация» (mondialisation). Иногда это понятие путают с явлением глобализации. Понятие глобализации относится к экономической глобализации, тогда как мондиализация — к глобализации гражданской.
История возникновения  понятия. Изначально, слово «мондиализация» использовалось по отношению к городам или муниципалитетам, которые объявляли себя городами «граждан мира», проявляя таким образом своё неравнодушие к мировым проблемам и желание разделить ответственность за судьбу человечества. Идея была предложена самопровозглашённым гражданином мира Гарри Дэвисом в 1949 году как логическое продолжение идеи самопровозглашённых мировых граждан, и поддержана Робертом Сарразаком, бывшим лидером французского Сопротивления, который создал Человеческий Фронт Граждан Мира в 1945-м. Первым «всемирным городом» 20 июля 1949 года стал маленький французский городок Каор (около 20.000 жителей), являющийся столицей департамента Ло. Сотни других городов «мондиализировались» в течение нескольких последующих лет, большинство во Франции, а позже и за рубежом, включая многие немецкие города, а также Хиросиму и Нагасаки.
Современное значение. Мондиализм — это движение, выражающее солидарность популяций на Земле, нацеленное на установление надгосударственных законов и федеративной структуры на всей планете, при уважении разнообразия культур и личностей.
Движение мондиализма выступает  за образование новой политической организации, управляющей всем человечеством, переместив части национальных суверенитетов  во Всемирный Федеральный Департамент, Всемирное Федеральное Правительство и Всемирный Федеральный Суд. Департамент занимался бы решением общих повседневных проблем человечества, таких как голод, дефицит пресной воды, войны, миротворчество, загрязнение окружающей среды и электроэнергия. Президент Всемирного Правительства избирался бы гражданами прямым голосованием, как в президентской республике.
Мондиализм невозможен без подписания всеми государствами соответствующих  законов или международных договоров, имеющих силу закона.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
16. Столкновение цивилизаций С. Хантингтона
«Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка» (англ. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order; 1996) — историко-философский трактат Сэмюэла Хантингтона, посвящённый миру после холодной войны. Эта книга стала продолжением и развитием идей автора, изложенных в его более ранней работе — статье «Столкновение цивилизаций?» (The Clash of Civilizations?), опубликованной в 1993 году в американском политологическом журнале «Международные отношения» (Foreign Affairs). Обосновал идею многополюсного мира.
Конфликты между цивилизациями
Хантингтон утверждает, что географическое соседство цивилизаций нередко  приводит к их противостоянию и даже конфликтам между ними. Эти конфликты  обычно происходят на стыке или аморфно очерченных рубежах (faultlines) цивилизаций. Иногда эти конфликты можно предвидеть исходя из логики развития и взаимодействия цивилизаций.
Основные идеи книги
Цивилизации — это большие конгломераты стран, обладающие какими-либо общими определяющими признаками (культура, язык, религия и т. д.). Как правило, основным определяющим признаком наиболее часто является общность религии;
Цивилизации, в отличие от стран, обычно существуют долгое время —  как правило, более тысячелетия;
После возникновения самых ранних цивилизаций, в течение почти трёх тысячелетий между ними не было никаких контактов или эти контакты были очень редкими и ограниченными;
Каждая цивилизация видит себя самым важным центром мира и представляет историю человечества соответственно этому пониманию;
Западная цивилизация возникла в VIII—IX веках нашей эры. Она достигла своего зенита в начале XX века. Западная цивилизация оказала решающее влияние  на все остальные цивилизации;
Восприятие западного влияния (вестернизация) и технологический прогресс (модернизация) могут происходить раздельно или совпадать (частично или полностью);
Религиозный фанатизм часто является реакцией обывателя на модернизацию, вестернизацию или же на сочетание  того и другого;
Некоторые цивилизации (западная, индуистская, синская, православная, японская и буддистская) имеют свои «стержневые», то есть главные, страны (core states), а другие цивилизации (исламская, латиноамериканская и африканская) не имеют стержневых стран. Цивилизации, имеющие core states, обычно более стабильны;
В процессе глобальных перемен, международные  организации, возникшие после Второй мировой войны (ООН и т. д.) должны будут постепенно изменяться в сторону  более справедливого учёта интересов  всех стран. Например, в Совете Безопасности ООН должна быть представлена каждая цивилизация.
Список цивилизаций
(согласно классификации Хантингтона)
Западная цивилизация
Исламская цивилизация
Индуистская цивилизация
Синская цивилизация
Японская цивилизация
Латиноамериканская цивилизация
Православная цивилизация
Буддистская цивилизация
Африканская цивилизация
 
 
 
 
 
 
17. Геополитические  теории европейских  «новых правых» ( Ален де Бенуа,  Жан Тириар и др.)
«Новые правые» являются одной  из немногих европейских геополитических  школ, сохранивших непрерывную связь с идеями довоенных немецких геополитиков-континенталистов. Это направление возникло во Франции в конце 1960-х гг. и связано с фигурой лидера этого движения — философа и публициста Алена де Бенуа. Несмотря на значительную дистанцию, отделяющую интеллектуальные круги европейских «новых правых» от властных инстанций и на их «диссидентство», с чисто теоретической точки зрения их труды представляют собой любопытный и достаточно ценный вклад в развитие геополитики. Новые правые» — сторонники «ор
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.