Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Черноморская береговая линия

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.06.13. Сдан: 2013. Страниц: 41. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
Курсовая работа
на тему:
«Черноморская береговая линия: история основания и развития».
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Оглавление:
Введение
Глава 1. Черноморье и Черноморское побережье до начала строительства линии.
1. 1. Топографическое описание Черноморского побережья Кавказа.
1. 2. Переселение казаков на Кубань.
Глава 2. Черноморская береговая линия.
2. 1. Этапы строительства.
2. 2. Военные столкновения на линии.
2. 3. Реорганизация 1854 года. 
Заключение
Список источников и литературы
Список интернет-ресурсов
Приложение
 
 


Введение.
В жизни и судьбах народов  есть вехи, от которых ведется новый  отсчет времени и всему тому, что  происходит в последующие за этим года и века.
В XIX в. Кавказ не только являлся объектом споров и вооруженных столкновений между собой соседних с ним держав – России, Ирана и Турции; он занимал немаловажное место в восточной политике крупнейших европейских держав – Англии и Франции1.
В первой четверти XIX в. на Кавказе начинает распространяться колониальная политика, царизм стремится укрепиться на Ближнем Востоке и на Балканах, добиться свободного плавания в проливах Черного моря. Но этому препятствовали Англия и Франция.
После подписания Андранопольского мирного договора с Турцией, Россия начала активно осваивать и присоединять восточный берег Черного моря и  черкесские земли, лежащие между Кубанью и морским берегом вплоть до границ с Абхазией. В это же время наблюдается активная политика вмешательства со стороны иностранцев.
Совершено правильно писал  Карл Маркс, что «Турция не могла  уступить России то, чем не владела  сама2». Он далее указывал: «Черкессия всегда была настолько независима от Порты, что даже в те времена, когда в Анапе еще находился турецкий паша, Россия заключила несколько соглашений с черкесскими вождями о прибрежной торговле...3».
Затрагивая актуальность данной темы, то можно сказать, что  действия России на Кавказе, начиная  еще с XVI века, до сих пор являются одними из самых обсуждаемых в исторической науке. Причем, как в российской, так и зарубежной. Особый интерес к данной проблематике возникает в конце XX – начале XXI столетий, когда старая идеология равенства и единства уходит в прошлое, стало возможным подискутировать на тему о правомерности и необходимости тех или иных действий, решений принимаемых Российской империей для покорения Кавказа.
Поначалу с Российской стороны предпринимались попытки  наладить с местным населением Причерноморья, дружеские отношения. Когда же стало  ясно, что не торговлей, не подарками  на сторону их России не переманить, власти, стали измысливать различные  проекты покорения Кавказа.
Не случайно В.И. Ленин  отмечал, что экономическое завоевание Кавказа Россией совершилось  гораздо позднее, чем политическое4.
Немало важную роль в принятии такого решения, сыграло вмешательство иностранных держав.
Под влиянием этих событий  император Николай I приказал построить ряд фортов и крепостей по западному берегу Кавказа в удобных, по местным соображениям, пунктам, рассрочив эту постройку на несколько лет.
Именно раскрытие действий, осуществляемых российским правительством в конце XVIII – начале XIX веков на Черноморском побережье и как следствие – строительство новой укрепленной линии во второй четверти XIX века, является главной целью данной курсовой работы.
Для осуществления планов императора было составлено множество проектов, исходящих от различных военных лиц. Однако, приняв ряд из них, дело до конца не доводили, что вело к неизбежным ошибкам по отношению к местному населению.
Для того что бы правильно  ориентироваться в северокавказской проблеме, русскому командованию и  администрации была крайне необходима разносторонняя и объективная информация об этом регионе и о населявших его народах. Уже тогда имелось  практическая потребность в таких  сведениях, например, для налаживания  успешных торговых контактов с горцами.
Основное внимание в конце 20-х – начале 30-х годов XIX века было сосредоточенно на Закавказских владениях, но, одновременно, был выполнен ряд работ по Северному Кавказу и интересующему нас Западному Кавказу, которые имели преимущественно военно-топографический характер5.
Так, в 1828 году была командирована  группа военных топографов на Кавказ, возглавляемая капитаном Гецелем. Были составлены всевозможные карты: «Генеральный план восточных берегов Черного  моря от устья реки Риони до северных границ Абхазии»; «Генеральная карта  восточного берега Черного моря от северных границ Абхазии до крепости Анапа»6.
Большую лепту в изучение Закубанских земель внесли: главнокомандующий  отдельным Кавказским корпусом И.Ф. Паскевич, штабс-капитан 22 артиллерийской бригады Г.В. Новицкий, поручик Генерального штаба барон И.К. Аш. Так же был  создан «Временный комитет по устройству Закубанского края»7. Однако его деятельность оказалась невостребованной.
В 30-е годы на Кавказе были предприняты и археологические  исследования. Так, в 1836-37 годах в  Анапе производил раскопки подполковник Гринфельд.
Различные этнографические  сведения об обычаях и нравах кабардинского, черкесского и адыгского народов  собрали Я.М. Шарданов и Ш.Б Ногмов8.
В 1840 году генерал-майором  А.И. Мендом был составлен «Обзор политического состояния Кавказа», в котором он отобразил сведения о политическом состоянии народов  Кавказ, их численности и отношению  к российской власти9.
Большинство исследований того времени хотя и имели военно-политическую направленность, они позволяли составить  общую картину Кавказа и населявших его народов, что делает их востребованными  источниками и в наше время.
Как раз в изучении литературы по теме, рассмотрении основных этапов продвижения России на Западном Кавказе  и оценки необходимости в появлении Береговой линии и заключаются основные задачи данной курсовой работы.
Одним из самых важных источников по истории Западного Кавказа  служат труд летописца Кубани Попко Ивана Диомидовича, а так же произведения кубанского казачьего политика и историка Фёдора Андреевича Щербина.
Попко являлся автором  книги «Черноморские казаки в их гражданском и военном быту: очерки края, общества, вооруженных сил и службы: в 2х частях», которая стала первым историческим трудом XIX века, столь подробно описывающем черноморское казачество.
Другой писатель – Ф.А. Щербина создал несколько трудов, связанных с историей родной ему Кубанской области, образованной в 1860 году. Одним из основных стала «История Кубанского казачьего войска. История края в 2х частях», изданная в 1913 году.
Немало важны сведения, полученные из «Воспоминаний» написанных русским генералом, сенатором, участником Кавказской войны, а значит, непосредственным очевидцем всех событий, Григорием Ивановичем Филипсоном.  Как замечал сам автор вначале повествования: «Я плохо верю беспристрастию автобиографий. Руссо не щадил себя в своих Confessions; но я уверен, что он сказал о себе дурного или слишком мало, или слишком много: есть и такие странности в природе человека. Знаю наперед, что и в моем рассказе будет немало недомолвок»10.
Еще одним автором, заслуживающим  упоминания является военный историк-кавказовед Эсадзе Семен Спиридонович, написавший статью «Покорение Западного Кавказа и окончание Кавказской войны: Исторический очерк Кавказско-горской войны в Закубанском крае и Черноморском побережье», вошедший в сборник Романовского Д. «Кавказ и Кавказская война».
Так же, доктор исторических наук, Н.А. Смирнов, написал книгу «Политика России на Кавказе в XVI – XIX веках». Труд автора по данной теме интересен своими взглядами на политику России на Кавказе, вызванной задачами развития восточной торговли и обороны ее южных границ. Большое внимание уделяется социально-экономическим условиям жизни горских народов в рамках распространения феодального гнета и царской колониальной политики.
Кроме прочего, стоит, выделить статьи Чирга А.Ю. о проблеме контрабандной торговли на Черноморском побережье Кавказа, а так же монографию современного исследователя Клычникова Ю.Ю. «Российская политика на Северном Кавказе (1827 - 1840)», которые помогают раскрыть некоторую суть указанной темы.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Глава 1.
§ 1. 1. Топографическое описание Черноморского побережья Кавказа.
Прежде чем начать рассказ  о переселении казаков в Кубанский  край и строительстве Черноморской укрепленной линии, необходимо познакомиться  с  естественной обстановкой и  условиями, при которых приходилось  жить и действовать казаку.
Кавказская линия делится  на два крыла: одно из них досягает до Черного, другое до Каспийского моря. Естественной чертой тому и другому  крылу служат две первостепенные реки, берущие свое начало от одной  полосы вечных снегов и одинаково  окаймляющие северную покатость  Кавказских гор, но текущие в противоположных, одна от другой, направлениях и развивающиеся  до противоположных оконечностей горного  хребта. Это Кубань и Терек. Первая собирает на пути своем и уносит воды гор в Черное, последний —  в Каспийское море. По течению Кубани простирается правое, по течению Терека левое крыло11.
Указанное правое крыло носит  название Кубанской области, которая  занимает северо-западную часть Кавказа  и со времени колонизации ее русским  населением удерживает определенное деление  – на Старую Линию, Новую Линию, Закубанье  и Черноморию12. Именно на последнюю стоит обратить особое внимание, так как имеет непосредственное отношение к нашей теме.
Содержание Кавказской линии  разделено, неравными долями, между двумя поселенными казачьими войсками: Кавказским и Черноморским. Все левое и большая половина правого крыла, или, другими словами, больше двух третей всей линии, заняты кавказскими; остальное же протяжение правого крыла, до самого окончания линии над Черным морем — Черноморскими казаками.
Хотя населенность и военный  состав обоих войск почти одинаковы, но поселение кавказских казаков  растянуто в длинную, более или  менее узкую полосу, — между  тем как Черноморские казаки занимают своим поселением глубокую, почти  круглую площадь, известную на Кавказе  под именем Черноморья13. Это северо-западная часть Кубанской области14.
Соседственные горцы называют Черноморье Боткале, а все остальное  Подкавказье просто – Московия.
Как нераздельная часть Кавказского  перешейка, Черноморье сливается, на востоке с землей Кавказского казачьего войска и Ставропольской губернии15. На юг река Кубань отделяет его от пространств, обитаемых кавказскими народами Черкесского, или Адигского племени: абадзехами, шапсугами, бжедугами, женейцами и натхокаджами. С юго-запада омывается оно Черным морем, а с запада Керченский (Таврический) пролив отрезывает его от Крыма. Дальнейшим оттуда рубежом, наискось, на северо-восток, тянется излучистый берег Азовского моря, оканчивающийся крутым заворотом от северо-востока прямо к востоку. Остальное в этом направлении продолжение северного рубежа Черноморья совпадает с южной границей Ростовского уезда Екатеринославской губернии и Черкасского округа Донского войска. Живой межой проходит по этой черте речка Ея16.
Длина Черноморья, по почтовой дороге из Ставрополя на Керчь, простирается до 250, а ширина, подругой, перпендикулярной к первой, почтовой дороге из Ростовского  уезда на Екатеринодар — до 200 верст17.
На 1858 год, вся вообще поверхность земли Черноморских казаков заключала в себе 28 000 кв. верст, или 2 900 000 десятин.
По числу жителей, считая оба пола, приходится на каждую кв. версту около семи душ, или на каждую душу — около шестнадцати десятин.
Небольшое пространство края, к стороне Крыма, вышло отдельным  клином промежду морских и кубанских  вод. Это Таманский остров, лоскут земли в 95 973 десятины. Поверхность  его холмиста и возвышена над  морским уровнем на 85 футов. Сюда Кавказ отбрасывает крайние свои северо-западные отроги. Западный берег  Таманского острова и противоположный  ему берег Таврического полуострова  так сходны между собой в наружном виде и внутреннем строении, как  две части разломленной пополам  глыбы земли18.
За исключением Таманского острова, все остальное пространство Черноморья состоит из гладкой и  очень мало приподнятой над морем  равнины, или из одного необозримого луга, слегка покатого к берегам  Азовского моря, открытого на восток и на север и обойденного с  остальных сторон водами и болотами. По направлению общего поката к Азовскому  морю равнинная поверхность Черноморья прорезана множеством балок (плоскодонных оврагов), сухих и мокрых. Последние, как способные задерживать воду, носят название речек19. К ним относятся: Ея, Ясени, Албаши, три Бейсуга, Керпили, Кочети.
Нельзя не обратить здесь  внимания на одну особенность, именно, что пересмотренные нами речки, в  известном расстоянии от моря, сходятся к отдельно лежащим котловинам и  наводняют их, как будто трубы, приведенные к прудам, — и что  каждая из этих котловин, или прудов, к стороне морского берега, имеет  кран, которым избыток набираемой воды стекает в море20.
И вот мы уже приблизились к южной и главной реке —  Кубани. «Вот, вот она, вот русская  граница!»
Кубань, по черкески Пшиз, «князь рек», в древности, Варданус и Гипанис, берет свое начало от подоблачных  снегов Эльбруса (у черкес «Осшумаф» - холм счастья)21. Служа чертой правому крылу Кавказской линии, она двумя третями своего течения орошает землю кавказских казаков с прилегающим к ней нагорьем и только одной низовой третью, на протяжении 250 верст, омывает Южную окраину Черноморья. Приняв в своем верховом и среднем течении большие притоки: Малый Зеленчук, Большой Зеленчук, Уруп и, наконец, Лабу, она приходит к Черноморцам рекой значительной, имеющей ширины, в средних берегах, шестьдесят сажень. По продолжению Черноморья, падают в нее с нагорной же стороны: Белая, по-черкесски Шевгаше, почти равняющаяся Лабе своим двухсотверстным протяжением, — далее Пшиш, Псекупс, Афипс, или Яриок, Адакум и другие мелкие притоки. Эти последние, скатившись на плоскость, теряют свои берега и расплываются озерами и болотами. Приняв такую массу горных вод, Кубань относит их в моря Черное и Азовское, в первое главным течением, а в последнее рукавом, называемым Протока, или Кумли-Кубань (песчаная Кубань)22.
Исходя из перечисленных  рек можно сделать вывод, что  Черноморцы заселили исключительно  степи, следовательно, Черномория может  быть названа районом степных  рек23.
Немного выше того места, где  Протока отложилась от Кубани, а  именно у поста Славянского, Кубань разорвалась на два параллельных течения и, слившись вновь в верстах  в шестидесяти ниже точки своего разъединения, образовала продолговатый  и низменный Каракубанский остров, имеющий в поперечнике от трех до семи верст пространства24.
Между холмами Таманского острова Кубань образовала из своих  разливов четыре лимана: Ахданизовский, Кизилташский, Цокурров и Бугазский25.
Именно через них «князь рек» входит в чертог Черного моря.
Теперь стоит рассмотреть  описание вод, омывающих Черноморье извне. На соединении Черного моря с  Азовским можно увидеть Таманский  залив. Это бухта, глубоко вдавшаяся  в Таманский остров из Керченского  пролива. При входе в нее сидит  курень Таманский, как филин на развалинах. Здесь, полагают, существовала древняя  знаменитая Фанагория26.
Отсюда по юго-восточному берегу Азовского моря, в направлении  к устьям Дона, встречается залив  Темрюкский (или Курчанский). По большей  части, заливы и косы этой местности подходят больше для рыбной ловли и для пристанища морских судов27.
Не столько степь, обнаженная, скудная водой и средствами для  оседлого обитания, сколько эти необозримые  рыбопромышленные угодья тянули первобытных  черноморских казаков с Днепра на Кубань. Казакам искони родственнее  было рыболовство, чем землепашество; по их военному быту, сподручнее им было бороздить веслом мутную воду, чем  сохой степную, часто неблагодарную  и всегда прихотливую почву28.
Промежду рыболовных лиманов  находятся солеродные озера, однако только озера, лежащие по черте вод  Черного моря, производят соль более чистую и сильную, нежели те, которые примыкают к Азовскому морю. Соль этих последних содержит в себе растительные части и другие примеси из-за большой пресности воды29.
Отсюда можно сделать  вывод, что водные источники сыграли огромную роль в промышленной и экономической жизни казака. Они поставляли ему рыбу, разные виды дичи и соль, а в этом да в скоте в ту пору состояло все богатство казака30.
Что же касается почвенных  условий Черномории, то это степные  почвы ее – глубокий и тучный чернозем, залегающий всюду, более или  менее равномерным по мощности пластом. В основном самые глубокие залежи примыкают к правому берегу Кубани.
Флора Черномории, представительницы  исключительно степной части  Кубанской области, представлена соответствующей  растительностью, а точнее, заменившие ее злаковые культуры31. Так же этот район богат  болотной дичью и рыбой.
Но, не смотря на описанные  ранее преимущества края, для только что переселившихся казаков он не был столь радушен. Здесь сказалось  и срывание войска с насиженного  места, и уничтожение исконных форм самоуправления, и неудачный выбор  мест для расселения казаков. Все  приходилось начинать заново в условиях нестабильности региона и постоянной угрозы как со стороны Крыма и  Турции, так и со стороны жителей  гор.
Говоря о западном береге Черного моря – месте непосредственного  строительства Черноморской береговой  линии, то к началу переселения казаков  эта территория находилась под властью  черкесов или как они называли себя – адыгов и абазинским племенам.
Во время заселения  казаками Прикубанского Края, в Закубанье, по левую сторону р. Кубани, черкесские и горские племена занимали приблизительно те же места, на которых они остались потом в продолжении всей русско–черкесской  распри.
Из всех черкесских племен наибольшее значение имели бесленеи, абаздехи, убыхи, натухайцы и шапсуги32.
Первыми от Черного моря жили натухайцы или, правильнее, нетха-куадже.Они отличались более мирными наклонностями и были менее воинственны, занимались торговлей33. Начиная с берегов его, в пределах между устьями Кубани до р. Пшады за Геленджикской бухтой, они занимали пространство своими аулами. Далее, между главным хребтом и берегом Черного моря, от Новороссийска до р. Пшады, обитали совместно натухайцы и шапсуги34. Владения шапсугов делились на Большой и Малый Шапсуг по обе стороны Кавказского хребта. Это был многочисленный и воинственный народ. Шапсуги считались опасными соседями черноморцев35.
Далее к востоку и глубже в горы следовала область абадзехов – самых сильных и воинственных черкесских племен. Они занимали громадное пространство кавказских гор от бассейна р. Афипса до бассейна Лабы.
Юго-восточней, по Черноморскому побережью в соседстве с шапсугами, между р. Шахе и р. Хоста, обитали убыхи, дикое и воинственное племя.
Последнее на востоке крупное  звено народа Адыге представляли бесленеевцы, без которых не совершался ни один набег. Они располагались  юго-восточнее по течению р. Лабы и ее притока Ходзъ с запада и дальше на восток до р. Урупь36.
Что касается абазинских племен, то между ними выделялись джигеты, между  реками Мзымтой и Бзыбью; выше джигетов, по обеим сторонам р. Псху, жили племена  псху и ахчипсу, известные под  именем медовеев; наконец, в верховьях  рек Аше и Псезуапсе – племя  хакуи. Кроме того, по течению р. Урупа  жили ногайцы, а так назывемые  «беглые» кабардинцы по Большому  Малому Зеленчукам; вдоль по р. Кубани до Екатеринограда – бжедухи37.
Таким образом, к началу переселения Черноморского войска в Черноморию, в регионе сложилась враждебная по отношению к российским подданным обстановка. Казакам приходилось выдерживать натиск горцев как на кордонной линии, так и в дальнейшем, на береговой линии.
 
 
 
§ 1. 2. Переселение казаков на Кубань.
На рубеже XVIII – XIX вв. создание укрепленных линий с расположенными на них крепостями и казачьими станицами оставалось важнейшим средством закрепления России на Северном Кавказе. Историк В. А. Потто подчеркивал: «Здесь казак – колонизатор являлся важнейшим слугой русского государства, а государство в свою очередь не жалело ничего для своего пионера. Ни казаку не удержаться перед горцами без помощи государства, ни государству с одной регулярной армией не одолеть бы беспокойного Кавказа38».
В 1783 году после присоединения  Крымского ханства новая граница  России с Турцией переместилась  на р. Кубань39. Для того чтобы укрепить ее и начать освоение присоединенных территорий, правительство Екатерины II решило в 1792 году переселить на Правобережную Кубань Черноморское войско40.
Истоки данного войска нужно искать в Запорожской Сечи, настоящей выразительнице казачьих идеалов.
О начале Запорожской Сечи мы можем  говорить с 1553 года, когда ее прототип был устроен волынским князем Дмитрием Вишневецким на небольшом днепровском острове Малая Хортица вблизи современного города Запорожье, и просуществовала примерно до 1557 года. Хотя сами казаки появились в Запорожье еще в начале XVI века, как защитники малороссийского народа от гнета поляков и набега татар.
Как известно, Запорожскою Сечь названа  потому, что главная масса казаков  жила за порогами Днепра, а само слово  Сечь Д. П. Эварницкий производит от выражения  слова сечь или рубить лес и  равносильно великорусскому «засека»41.
Три черты – равенство, свобода  и самоуправление проникали весь строй Запорожской Сечи.  Но кроме  этого со временем оформились и такие черты, как территория, принадлежность земли всему народу, деление территории на округа, выборное сечевое правительство и верховный орган правлении – Войсковая Рада42.
Во все время исторической жизни  запорожцев Сечь тянулась к какому-либо соседнему государству – или  к Польше, или к Турции, или  к России, и ее организация являлась автономной единицей, находившеюся под  влиянием и протекцией более сильных  государств43. Широкие права запорожцев и их вольности объяснялись общими условиями того времени, когда военная сила и организация были верховным правом в степях.
Судьба Запорожья, как известно, окончательно была решена в 1775 году. В  этом году, по проискам Екатерининских вельмож, по приказу Екатерины II и по капризу Потемкина – Таврического, была разрушена Запорожская Сечь услужливым генералом из братьев славян Текелием44. Такое решение было принято в связи с активным участием запорожцев в восстании Емельяна Пугачева 1773 – 1775 годов. Пётр Текелий, окруживший Сечь хитростью, разрушил ее, не смотря не то, что казаки сразу положили оружие и не оказали ни малейшего сопротивления45.
В санаторском указе от 29 июля 1775 года сказано, что Запорожский Кош (высший исполнительный орган Запорожской Рады46) «по самодержавной власти за учиненные им буйства, грабежи, и наконец, за неповиновение, уничтожен». Суть, конечно, была не в грабежах. Запорожье представляло собой обособленную автономную область, населенную вольницей и не признававшую в своих внутренних распорядках иной власти, кроме своего казачьего управления. Абсолютизм, достигший при Екатерине II крайней степени своего развития, не мог ужиться с такой вольнолюбивой окраиной. И вот, в силу разлада внутренней политики с казачьеми идеалами свободы и самоуправления, пало вольное казачество и уничтожена было Запорожская Сечь47.
Помимо разрушения, генералу было приказано не выпустить ни одного запорожца из Сечи, заранее предложив им очень тяжелые условия – перейти в поселяне. Текели окружил Запорожский Кош с трех сторон суши тесным кольцом русских войск, всюду была расставлена стража, часовые и сновали разъезды. Но в Сечевом Коше была еще и четвертая сторона – берега Днепра и впадавших в него притоков. Запорожцы, воспользовавшись ротозейством русского полководца, сели на лодки и уплыли из Сечи по Днепру в Турцию48. Так ушла целая половина бывшего в Сечи войска. Другая же его часть осталась искать счастья на родине.
Вскоре после разрушения Запорожской  Сечи российское правительство сильно об этом пожалело, ведь казаки представляли собой довольно внушительные военные  силы, которыми все тоже правительство  многократно пользовалось. Планы  по формированию запорожцев начал осуществлять Потемкин. Но восстанавливать труднее, чем разрушать, особенно, когда часть  войска ушла в Турцию, а другая укрылась в укромных местах своей родины и  Малороссии49.
Более успешно пошло формирование запорожцев лишь тогда, когда особенно жгуче обнаружилась в них нужда50.
В 1787 году, через 12 лет после разрушения Запорожской Сечи, вспыхнула новая  русско-турецкая война. Правительство  обратилось к бывшим запорожским  казакам с призывом на службу «по  старому казацкому уряду», но уже  на новом месте. Призыв нашел поддержку. Разбросанные волею судьбы по стране, запорожцы охотно стягивались на сборный пункт между Днестром и Бугом, где образовывалось «войско  верных (в отличи от «неверных», сбежавших  в Турцию) казаков51.
В ходе русско-турецкой войны «войско  верных казаков», разделенное на конницу  и гребную флотилию, служило с  одинаковым мужеством и храбростью как на суше, так и на воде. Казаки зарекомендовали себя умелыми разведчиками, отважными войнами и мореходами. Особенно отличились запорожцы в сражении у острова Березань под командованием А.В. Суворова, при штурмах крепости Бендеры, Очаков, Измаил52.
По окончании войны за победы на Черном море казаки получили новое  имя – «верного войска Черноморского» (см. Приложение №1).
По окончанию войны создалась  непростая ситуация – в октябре 1791 умер покровитель черноморцев, поселивший их между Днестром и Бугом своим письменным распоряжением от 1 марта 1790 года, светлейший князь Потемкин – Таврический. Но, в сущности, кроме громкой формы документа – указа, Черноморцы не имели на руках ничего, чем обеспечивались бы их права на указанные выше земли53. Казаки понимали всю шаткость своего положения в Новороссии.
Тогда, в начале 1792 года, было решено направить депутацию от Черноморцев  в Петербург с прошением о  получении войском Тамани с ее окрестностями.
Казаки не зря избрали территорию Черномории новым местом для поселения, ведь по уровню природных условий  она ничуть ни уступала бывшему Запорожью.
Двумя грамотами от 30 июня и 1 июля 1792 года императрица даровала Черноморцам Кубанские земли и вменяла им в обязанность «бдение и пограничную стражу от набегов народов Закубанских». Этими грамотами наряду с льготами, предоставляемыми казакам, предусматривалось ограничение традиционных казачьих свобод, подчинение их российской государственной системе54. Более того, первоначально она находилось в подчинении у Таврического губернатора. Это означало, что любое распоряжение или практическую меру можно было найти согласным или не согласным «с учреждениями об управлении губернии», и, или заморозить действия войска, или совсем пресечь их.
Но существовали и свои выгодные стороны для войска в устройстве земского управления.
Во – первых, за черноморцами был оставлении и подтверждении грамотой их казачий уряд, т.е. организация частей по образцу Запорожской Сечи. Во – вторых, казаки имели свой собственный орган управления в виде Войскового Правительства. На начальном этапе освоения новых территорий его наличие составляло важную выгоду для войска. В – третьих, войско было расположено достаточно далеко от Таврического губернатора и его Канцелярии и внутри черноморцев не было приставленных надзирателей власти55.
Перед началом переселения черноморцы послали войскового есаула Гулика с  командой для осмотра края. Уже 8 июля 1792 года он представил ведомость, в которой были сгруппированы различные сведения об «окрестностях» Тамани56. Содержание документа сводится к перечислению мест стоянок, названий рек, лиманов, озер, площадь степей, качество воды и т.д. На основании этих сведений, можно уже было до некоторой степени ориентироваться во вновь заселенном крае57. Таки образом, казаки, оказавшись на новой территории, заранее были подготовлены.
Маршруты переселения черноморцев из-за Буга в Черноморию были продуманны войсковой администрацией в лице атамана Захария Чепеги и согласованны с местными властями58. Согласно плану, движение войск проходило как по суше, на лошадях и подводах, так и по морю, на судах. Так же были решены вопросы о выдаче переселенцам продовольствия по пути следования из провиантских складов. Так же Войсковым правительством было решено перевести войско на Кубань несколькими частями или партиями59. Данная мера предпринималась потому, что к моменту отбытия Черноморское войско  насчитывало около 17 тысяч душ мужского пола. Такая цифра придавала передвижению массовый характер, и в русской истории, строго говоря, не было еще случая подобных массовых переселений60.
По мере готовности к отправке формировались группы переселенцев, назначались их руководители. Если одиноких казаков подготовить к переселению было проще, то сложнее обстояли дела с семейными казаками, обременёнными хозяйством, постройками61. Помимо хозяйства войско везло с собой вооружение, артиллерию, свою гребную флотилию с людьми и оружием.
Первым на новую родину вступил казачий флот с артиллерией  и морскими командами. Войско, насчитывающее 3847 казаков, было отправлено на 51 лодке, под командованием Саввы Белого62. Казачью флотилию сопровождала, кроме того, яхта и бригадир Пустошкин, откомандированный для этой цели к казакам правительством. 25 августа 1792 года морские силы черноморцев пристали к берегам Таманского полуострова, и казаки немедленно стали устраиваться на новой родине63. Этот день считается историками началом фактического занятия пожалованной Черноморскому казачьему войску земли64.
Суда были разгружены, пушки  и артиллерийские припасы оставлены  на время в крепости Фанагория, главные  силы казаков расположены были в  Тамани, а часть казаков и лодок  отправлены были в лиманы около устья  Кубани, как сторожевой отряд для  наблюдения за черкесами65.
Вслед за флотилией на Кубань двинулся отряд казаков в составе 2 пеших полков и семейных казаков. Они двигались сухим путем  из Слободзеи через Крым и, переправившись через Керченский пролив, достигли кубанского берега, оставшись зимовать близ Темрюка. Во главе этой группы черноморцев стоял полковник  И.Кордовский66.
В начале сентября 1792г. на Кубань с канцелярией, пехотой и войсковым  обозом выступил атаман Захарий Чепега. Этой группе переселенцев предстояло проделать наиболее долгий и сложный  путь по суше через Херсонскую, Таврическую губернии, и земли Войска Донского. Они должны были достичь северных границ пожалованных земель. Как и подобает атаману Чепега был с той группой, которой предстояло преодолеть наиболее сложный путь. Лишь в октябре 1792г. казаки достигли берегов реки Еи и вступили на Кубань67.
Наступившая непогода, утомленность переселенцев заставила кошевого атамана Чепегу остаться зимовать на Ейской косе. Ранней весной 1793г. эта группа черноморцев двинулась в Карасунский Кут на место, где позже будет основан Екатеринодар68.
Позже всех на Кубань двинулся отряд переселенцев во главе с  войсковым судьёй Антоном Головатым. В основном это были семейные казаки которые распродали свое имущество  за Бугом и смогли отправится в  путь лишь 15 июля 1793г. Эта группа черноморцев  двигалась по суше через Крым и  спустя месяц пути 15 августа 1793г. достигла Тамани. Однако этим не завершилось  переселение черноморских казаков69. Было еще много одиночек – «сиромы», и между ними было не мало бездомовых и безхозяйных. Они состояли из тех казаков, что после окончания турецкой войны разбрелись на заработки по разным землям юга и жили вдали от войска, когда начались переселения. Собрать таких казаков и переправить на Кубань было поручено есаулу Черненко. На его призыв откликнулось до семи сотен таких одиночек70.
К весне 1794г. основная масса  казаков Черноморского казачьего  войска осела на Кубани (см. Приложение №2). В это время по данным первой посемейной переписи, проведенной в марте 1794г. войско насчитывало – 12тыс. 645 душ мужского пола и 5 тыс. 526 душ женского пола или всего 18 тыс. 171чел. Переселение черноморцев положило начало формирования населения Кубани71.
Однако на новое место  жительства перешло не все войсковое  население. Одни из казаков, прочно осели  за Бугом и в южной России, сами отказались от переселения, другие были слишком бедны, третьих не пустили  помещики с помощью местной администрации72.
После переселения перед  Войсковым Правительством встала трудная    задача – правильно расселить  новоприбывших. Не смотря на то, что  у самого населения и у властей  уже был подобный опыт за Бугом, здесь  они столкнулись с большими трудностями  и неизбежными ошибками.
С одной стороны, необходимо было устроить расселение на довольно обширной территории, отдельные части  которой в хозяйственном отношении  не были еще исследованы. С другой стороны, надо было обезопасить селения  от набегов живущих вдоль Кубани черкесов. К тому же было плохо организованно  внутреннее управление войска73.
Последняя треть 1792 г., зима, весна и часть лета 1793 г. ушли на передвижение черноморцев из-за Буга на Кубань и на зимние стоянки74. Лишь к весне 1794 года можно было разместить куренные селения на войсковой территории.
1 января 1794г.  был опубликован  «Порядок общей пользы», который заключал  в себе организационные начала по управлению войском, землепользованию и расселению. Этот оригинальный документ был подписан кошевым атаманом Захарием Чепегой, войсковым судьей Антоном Головатым и войсковым  писарем Тимофеем Котляревским75. Теперь свои местные законы составлялись и устанавливались только членами Войскового правительства, без созыва Рады, казачьих совещаний и правительственных распоряжений.
Были установлены следующие  порядки управления войском.
Войсковую резиденцию, как  центральный пункт управления, решено было устроить в Карасунском Куте на Кубани и назвать ее «градом Екатеринодаром»76. Примечательно, что сам город был заложен еще 15 августа 1793 года, а избрание его местом под войсковой град и того раньше – в июне 1793 года атаманом Чепегой77. Кроме того, для одиноких без семейных казаков в Екатеринодарской крепости были построены одноименные курени со своими атаманами.
Для остального населения  было решено  определить место поселения  путем жеребьевки. Первоначально казаки основывали селения, приуроченные к кордонам, расположенных большей частью у Кубани близ черкес. Казачье население, исконно привыкшее жить в хуторах, вскоре стало расходиться в разные стороны края, стараясь уйти подальше от Кубани и неспокойных соседей. Появились хутора и мелкие селения. Такое неповиновение не нравилось Войсковому правительству.
Тогда, 15 февраля 1794г. на заседании Рады старшин и куренных атаманов была проведена жеребьевка. Через месяц - 21 марта 1794 г. - была обнародована ведомость, «где которому куреню назначено под поселение место». В октябре того же года, то есть с большим опозданием, был утвержден план, по которому следовало производить разбивку куренных селений. Ширина улиц должна была составить десять трехаршинных саженей, а ширина и длина дворов определялись в двадцать и сорок саженей. В центре селения отводилось место для церковной площади78. Всего куренных селений было 40 и по запорожской традиции на Кубани куренные селения спустя два десятка лет после разрушения Запорожской Сечи стали называться: Батуринский, Березанский, Брюховецкий, Васюренский, Ведмедовский, Величковский, Вышестеблиевский, Динской, Деревянковский, Джерелиевский, Дядьковский, Екатериненский, Ивановский, Ирклиевский, Калниболотский, Каневской, Кисляковский, Конеловский, Кореновский, Корсунский, Крыловской, Кущевский, Леушковский, Минский, Мышастовский, Незамаевский, Нижестиблиевский, Пашковский, Переяславский, Пластуновский, Платнировский, Полтавский, Поповичевский, Роговской, Сергиевский, Тимашовский, Титаровский, Уманский, Шкуринский, Щербиновский79. В том числе 2 новых – Екатериненский и Березанский, в честь императрицы Екатерины ?? и военных побед черноморцев у острова Березань в войне с турками80. Местами для водворения селений избраны были берега степных рек, урочищ. Однако первоначально казаки основывали селения, приуроченные к кордонам, расположенных большей частью у Кубани близ черкес. Казачье население, исконно привыкшее жить в хуторах, вскоре стало расходиться в разные стороны края, стараясь уйти подальше от Кубани и неспокойных соседей.
И тем не менее многие куренные селения оказались в топких и не пригодных для хозяйственной деятельности местах. Приходилось переносить их на новые места, далеко от первоначального поселения81.
Кроме того, ежегодно, 29 июня в день Петра и Павла, в курениях должны были избираться атаманы, принимающие  присягу «на верность должности».
Для удобств управления решено было все земли войска разбить  на пять округов:
    Екатеринодарский;
    Фанагорийский в Тамани;
    Бейсугский в районе Бейсуга и Челбаси до Ачуева;
    Ейский по реке Ей;
    Григорьевский со стороны Кавказского наместничества82.
Центром каждого округа стали  соответствующие города – Екатеринодар, Фанагория, Бейса, Ейск, Григорьевск. В  каждом округе было учреждалось окружное правление из полковника, писаря, есаула и хорунжаго. Смена состава правления  происходила ежегодно 29 июня. Каждое правление имело свою печать с изображением, связанным с данной местностью. Так, на печати Екатеринодарского округа был изображен казак, водружающий ратище в землю и стреляющий во врага; на Фанагорийской печати - лодка; на Бейсугской - рыба; на Ейской - казак, стоящий с ружьем на карауле; на Григорьевской - казак, сидящий на коне83.
Окружные правления во всем были подотчетны войсковому правительству
во главе с кошевым  атаманом. Главную их обязанность составляло наблюдение за исправностью вооружения и готовностью казаков к военным действиям. Наказ особо прописывал, чтобы «на войсковой земле за всяким делом: ездить, ходить, хлеба пахать, рыбу ловить, скот на пастьбу гонять - без военного оружия никто не дерзал, а и кто в сем ослушным окажется - на том же месте штрафовать». В документе подчеркивалось, что «на случай наглого военного времени» каждый казак-черноморец обязан иметь военное оружие «во всякой чистоте исправное»84.
В заключительной части наказа установлены обязанности населения  по отношению к «закубанским зловредным соседям», воровским шайкам. За всем этим, а так же за правильным выполнением  повелений атамана и Войскового Правительства должен был следить есаул.
Весной и летом 1794 года черноморцы вели нелегкую трудовую жизнь, обустраиваясь на новых местах и распахивая целинные кубанские черноземы. Кроме того, казакам параллельно приходилось вести военную службу. Однако, переселившееся на Кубань Черноморское казачье войско было столь малочисленным, что не могло успешно выполнять возложенные на него военные функции85. Кроме кордонной службы на границе им приходилась участвовать а некоторых внешнеполитических акциях Российской империи. Но такие походы отнимали у черноморцев приличную часть боевого состава, а в условиях возраставшей активности закубанских горцев это было весьма ощутимо. Правительству приходилось вводить в Черноморию дополнительные силы на протяжении все первой половины XIX века, пока существовала Черноморская кордонная линия.
Таким образом, в конце  XVIII века происходила колонизация северо – западной части Кубанской области черноморскими казаками. Изначально черноморцы образовали Черноморскую Кордонную линию, создание которой было обусловлено планами правительства по покорению горских народов и защите южных границ империи. Однако к 1830-м годам обозначилась еще одна проблема, вставшая перед российским государством – пресечение отношений черкесов с Турцией. Для этого на восточном берегу Черного моря в 30-е годы XIX века стали возводить Черноморскую береговую линию.
 
 
 
 

Глава 2.
§ 2. 1. Начало строительства линии.
Учреждение Черноморской береговой линии и занятие  Черноморского побережья русскими укреплениями было логическим следствием тех задач, которые ставила перед собой Россия в первой половине XIX века.
Как известно, Северный Кавказ в ХVIII - начале XIX вв. являлся ареной столкновения внешнеполитических интересов  России, Турции, Крымского ханства, Англии и Франции86.
Во второй четверти XIX в. обостряется «восточный вопрос». Дело в том, что каждый шаг русских вперед по Кавказу вел к сокращению владений Турции и ее влияния на местные народности. Занимая восточные берега Черного моря укреплениями и крейсируя вдоль тех же берегов военными судами, русские старались поставить в изолированное положение горцев, помешать снабжению и из Турции оружием и военными припасами, подорвать торговые сношения черкесов с турками87.
Кроме того, крымские ханы, а с ними и султаны Турецкие называли себя повелителями горских народов, но это был почти пустой титул, действительной власти ни те, ни другие не имели88.
Фактическое завладение русским  Черноморского побережья началось в 1828 году, когда русские войска взяли  крепости Анапа и Поти.
Дело в том, что в конце XVIII столетия турки заняли несколько пунктов на восточном берегу моря: Анапу, Суджук, Сухум и Поти. Все они были укреплены высокими каменными стенами. Анапа и Сухум служили местопребыванием пашей и имели сильный гарнизон89.
Анапа была построена в 1781 году, по повелению турецкого султана  Абдул Гамида, французскими инженерами по всем правилам тогдашней фортификационной техники90. Строительство крепости имело несколько причин. Во-первых, Анапа давала защиту от нападения татар, занимавших Таманские полуостров. Во-вторых, через гарнизон крепости и уполномоченных лиц, Турция могла оказывать непосредственное влияние на черкесские племена.
В 1788 году Анапой пытался  овладеть генерал-аншеф Текелий. Но крепость осталась для него неприступной. В 1790 году на Анапу двинулся генерал-поручик Бибиков, не только не взявший Анапы, но едва спасшийся от голода и холода с отрядом. Однако в 1791 году доселе неприступная крепость была взята небольшим отрядом русских войск, под командованием генерал-поручика Гудовча. Но по Ясскому договору 1791 года Россия уступила крепость Турции91.
В 1807 году Анапа снова  была взята эскадрой контр-адмирала Пустошкина. Вследствие бомбардировки  крепость была охвачена пожаром, гарнизон бежал. Было решено, брошенную крепость разрушить. Одновременно были посланы регулярные войска и казаки, а так же гребная флотилия Черноморского войска, для острастки живших в окрестностях Анапы черкесов.
Подготовкой к новому походу к Анапе, как крепости, имевшей  важное стратегическое значение для  Турции, стали готовиться еще в 1826 году, когда был проведен сбор разведывательной информации об анапских укреплениях  А.С. Меньшиковым92.
Для осады Анапы, 21 апреля 1828 года из Севастополя к кавказским берегам двинулась эскадра во главе с вице-адмиралом Грейгом. Именно ему было поручено командовать  всеми войсками, посланными под Анапу. Сухопутную армию возглавил генерал-адъютант князь Меньшиков. Со стороны Черноморской линии сюда двинулись казачьи полки атамана А.Д. Бескровного93.
На предложение Грейга сдать Анапу без боя (это было 2 мая 1828 года), анапский паша ответил  вежливым отказом, прибавив, что «судьба  решит, кому владеть Анапой»94.
Не смотря на активное противодействие  противника и сложности с высадкой десанта, вызванные бурным морем, русские войска плотно блокировали крепость и с 7 мая начали ее артиллерийский обстрел95.
На протяжении всего периода  осады крепости, русские войска подвергались нападениями как со стороны гарнизона, так и со стороны горцев.
12 июня 1828 года,  Князь А.С.Меншиков в рапорте из лагеря под Анапой, излагал Государю подробности сдачи крепости Анапа: «Анапа покорилась сего числа державе Вашего Императорского Величества. Увенчанное успехом сражение, бывшее 28 числа минувшего мая, подало возможность учредить прочную цирконвалационную линию, примыкающую обоими флангами к морю, поперек Анапского мыса, совершенно прекратить сношение крепости с горцами и обеспечить тыл осадных работ. За сим прикрытием апроши доведены были до гребня гласиса, начат был спуск в ров и довершены проломы в двух бастионах и куртине их соединяющей. Неприятель, не дерзнув выдержать приступа, покорился и войска Вашего Императорского Величества вошли в крепость чрез пролом сей, на коем поднят был для возвещения флаг начальника морского штаба, с учреждения оного в первый раз развевающийся и, к личному счастию моему, развевающийся ныне знаменем победы»96. Анапа была уже в руках русских.
Стоит немного сказать  о Анапе, ведь теперь она стала  теперь уже для Российской державы  одним из форпостов своего влияния  на Северо-Западном Кавказе. Однако теперь, после осады, крепость была разбита бомбами и ядрами и требовала больших капиталовложений. Кроме того, Анапа была неудобно застроена внутри – дома располагались, где попало, много извилистых и узких улочек. К тому же возникла проблема с водоснабжением. И тем не менее переход Анапы в руки Российской империи положил начало созданию Черноморской береговой линии, сыгравшей важную роль в ходы Кавказской войны.
Одновременно с взятием  Анапы, русские войска под предводительством  графа Паскевича Эриванского, овладели крепостью Поти.
Этими двумя завладениями положено было начало завоеванию и  всего побережья восточной стороны  Черного моря97.
2 сентября 1829 года был  заключен Адрианопольский мирный  договор, который ознаменовал  победу русского оружия над  турками. Согласно трактату, к  России отошло восточное побережье  Черного моря от Анапы до  свободной Абхазии98. Теперь, перед российской военной администрацией стояла проблема по разработке различных планов покорения новоприобретенного Западного Кавказа.
В этой связи весьма показателен  проект И.Ф. Паскевича, предложенный им царю Николаю I сразу после окончания войны с Турцией. Суть его предложения сводилась к тому, чтобы, используя две лишние дивизии, находящиеся на Кавказе по случаю внешней войны, начать одновременно движения против всех горских народов, и таким образом не дать им возможности оказывать помощь друг другу в борьбе с царскими войсками99. В качестве первой задачи предполагалось покорить джарских лезгин и обеспечить таким образом безопасность Кахетии. Затем следовало покорить Осетию и Абхазию, а после – Чечню и Закубанских горцев. Получив одобрение, Паскевич начала приводить свой план в жизнь с покорения джаро-белоканских лезгин в феврале 1830 года. Однако вспыхивают восстания в Дагестане, в Чечне – эпидемия холеры, а русские войска слишком медленно возвращаются из Турции. Поход Паскевича в конечном итоге ограничился действиями против шапсугов и абадзехов100.
Еще три план были выдвинут генерал-лейтенантом Емануэлем в 1828 – 1829 годах. Так, в третьей разработке Георгий Арсеньевич предлагал на правом фланге выстроить «на выгодных пунктах, от р. Белой до крепости анапы укрепления, по примеру Кабарды, и тем самым установить передовую линию при выходах из ущелий гор»101.
Однако его идеи расходились  с планами Паскевича и так  и остались на бумаге.
Барон Розен так же выдвигал некоторые планы. Так, в 1834 году он предложил  следующий план, одобренный царем: «приступить  к проложению укрепленного сообщения  от Ольгинского редута к Геленджику, положив сим начало покорению горцев, между сею линиею и берегом Черного моря обитающих. Проложить сухопутное сообщение по Абхазии до Геленджика для затруднения сношений горских племен с турками и для военного обзора сего неизвестного края. Проложить укрепленную линию от Гудермеса на Сунже через крепость Внезапную до укрепления Темир-Хан-Шуры». Замысел был отчасти выполнен, но ожидаемого результата не принес102.
Один из самых важных взглядов по поводу покорения западных горцев дал генерал А.А. Вельяминов. Он рассматривал и давал оценку проектам Ермолова, Бюрно. Суть предложений Алексея Александровича, и зложенная в «Мемориях», сводилась к тому, чтобы лишить горцев возможности совершать набеги, прежде всего конные. Для этого необходимо было занять казачьими поселениями все главнейшие пастбищные места, заняться истреблением полей и жилищ горцев в продолжение 5 лет сряду, полное обезоружение изъявляющих покорность103. Однако по подсчетам это было слишком дорогое мероприятие.
Кроме того, он предлагал  перенести укрепления ближе к  горам, но и снова, дороговизна данного предприятия была очевидна. Вместе с тем, чтобы прекратить подвоз жизненно важных припасов со стороны Черного моря и вообще прервать всякие сношения горцев с Турцией  Вельяминов проектировал устройство Черноморской береговой линии, т. е. постройку укреплений при устьях всех рек, впадающих в Черное море между Кубанью и Рионом, и охранение берега войсками и крейсирующими на том же пространстве военными судами104. Для выполнения этих мер, по расчету генерала требовалось большое количество как людских ресурсов, так и денег.
Как заметил Ф.Ф. Торнау «одно из главных затруднений для учреждения Береговой линии заключалось тогда в недостатке точных сведений о местности, о количестве неприятеля и о средствах, которыми он располагал для своей обороны», но для начала действий нужно узнать, подходит ли местность для сухопутных войск. «Все это побудило Вельяминова противиться ускоренному занятию морского берега рядом укрепленных крепостей, не связанных между собой и Линией хорошими и безопасными дорогами. По мнению Вельяминова, для основательного усмирения горцев следовало остерегаться более всего опрометчивости, подвигаться в горах шаг за шагом, не оставляя за собою непокоренного пространства, и заботиться о достижении положительных результатов на будущее время, а не мгновенных блестящих успехов, которые уже не раз влекли за собою целый ряд неожиданных неудач.
Но  в 1834 году последовало приказание немедленно положить первое начало устройству береговой  линии, открыв военные действия против черкесов с Кубани и с южной  стороны гор, из Абхазии; а для  пополнения сведений о береге между  Гаграми и Геленджиком предписано было произвести усиленные десантные  рекогносцировки»105.
По  мнению полковника Генерального штаба  П. Романовского, «предложения генерала Вельяминова по занятию Черноморского  побережья были частью осуществлены». Однако это мероприятие требовало  гораздо больше средств, чем рассчитывал  генерал. Именно из-за невыгодности содержания Береговой линии, ее так и не восстановили после 1854 года.
Но  от планов стоит вернуться к действиям.
После овладения Анапой и подписания выгодного Андрианопольского договора, перед Россией стали две первоочередные задачи – закрепление на новоприобретенных территориях и покорение горцев Западного Кавказа в рамках продолжающейся Кавказской войны.
Что касается закрепления русских на восточном побережье Черного  моря, то к действиям приступили уже вначале 1830 года.
В 1830 году отряд из 10 рот 44-го егерского полка при десяти орудиях и в сопровождении небольшой казачьей команды прибыл морем в Абхазию и занял оставленные турецкие укрепления Бамборы, Пицунду и Гагры. Первые две крепости находились в пределах Абхазии и были заняты без боя. При высадке в районе Гагр русскому отряду пришлось вступить в бой с объединенными силами садзыхов, убыхов и шапсугов. После чего горцы еще не раз проводили попытки выбить русских из нового укрепления. Понеся значительные потери нападающие переменили тактику и принялись тревожить наши войска частыми партизанскими вылазками106.
В следующем 1831 году отряд под командованием  генерала Берхмана, состоящий из двух пехотных полков, общей численностью 5000 человек, овладел Геленджиком. При  этом русским оказали упорное  сопротивление натухайцы и шапсуги. Дальнейшее продвижение русских  войск вдоль Черноморского побережья  из-за отсутствия достаточного количества сил приостановилось107
Овладение Геленджиком ознаменовало начало систематического покорения черкесских племен, населявших восточные берега Черного моря108.    
  В первоначальном плане завоевания побережья Геленджику выпала очень важная роль. Он послужил той конечной базой, которая намечена была в вершине громадного треугольника с основанием по Кубани и с боковыми линиями вдоль берегов Черного моря на юг, с одной стороны, и по дороге от Ольгинского укрепления у Кубани на Абин и Геленджик, с другой. Предполагалось не только занять, в этих пределах, часть черкесских владений, но и связать занятое пространство с Черноморией. Замечательно, что эту мысль подсказали русским сами горцы – Аббат Убых и Сафер-бей109.
22 июля 1831 года генералу Берхману  было передано сообщение от  графа Паскевича, о том, что  было окончательное решено устроить  укрепление в Геленджикском заливе  и Мостовое укрепление против  Ольгинского редута110.
Строительство крепости началось только 27 июля, так как место, избранное  первоначально, не подходило для  создания пункта, потому что там  не было воды и недалеко были горные возвышения, с которых горцы могли  свободно обстреливать укрепление. Новое  же место полностью удовлетворяло  своими параметрами.
В 1837 году Николай I, побывавший на Кавказе, предлагал перенести крепость, но А.А. Вельяминов посоветовал ему отказаться от затеи. Таким образом, до 1838 года, вплоть до основания укрепления в Сунжукской бухте, Геленджик, на ряду с Анапой играл первостепенную роль в системе российских укреплений на Черноморском побережье Кавказа111 (см. Приложение №3).
В 1834 г. генерал-лейтенант Вельяминов заложил Абинское укрепление. Строительство  продолжалось с 22 августа по 10 октября 1834 года. Г.И Филипсон писал: «Укрепление Абинское было выстроено на левом берегу реки Абина и на равнине совершенно открытой. Оно составляло правильный пяти-бастионный форт высокой профили, с палисадами во рву. Гарнизон его состоял тогда из трех рот пехоты и полусотни конных казаков»112.
На юге Черноморского побережья в этом же году были заложены два укрепления — одно возле деревни Илори, другое на реке Кодоре, у Драндского монастыря.
В 1835 было возведено Николаевское (Нижне-Атакуафское) укрепление для  связи укреплений Геленджикской  линии между Ольгинским редутом  и Геленджиком: шапсуги и натухайцы  упорно обороняли в этих местах свои жилища, но принуждены были отступить  в горы и леса113. Филипсон так же упоминал и его: «Укрепление Николаевское было такой же постройки, но гораздо меньше и имело гарнизону одну роту. Оно было окружено горами, от которых внутреннее пространство было по возможности дефилировано. В окрестностях горцы имели две или три старых Турецких пушки, которые они иногда привозили на горы и стреляли ядрами по укреплению, не делая особенного вреда, но держа гарнизон в беспрестанной тревоге»114.
Бомбора и Пицунда, построенные  в 1830 г., были в это время небольшими укреплениями, через которые в 1834 г. генерал Ахлестышев провел дорогу до реки Бзыба; при впадении этой реки в море было устроено небольшое укрепление для охраны переправы, но в следующем  же году река смыла его. Весной 1836 г. Драндский монастырь был обращен  в укрепление. В Илори в 1834 году был выстроен небольшой редут на берегу реки Гализги. Тогда же произвели работы по реконструкции Гагр115.
Одновременно с постройкой укрепления в Геленджике возникла мысль о  крепости в Новороссийской бухте. В  рапорте 8 ноября 1831 г. генерал Вильяминов изложил ряд соображений по этому  поводу главнокомандующему барону Розену. Он находил необходимым устройство крепостей как в Геленджикской, так и в Суджукской бухте и не только в военных целях, но и в видах торговой конкуренции с турецкими судами. Через обе бухты турки снабжали черкесов солью и железом. Необходимо было вытеснить турок и овладеть торговлей. Турки и черкесы, кроме того, торговали невольниками. С устройством крепостей можно было прекратить этот позорный торг людьми116.
Так, в 1836 году, между Суджукской бухтой и Геленджиком у подошвы горы Дооб построен был форт Александрийский, переименованный в последствии  в Кабардинское укрепление; а севернее Анапы поселены были укрепленные  казачьи станицы Благовещенская и Николаевская – первая на месте  нынешней Благовещенки, а вторая близ Анапы, где расположена теперь Анапская станица117. В 1837 году возникли возле Витязевского редута станица Витязевская, в промежутке между станицами Благовещенской и Николаевской, близ Витязевского лимана, и три укрепления южнее Геленджика – Новотроицкое в устьях р. Пшады, Михайловское в устьях р. Вулкана (на месте современной Архипо-Осиповки118), и Св. Духа у нынешнего Адлера. Следующий 1838 год дал еще пять укреплений: Новороссийское в Суджукской бухте, Тенгинское на р. Шапсухо, южнее Вуланского, форт Вильяминовский, в устьях р. Туапсе, Навагинское укрепление близ нынешнего Сочи, южнее которого находилось укрепление Гагры, построенное еще в 1830 году. В 1839 году заполнен был длинный промежуток между Туапсе и Сочи двумя фортами – Лазаревским на р. Нсезуапе и Головинским на р. Шахе, а внутри владений натухайцев, между Анапой и Новороссийском, построен форт Раевский119.
Завершением строительства Черноморской береговой линии произошло в 1842 году. Тогда были устроены укрепления Гостогаевское и у Варейниковой пристани, и, таким образом, «устранилоь неудобство 110 верстного объезда из Анапы в Черноморию»120
В 1843 году Черноморская береговая  линия была разделена на три отделения  после восстановления ее от  постоянных набегов горцев в связи с голодом начала 1840 года121. В тоже время была произведена перемена продлением этой линии до турецкой границы и включением в нее Редут-Кале, Поти и форта Св. Николая, с образованием из них четвертого отделения. В таком виде Ч. береговая линия оставалась до оставления нами фортов в 1854 г.    
 Таким образом, с 1830 по 1842 год на Черноморском побережье было возведено 17 укреплений. Они-то и образовали собою Черноморскую береговую линию. Возле них и при посредстве их, в течение 35 лет, велась Россией кровопролитная война, направленная на покорение горцев с восточной стороны Черного моря.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


 
§ 2. 2. Военные столкновения на линии.
После взятия Анапы и заключения Андрианопольского мирного договора в 1828 – 29 годах, Российская империя  начала возводить Черноморскую береговую  линию, с целью закрепления в  Восточно-Черноморском регионе и  на Западном Кавказе. Но в осуществлении  этих планов мешали два обстоятельства – вмешательство иностранцев  в наши кавказские дела и сопротивление  горцев Кавказа в рамках начавшейся в 1817 году Кавказской войны и их отношения  с Турцией.
Как уже было сказано, Адрианопольский  мирный договор считался юридическим  основанием для присоединения к  России Северо-Западного Кавказа. Стремясь добиться включения этого региона  в состав империи, царизм перешел  к активным действиям в Закубанье  и на северо-восточном берегу Черного  моря122
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.