Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Теории кредита

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.06.13. Сдан: 2013. Страниц: 20. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ  ИНСТИТУТ МАШИНОСТРОЕНИЯ (ВТУЗ-ЛМЗ)
 
 
 
 
 
 
РЕФЕРАТ
по дисциплине Финансы и кредит
на тему
«ТЕОРИИ КРЕДИТА»
 
 
 
 
 
 
 
 
Выполнила:
Студентка группы 3801
Кичигина Ю.В.
 
 
 
 
 
Санкт-Петербург
2012?
Содержание
Введение. 3
Теории кредита. 5
Ростовщичество. 5
Натуралистическая теория кредита. 9
Адам Смит «О капитале, ссужаемом под проценты». 10
Капиталотворческая теория кредита. 15
К.Маркса о кредите. 18
Теории кредита в России. 19
Необходимость кредита. 26
Необходимость кредита и его роль в становлении рыночных отношений. 26
Заключение. 29
Список использованной литературы 31
 
 


Введение.
В своем реферате я обратилась к теме «Теории кредита» неслучайно. Кредит является существенным и значительным открытием человечества в сфере экономики, он относится к числу важнейших категорий экономической  науки. Его изучению посвящены произведения классиков, марксизма, многочисленные работы зарубежных и отечественных экономистов.
Вряд  ли можно согласиться с тем, что  мы уже все знаем о кредите, о нем все уже написано и  нет предмета для новых размышлений. Наоборот, именно потому, что мы знаем  о кредите слишком мало, современное  общество продолжает делать ошибки в  осуществлении стабильной кредитной  политики.
Можно ли с уверенностью сказать, например, о том, что все уже известно о границах функционирования кредита, о законах его движения, о его  взаимодействии с другими экономическими процессами. Если бы современное общество все знало о кредите и овладело бы этими знаниями, в мире не было бы банкротств, неплатежей и проблемных кредитов, обременительных долгов, как у целых стран, так и  у отдельных банков, предприятий  и граждан. В аспекте современных  знаний, новых информационных технологий представляется, что общество лишь подошло к познанию тех правил и принципов, которые предстоит  применить при исследовании кредита.
В связи с вышесказанным актуальность данной темы очевидна.
Целью исследования является изучение теорий кредита, т.к. данное исследование позволит более полно понять кредитный механизм, его основу. В свою очередь, данное обстоятельство позволит наиболее эффективно получать кредиты, а кредитным учреждениям наилучшим образом размещать денежные средства в экономике для получения максимального эффекта от их использования.
Для достижения цели были поставлены и  решены следующие задачи:
    рассмотрены наиболее известные представления о ссудном проценте, ссудном капитале и ростовщичестве у древних мыслителей, классиков, а также у К.Маркса и современных авторов.
    проанализированы подходы к исследованию кредита в российском обществе.
    определены основная роль кредита в рыночной экономике и его общее значение для общества.
Предметом исследования является историческое развитие кредита, его роль и особенности функционирования в современном обществе.
  Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение, основную часть, состоящую из двух глав, заключение и библиографический список.
Во  введении обоснована актуальность выбора темы, поставлены цель и задачи исследования, охарактеризованы методы исследования и источники информации.
Глава первая рассматривает и раскрывает сущность первой и второй задач, поставленных мною выше, а вторая глава соответственно - третьей задачи.
По  результатам исследования был вскрыт ряд проблем, имеющих отношение  к рассматриваемой теме, и сделаны  выводы о необходимости дальнейшего  изучения состояния вопроса.
Источниками информации для написания работы по теме "Теории кредита" послужили базовая учебная литература, фундаментальные теоретические труды крупнейших мыслителей в рассматриваемой области, справочная литература и прочие актуальные источники информации.
 

Теории кредита.

Ростовщичество.

Ростовщичество - довольно древнее экономическое явление. Первые ростовщики действовали еще  до возникновения денег (например, о  них писал греческий поэт Гесиод, живший в VIII-VII вв. до н. э., т. е. примерно за 100—200 лет до зарождения первых монетных систем в Элладе). Первые ссуды давались и возвращались натурой - зерном, мукой, скотом. Кстати, по одному из предположений, сама идея давать блага в рост произошла  из первоначально беспроцентных  ссуд скотом — отдавая маленького теленка в долг (например, как  тягловую силу), хозяин получал его  обратно с естественным приростом. Ссуды могли даваться или под  залог, служивший гарантией уплаты долга, или без обеспечения. Причем в наиболее древние времена залогом  служила сама личность должника или  членов его семьи, затем — земля, а потом и другая вещественная собственность. Еще в Древней  Греции ростовщические операции делились на два вида в зависимости от того, кто принимал на себя риск (ответственность) за их результаты. В одном случае это был заемщик (при неуплате он или терял залог, или наказывался  в соответствии с законом), в другом случае — сам кредитор. Так, например, форма кредита, при которой кредитор брал на себя должную ответственность, называлась «морские проценты»: торговец, отправляясь в далекое и опасное по тем временам морское путешествие, брал ссуду у ростовщика, чтобы снарядить корабль, нанять экипаж, запастись продуктами и т. п. Обратно он должен был привезти определенные товары и расплатиться по долгам. Однако, если корабль не возвращался или возвращался без груза, кредитор терпел убытки в размере одолженной суммы. Поэтому «морские проценты» были гораздо выше обычных. Для снижения риска ростовщики часто складывали свои капиталы и участвовали в прибыли. Это были первые торговые компании. Они играли настолько важную роль в морской (да и сухопутной) торговле, что даже знаменитые реформы Солона (VI в. до н. э.), снизившего норму процента и отменившего долговое рабство, не затронули величину «морских процентов».
В Древней Греции ростовщиков  называли трапезитами - (от греч. «стол») - менялы и ростовщики сидели на рынках у своих столов. Они же брали деньги на хранение, вели лицевые счета вкладчиков, производили от их имени и по их поручению платежи, переводили деньги в другие города, заверяли торговые и ссудные сделки, играя роль своего рода нотариальных контор. Да и в средние века специализации у финансовых дельцов не было: лица, ссужавшие деньги, занимались также их меной (а это была одна из самых важных и полезных операций в хозяйственной жизни), служили посредниками при заключении контрактов о страховке и продаже и т.д.
Ростовщиков не отличали от прочих купцов, и часто они входили  в купеческие гильдии. Однако судьба у ростовщичества была непростой - чаще всего оно запрещалось и светскими, и религиозными властями и осуждалось учениями великих мыслителей древности  и средних веков. Законы царя Хаммурапи (XVIII в. до н. э.), среднеассирийские и хеттские законы, Библия  и Коран запрещали или серьезно ограничивали ростовщическую деятельность. По древнеримскому законодательству ростовщик считался более бесчестным и порочным, чем вор, который подвергался штрафу, вдвое большему суммы краденого, ростовщик же — в четыре раза больше суммы полученных процентов. Ростовщичество как явление осуждали такие авторитеты, как Платон, Сенека, Цицерон. Аристотель говорил, что процент — самая противоестественная форма дохода, так как деньги предназначены лишь для обмена и не могут родить новые деньги. Средневековые канонисты, поддерживая Аристотеля, выдвигали новые возражения против роста. Например: отдавая деньги в долг, их дают во временную собственность должнику. Процент же — это чужой доход, не имеющий никакого отношения к заимодавцу, полученный исключительно стараниями должника. Следовательно, взимание процента есть присвоение чужого продукта. Крупнейший средневековый богослов Фома Аквинский писал, что, давая деньги в рост, кредиторы, стремясь представить сделку честной, требуют процент как плату за время, предоставляемое ими заемщикам. Однако время — это всеобщее благо, данное Богом всем в равной степени. Таким образом, ростовщик обманывает не только ближнего, но и Бога, за дар которого он требует вознаграждение. Известный философ XIV в. Никола Оресм, советник Карла V, учил, что ростовщики недостойны честного имени и излишни для общества, так как не доставляют ему необходимых для жизни предметов. До XVI в. взимание процентов было осуждено 17 римскими папами и 28 соборами, в том числе 6 вселенскими. В Англии на ростовщическую деятельность был наложен запрет светских властей в 1341 г., во Франции — в 1312 г. В 1286 г. в Пизе постановлением городской общины было запрещено ростовщикам проживать в городе, судьям — выслушивать их жалобы, а гражданам — давать им у себя приют. Статут города Вероны гласил: «...ростовщикам вход в город и его окрестности запрещается». В Голландии вплоть до 1657 г. ростовщики не допускались к причастию, т. е. церковь отделяла их от прочих сограждан.
Однако такое отрицательное  отношение к взиманию процентов  в законодательстве практически  всех народов свидетельствует о  том, что все они были повинны  в этом «грехе», раз приходилось  устанавливать столь жестокие кары за ростовщичество. Откуда же и каким  образом появляется порок «резоимства» (так он назывался в Древней Руси)? Дело в том, что изначально взимание процентов осуждалось лишь в отношении своих родичей и соплеменников, обирание же «инородцев» считалось вполне приемлемым занятием. Например, в Библии сказано: «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что можно отдавать в рост; иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост».
В Древнем Риме ростовщичеством  занимались не римские граждане, а  жители итальянских городов —  латины. На них, не пользовавшихся правами гражданства, не распространялись и обязанности граждан. Они не подлежали наказаниям, определенным законом за ростовщичество. В средневековой Европе городские общины, запрещая росовщничество местным жителям, весьма охотно отдавали монетные, ростовщические и торговые дела евреям, которые были не только иноплеменниками, но и иноверцами (иудеями), следовательно, могли общаться как с европейцами-христианами, так и с арабами-мусульманами, что было весьма полезно во времена крестовых походов. То же происходило и в Киевской Руси. Однако постепенно ростовщики появляются не только среди иноземцев, но и среди других групп населения, в первую очередь — духовенства. Служители веры вместе с иноземцами первыми начинают обирать приходящих к ним на поклонение и превращают обязательство взаимной помощи в возмездное дело, приносящее доход.
В Греции первыми банковскими  учреждениями были храмы. В Новгороде  до разрушения торговли при нашествии  монголов делались колоссальные займы  в палатах собора св. Софии, несколько  позже по масштабам ростовщической деятельности в России выделялись Кирилло-Белозерский  и Юрьев монастыри. К XI в. в Европе исчезла племенная разобщенность, шел процесс ассимиляции, возникли крупные государства, и вот в  них появляются свои, самородные ростовщики, причем, по многим свидетельствам, еще  более алчные, чем прежние. Так, например, в 1430 г. во Флоренции, чтобы уменьшить высоту процента, взимавшегося местными ростовщиками, специально были приглашены ростовщики-евреи, бравшие значительно меньше. Вплоть до позднего средневековья ссуды брались лишь для непроизводительного, неприбыльного потребления (за исключением торговых операций). Например, рыцарь занимал денег, чтобы отправиться в крестовый поход, монастырь — чтобы построить храм, и т. п. И считалось несправедливым, если кто-нибудь делал прибыль на бедствии или благочестии других.
Лишь к XVI в. каноническое право закрепило оправданное  взимание процента ради сохранения эквивалентности  обмена. Запрещалось лишь взимание лихвы (сверхприбыли ростовщика), usura (лат.) — приращение суммы долга, не находящее себе оправдания в признанных основаниях роста. Различие между законным ростом и лихвой в европейской экономической мысли было введено в начале XIV в. С тех пор законодательство не запрещало взимание процента вообще, а устанавливало лишь официальный максимум ссудного процента. Однако законодательно установленный максимум процента был на самом деле лишь минимумом реально взимавшегося. Естественно, что ростовщики (их еще называли «золотых дел мастера») не давали ссуду под процент, меньший официального «максимума». Им это было невыгодно: спрос на деньги был велик — крупные заемщики-феодалы не хотели лишать себя удовольствий, а возможностей обходить светские и религиозные запреты было множество. Например, деньги давались беспроцентно на заведомо короткий промежуток времени и рост тогда считался допускаемой законами платой за понесенные убытки из-за несвоевременного возврата. Иногда в документе о якобы беспроцентном займе сразу записывалась сумма, большая фактически занимаемой; лихва в конце концов могла выдаваться просто как «подарок» должника кредитору и т. п. Впрочем, уже начиная с XVI в., с произведений Ж. Кальвина, а особенно после выхода в свет трактатов Дж. Локка «Соображения о последствиях понижения процентов на денежные капиталы» и И.Бентама «В защиту роста» в экономической мысли окончательно закрепилось положение о научной состоятельности и справедливости ростовщической деятельности. Однако к тому времени древнее «стихийное» ростовщичество уже стало неэффективным.

Натуралистическая теория кредита.

Первоначально натуралистическую  форму кредита обосновали английские экономисты А. Смит и Д. Рикардо. Этой теории придерживались представители так называемой исторической школы Германии и Австрии, французские экономисты Ж. Сэй., Ф. Бастия и американский Д. Мак-Куллох.
  Основные постулаты экономистов  натуралистической теории заключались  в
следующем:
      объектом кредита является натуральное, т.е. не денежные вещественные
     блага;
      кредит представляет собой движение натуральных общественных благ, и
     поэтому он есть  лишь способ перераспределения  существующих в данном
     обществе материальных  ценностей;
      ссудный капитал тождественен действительному, следовательно,
     накопление ссудного  капитала есть проявление накопления
     действительного капитала, а движение первого полностью  совпадает с
     движением производительного  капитала;
      поскольку кредит выполняет пассивную роль, то коммерческие банки
     являются лишь скромными  посредниками.
  Таким образом, представители  натуралистической школы давали  искаженную трактовку сущности кредита и его роли в капиталистической экономике. Ошибочность их взглядов заключалась в частности, в том, что они не понимали кругооборота промышленного капитала в 3-х формах и сущности ссудного капитала в денежной форме, следовательно самостоятельной роли ссудного капитала и его специфики.
  В результате они трактовали  кредит как способ перераспределения материальных ценностей в натуральной форме, тогда как на самом деле кредит есть движение ссудного капитала. Отождествляя ссудный капитал и действительный капитал, натуралисты не понимали не только роли кредита и его создателей – банков, но и его двойственного характера, в силу которого кредит может способствовать как расширению капиталистического воспроизводства, так и его противоречий.
  При всех своих негативных  сторонах натуралистическая теория  имела ряд позитивных аспектов: натуралисты правильно считали, что кредит не создает реального капитала, который образуется в процессе производства, не преувеличивали его роли, подчеркивали зависимость процента от колебания и динамики прибыли.
Итак, рассмотрим представления о ссудном проценте, ссудном капитале у такого основателя натуралистической теории как А.Смит, чтобы обстоятельно разобраться в сущности данной теории.

Адам Смит «О капитале, ссужаемом  под проценты».

На  свои запасы, ссужаемые под проценты, заимодавец всегда смотрит как на капитал. Он ожидает, что в установленный срок они будут возвращены ему и что заемщик в течение всего этого времени будет уплачивать ему за это некоторую ежегодную ренту. Заемщик может использовать полученные средства как капитал или запасы, обращаемые на непосредственное потребление. Если он использует их как капитал, он употребляет их на содержание производительных рабочих, которые воспроизводят их стоимость с некоторой прибылью. В этом случае он может вернуть капитал и уплатить проценты, не отчуждая их и не затрагивая других источников дохода. Если он употребляет их для непосредственного потребления, он играет роль расточителя и растрачивает на поддержание праздности то, что было предназначено на содержание трудящихся. В этом случае он уже оказывается не в состоянии ни вернуть капитал, ни уплатить проценты, не отчуждая или не затрагивая какого-либо другого источника дохода, как, например недвижимого имущества или земельной ренты.
  Почти все взаймы под проценты  получаются в деньгах, бумажных  или же золотых и серебряных. Но в чем в действительности нуждается заемщик и чем снабжает его лицо, дающее в займы, это – не деньги, а стоимость денег или товары, которые можно купить на них. Если они ему нужны в качестве фонда для непосредственного потребления, он может этот фонд составить лишь из этих товаров. Если они ему нужны в качестве капитала для производительного употребления, он только за счет этих товаров может снабдить рабочих орудиями труда, и средствами существования, необходимыми для выполнения работы. Посредством займа заимодавец как бы предоставляет должнику своё право на известную часть годового продукта земли и труда страны, какою он может распоряжаться по своему усмотрению.
  Поэтому величина капитала или,  как обыкновенно выражаются, сумма  денег, которая может в какой-либо стране отдаваться в займы под проценты, определяется не стоимостью денег, бумажных или металлических, которые служат средством для совершения различных займов в данной стране, а стоимостью той части годового продукта, которая, будучи полученная с земли и от труда производительных рабочих, предназначается не просто для возмещения капитала, который его собственник не даёт себе труда применять самолично. Так как подобного рода капиталы обычно ссужаются и выплачиваются обратно деньгами, то  они и составляют то, что называется денежным капиталом. Это капитал отличается не только от земельного, но и от торгового и от промышленного капиталов, поскольку владельцы последних сами применяют свои капиталы. Тем не менее даже в денежном капитале деньги представляют собой как бы ассигновку, передающую из одних рук в другие те капиталы, которые их владельцы не хотят сами употребить в дело. Капиталы эти могут на любую сумму превышать сумму денег, которая служить орудием для передачи их из рук в руки, поскольку одни и те же денежные знаки служат последовательно для совершения как многих займов, так и многих покупок. Так, например, А ссужает W 1000 фунтов, на которые W сейчас же покупает у В товары стоимостью в 1000 фунтов. В, которому деньги сейчас не нужны, отдает в ссуду те же самые монеты Х, Х сейчас же покупает на них у С другие товары стоимостью в 1000 фунтов. С точно также и по той же причине ссужает их Y, который в свою очередь покупает на них товары у D. Таким путем одни и те же денежные знаки, бумажные или металлические, могут на протяжении нескольких дней служить средством для совершения трех различных займов и трех различных покупок, причем в каждом отдельном случае, сделка по стоимости равна всей сумме денежных знаков. То, что три денежных капиталиста А,В и С передают трем заемщикам W,X и Y, сводится к передаче возможности произвести эти покупки. В этой возможности и состоят значение и польза займов. Капитал, отданный взаймы тремя денежными капиталистами, равняется стоимости товаров, которые можно купить на него, и в три раза больше суммы денег, посредством которой произведены покупки. При всем том эти ссуды могут быть вполне обеспечены, поскольку купленные должниками товары употребляются так, что к условленному сроку вернут вместе с некоторой прибылью такую же стоимость в звонкой монете или в бумажных деньгах. И подобно тому, как одни и те же денежные знаки могут таким образом служить средством для совершения нескольких займов на сумму, в три раза или же совершенно аналогичным образом в тринадцать раз превышающую их стоимость, они точно так же могут во столько же раз последовательно служить и средством уплаты долга.
  Таким образом на капитал, который  ссужен под проценты, можно смотреть  как на ассигновку со стороны заимодавца заемщику на некоторую значительную часть годового продукта при том условии, что заемщик в свою очередь будет в течение всего времени пользоваться займом предоставлять заимодавцу ежегодно небольшую часть, называемую процентом, а к концу договоренного срока займа возвратить ему части, равняющуюся по величине той ассигновке, которую первоначально получил, что называется уплатой долга. Хотя деньги служат обыкновенно средством для передачи как незначительной, так и большой части годового продукта (процентов и капитала), они сами по себе представляют собой нечто отличное от того, что передается при их посредстве.
  В соответствии с возрастанием  в какой-либо стране той доли  годового продукта, которая, как только она получается с земли или от труда производительных рабочих, предназначается на возмещение капитала, естественно возрастаем вместе с тем и то, что называют денежным капиталом. Возрастание тех особых капиталов, с которых владельцы их желают получить доход, не давая себе труда лично пустить их в дело, естественно сопровождает общее увеличение капиталов. Другими словами, по мере возрастания капитала страны постепенно все больше увеличиваются и размеры капитала, отдаваемого взаймы под проценты.
  По мере увеличения отдаваемых  взаймы капиталов неизбежно уменьшается процент, или цена, какую приходится платить за пользование этим капиталом. Это уменьшение происходит не только в силу тех общих причин, которые обыкновенно понижают рыночную цену товаров в соответствии с увеличением их количества, но и в силу других причин, проявляющих свое действие только в этом особом случае. По мере увеличения в стране капиталов неизбежно уменьшается прибыль, которую можно получить от употребления их в дело. Постепенно становится все более и более трудным найти в пределах страны выгодный способ применения для нового капитала. В результате этого возникает конкуренция между различными капиталами, причем владелец одного старается овладеть областью, которая занята другим. Но в большинстве случаев он может надеяться вытеснить этот другой капитал из данной области только в том случае, если он предлагает более льготные условия. Он не толь должен продавать свои товары несколько дешевле, но и для того, чтобы иметь возможность продать их, он вынужден иногда продавать свои товары несколько дешевле, но и для того , чтобы иметь возможность продать их, он вынужден иногда производить свои закупки по более дорогой цене. Спрос на производительный труд благодаря увеличению капиталов, предназначенных на его содержание, возрастает с каждым днем. Рабочие легко находят себе работу, но владельцы капиталов испытывают затруднения в приискании рабочих. Их конкуренция между собой превышает оплату труда и понижает прибыль с капитала. Но если прибыль, которая может быть получена от приложения капитала, уменьшается, таким образом, так сказать, с обоих концов, то и цена, которую можно платить за пользование им, т.е. норма процента, должна тоже неизбежно уменьшаться.
  В некоторых странах законом  было воспрещено взимание денежного  процента. Но поскольку везде пользование деньгами может приносить некоторую прибыль, постольку и следует везде что-нибудь платить за пользование ими. Этот запрет, как обнаружилось на опыте, вместо того, что бы предотвратить только усиливал ростовщичество, ибо должнику приходилось платить не только за пользование деньгами, но и за риск которому подвергался кредитор, принимая вознаграждение за это пользование. Он был вынужден, если можно так выразиться, страховать кредитора на случай кары за ростовщичество.
  В странах, где взимание процента  дозволено, закон в целях предотвращения вымогательства ростовщиков обычно устанавливает максимальную норму процента, какая может взиматься не навлекая на это кары. Эта норма должна всегда несколько превышать самую низшую рыночную цену или ту цену, которая обычно уплачивается за пользование деньгами лицами, могущими представить наиболее верное обеспечение. Если эта норма устанавливается ниже низшей рыночной нормы, то последствия этого будут почти такие же, как и при полном воспрещении взимании процента. Кредитор не захочет ссужать свои деньги дешевле той стоимости, которую имеет пользование ими, и  должник должен платить ему за риск, которому тот подвергается, беря с него полную стоимость такого пользования. Если норма процента устанавливается в размере как раз низшей рыночной цены, это подрывает у честных людей, уважающих закон своей страны, кредит всех тех, кто не в состоянии представить наилучшее обеспечение, и заставляет последних прибегать к ростовщикам- вымогателям. В такой стране как Великобритания, где деньги правительству ссужаются по 3%, а частным лицам ссужаются под верное обеспечение по 4 и 4,5 процента, установленная ныне норма в 5 процентов представляется, пожалуй, наиболее соответственной.
  Следует, однако, отметить, что законная  норма процента, хоть она и  должна превышать низшую рыночную норму, все же не должна превышать ее слишком намного. Если бы, например, законная норма процента была установлена в Великобритании на таком высоком уровне, как 8 и 10 процентов, то большая часть денег, отдаваемых взаймы, ссужалась бы расточителям и спекулянтам, которые одни проявили готовность платить такой высоки процент. Здравомыслящие люди, готовые давать за пользование деньгами не больше чем часть того, что они могут получить сами в результате пользования ими, не рискнут конкурировать с ними. Таким образом, значительная часть капитала страны не будет попадать в руки именно тех людей, которые скорее всего могут дать им выгодное и прибыльное применение, достанется тем, кто скорее всего растратит и уничтожит его. Напротив, там, где законная норма процента установлена лишь немного выше низшей рыночной нормы, обычно будут предпочитать иметь в должниках людей здравомыслящих и осторожных, чем расточителей и спекулянтов. Лицо, дающее взаймы деньги, получает с первых почти такой же процент, какой может брать с последних, а между тем его деньги гораздо безопаснее в руках первых, чем в руках последних. Значительная часть капитала страны попадает, таким образом, в такие руки, в которых он скорее всего будет применен с выгодой.

Капиталотворческая теория кредита.

Эта теория возникла раньше натуралистической  – еще до начала XVIII в. Ее основателем является английский экономист Дж. Ло (1671-1729).
Причиной  же появления капиталотворческой теории кредита явилась эмиссия банкнот, которая расширила сферу денежного обращения за пределы металлического денежного обращения и тем самым способствовала росту капиталистического производства. Дж. Ло, не поняв действительной роли денег в процессе воспроизводства, приписывал им решающую роль в развитии экономики. Он считал, что наличие неиспользованных земель и рабочих рук есть следствие недостаточного количества денег. Вместе с тем простейший способ увеличения количества денег без расширения добычи золота он видел в кредите и выпуске кредитных денег.
  Дж. Ло отождествлял кредит с  деньгами и богатством. По его  мнению кредит способен привести в движение все неиспользуемые возможности страны, создавать богатство и капитал. Банки он рассматривал не как посредников, а как создателей капитала. Ло принадлежит идея об организации эмиссионного банка.
Основной  недостаток теории Дж. Ло заключался в том, что он делал ставку на эмиссию банкнот с принудительным курсом, что носило спекулятивный характер. Однако Дж. Ло оказался пророком на будущее, так как кредитные отношения получили широкое развитие в XIX-XX вв.
  Капиталотворческая теория кредита, хотя и возникла раньше натуралистической, почти на протяжении всего домонополистического периода капитализма не была популярной. Только во второй половине XIX в. она была возрождена английским экономистом Г. Маклеодом (1821-1902).
  Почвой для возрождения капиталотворческой теории кредита, а затем и завоевания его господствующего положения явилось интенсивное развитие кредитных операций банков на основе депозитной эмиссии. Уже в начале второй половины XIX в. в Англии в совокупной денежной массе свыше 50% составляли депозиты. Этот рост депозитов явился средством роста капиталистического производства, где решающую роль играли банки.
  Вопросы кредита Г. Маклеодом рассматривал не с точки зрения роли его в общественном воспроизводстве в целом, а сточки зрения банкира. Все, что обладает покупательной силой, он считал богатством и производительным капиталом. Поэтому предоставляемые банками кредиты за счет депозитной эмиссии – это такое же богатство и капитал.
  Также Маклеодом выдвинул положение о том, что создаваемые банками кредитные деньги являются производительным капиталом. Они создают кредитные орудия обращения и тем самым обеспечивают условия для превращения товарного капитала в денежный, временно свободная часть которого затем принимает форму ссудного капитала.
Идеи  Маклеодома получили дальнейшее развитее в работах других западных экономистов, таких как И. Шумпетер, А. Ган, Дж. Кейнс и Р. Хоутри.
И. Шумперт и А. Ган., как и все представители капиталотворческой теории кредита, сильно преувеличивали роль кредита и банков в развитии капиталистического производства. И. Шумперт считал, что расширенное воспроизводство начинается с создания банками дополнительной покупательной силы, т.е. кредитование капиталистических предприятий за счет депозитной эмиссии как единственного источника финансирования прироста производственных мощностей. Благодаря банкам, как утверждал И.Шумперт, создаются для всех, кто обладает талантом предпринимателя, независимо от унаследованного богатства, равные возможности преуспевания в предпринимательской деятельности. Талант предпринимателя достигает успеха благодаря кредиту банка.
  Причину образования капитала  А. Ган видел в кредитовании. По этому поводу он писал: «Образование капиталов не есть следствие сбережений, а кредита; кредит предшествует капиталообразованию». И далее: «Без кредитования не могли бы производиться никакие капитальные блага, не могло бы происходить капиталообразование в смысле образования средств производства…».
  По мнению этих экономистов,  банки являются не столько  посредниками в кредите, сколько создателями кредита и капиталов. Посредником банк выступает только тогда, когда источником ссуд являются реальные вклады. Если же источник ссуд – депозитная эмиссия, то они становятся создателем кредита и капитала. Поскольку в последнем случае активные операции формально предшествуют пассивным, то они делают вывод о том, что примат принадлежит не пассивным, а активным операциям. Такое понимание роли банков ошибочно. Предоставление банками ссуд за счет депозитной эмиссии, если рассматривать его неформально, а по существу, так же является посреднической функцией. Оно отличается от предоставления ссуд за счет реальных вкладов только последовательностью операций и тем, что сопровождается созданием дополнительных платежных средств.
  Когда источником ссуд являются реальные в
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.