Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Формирование социального государства

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.06.13. Сдан: 2013. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


  Социальное государство — неотъемлемая часть современной цивилизации, многие страны мира идут по пути его создания или совершенствования. Идеи социального государства стали разрабатываться в середине ХХ века, а затем получили законодательное закрепление в правовых системах многих европейских стран. Чтобы осмыслить возможность их реализации в современной России важно определить понятие «социальное государство».
Родоначальником термина «социальное  государство» является немецкий ученый Лоренц фон Штайн определивший его как государство, которое поддерживает абсолютное равенство в правах для всех различных общественных классов и для отдельной самоопределяющейся личности благодаря своей власти. Впоследствии Дж.Офнер, Ф.Ньюман в качестве основного признака данного понятия выделили распространение социальных обязательств государства в равной мере на всех членов общества.
  Мировой опыт свидетельствует, что появление идей и концепций «социального» государства и «социально ориентированной» политики и экономики к середине XX века было связано с бурным развитием рыночной экономики в европейских странах, развивающихся на основе капиталистических отношений.
Интенсивный процесс накопления и  концентрации капитала в руках сравнительно небольших групп лиц сопровождался  усилением эксплуатации работников наемного труда, социальным расслоением общества, обострением классовых противоречий, что грозило социальным взрывом.
  С другой стороны экономический рост обеспечивал подъем общественного благосостояния, способствовал формированию основы стабильного развития — класса средних и мелких собственников, системы обеспечения их социальных прав с учетом интересов других слоев населения.
  В социально-ориентированных государствах было разработано и принято так называемое социальное законодательство (о минимальных отпусках, об участии работников в прибылях предприятий, об образовании, здравоохранении и т.д.). Разумеется, они сохраняют прежние устои капиталистических отношений — господство частной собственности, во многом стихийный рынок, свобода договора, в том числе и по продаже рабочей силы, стремление к максимальной прибыли, однако вынуждены преодолевать (или, по крайней мере, смягчать) жесткие противоречия,
социальное неравенство между  различными слоями общества.
  Наряду с внутренними потребностями обеспечить социально-ответственное регулирование вопросов занятости и трудовых отношений, условий жизни работников и их семей, политическим давлением со стороны партий социал-демократического направления, профсоюзов определенное влияние на этот процесс оказала социальная политика CCCР и стран социалистической ориентации, основанная на таких понятиях как «социально-экономические права граждан», «справедливое распределение общественного продукта», где государство обеспечивало общедоступную занятость, бесплатное медицинское обслуживание и другие социальные блага.
  В отечественной научной литературе есть разные определения социального государства. В.А. Затонский определяет его как демократическое правовое государство, которое берет на себя обязанность заботиться о социальной справедливости, благополучии своих граждан, их социальной защищенности, признающее социально ориентированную политику важнейшим направлением своей практической деятельности и эффективно реализующее закрепленные в Конституции основные направления этой политики, благоприятствующее труду» .
  Социальное государство, наряду с выполнением основных функций классического государства (оборона, юстиция, правопорядок, административное управление), по мнению М.В. Каргаловой, «должно осуществлять свою политику с учетом интересов всех без исключения, социальных слоев и групп, составляющих современное общество, обеспечивать стабильность в стране и социальную защиту граждан в новых
условиях» . Такое государство должно быть способным сбалансировать соотношение прав и обязанностей различных частей общества при неизбежном наличии у них различных интересов.
   В.П. Милецкий подчеркивает, что «социальное государство становится равноправным и солидарным со своими гражданами партнером, равноотвественным за социальное развитие отдельных граждан и всего общества в целом. Вероятно, не случайно поэтому в 1989 году государствами-членами Евросоюза была принята «социальная Хартия» и появился проект «Социальной Европы». Все это становится реальностью
благодаря целенаправленному формированию развитой управляющей системы социального государства» .
  Понятие социальное государство характеризует конституционно- правовой статус государства и предполагает конституционное гарантирование экономических и социальных прав и свобод каждого гражданина, соответствующие обязанности государства, которое служит обществу и стремится исключить или свести к минимуму неоправданные социальные различия, создать условия для самореализации творческого потенциала личности.
В современной России идеи социального государства получили легитимацию в Конституции 1993 года в отдельной статье и в блоке социально-экономических прав. Согласно статье 7, Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В нем охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается
государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.
  Следует отметить, что правовое закрепление «социального государства» в Конституции России пока слабо реализуется в последующем законотворческом процессе, отсутствуют общепринятые критерии и показатели его построения, реальность не соответствует конституционным характеристикам. Эта конституционная норма воспринимается как вектор развития российской государственности, как своеобразный «протокол о намерениях». Конституция 1993 года в силу обстоятельств, предшествующих ее принятию, стала не результатом консенсуса между различными социальными группами, а попыткой победившей в 1993 году политической силы создать правовой механизм, нацеленный
на закрепление статус-кво.
 Следствием этого стал серьезный  недостаток конституционных механизмов,   обеспечивающих реальное разделение властей, подконтрольность власти обществу и т.д. Заложенный в Конституцию реальный государственно-политический механизм способен превращать конституционные нормы, касающиеся прав граждан,
в декларации . Роль и сущность социального  государства в России до сих пор  не определены, проект Концепции социального  государства Российской Федерации, разработанный в 2004 году группой ученых, практиков, специалистов не стал официальным документом. В этой связи в теории социальной политики, политической социологии по-прежнему высока научная актуальность разработки концепции
формирования социального государства в переходном постсоциалистическом обществе.
   Социальное государство явилось и теоретическим, и практическим конструктивным ответом не только на недостатки правового демократического государства в его либеральном варианте, но и на неудавшуюся попытку социализма обеспечить каждому человеку материальную свободу, социальную справедливость и равенство.
   Социальное государство, как сложное общественное явление, является объектом междисциплинарных исследований. Разумеется, политологи рассматривают прежде всего определенный тип государственного устройства, социологи — социальную реальность, проблемы социального прогресса, экономисты — механизмы перераспределения национального дохода, юристы анализируют и разрабатывают законодательные акты,
проблемы юридического обеспечения социальных прав граждан и т.д.
В отечественной социологической  и политологической литературе феномен  социального государства остается малоизученным, тогда как для  зарубежной политической социологии данная тема не нова.
  Большинство российских исследователей (Н.А. Баиева, В.А. Затонский, С.В. Калашников, В.П. Милецкий и др.) сходятся в том, что признаки социального государства появляются на определенном этапе его развития, с изменением места человека в структуре производительных сил, появлением индустриального государства, развитием рыночных
отношений. Преобладает точка зрения, согласно которой социальным государство  может быть только в случае, если оно правовое, что существует не только взаимосвязь демократического, правового и социального государства, но и комплексная их характеристика. Ряд авторов к такой характеристике относят высокие расходы общества на заработную плату (40-60% ВВП); развитую систему социальной защиты, расходы на
которую составляют не менее 20-25% ВВП; высокую долю социальных расходов в государственном бюджете на здравоохранение (7-9% ВВП) и образование (4-6% ВВП); ритые системы профессиональной подготов- ки, переподготовки и трудоустройства, недопущение высокого уровня безработицы, системная государственная деятельность по созданию
новых рабочих мест.
  Социологам и специалистам по социальной политике хорошо известны индикаторы и критерии социального государства, которые применяют в ведущих странах Европы: децильный коэффициент, коэффициент Джини; доли реальной средней зарплаты по отношению к производству ВВП на душу населения; расходов семьи на питание; соотношение минимальной средней пенсии к прожиточному минимуму; коэффициент
естественного движения населения (разница между  числом родившихся и умерших); продолжительность жизни и др. Сводным показателем является индекс человеческого развития. В разы заниженная цена труда тормозит развитие не только социальной сферы, но
и экономики  в целом.
  Отсутствие системы государственных минимальных социальных стандартов, не позволяет получить при анализе бюджетов современной России однозначный ответ на вопрос, какая модель участия государства в социальной сфере реализуется и в какой мере система бюджетного регулирования и бюджетных выплат, наряду с рыночными механизмами,
обеспечивает  социальную защиту уязвимых слоев населения, а также равнодоступность граждан  к базовым социальным гарантиям  в сфере государственного здравоохранения, образования, социального обеспечения  и трудовой деятельности. К примеру, в России выплату пособий для молообеспеченных и маргинальных слоев населения делегировали на
региональный  уровень, а регионы реализуют  эти полномочия только при наличии  ресурсов.      Это ведет к дезинтеграции российского социального пространства, не снижает неравенство, а наращивает его.
  Международный опыт свидетельствует о том, что ни одна страна не в состоянии справиться с решением социальных проблем, опираясь лишь на государственный бюджет. Даже очень богатые государства привлекают к этому делу бизнес, религиозные и общественные органи-
зации, отдельных  граждан. Таким образом, происходит процесс разгосударствления социальной сферы и передача функции предоставления социальных услуг муниципальным  и частным организациям. Безусловно, имидж, конкурентоспособность, инвестиционная привлекательность и устойчивое развитие любой крупной компании во многом зависят от ее
социальной  ответственности, степени участия  в реализации социальной политики. Векторы интересов государства, выполняющего социальный заказ общества, и компании, заинтересованной в социальной интеграции для получения необходимой общественной и государственной поддержки, должны совпадать.
  Крупные российские компании ОАО «Газпром», ОАО «РЖД» и другие,
созданные с участием государства, Финансовая корпорация «УРАЛСИБ»,
«Татнефть»  и «Норникель» вносят заметный вклад  в развитие социальной сферы. Стремясь формировать в регионах своего присутствия  более однородную социальную среду, они создают негосударственные (дополнительные) структуры пенсионного обеспечения, прежде всего, своих работников, занимаются благотворительностью, адресной поддержкой детских домов, интернатов, вкладывают средства в строительство и ремонт объектов соцкультбыта, развитие спорта и искусства.
  В меньшей степени проявляют себя в социальной сфере представители среднего и малого бизнеса, в большинстве случаев неимеющиедостаточных средств и побудительных мотивов для этой деятельности.
Современное социальное государство выступает  как один из партнеров, которые реализуют  социальную стратегию общества, как социально-политический арбитр в обществе, в том числе в отношениях труда и капитала. Трехсторонние соглашения (предпринимателей, профсоюзов и правительства) — частое явление во многих государствах мира. В России назрел вопрос о возврате государства в базовые отрасли реальной экономики. К примеру, в угольную отрасль, где погоня за прибылью владельцев шахт, сдельная оплата труда шахтеров, плюс несовершенство российского законодательства приводят к игнорированию правил безопасности, авариям и, как следствие, гибели людей. В этой отрасли, как и в целом в социальной сфере, в силу своих традиционных возможностей российское государство должно быть проводником стратегии социально-экономического развития общества, контролером за выполнением социальной ответственности, ложащейся на других партнеров.
Оно должно регулировать распределение полномочий на всех уровнях и следить за выполнением  законов и норм социальной жизни, устанавливать правила игры на этом поле.
Переход к  стихийному рынку в 1990-е годы, как  известно, сопровождался обнищанием населения, ростом социального неравенства. Средний доход 10 процентов самых обеспеченных граждан в 15-20 раз превышает доход 10 процентов наименее обеспеченных сограждан, причем за последние годы этот разрыв увеличился. Для России — страны, стремящейся ледовать лучшим европейским образцам, по оценкам Института соци-
ально-экономических  проблем народонаселения РАН, этот показатель был бы близок к социально  справедливому оптимуму на уровне 10 : 1. В США разрыв семикратный, в Западной Европе 4-5 раз. В России разрыв между богатыми и бедными группами населения достиг критической точки, что грозит серьезными социальными потрясениями.
  В наиболее сложном положении оказались не только пенсионеры, инвалиды, но и работающие граждане, составляющие так называемые группы «работающих бедных». По самым скромным подсчетам в нашей стране более 20 млн. бедных, среди которых 66% — люди трудоспособного возраста, и имеющие работу. Доля оплаты труда в ВВП в России в
3,0-3,5 раза  ниже чем в западных странах. Проблема социальной справедливости начинает остро переживаться уже не только беднейшим слоем населения, но и вполне благополучными людьми, которые много работают, неплохо по российским меркам зарабатывают и потому вправе рассчитывать на удовлетворение своих социальных потребностей.
Разрушается традиционное представление, согласно которому между трудом и уровнем  дохода должна быть связь, произошла  девальвация ценностей либерально-демократической  идеологии, существует мнение экспертов, что «добиться высокого стабильного благосостояния абсолютно честным трудом в России маловероятно. Причина — общая
бедность  страны» .
  Социальное государство возникает на основе целенаправленной политики властей. Вместе с тем формационной предпосылкой социального государства можно считать становление постиндустриального общества с социально ориентированной рыночной экономикой, правовым демократическим режимом и др. А это предполагает активное участие граждан в постоянном контроле за деятельностью государственных органов в осуществлении социальной политики. Западная традиция в течении столетий обогащалась опытом демократического правления, функционирования институтов гражданского общества , рыночных отношений — у Российской Федерации подобного опыта практически не было.
Социологические исследования показывают, что в российском обществе сложилось устойчивое мнение о том, что российская версия демократии и рынка далека от совершенства. Новые демократические политические институты не могут стать достаточно эффективными, поскольку не пользуются необходимой поддержкой со стороны массовых и элитных групп общества, а получить поддержку и легитимность эти институты не могут поскольку в глазах большинства населения неспособны помочь в решении возникающих перед обществом проблем, прежде всего социальных .
  В этой связи в России традиционно трансформационные социальные преобразования идут «сверху», в условиях крайней слабости и низкой активности институтов гражданского общества. Государство в силу этих причин вынуждено брать на себя инициативы и функции контроля. Но при этом главный недостаток заключается в том, что слабо используется человеческий потенциал, инициатива людей, человек отдаляется от процесса принятия решений, перестает разделять ответственность, формируется иждивенчество.
  Недооценка роли открытого общественного обсуждения проблем социальной политики не позволяет достигнуть социального консенсуса в обществе. Важно не только внедрить демократические процедуры принятия важнейших государственных решений, но и способствовать участию в них институтов гражданского общества, расширению свободы
средств массовой информации в критике негативных явлений в жизни страны.
Развитие российского государства  с 1991 по 2004 годы показывает, что приоритет  до последнего времени отдавался реализации идей лииберального государства, которая сопровождалась несправедливой, а во многих случаях полукриминальной приватизацией. Значительная часть богатства современных российских миллионеров и миллиардеров, по
мнению многих экспертов, получена в результате передачи в частные руки государственной собственности за бесценок. Сегодня 10% граждан владеют и получают доходы от 90 процентов всей собственности российского государства. Россия в 2007 году находилась на третьем месте по числу миллиардеров (53), пропустив вперед лишь США (415)
и Германию (55).
  Проблема легитимации социальных неравенств в современной России и преодоления недовольства россиян сложившейся в стране ситуацией заключается не столько в повышении
зарплат бюджетникам или пенсий пенсионерам, сколько в общем изменении правил «игры», сближением этих правил с теми представлениями о социальной справедливости, которые являются основополагающими для российского национального самосознания. При этом основание легитимности различий в получаемых благах, является, в представлениях
россиян, именно труд, справедливое его  вознаграждение, а не близость к  власти или умение «отхватить» в  ходе приватизации «жирный кусок» .
  Либеральные экономисты утверждают, что государственная собственность и государственное управление собственностью исторически менее эффективны, нежели частные. Возможно, это соответствует действительности, однако государство, а значит и народ, который по Конституции является носителем всей полноты власти в стране, должны оградить российскую собственность от перманентного передела и ее использования коррумпированной частью чиновничества.
  К сожалению, несмотря на обвальную приватизацию 1990-х годов, низкая эффективность труда в Российской Федерации сохраняется, рост зарплаты сегодня в два раза превышает рост производительности труда. Необходимо в полном соответствии с требованием экономической эффективности и принципом социальной справедливости разделить
понятия государственной собственности  и государственного управления, отдав госсобственность в эффективное частное управление. Главное, чтобы при этом ресурсы страны оставались в ее владении, не были приватизированы, а оперативное управление государственной собственностью осуществлялось бы на абсолютно прозрачной основе.
  Отмечается значительное влияние либерализма на политические, социальные, экономические процессы, проходившие на Западе, поиск новых альтернативных путей развития, обновления и инноваций в самых разных сферах существования и деятельности человека. Однако простой перенос на российскую почву западной либеральной модели рыночной экономики и социальной политики не происходил без негативных последствий как для России, так и для либерализма.
  Процесс становления социального государства в Российской Федерации замедляет отсутствие стратегии региональной политики как в направлении выравнивания социально-экономического развития субъектов РФ, оказания помощи депрессивным регионам, так и уменьшения диспропорций в реальном социальном положении различных групп
населения. По оценкам экспертов, доходы региональных бюджетов на душу населения в развитых субъектах превышают доходы в остальных в десятки раз, по уровню потребления — в 20-30, а по инвестициям — в сотни. Такие диспропорции — не только социальная, но и проблема национальной безопасности, сохранения единого экономического и социально-политического пространства.
  Села и малые города по качеству жизни несоразмерно отстают от мегаполисов и крупных промышленных центров. Средняя зарплата сельских жителей втрое ниже, чем у горожан, каждый третий из молодых людей — безработный. Почтовые отделения, малокомплектные школы, детские сады закрываются, молодежь, окончив школу, уезжает из дерев-
ни. За последние 15 лет с карты  России исчезло более 13 тысяч сел  и деревень, 60% сельских населенных пунктов до сих пор негазифицированы. Только 6 процентов выпускников вузов возвращаются в село. Вопрос о перераспределении доходов давно назрел, нужны инструменты, сглаживающие социальные контрасты. Многие ученые и политические деятели убеждены в неэффективности плоской шкалы налогообложения, поскольку она стимулирует богатых и ничего не дает бедным.
  Введение прогрессивного подоходного налогообложения стало программным пунктом ряда политических партий, это предложение поддерживают и другие общественные силы. Тем не менее, законодательного решения этой проблемы нет и в ближайшее время не предвидится.
Особенно остро стоит вопрос о модернизации пенсионной системы, затрагивающий почти 40 млн. пенсионеров  и инвалидов. Социологические исследования показывают, что именно в старших возрастных группах (56-65 лет ) доля бедных за последние годы возросла в 2,5 раза, говорит о явной неэффективности реализуемой в стране модели пенсионного обеспечения. В развитых странах в формировании будущей пенсии участвуют сами работники и работодатели, широко развиты корпоративные пенсионные системы, практика добровольного дополнительного пенсионного страхования. В России же об этом пока только размышля-
ют.
В реальном социальном государстве  крайне необходима адресная социальная поддержка   людей из малообеспеченных слоев населения (бесплатные меры социального характера, медицинская помощь лицам, признанным бедными, бесплатное образование разного уровня и т.д.).
  Современное российское законодательство об образовании, науке, культуре и здравоохранении во многом не соответствует целям социального государства. Если взять здравоохранение, то три системы — государственная, муниципальная и частная — не только не пересекаются, но и происходит замещение первых двух частной платной системой
здравоохранения.
  Медицинские услуги не могут быть обычным товаром, который покупается и продается на рыночной основе. Во многих странах, как и в России, действует страховая медицина,
лечение оплачивается из специально создаваемого фонда, куда делаются отчисления из государственного бюджета, взносов работодателей, в зарубежных странах также из заработка работников. Однако главное — эффективность этих систем. Наш валовой внутренний продукт в полтора раза больше чем на Кубе, но продолжительность жизни в России на 10
лет меньше. На фоне европейских государств картина также удручающая. Российские мужчины живут на 23 года меньше, чем  шведы и на 13 лет меньше болгар и поляков.
Бюджеты государственных систем здравоохранения  и образования нередко используются нечистыми на руку чиновниками в личных целях.
  Определенное влияние на степень коррупциогенности в этих отраслях оказывают рынок платных медицинских услуг при фактически полном отсутствии законодательного регулирования, увеличение платного обучения в негосударственных вузах и государственных учебных заведениях при высоком уровне административного контроля в них, а также низкая
оплата труда рядовых врачей и учителей, обслуживающего персонала.
  Модернизация здравоохранения и образования как социальных институтов, повышение качества государственных услуг являются важнейшим условием формирования социального государства в России.
Государство — составная часть  общества, и оно отражает в себе все его плюсы и минусы. В  обществе низкой политической культуры, с высокой степенью криминализации существует как следствие возможность проникновения во власть и обслуживающий ее аппарат популистов- демагогов, криминальных элементов, чиновников, для которых главное — карьера и личное обогащение, а не удовлетворение потребностей россиян. В современной России 1,5 миллиона чиновников (почти в 3 раза больше на душу населения по сравнению с Советским Союзом.). По оценкам международной организации «Транспэренси» Россия по рейтингу антикоррумпированности занимает 133место в мире.
  По мнению большинства исследователей, функции защиты интересов населения могли бы исполнять структуры гражданского общества, но они только формируются, и государство, провозгласившее себя социальным, должно создать все условия для их развития. К сожалению, следует отметить, что ни одна из действующих политических и общественных
сил не располагает адекватной современным  условиям реальной программой социально-политических преобразований, направленных на построение социального государства.   Существующий сегодня уровень политической грамотности и активности большинства населения нашей страны позволяет создавать партийные структуры «сверху», которые
находятся под жестким административным и финансовым контролем власти. Ряд  политических партий не выражают интересы простых людей и не имеют реальной возможности влиять на принимаемые государственные решения, отвечать за них.
  При отсутствии нормальных политических партий роль сетевых структур, осуществляющих сообщение разных уровней власти и общества, разных политических кланов, выполняют в какой-то мере крупные государственные корпорации, которые располагают медиаструктурами, аналитическими и политтехнологическими центрами. Они лоббируют
интересы крупного бизнеса через  связанных с ними депутатов, при этом реализация идеи построения социального государства в России не стала для них первостепенным делом.
Переход российской избирательной  системы к пропорциональному  голосованию повышает ответственность  партий за свои обещания перед избирателями.
  Социологические исследования подтверждают надежды россиян на сильную власть, доминирование патерналистской ориентации в их сознании. Такое положение обусловлено двумя основными факторами — во- первых, сохранением значительной доли населения, чьи доходы прямо зависят от государства (госслужащие, бюджетники, пенсионеры — в общей сложности это около 60% всего взрослого населения страны), и, следовательно, они объективно вынуждены рассчитывать в первую очередь на государственную поддержку и с ней связывать свои ожидания.
  А во-вторых сохранением весьма значительной по своей численности доли «социально слабых» групп, фактически неконкурентоспособных на современном рынке труда, которые для поддержания сколько-нибудь приемлемого уровня жизни могут рассчитывать на помощь государства.
  По мнению некоторых исследователей, для России оптимальна традиционная этакратическая модель развития, основанная на всевластии государства, которое выступает выразителем интересов общности в целом и обеспечивающего безопасность как каждого отдельного граж-
данина , так и общности. Значительная часть людей, родившихся и сформировавшихся в эпоху СССР, не способны самостоятельно решить свои социальные проблемы, передает подобную неспособность и ожидания патерналистской опеки поколению, родившемуся в постсоветское время.
  Большинство россиян предпочитает наличие в России смешанной экономики, где государственный сектор сосуществует с частным в ряде отраслей нестратегического характера под контролем
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.