Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Русско-английские отношения накануне первой мировой войны

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 04.06.13. Сдан: 2013. Страниц: 19. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


План
Введение
Глава 1. Положение России и Англии в начале ХХ века
Глава 2. Сближение с Англией
2.1 Русско-английская конвенция 1907 г.
2.2 Боснийский кризис
2.3 Потсдамское соглашение
Глава 3.Отношения России и Англии в период Балканских войн 1912-1913 гг.
Глава 4. На путях к мировой  войне
Заключение
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
 
Британская и Российская империи в начале XX в. принадлежали к числу ведущих мировых держав, как по территории и населению, так и по своим военным, экономическим и стратегическим возможностям. Великобритания была сильнейшей морской державой и занимала 3-е место в мире по экономическому развитию; Россия была второй по военной мощи сухопутной державой после Германии и занимала 5-е место в мире по экономическому потенциалу. Таким образом, они принадлежали к числу крупнейших и важнейших мировых держав, игравших ведущую роль в международных отношениях. Российско-британские отношения были сложными. Областью территориальных споров империй была Центральная Азия, российское правительство пристально следило за британскими действиями и в других регионах.
После многих лет соперничества  Россия и Великобритания в первое десятилетие XX в. силу объективных причин, которые были вызваны растущей мощью  и агрессивной колониальной политикой  Германии, начали процесс сближения, который в 1907 году привел к заключению межгосударственного соглашения по Персии, Афганистану и Тибету. Однако в общественном сознании России формирование позитивного образа союзника, начавшееся в результате подписания конвенций о разграничении сфер влияния Великобритании и России в азиатских странах, проходило медленно, сопровождалось «приливами и отливами» взаимных симпатий и антипатий, обусловленных разностью интересов, которые преследовали державы на международной арене.
Исследование российско-британских отношений с 1907 по 1920 г. дает возможность  проследить эволюцию внешнеполитической стратегии России и Великобритании в Европе и Азии, глубже понять расстановку  сил на международной арене в  этот период. С конца XIX в. и в первое десятилетие следующего формировалась политики колониальных захватов, определявших жизнь российского и английского общества в начале XX в. Следовательно, актуальным является изучение этапов взаимоотношений двух империй, предшествующих первой мировой войне, диалектики ситуационных факторов внешней политики и ее ментальных, социальных и идеологических основ. Изучение конкретного материала, характеризующего шаги по сглаживанию российско-британских противоречий в связи с борьбой этих стран против попыток Германии играть ведущую роль не только в Европе, но и на мировой арене в годы, предшествовавшие первой мировой войне, позволяет более обстоятельно исследовать одну из существенных причин возникновения Антанты как альтернативы прогерманского Тройственного союза.
Хронологические рамки исследования ограничиваются периодом с 1907г., когда  началось сближение Российской и  Британской империй после заключения конвенций по Афганистану, Персии и  Тибету, — до 1914 г., когда началась первая мировая война. Это период рассматривается как переломный в отношениях между Россией и  Великобританией. За короткий исторический отрезок времени страны прошли сложный  путь от недоверия в отношениях друг с другом, к согласию, что позволило  им быть союзниками в первой мировой  войне.
Основная цель работы –  охарактеризовать российско-английские отношения рассматриваемого периода. Задачи- охарактеризовать международное положение Англии и России, проследить динамику развития отношений двух держав.
Советская историография по изучению международных отношений перед Первой мировой войной, в первый период своего развития, имела как негативные, так и позитивные черты. К числу последних нужно отнести расширение источниковой базы, связанное с изданием ряда публикаций дипломатических документов. В работе Игнатьева «Внешняя политика России. 1907-1914: тенденции, люди, события.» интересно рассматривается тема союзнических отношений между Россией, Великобританией и Францией накануне Первой мировой войны. В ней показан противоречивый характер этих отношений, когда потенциал России союзники стремились использовать для достижения своих целей.
В обобщающей работе Казанцева  «Международные отношения и внешняя  политика России» четко прослеживается характер изменений политической обстановки в мире, а в частности положение  отношений России и Англии.
В воспоминаниях А. П. Извольского  и С. Д. Сазонова можно проследить международные отношения России в Великобритании «из первых уст». Они обширно четко описывают  назревшие проблемы, общественные настроения и т.д.
Англо-русские отношения  никогда не были в центре внимания западной историографии и не стали  предметом отдельного монографического исследования. Они, в основном, рассматривались  в комплексе других, более общих  проблем, хотя им и уделяется определенное место в большинстве обобщающих работ. Несмотря на сравнительно скупое освещение, проблема англо-русских  отношений видится английским историкам  в довольно трезвом свете.
В соответствии с поставленными  целями избрана структура курсовой работы, которая состоит из введения, четырех глав, заключения и списка источников и литературы.
 
 
 
 
 
 
 
Глава1. Положение России и Англии в начале ХХ века.
Последние годы XIX в. и первые годы XX в. ознаменовались важными историческими событиями. Именно в это время мир встретился с новым явлением, когда крупнейшие державы перешли к новой фазе колониальной экспансии: захвату территорий, которые были уже ранее захвачены другими.  Ведущие державы включались в гонку за достижение экономического и военного превосходства друг над другом, которая охватила все стороны межгосударственных отношений, вылилась в жестокую долголетнюю борьбу. Борьба шла по всем направлениям и велась как в открытых и тайных переговорах, так и на полях сражений.
Противостояние проходило  между Англией и Германией, между  Германией и Францией, между Россией  и другими европейскими державами. На Дальнем Востоке сталкивались интересы Японии и России как ближайших  соседей Китая. Большой интерес  к этому региону проявляли  Англия, Германия, Франция.
Занимая положение евразийской  континентальной державы, Россия традиционно  устремляла свои взоры в двух измерениях - европейском и азиатском. Тем не менее, до конца XIX в. главное внимание во внешней политике России уделялось Европе с включением балканско -ближневосточного направления. На Европейском континенте Россия стремилась поддерживать равновесие сил.
Взаимоотношения России с  европейскими странами, в частности с Англией, представляют собой особый предмет исследования. Соперничая и развиваясь, ведущие державы постоянно менялись местами в экономической и военной гонке.
К началу ХХ в. Российская и Британская империи оказались в состоянии фронтального противостояния. Если прежде волны имперской колонизации катились навстречу друг другу, то в начале ХХ в. соприкоснулись непосредственно. Интересы континентальной и морской держав переплелись настолько, что без учета этих обстоятельств невозможно понять и верно оценить цивилизационную динамику в целом. Англия, как морская держава, прежде всего, охраняла все те опорные пункты на побережье, которые могли стать воротами в Индию. Лишь стоило России в 1903г. попытаться организовать свою угольную базу в Персидском заливе, реакция Англии последовала незамедлительно. Лондон заявил о том, что не допустит проникновения в Персидский залив других держав. Британское влияние в этой области оставалось непоколебимым.
Фронтальные линии противостояния имели свои опорные точки, которые  выполняли роль волнореза. Таким волнорезом виделась англичанам Турция. Это государство выполняло функцию буфера сдерживания российского проникновения в мировой океан. В свою очередь Россия стремилась придать функцию буфера соседней Персии. Последняя заключила с Россией договор, по которому персидская территория не могла предоставляться другим странам для железнодорожного строительства. Это не случайно. На рубеже ХIХ-ХХ вв. соперничество России и Англии нашло свое выражение в разработке и осуществлении железнодорожных проектов века.
Активные действия и контрмеры империй привели к оформлению геостратегических осевых линий, которые пролегали параллельно магистральным дорогам. На  Ближнем, Среднем Востоке и в Азии разворачивались крупнейшие проекты. Английский проект Капштадт – Каир - Калькутта, пронизывавший всю Африку и половину Азии, русский проект Петербург – Персидский залив с развилкой в Тегеране к русской границе в Средней Азии и к индийской границе через Афганистан.
Последняя четверть ХIХ в. стала временем мощной экономической экспансии Англии и Франции. В 1875г. англичане овладели контрольным пакетом акций компании Суэцкого канала, укрепив свое положение в Средиземном и Красных морях. Великобритания захватила кратчайший путь в Индию. Режим проливов Босфора и Дарданеллы для России составлял предмет особой заботы на протяжении XIX столетия. Англия стремилась к установлении контроля и над этими проливами. Соперничество морской и континентальной держав особенно остро проявилось в конкуренции за влияние на режим проливов, отделяющих Россию от Средиземного моря и мирового океана.
Вторым местом переплетения крупных англо-русских интересов  явилась Средняя Азия. Англия установила протекторат над Афганистаном и  намеревалась подчинить своему влиянию  туркменские племена. В 1884г. русские  войска заняли Мерв, и Российская империя присоединила к своим пространствам Туркмению. Продвижение русских в Туркмению англичане расценивали как грядущую угрозу их колониальному господству в Индии и Афганистане. Великодержавная Россия и Великобритания оказались на волоске от войны.
В назревшем конфликте  на стороне России оказалась Германия. Бисмарк поддерживал русскую  экспансию в Средней Азии. Она  усиливала противостояние Англии и  России, отвлекала русских от европейских  проблем. Согласно договору трех императоров, Германия воздействовала на турецкого  султана, и Турция объявила о том, что проливы Босфор и Дарданеллы остаются закрытыми для военных  кораблей. Эта мера обезопасила Черноморское побережье России и Кавказ от английской агрессии. Назревшая война не разразилась.
Англия продолжала искать союзников в борьбе с Россией. В январе 1902г. был подписан союзный  договор Англии и Японии, который  носил ярко выраженный антироссийский характер. По этому договору  обе  стороны признавали друг за другом право на активное вмешательство  во внутренние дела сопредельных с  Россией двух стран: Китая и Кореи. В случае войны одного из союзников  с третьей державой договор обязывал другую страну оказать военную помощь союзной державе. Англо-японский союз в Лондоне расценивали как фактор давления на Российскую империю. В надежде на уступчивость Петербурга английская дипломатия попыталась пойти на сближение с русскими. Англия была готова признать за Россией особые интересы и особое положение русских в Маньчжурии, но не более того. В Лондоне мечтали остановить продвижение России на восток в пределах застенного Китая. Маньчжурия не должна была прослужить трамплином для русского броска на просторы Китая. Эти предложения оказались неприемлемыми для великодержавной России.
Следующей вехой в истории  русско-английский отношений стала русско-японская война. Большую роль в ее развязывании сыграли империалисты Англии, которые играли двойственную политику по отношению к Японии и России, пытаясь всячески ослабить своих конкурентов на Дальнем Востоке с тем, чтобы самим хозяйничать в Юго-Восточной Азии. Важнейшим объектом борьбы за территориальный раздел мира в начале двадцатого века являлся отсталый и слабый Китай. Многие хотели осуществить мирное завоевание этой страны для захвата ее рынков, сырья и территорий. В том числе пристальный захватнический интерес к этому району проявили Россия и агрессивно настроенная Япония. Повышенное внимание России к Китаю не могло радовать Англию, которой не было выгодно усиление России на Дальнем Востоке. В итоге она выступила на стороне Японии. В 1902 году был заключен военно-политический союз Англии и Японии, окончательно развязавший руки Японии в захватнических устремлениях. Англия помогала Японии в подготовке к войне: выдавала кредиты, поставляла сырье, снабжала и обучала армию и флот. Ей было выгодно стравить Японию и Россию для взаимного ослабления друг друга. Русско-японская война, начавшаяся без объявления войны в ночь с 8 на 9 февраля 1904 г. нападением отряда японских кораблей на русскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура, завершилась поражением России и заключением Портсмутского мирного договора. Поражение России заставило правительство искать международной поддержки. Это привело к англо-русскому соглашению 1907 г. Она оказала большое влияние на международную обстановку, расстановку сил в межимпериалистической борьбе и на внешнюю политику царизма. Война в последующем в корне изменила отношения двух великих держав.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Глава 2. Сближение с Англией
2.1 Русско-английская  конвенция 1907 г.
Направление внешней политики России в этот период определялось, прежде всего, внутренними факторами. Важнейшими из них были, во-первых, поражение в войне с Японией и, во-вторых, внутренняя смута 1905г. Война вскрыла недостатки в вооружении армии и в подготовке офицерского корпуса, а также выявила техническую отсталость в ряде отраслей военно-промышленного производства. Кроме того, страна понесла огромные людские и материальные потери, была уничтожена лучшая часть флота. Резко возрос государственный долг. Все это диктовало необходимость мирной передышки в течение длительного времени.
В начале XX в. приближение большой войны чувствовали многие политики. Соперничество Англии и Германии из-за передела колоний и рынков сбыта приобрело острейший характер. Оно переросло рамки гонки вооружений и вступило в полосу открытых столкновений. Одновременно между Англией и Францией возникли противоречия по поводу колоний в Африке, а между Германией и Францией - из-за Эльзаса и Лотарингии, захваченных Германией после франко-прусской войны, и также из-за колоний. Английская дипломатия сделала решающие шаги для урегулирования отношений сначала с Францией, а затем и с Россией.
 В такой сложной  обстановке России приходилось  сделать выбор: на чью сторону  встать - либо сохранить франко-русский  союз, и, следовательно, пойти  на сближение с Англией, либо  встать на сторону Германии, а  это неизбежно должно было  означать и заключение союза  с Австро-Венгрией. Правительство  надеялось соблюдать нейтралитет  - хотя бы в обозримом будущем.  Министерство иностранных дел  предполагало заключить с той  и другой стороной соглашения, не носящие военных обязательств, но улучшающие международное  положение России. И такие соглашения  удалось вскоре заключить. Но  одновременно происходило обострение  противоречий с другими странами, прежде всего с Германией и Австро-Венгрией. Русская дипломатия предпринимала усилия для мирного решения конфликтных ситуаций, но далеко не все зависело от нее.
На сближение с Россией  пошла и Англия, видя в ней существенный противовес Германии на европейском  континенте, к тому же позиции России на Востоке после поражения ее в войне с Японией были существенно  ослаблены, так что в этом регионе  Россия уже не представляла для Англии прежнего опасного соперника. Важным обстоятельством, под толкнувшим к сближению Англии с Россией послужила начавшаяся в 1905 г. революция в Иране, которая  затрагивала интересы как России, так и особенно Англии, рассчитывавшей на российское содействие в подавлении иранской революции.
Внутренняя социальная неустойчивость и военная слабость заставляли Россию искать как перспективные, так и  временные соглашения с целью  сохранения мира. Назначенный в 1906 г. министром иностранных дел А. П. Извольский стремился добиться сближения с Англией без разрыва с Германией. Для этого он планировал заключить соглашения по наиболее спорным вопросам как с Германией и Австро-Венгрией, так и с Англией. Такая политика позволяла России получить передышку, необходимую для решения внутренних проблем и восстановления военного потенциала, и должна была обеспечить ей выгодное положение «третьего радующегося» в приближавшемся англо-германском конфликте. За период 1906- 1914 гг. Россия заключила такие соглашения Англией, Германией, Италией, Японией и некоторыми другими державами.
В конце мая 1906 г. новый  посол Англии в России А. Никольсон от имени своего правительства обратился к российскому с предложением приступить к переговорам о заключении соглашения о разделах сфер влияния на Востоке. В феврале 1907 г., после долгих обсуждений, было решено пойти навстречу предложениям Англии. 18 августа 1907 г. в Петербурге были подписаны три конвенции России с Англией - об Иране, Афганистане и Тибете. Согласно первой конвенции Иран был поделен на три территориальные сферы интересов обеих договаривавшихся сторон: северную - сферу влияния России, юго-восточную - сферу влияния Англии и "промежуточную" (нейтральную), в которой признавались равные возможности каждой из договаривающихся сторон. Обе стороны условились не вмешиваться в экономические и политические дела сферы влияния друг друга, в особенности не добиваться получения в "чужой" зоне концессий. Они брали также на себя задачу "сохранения порядка на всем протяжении этой страны", т.е. подавления революции в Иране. Кроме того предусматривался совместный контроль над источниками доходов Ирана с целью обеспечения исправного его платежа по государственным займам.
Согласно второй конвенции  Афганистан был признан сферой влияния  Англии, т.е. признавался над ним  ее протекторат, однако с условием, что Англия не аннексирует Афганистан и не будет вмешиваться в его внутренние дела, а также не будет принимать на его территории мер, "угрожающих России". Россия, признавая Афганистан сферой влияния Англии, обязывалась вести с ним политические сношения только через посредство британского правительства. Провозглашался принцип равноправия обеих договаривавшихся сторон в торговле с Афганистаном.
Третья конвенция предусматривала  обязательства Англии и России соблюдать  территориальную целостность и  сложившееся внутреннее управление Тибета, не добиваться на его территории учреждения концессий или домогаться каких-либо привилегий. Обе стороны  договорились сноситься с тибетскими властями только через посредство китайского правительства.
Данные соглашения о разделе  сфер влияния на Востоке по сути дела знаменовали заключение союза  между Англией и Россией, который  завершил оформление военно-политического  блока стран Тройственного согласия (Антанты) - Франции, Англии и России. Заключение англо-русского соглашения поддержали партии либеральной и правой буржуазии - кадеты и октябристы. Германофильские круги России и особенно черносотенцы открыто заявили о своем недовольстве англо-русским сближением, которое, как они указывали, способствует обострению отношений России с Германией. Впрочем, со стороны России были предприняты шаги к смягчению отношений с Германией. В Берлин был направлен министр иностранных дел России А.П. Извольский, чтобы заверить германское правительство в том, что заключенные соглашения России с Англией не направлены против Германии. Были сделаны уступки Германии в связи со строительством ею Багдадской железной дороги.
 
2.2 Боснийский кризис
Росту антигерманских и антиавстрийских настроений в России и Англии в большой мере способствовали события Боснийского кризиса. В 1908 г. А. П. Извольский в ходе переговоров с министром иностранных дел Австро-Венгрии А. Эренталем дал согласие на присоединение к Австро-Венгрии Боснии и Герцеговины, оккупированных австрийцами после Берлинского конгресса, получив в обмен обещание А. Эренталя не возражать против открытия Черноморских проливов для русских военных судов. Однако Англия и Франция не поддержали притязаний царской дипломатии. Попытка А. П. Извольского решить проблему проливов потерпела крах. Англия, Франция под разными предлогами уклонились от принятия каких-либо мер против действий Австро-Венгрии. Англия выдвинула проект нейтрализации проливов, направила свою эскадру в Дарданеллам, а турецкому правительству советовала быть бдительнее, укрепить Босфор. Турция за субсидию от Англии в 2,5 млн. фунтов стерлингов в феврале 1909 г. отказалась от своих прав на Боснию, Герцеговину. Австро-Венгрия в ультимативной форме потребовала от Сербии признания аннексии Боснии, Герцеговины, открыто угрожая ей войной, демонстративно начала военные приготовления, сосредоточила войска на сербской границе. 8 марта 1909 г. Германия предъявила России ультиматум - признать аннексию Австро-Венгрией Боснии, Герцеговины, отказаться от требования созыва международной конференции по боснийскому вопросу, воздействовать на Сербию, чтобы она приняла условия венского кабинета. 12 марта 1909 г. Николай II направил Вильгельму II телеграмму о согласии русского правительства принять требования Германии. Через несколько дней о принятии требований Австро-Венгрии заявила, Сербия. Неудачу русской дипломатии в боснийском кризисе в самой России едко окрестили "дипломатической Цусимой". Неудача русской дипломатии временно ослабила позиции германофильской группы в России. Вместе с тем правых газетах развернулась шумная кампания против Англии, Франции, не поддержавших Россию в самые острые моменты кризиса. Германия расценила исход боснийского кризиса как благоприятный фактор ослабления влияния России на Балканах и раскола Антанты. Германия стремилась сама укрепить свое влияние на Балканах и вытеснить из стран Ближнего Востока Россию, Францию и Англию, но как раз это стремление Германии еще более сплотило блок Антанты, а итогом боснийского кризиса явилось усиление гонки вооружений.
 
2.3 Потсдамское  соглашение
Британское правительство всячески препятствовало какому бы то ни было сближению России и Германии и даже простому установлению между ними добрососедских отношений. Так, в результате подписания русско-германского соглашения в Потсдаме, суть которого в том, что Германия обязывалась не домогаться концессий в Северном Иране (русской зоне влияния) и в приграничной с Россией турецкой территории, а Россия - не препятствовать сооружению линии от Багдадской железной дороги (г.Ханекена) до Тегерана, наступило известное ухудшение русско-английских отношений. Английская печать, в связи с Потсдамским соглашением, мрачно говорила о полном крахе Тройственного согласия. Так, влиятельный орган английских деловых кругов газета «Ньюз Кроникл» в передовой статье указывала: «Россия остается членом Тройственной Антанты, однако сама Антанта теряет свой первоначальный смысл. Как известно, она (Антанта) образовалась в 1905 году как гарантия сохранения равновесия сил, она закончила свое существование при подписании Потсдамского соглашения 4 ноября 1910 года».
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Глава 3.Отношения России и Англии в период Балканских войн 1912-1913 гг.
В начале второго десятилетия XX в. процесс обострения межимпериалистических  противоречий в Европе вступил в  решающую фазу, а разразившаяся в  октябре 1912 г. первая балканская война  еще раз показала, где находится  самое больное место на теле Европы. К этому времени освободительная  борьба остававшихся под властью  Турции европейских народов получила мощную поддержку в лице независимых  южнославянских государств и Греции, вознамерившихся расширить свои территориальные владения. Раздираемая  противоречиями империалистическая Европа была поставлена перед свершившимся фактом, и лишь когда обнаружилось явное превосходство балканских союзников, решила взять дальнейшее развитие событий под свой великодержавный  контроль. Наибольшую активность проявляла, естественно, Австро-Венгрия, не желавшая допустить значительного усиления поддерживаемых Россией славянских государств. Возникшие в этой обстановке трения в стане победителей привели  в итоге к развалу союзной  коалиции, что явилось крупной  неудачей русской дипломатии. Вторая балканская война (июнь—август 1913 г.) укрепила пошатнувшиеся позиции центральных  держав, и "равновесие" в Европе было восстановлено. Однако костер европейского раздора продолжал тлеть, готовый разгореться с новой силой.
На всем протяжении кризиса  на Балканах крупным державам приходилось  действовать в рамках общего "концерта", хотя каждая из них продолжала преследовать свои собственные интересы. При этом в системе двух противостоящих друг другу империалистических блоков (Тройственного  союза и Тройственного согласия) самой прочной связкой по-прежнему оставалась австро-германская. Отношения же России с партнерами по Антанте выглядели далеко не безоблачно. Убедившись, что на полную поддержку Лондона в балканском вопросе рассчитывать невозможно, петербургская дипломатия все время проявляла предельную осторожность, что в свою очередь привело ее к конфликту с неославистски настроенной частью русского общества.
Возглавившая неославистское движение умеренно правая газета "Новое время" уже осенью 1912 г., когда противоречия на Балканах стали переходить в опасную фазу, готова была, не считаясь ни с какими авторитетами, ринуться в бой за осуществление славянских идеалов. При этом ее нападки на проводимую Англией политику невмешательства накануне и в первые дни балканского кровопролития были столь яростными, что вызвали целый переполох в общественных и даже дипломатических кругах Петербурга, Лондона и Парижа. Газета требовала, чтобы английское правительство недвусмысленно заявило о своей поддержке справедливых требований славян и греков и заставило Турцию выполнить все их условия. Чтобы заставить Англию считаться с великодержавным статусом Российской империи, националисты решили напомнить союзникам и друзьям, что за петербургской дипломатией сохраняется еще "право выбора", и если огромный груз русской армии "переложить на другую чашу весов", может случиться "великое потрясение". Лишь победы славян и долгожданное выступление Англии в пользу закрепления за ними всех завоеваний несколько успокоили нововременцев. Однако в июле 1913 г., когда лондонский кабинет не пожелал принудить Турцию к соблюдению увенчавшего первую балканскую войну мирного соглашения и в то же время отказался поддержать славян в вопросе о независимости и границах Албании, он был вторично подвергнут обструкции со стороны "Нового времени".
Однако наибольшую долю ответственности  за такое положение дел журналисты возлагали на петербургское внешнеполитическое ведомство, которое, по их мнению, вместе со способностью твердо и последовательно  отстаивать славянские интересы утратило всякое уважение к себе со стороны  как противников в лице центральных  держав, неизменно добивающихся выполнения всех своих условий, так и партнеров по Антанте, не желающих поддерживать столь слабого и нерешительного спутника. И хотя неослависты не раз клялись в своей неиссякаемой любви к миру, их главный представитель в Государственной думе граф В. А. Бобринский подчеркивал, что ныне эта любовь базируется на осознании "возродившейся мощи России". Именно поэтому политика, проводимая министерством С. Д. Сазонова в период балканских войн, вызывала у "Нового времени" "истинную скорбь".
Зато редактор ультраправой газеты "Земщина" С. Глинка посчитал необходимым "земно... поклониться С. Д. Сазонову, что он в точности исполнил волю царя и вовсе не считался с тупоумием наших шовинистов". Политика "прогнившей" Франции и "предательской" Англии на Ближнем Востоке удостоилась самых нелестных эпитетов на страницах реакционной печати, считавшей "союз самодержавной России с масонскими державами" противоестественным явлением .
Одновременно с "Новым  временам" атаку на позиции, занятые  осенью 1912 г. британским правительством и российской дипломатией, предпринял и орган партии октябристов "Голос  Москвы". Наиболее широкий резонанс вызвала статья "Союзы обязывают", в которой, в частности, заявлялось, что отныне международный вес Российской державы совершенно не соответствует ее неравноправному положению в Тройственном согласии, ибо, в то время как благодаря союзным и дружественным отношениям с Петербургом Лондон и Париж позволяют себе разговаривать с Германией твердым языком, все чаще добиваясь при этом успеха, Россия получает от вероломных друзей чувствительные удары в различных сферах своих интересов и не может рассчитывать на их поддержку в самом больном для себя вопросе освобождения братьев-славян. При этом вопреки общепринятой точке зрения, которую, кстати, разделял сам Сазонов и которая гласила, что устранение официального Лондона от энергичного давления на Турцию вызвано его опасением возбудить против себя сохраняющих пока еще верность британской короне индийских мусульман, а также его особыми отношениями с нынешним кабинетом министров в Константинополе, октябристский официоз указывал прежде всего на меркантильные интересы английских и французских кредиторов Порты.
В связи с возникшей  ситуацией "Голос Москвы" напоминал  западным партнерам, что по отношению  к России от них требуется гораздо большая "деликатность", так как ввиду наличия в русском обществе сильных прогерманских настроений и отсутствия антагонистических противоречий между Петербургом и Берлином "нет никаких неодолимых препятствий для вступления России... в другую комбинацию".
Октябристская газета предупреждала Лондон и Париж, что они совершат роковую ошибку, если будут полагаться только на русское правительство без учета окрепшего общественного мнения страны, которое получит удовлетворение лишь в случае недвусмысленной поддержки западными державами славянских интересов.
Понятно, что подобные выступления  не могли остаться без внимания британской дипломатии, обратившейся за разъяснениями  к российскому послу. В ответ  даже столь далекий от российской действительности человек, как А. К. Бенкендорф, был вынужден признать "существование действительно сильного общественного мнения в России, более сильного, чем можно было ожидать" .
Доверие октябристов к  британской политике было восстановлено  лишь тогда, когда Англия заявила  о признании результатов славянских побед на фронте. При этом "опирающаяся  на весьма реальную силу огромного  количества штыков русской армии" петербургская дипломатия также  удостоилась похвалы за то, что  усвоила наконец "категорический тон".
Наиболее полно международные  интересы российской буржуазии отражал  орган правого крыла партии кадетов  журнал "Русская мысль", который, несмотря на разочаровавшие его итоги  кровопролития на Балканах, продолжал настаивать на необходимости активизации англо-русского сотрудничества. Так, С. А. Котляревский указывал, что Тройственное согласие по-прежнему остается для России наиболее целесообразной комбинацией, причем ведущую роль в Антанте он отводил именно англо-русскому звену, поскольку на французскую внешнюю политику финансовые интересы налагают "отпечаток косности".
Не менее решительно заявляли о своей приверженности Антанте  газета главы партии кадетов П. Н. Милюкова "Речь" и либеральный  журнал "Вестник Европы". Так, осенью 1912 г. милюковская газета наотрез отказалась участвовать в возглавляемом "Новым временем" и "Голосом Москвы" нападении на русскую дипломатию и политику Лондона и Парижа. Напротив, любые попытки подвергнуть сомнению ценность Тройственного согласия встречали резкий отпор на страницах "Речи".
Английский посол Дж. Бьюкенен усматривал иногда в действиях Сазонова явную предубежденность относительно возможного поведения британского правительства, причем в таких случаях глава российского внешнеполитического ведомства старался, как правило, избегать (и, по утверждению Бьюкенена, совершенно напрасно) детального обсуждения некоторых животрепещущих вопросов с англичанами.
Процесс англо-русского сближения  накануне Первой мировой войны был исторически неизбежен, ибо определялся не случайными и субъективными, а вполне закономерными и объективными факторами. Тот факт, что сторонниками проанглийской ориентации оказались представители всех политических течений, кроме крайне правого и крайне левого, является одним из нагл
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.