Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Выморочное наследство

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 04.06.13. Сдан: 2013. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Выморочное наследство

Роль государства в наследственных отношениях неоднократно изменялась на различных этапах развития государства. Если наследство не принято ни одним наследником как по завещанию, так и по закону, оно становится выморочным. В древнейшем праве такое имущество считалось ничьим и могло быть захвачено каждым желающим. Начиная с эпохи принципата, выморочное имущество передавалось государству; в период абсолютной монархии городская курия, церковь, монастырь и т. д. получили преимущественное право на получение выморочного наследства после лиц, принадлежавших к этим организациям. Еще в Древнем Риме, откуда и пришел институт выморочного имущества, император Август определил, что всякое выморочное имущество поступает в казну.
Характерной особенностью римского наследственного права была недопустимость сочетания этих двух оснований наследования (завещания и закона) в одном и том же случае, т. е. недопустимо было, чтобы одна часть наследства перешла к наследнику по завещанию, а другая часть того же наследства - к наследникам но закону (в этом смысл афоризма: «nemо pro parte lestatus pro parte in-testatus decedere potest, т. е. не может быть наследования в одной части имущества умершего лица по завещанию, а в другой части по закону).
В процессе наследования необходимо различать открытие наследства и вступление в наследство. Наследство открывается в момент смерти наследодателя (наследовать вообще можно только после умершего физического лица). С открытием наследства определенные лица получают право приобрести наследство, но они еще не становятся в этот момент собственниками вещей, оставшихся после наследодателя, должниками по его обязательствам и т. д., словом, в момент открытия наследства наследственное имущество еще не переходит к наследникам. Это происходит только в момент вступления в наследство, когда наследник выражает волю принять наследство. Необходимо, впрочем, заметить, что в древней агнатской семье непосредственные подвластные домовладыки (т. е. дети, а также внуки от ранее умерших детей) считались «необходимыми» наследниками и приобретали наследственное имущество, независимо от акта принятия наследства. «Необходимым» наследником был также раб завещателя, который отпускался по завещанию на свободу и назначался наследником.

Исторические этапы  развития римского наследственного права

В соответствии с характером производственных отношений древнейшего  Рима и семейным характером в ту пору собственности, все члены семьи  считались, несмотря на широту прав, предоставленных  главе семьи, как бы участниками в семейной общности. Поэтому и после смерти paterfamilias имущество оставалось за агнатской семьей в силу закона. Наследование по завещанию, получившее в более позднее время очень широкое применение (так что наследование по закону носило название наследование ab intestato, т. е. после лица, не оставившего завещания), в древнейшую эпоху не имело места. Что же касается наследования по закону, то в силу указанного обстоятельства круг законных наследников первоначально определялся по признаку агнатского, родства. Родство по крови (когнатское), как основание для наследования по закону, впервые получило признание в преторском праве и окончательно восторжествовало в императорском законодательстве.
Подобно тому, как в области права  собственности в римском праве, наряду с цивильной собственностью, сложилась в преторском эдикте так называемая бонитарная собственность, и лишь в праве Юстиниана произошла унификация права собственности, так и в области наследования, наряду с цивильной hereditas, установилась преторская bоnо-rum possessio. Разложение агнатской семьи, ослабление отцовской власти, явившиеся следствием изменения производственных отношений и всего социально-экономического строя, приводило к тому, что передача наследства лицам, увязанным с наследодателем лишь агнатскими отношениями, минуя самых близких кровных родственников, но утративших агнатскую связь (например, эманципированные дети), стала признаваться несправедливой.
С другой стороны, сложные формальности, требовавшиеся по цивильному праву  для составления завещания, также стали слишком стеснительными. Эти новые запросы жизни были учтены претором. В своем эдикте он стал обещать судебную защиту также лицам, которые по цивильному праву не имели права наследовать; равным образом, он объявил, что будет признавать завещания, составленные в более простой форме.
Не имея права отменять нормы  цивильного права, претор достигал цели, предоставляя этим новым наследникам  владение наследственным имуществом (bonorum possessio). Сначала это признание  давалось лишь постольку, поскольку с «преторским наследником» не конкурировал цивильный наследник, если находился цивильный наследник, заявлявший требование о наследстве, наследство передавалось ему, преторский наследник оказывался sine re, т. е. без наследственного имущества. Но позднее (в эпоху принципата) претор стал обеспечивать прочное обладание наследственным имуществом за теми лицами, которые признавались им более подходящими наследниками (bonorum possessio cum re). После этого bonorum possessio стала одним из случаев возникновения бонитарной или преторской собственности.
В императорскую эпоху  эти две системы: цивильная hereditas и преторская bonorum possessio - стали постепенно сближаться том путем, что наиболее старые цивильные наследственные нормы  стали изживаться и, наряду с этим, в само цивильное право стали проникать новые положения, построенные на преторских принципах, - например, взаимное право наследования матери и ее детей. Окончательное торжество новые принципы наследования получили только в новеллах Юстиниана.
В Западной Европе вокруг участия  государства в наследственных правоотношениях  на протяжении последних 2-х или 3-х веков систематически возникали теоретические дискуссии, правда, не нашедшие практического применения. Некоторые высказывались в пользу расширения претензий государства на наследство (И. Бентам в Англии, М. Робеспьер во Франции). Особенно интересовал этот вопрос представителей различных утопических теорий. Например, часть последователей А. Сен-Симона предлагали учредить особые банки, которые должны были распределять наследство, но не между родственниками, а между так называемыми достойными. К. Маркс и Ф. Энгельс предлагали также отменить наследование вообще, но только после пролетарской революции, которой полагалось совершиться и ликвидировать институт частной собственности как таковой. В конечном итоге, все идеи превратить государство в обязательного наследника, в частности во Франции, закончились всего-навсего введением налогов на наследство. Это, впрочем, уже было сделано упоминавшимся римским императором. Некоторые западноевропейские идеи относительно роли государства в наследственных правоотношениях были реализованы в России. Если первоначально все имущество умершего переходило к государству, то по мере признания в нашей стране права частной собственности гипертрофированная роль государства в наследственных отношениях постепенно уменьшалась.
Некоторые западноевропейские идеи относительно роли государства в наследственных правоотношениях были реализованы  в России. Государство в процессе эволюции наследственного законодательства получало роль то главного приобретателя наследств (1918 - 1926 гг.), то основного их приобретателя (1926 - 1964 гг.), то привилегированного приобретателя (1964 - 2002 гг.). Так, главным приобретателем наследства Декрет от 18 апреля 1918 г. "Об отмене наследования" объявил государство. Все наследство передавалось под контроль Советов по месту последнего жительства наследодателей. Соответствующий Совет (в лице отдела, ведавшего социальным обеспечением) выделял перечисленным в Декрете близким умершего некоторую часть имущества. Эта часть была обозначена как "трудовое хозяйство в городе и деревне". Государство как главный приобретатель наследства получало имущество и в том случае, когда никого из близких лиц, входящих в представленный в Декрете перечень, не было. Но при этом следует отметить, что Декрет не выделял выморочное имущество в обособленный случай приобретения. Такое приобретение было предусмотрено в разработанном механизме: если близких лиц не было, то все имущество оставалось у государства. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. еще более укрепил позицию государства как главного приобретателя наследств. Так, он сохранил систему выделения государством близким наследодателю лицам доли наследства, не превышавшей 10 тыс. руб. золотом, по решению суда; и в качестве специального случая было выделено приобретение государством выморочного имущества. Именно этому приобретению уделялось особое внимание. Прежде всего, круг наследников по закону был сужен для расширения случаев выморочности. Далее, было запрещено совершать завещания в пользу лиц, не входящих в круг наследников по закону. Были установлены и иные правила, обеспечивающие для государства роль главного приобретателя наследства, например, запрет на отказ от наследственного имущества в пользу конкретного лица и приращение долей сонаследников. Правило же о том, что наследство необходимо принять в течение шести месяцев, в 1922 г. и в последующие годы было направлено, прежде всего, на то, чтобы отстранить от наследования лиц, бежавших из страны после событий 1917 г.
В 1926 г. система выделения из имущества  умершего части наследства была упразднена. Но после внесения в Гражданский  кодекс РСФСР 1922 г. указанных изменений, в силе остались все иные правила, лежавшие в основе роли государства в сфере наследования: оно оставалось основным приобретателем имущества. На первый план выступило приобретение государством выморочного имущества, опирающееся как на сужение круга наследников по закону, так и на запрет завещаний в пользу лиц, не входивших в круг указанных в Гражданском кодексе лиц. Особо явственно несправедливость такого положения вещей проявилась в 1941 - 1945 гг., так как по Гражданскому кодексу РСФСР 1922 г. родители не могли быть наследниками ни по закону, ни по завещанию, а многие погибшие на фронте были слишком молоды, чтобы оставить после себя кого-то еще.
ГК РСФСР 1964 г. сделал очередной  шаг в обеспечении особых прав государства в области наследования, посвятив этому вопросу ст. 552 "Переход  наследства к государству", которая исчерпывающе перечисляла все случаи перехода наследуемого имущества государству, а именно:
- отсутствие наследников по закону и по завещанию;
- наличие завещания в пользу государства;
- непринятие наследниками наследуемого имущества;
- лишение наследников завещателем права наследовать.
Таким образом, Гражданский кодекс РСФСР уже не оперировал таким  термином, как "выморочное имущество".
В настоящее время, государство  может наследовать либо по завещанию, либо в случаях так называемого «выморочного» наследования и случаи участия государства в наследственных отношениях крайне ограничены.
Если исходить из общих оценок качества и сути правовой регламентации общественных отношений, непосредственно связанных  с наследственным правопреемством, наследование выморочного имущества следует рассматривать как новый по форме и содержанию институт наследственного права Российской Федерации.
Новизна формы заключается в  использовании правовой категории  выморочного имущества и восстановлении этого понятия для теории собственности и наследственного правопреемства, да и гражданского законодательства в целом. Новизна содержания данного института состоит в том, что определяется понятие выморочного имущества, разграничиваются наследование государства и наследование выморочного имущества, а предмет регулирования перехода выморочного имущества к государству предусматривается в специальном законе.
Еще одной особенностью наследования выморочного имущества является особое положения государства в  качестве наследника. Первая особенность  положения Российской Федерации в области наследования обусловлена тем, что она здесь выступает в двоякой роли. С одной стороны, Конституция возлагает не нее роль гаранта права наследования.
С другой стороны, Российская Федерация  является наследником по закону.
Конституция имеет высшую юридическую  силу (ч. 1 ст. 15). Из этого следует, что  Российская Федерация обязана обеспечивать право наследования любому человеку. Конституционной гарантией права  наследования пользуются все лица, включенные в круг наследников по закону. Исключение составляет лишь сама Российская Федерация. Она - гарант права наследования, но не адресат этой гарантии.
В связи с таким положением, Российской Федерации в качестве наследника ее права по сравнению с иными наследниками несколько ограничены: она не может предъявлять иск о признании действий по принятию наследства, не свидетельствующими о его фактическом признании. При наследовании выморочного имущества не допускается отказ от него.
Определенные проблемы возникают  в практике правоприменения, когда наследственные отношения принимают международный характер, это, прежде всего, связано с тем, что существует две большие группы стран, по-разному, квалифицирующие переход выморочного имущества к государству.
Существует две большие группы стран, по-разному, квалифицирующие переход выморочного имущества к государству.
Право первой из них признает этот переход осуществлением государством своего территориального верховенства. Эта точка зрения основывается на представлении, что выморочное имущество - это частный случай имущества, не имеющего собственника. В этом качестве оно поступает к тому, кто обладает суверенитетом над территорией, где такое поступление считается первоначальным способом приобретения права собственности по праву оккупации. Таким образом, обосновывается переход выморочного имущества к государству в ряде стран с континентальной системой права (например, во Франции). В странах с англосаксонской системой права существует сходная концепция, согласно которой государство является обладателем «конечного титула собственности» на любое имущество (особенно недвижимое). Здесь после смерти собственника, не оставившего ни завещания, ни наследников по закону, происходит своего рода возврат имущества государству (escheat).
Вторая группа стран исходит  из того, что приобретение выморочного имущества государством представляет собой наследование и что, следовательно, такое приобретение является не первоначальным, а производным (Германия, Италия, Испания и др.). Российское наследственное право советского периода испытывало в этом вопросе колебания. Для Гражданского кодекса РСФСР 1922 г. приобретение выморочного имущества государством, как и получение любого иного имущества умерших, не было наследованием. При системе выдела имущества умерших наследованием считалось (и то не без колебаний) только получение части имущества, причитавшейся близким умершего.
Между тем, значимость указанного выше разграничения - «права оккупации» или  «права наследования» - осознается особо  ощутимо, если обратиться к проблеме правовых последствий, наступающих в том и в другом случаях (например, в части исполнения обязательств наследодателя перед третьими лицами, в отношении права государства, подлежащего применению и т.д.).
Таким образом, в настоящее время  существует ряд вопросов, касающихся наследования выморочного имущества, не нашедших однозначного урегулирования в российском законодательстве, в результате чего на практике нередко возникают коллизии норм, что в свою очередь ведет к активной полемике в теории.
«Лежачее наследство»
 В момент смерти наследодателя происходит открытие. Этим моментом определяется, кто призывается к наследству. Но эти призываемые лица еще не приобретают права на само наследственное имущество, пока не вступят в наследство. За время между открытием наследства и его принятием наследственное имущество не принадлежит никакому определенному лицу: это — hereditas iacens, «лежачее наследство», как бы ожидающее своего субъекта.
 В древнем римском праве  отношение понималось в данном  случае очень примитивно: поскольку  никакого хозяина у этого имущества не было, оно и считалось бесхозяйным (res nullius, ничьим), и хотя к этому имуществу не применялось правило о захвате бесхозяйных вещей, но все же любое лицо, захватив вещи из «лежачего наследства» и провладев ими год, становилось собственником, несмотря на то, что условий для приобретения права собственности по давности здесь не было.
В более развитом праве «лежачее наследство» стало охраняться. Его  перестали считать бесхозяйным  имуществом, но до принятия наследником как бы числили за умершим, личность которого продолжалась в наследственном» имуществе (hereditas... personam defunct) sustinet — буквально «поддерживалось» наследством). Эта мистическая конструкция позволила бороться против всякого рода посягательств на «лежачее наследство».
 
Глава 2. Понятие выморочного наследства
 
В соответствии со ст.1151 ГК РФ имущество  умершего считается выморочным в  случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет  права наследовать или все наследники отстранены от наследования, либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника.
Установленный перечень случаев, когда имущество умершего признается выморочным, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.
Первый случай: «если отсутствуют  наследники как по закону, так и  по завещанию». Вопрос о том, какие  лица признаются наследниками по закону, решен ст. 1142-1150 ГК РФ. Наследникам по завещанию посвящены ст.1119-1121 ГК РФ.
Граждане «отсутствуют» в смысле данной статьи, если на момент открытия наследства в живых нет лиц, относящихся  к кругу назначенных завещанием наследников, а также лиц, относящихся к любой очереди наследников по закону, а также, если нет ребенка, зачатого при жизни наследодателя и родившегося после его смерти (либо если такой ребенок хотя и был зачат при жизни, но не родился, либо не родился живым). Юридическое лицо «отсутствует» (в том же смысле), если оно не существует на день открытия наследства. «Отсутствие» субъектов РФ определяется на основе Конституции (ч.1 ст.65), а муниципальных образований - на основе законодательства субъекта РФ, на территории которого они находятся.
Второй случай, если «никто из наследников  не имеет права наследовать или  все наследники отстранены от наследования», не нуждается в комментариях, поскольку  закон делает прямую отсылку к  ст.1117 ГК РФ, носящую название «Недостойные наследники».
Третья ситуация - «никто из наследников не принял наследство». Закон имеет здесь ввиду принятие наследства посредством подачи заявления наследником и притом в срок, установленный п.1 ст. 1154 ГК РФ.
Если никто из наследников не подал заявления в соответствии с установленными в указанных нормах правилами, то наступает выморочность. Однако выморочность все же не наступает даже в случаях неподачи заявления, если кто-либо из наследников совершил действия, свидетельствующие о принятии наследства. Перечень таких действий предусмотрен в п.2 ст.1153 ГК РФ. Таким образом, выморочность не возникает в тех случаях, когда хотя никто из наследников не подал заявление о принятии наследства, но в отношении кого-либо из них существует презумпция принятия им наследства.
Презумпция принятия наследства опровержима, т.е. «пока не доказано иное» (п.2 ст.1153 ГК). При этом закон подразумевает, что заинтересованные лица (например, сонаследники, либо наследники следующей очереди) имеют право предъявить иск о признании, что перечисленные выше действия наследника не свидетельствуют о принятии им наследства.
Российская Федерация приобретает  выморочное имущество как наследник. Поэтому ГК наделяет ее тем же правом предъявить иск о признании, что  совершенные наследниками действия не свидетельствуют о принятии ими наследства и что в силу этого наследство является выморочным.
Однако  на Российской Федерации лежит конституционная  обязанность, предусмотренная ч.4 ст.35 Конституции, устанавливающей, что  «право наследования гарантируется».
Четвертая ситуация, когда «все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника».
Основания, которые влекут признание имущества  выморочным, как правило, не являются очевидными в момент открытия наследства. Они могут быть установлены лишь по истечении определенного времени, необходимого для розыска наследников и выявления факта их отсутствия, либо для подтверждения недостойности наследников и отсутствия у них прав на наследство или для судебного отстранения от наследства, либо для выявления факта непринятия наследства наследниками по закону всех очередей (ст.1154) или отказа их от наследства (ст.1157). Однако закон не предусматривает специального срока, в течение которого должен быть решен вопрос о возможности признания имущества выморочным.
Для легитимации имущества умершего в качестве выморочного не требуется  принятие соответствующего судебного  или иного акта. Оно приобретает  статус выморочного в силу закона при наличии указанных в нем  оснований со дня открытия наследства и сохраняет этот статус до момента оформления прав государства на наследство. В течение всего этого времени должна быть обеспечена охрана наследства и управления им в целях передачи его в казну государства.
Выморочным  может быть признано не только все в целом имущество умершего, но также его часть, если эта часть соответствует признакам выморочного имущества.
Статья 1151 ГК РФ не содержит прямых указаний относительно того, что имущество умершего может  считаться выморочным в целом  или в его части. Однако возможность признания выморочным части имущества умершего не противоречит смыслу правил п.1 ст.1151 ГК, а также существу тех обстоятельств которые являются основанием возникновения отношений частичной выморочности имущества.
Если наследование всего имущества осуществляется по закону, при отсутствии завещания или помимо завещания, либо по завещанию, согласно которому все имущество оставлено назначенным наследникам, частичная выморочность наследства исключается, поскольку порядок наследования по закону и порядок наследования по завещанию в таких случаях покрывает всю наследственную массу и дополняются применением правил о приращении наследственных долей.
 
Глава 3. Наследование выморочного  имущества
Наследование выморочного имущества  необходимо отграничивать прежде всего от перехода права собственности на бесхозяйную вещь. Переход бесхозяйного имущества в собственность частных и публичных субъектов существенно отличается от перехода выморочного имущества в собственность государства в порядке наследования. Первый лишен начал правопреемства, для второго правопреемство является его сущностью. Первый определяет судьбу отдельной вещи, второй - судьбу имущества в целом, в том числе и входящих в него вещей, прав, обязанностей и др. Первый не связан с принадлежностью бесхозяйной вещи физическому или юридическому лицу либо иному субъекту. Второй связан лишь с наследованием имущества, принадлежавшего физическому лицу. Первому свойственны различные основания, среди которых могут быть и случаи, когда вещь не имеет собственника, либо собственник вещи неизвестен, либо собственник вещи известен, жив, но от нее отказался. Второй основан исключительно на открытии наследства в связи с событием смерти определенного лица. Право собственности на бесхозяйную вещь может возникнуть у разных субъектов в зависимости от особенностей бесхозяйных вещей, право собственности на выморочное имущество может возникнуть исключительно у Российской Федерации.
Переход к  государству прав собственности  на выморочное имущество в качестве наследования в современных условиях может быть признан целесообразным. В то же время такой подход непременно требует согласования оценок всех юридических граней явления, квалифицируемого тем или иным образом. Представляется, что подобная квалификация должна была бы сопровождаться оговоркой о том, что это наследование особого рода, поскольку имеются разнообразные обстоятельства как научно-теоретического, так и практического, прикладного значения, на которые нельзя не обратить внимания.
В частности, само наименование статьи «Наследование выморочного имущества» не бесспорно и содержит в себе ряд оснований для неоднозначного толкования, а, следовательно, полемики. В тот короткий отрезок времени, что истек с момента принятия и введения в действие третьей части ГК РФ, уже появились расхождения в подходах и оценках специалистов. Это касается как общих категорий (прежде всего значения, в том числе юридического, используемого термина - «выморочное имущество»), так и непосредственного содержания самих норм.
В специальной литературе указывается, что термин «выморочное имущество» после долгого перерыва вновь появился в лексиконе гражданского, в том числе наследственного права. Так если в нормах ГК 1922г. Предусматривался факт возможности выморочного имущества, а в Правилах перехода к государству наследственных имуществ, принятых СНК РСФСР 28 декабря 1943 г., регламентировался порядок его выявления, учета, оценки и продажи, то ГК РСФСР 1964г. Перестал пользоваться этим термином и самим правовым понятием выморочного имущества. Однако следует подчеркнуть, что в международных договорах (двусторонних соглашениях о правовой помощи, заключенных Советским Союзом в 50-70-х гг., а в последствии также и Российской Федерацией в 90-е гг. ХХ в.) это понятие применительно к переходу прав государства на имущество, оставшееся после умерших в следствие отсутствия наследников по закону или по завещанию, активно применялось.[ см. н-р, ст.38 Договора между СССР и Венгерской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 15.07.1958г.] Из буквального толкования различных положений V раздела ГК РФ в из совокупности со всей определенностью вытекает, что нынешнее регулирование закрепляет принцип наследования государством выморочного имущества в силу прямого указания п.2 ст.1116 и п.2 ст.1151 ГК РФ на то, что Российская Федерация может призываться к наследованию по закону. Вместе с тем, сопоставляя соответствующий понятийный аппарат, используемый прежними актами и действующим законодательством, следует отметить небезупречность формулировок последнего. Так, формулировка названия статьи «Наследование выморочного имущества» представляется уязвимой - прежде всего, с юридической точки зрения.
Известно, что явление «выморочность», будучи сугубо юридическим, правовым, может быть обусловлено различными правовыми основаниями - отсутствием  наследников по закону, по завещанию  либо лишением определенных лиц права наследовать, либо отказом наследников от права наследовать оставшееся после наследодателя имущество. Тем не менее, в любом случае оно связывается с категорией наследования и является институтом, производным от общих принципов правового регулирования перехода прав на имущество от одного лица другому или множеству лиц в порядке реализации наследственных отношений. Следовательно, если идет речь о выморочном имуществе, мы обязаны говорить о результатах действия права в области наследования, о правовых последствиях соответствующих юридических норм (регламентирующих наследование) конкретного государства. Это означает, что регулятивная функция и эффект таких норм уже состоялись. Таким образом, если имеет место выморочное имущество, вопрос перехода права собственности на него должен ставиться в какой-то иной плоскости - не в плане наследственных отношений, а в плане, прежде всего, природы отношений. Соответственно большая тщательность в отработке конструкций привела бы здесь к установлению регулирования, предназначенного обеспечивать права государства на выморочное имущество на основе адекватности юридических квалификаций фактическим обстоятельствам: не как наследование им имущества (этот институт, характеризующийся соответствующим правовым режимом, уже обеспечил воздействие юридических норм на объект, его результат - возникновение факта выморочности данного имущества), а на каком-то ином титуле. Как компромиссный вариант искомое основание могло бы быть представлено такой формой, как «переход прав на выморочное имущество к государству в порядке наследования», поскольку «в порядке наследования» - это режим, осуществляемый по правилам наследования («квази-наследование»), но не само наследование.
В соответствии с п.2 ст.1151 ГК РФ выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации.
Порядок наследования и учета выморочного  имущества, а также порядок передачи его в собственность субъектов  Российской Федерации или в собственность  муниципальных образований определяется законом.
Когда закон устанавливает, что  переход выморочного имущества  к Российской Федерации представляет собой наследование, он тем самым  определяет место российского права  среди национальных систем наследственного  права, присутствующих в современном мире. За рубежом существуют коллизионные нормы, которые при определенных условиях позволяли применять к отношениям по наследованию наследственный закон, действующий в России. Если бы российское право устанавливало, что это имущество приобретается сувереном территории, т.е. по праву оккупации, то иностранные суды, следуя такой квалификации, передавали бы его тому государству, которое осуществляет суверенитет над территорией, где находится выморочное имущество. Когда ГК РСФСР специально установил, что в отношении выморочного имущества имеет место наследование и что государство является наследником, ожидалось, что при описанной ситуации иностранные суды таких государств будут признавать выморочное имущество принадлежащим советскому государству. Все это оказалось, однако, иллюзией. Изменение взгляда на природу приобретения выморочного имущества государством не вызвало увеличения притока наследственных сумм из-за границы.
Между тем, значимость указанного выше разграничения - «права оккупации» или «права наследования» - осознается особо ощутимо, если обратиться к проблеме правовых последствий, наступающих в том и в другом случаях. Например, при «оккупации» не возникает речи об исполнении обязательств наследодателя перед третьими лицами за счет оставшегося имущества и вообще о правопреемстве в отношении его обязательств. Переход права собственности на имущество к государству соответственно признается первичным способом его приобретения. Если же наследственное имущество поступает в казну государства по праву наследования, то такая постановка вопроса основана на нормах закона о наследовании и представляет собой производный способ приобретения прав собственности на различные виды имущества и нематериальных прав, входящих в состав наследства. В частности уплата долгов собственника имущества, ставшего выморочным, является закономерным требованием, обращаемым к государству со стороны кредиторов наследодателя. Это требование вытекает из квалификации наследования как правопреемства.
Однако при этом возникает «рассогласованность» вышерассмотренных положений с другими правилами по наследованию, содержащимися в ГК РФ, в том числе в его разделе «Международное частное право». Презюмируется, что наследование государством выморочного имущества, признаваемое, как установлено, наследованием по закону, выступает в качестве универсального правопреемства, т.е. распространяющегося как на активы, так и на пассивы наследодателя. Кроме того, очевидно, что институтом наследования охватывается вся масса наследственного имущества - и движимое, и недвижимое. В то же время, действующее российское коллизионное право исходит из несовпадения подходов к определению применимого права в отношении недвижимых и движимых вещей, что обуславливает действие разных материальных норм, разрешающих вопрос по существу. Это приводит к известным рискам в вопросе получения долгов кредиторами наследодателя, если закон страны места нахождения недвижимости признает право государства на выморочное имущество на основании принципа «оккупации».
Таким образом, в случаях, когда в состав имущества входят не только движимые вещи, но и недвижимость, расположенная за рубежом, причем статусом наследования выступает иностранное право (если наследодател
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.