Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Королевство Польское (1815-1830)

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 04.06.13. Сдан: 2013. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                         Королевство Польское (1815-1830)
 
 
                                                       План
 
 
 
Введение
 
1 Социально-экономическое  положение Польши в составе  России (1815-1830 гг.).
 
2 Правовой статус Королевства  Польского
 
3 Нарушения конституции Королевства Польского 1815 г. правительством Российской Империи в 1815-1830 гг.
 
4 Ноябрьское восстание  1830-1831 гг. 
 
Заключение
 
Литература
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
 
Венский конгресс (1814-1815 гг.) на развалинах наполеоновской Европы создал новую систему, которая определила и территориальные границы Европы, остававшиеся практически неизменными вплоть до Первой мировой войны.
Польский вопрос на конгрессе  был одним из самых сложных. Польская политическая элита в 1813-1815 гг. однозначно выступала за российскую ориентацию. Александр I – единственный в антинаполеоновской коалиции – стремился объединить под своей властью польские земли и создать польское государство, желая таким образом, вопреки всей Европе, укрепить российский плацдарм на Висле. К этому времени относятся многие внешние проявления симпатии российского монарха к полякам: посещение Т. Костюшко в Париже, назначение А.Чарторыйского своим советником в Вене, разрешение вернуться на родину входившим в состав наполеоновской армии польским частям с сохранением за ними права ношения оружия, обещания о присоединении к Польше восточных земель прежней Речи Посполитой и сохранении всех привилегий польской шляхты.
Великие державы были решительно не согласны на восстановление Польского государства в границах 1772 г., поскольку это нарушило бы сложившееся европейское равновесие. После острых споров в мае 1815 г. удалось достигнуть компромисса. Из большей части территории Княжества Варшавского было создано Царство (Королевство) Польское (127 тыс. кв. км и 3,3 млн. жителей). Другим нейтральным польским государством становился Краков с окрестностями (1164 кв. км и около 100 тыс. жителей), оставаясь под опекой России, Австрийской империи и Пруссии. Монархия Габсбургов сохраняла Галицию, а Пруссия получила западную часть Княжества Варшавского, из которой образовалось Великое княжество Познанское (почти 26 тыс. кв. км и 776 тыс. жителей). Было принято решение о свободном товарообороте на всей территории прежней Речи Посполитой, а три монарха обещали своим польским подданным создать институты, которые бы позволили сохранить их народность.
Созданное решениями  Венского конгресса Королевство Польское в 1815г. получило из рук российского монарха конституцию. Еще до окончания конгресса в мае им были подписаны «Основы конституции» Царства Польского, в подготовке которых основную роль сыграл А.Чарторыйский. В окончательный вариант, подписанный Александром I в Варшаве в конце 1815г., были внесены существенные поправки. Он не согласился на предоставление законодательной инициативы сейму, оставил за собой право изменять предлагаемый сеймом бюджет, на неопределенное время откладывать его созыв.
Конституция провозглашала, что Царство Польское навсегда присоединяется к Российской империи и связывается  с ней личной унией.
Цель работы рассмотреть  социально-экономическое и политическое положение Королевства Польского  в составе Российской империи в 1815-1830 годах.
1 Социально-экономическое положение Польши в составе России (1815-1830 гг.).
 
Королевство Польское было по преимуществу аграрной страной, помещичье хозяйство господствовало здесь почти безраздельно: землю обрабатывали лично свободные крестьяне-барщинники. Помещичье землевладение в итоге наполеоновских войн, упадка хлебной торговли и частых натуральных повинностей по обеспечению войск было сильно разорено, дворянство опутано долгами. Из этого тяжелого, кризисного состояния сельское хозяйство могло быть выведено только буржуазными аграрными реформами, но осуществлению их мешали и сами польские дворяне, и весь крепостнический режим Российской империи.  Как и в России, в Польше в первой четверти XIX в. феодализм переживал глубокий кризис. В его недрах развивались капиталистические производственные отношения, характеризовавшиеся значительным ростом числа промышленных предприятий мануфактурного типа. Особенно быстро развивалась текстильная и, в частности, суконная промышленность, для которой в результате присоединения Царства Польского к Российской империи открылся широкий русский рынок. Развитию экономических связей Царства Польского с империей содействовало и правительство путем предоставления различных льгот на ввозимые в Россию изделия польской промышленности.  Десятилетие 1820-1830 гг. оказалось временем возрождения польской мануфактуры, причем российские власти всячески поддерживали усилия польской администрации, направленные на поощрение промыслов, например иммиграцию иностранных ремесленников и промышленников. На средства казны велось строительство дорог и каналов. Был создан банк, открывший кредит предпринимателям. На его средства впоследствии строилась первая польская железная дорога от Варшавы на Вену (1845 г.).  Росту польской мануфактуры способствовали покровительственные таможенные тарифы, затруднявшие ввоз западноевропейских товаров, и связь с русским рынком, в особенности низкий (до 1832 г.) таможенный тариф между Королевством Польским и Россией. Польские сукна вывозились в Россию, а через нее в Китай. Польские купцы наживались и на перепродаже в Россию немецких товаров.  К 1829 г. в одном лишь Калишском воеводстве насчитывалось 530 предприятий по выработке сукна. Быстро превращались в промышленные центры Варшава, Лодзь и другие города. Только за пятилетие 1823-1828 гг. в Варшаве было построено 27 больших фабричных зданий, а всего в Варшаве в 1825 г. насчитывалось 8818 фабрик и кустарных мастерских, большая часть из которых была капиталистической.  Конституция 1807 г., полученная от императора Наполеона, не затрагивала основ феодально-крепостнического строя, а лишь формально провозглашала отмену крепостного права. Она не давала ясности в вопросе о крестьянском землепользовании, а без этого личная свобода крестьян была равна нулю.  Половина всей обрабатываемой земли в Королевстве Польском принадлежала 17 тыс. помещиков, владельцам фольварков и арендаторам казенных имений. Остальная половина земли приходилась на 327 тыс. крестьянских дворов. Из этого соотношения видно, что основная масса крестьян была вынуждена, чтобы не умереть с голоду, идти в кабалу к землевладельцу, неся тяжелые повинности. За пользование землей и инвентарем «свободный» крестьянин должен был отработать определенное помещиком количество дней на его поле.  Процесс обезземеливания крестьян усилился в связи с общими экономическими сдвигами, происходившими в стране. Сельскохозяйственное производство, фактически основанное на крепостном труде при отсталой технике обработки земли, приходило во все больший упадок.  Вовлечение польского сельского хозяйства в экономическую жизнь России требовало приспособления его к потребностям русского рынка. Это привело к некоторым изменениям в профиле хозяйства и явилось толчком к развитию буржуазии. Серьезным фактором явилось повышение спроса на польскую шерсть и шерстяные изделия как со стороны польской, так и русской промышленности. Многие польские помещики ввиду низкой доходности производства хлеба и в то же время быстрого роста спроса на шерсть стали развивать овцеводство. Помещики сгоняли крестьян с земли, а освободившиеся участки использовались под пастбища. Это усилило рост обезземеливания крестьян. В описываемый период около 40% крестьян Королевства Польского были полностью безземельными, а значительная часть осталась на крошечных нищенских наделах.  Положение крестьян было настолько тяжелым, что в ряде мест происходили крестьянские волнения, наблюдались массовые случай отказа от выполнения барщины. Но это были стихийные неорганизованные выступления, без труда подавляемые помещиками с помощью правительства.  Изменения в хозяйственной жизни серьезно отразились и на положении мелкой шляхты. Будучи не в состоянии приспособиться к капиталистическим отношениям и выдержать конкуренцию с крупными землевладельцами, мелкие шляхтичи разорялись, постепенно теряли свою землю, которая переходила в руки крупной шляхты за долги или же путем скупки по низким ценам. По данным, которые приводит польский историк Гринвассер, в 20-е годы XIX в. 50% мелкой шляхты были уже совершенно безземельными [3, с. 298].  Разорившаяся мелкая шляхта частью шла в услужение к крупным помещикам в качестве управляющих имениями, экономов, секретарей, другая же шла в города, в учебные заведения или в учреждения. В семье мелкого шляхтича, пишет Гринвассер, «обычно один сын, в редких случаях два оставались заниматься земледелием, остальные искали занятия где-нибудь на стороне» [3, с. 299]. Особенно большой была тяга шляхетской молодежи к военной службе.  Процесс разорения мелкой шляхты неизбежно сопровождался обострением противоречий и борьбы внутри класса шляхты. Мелкая шляхта, все более теряя свои былые привилегии и опускаясь до положения общественных низов, была враждебно настроена по отношению к богатой шляхте и защищавшему ее интересы царскому самодержавию. Она все настойчивее выражала недовольство существующим феодально-крепостническим строем и требовала проведения широких социально-политических преобразований. Эта часть польского дворянства, хотя и стояла еще в некоторой мере на феодальной почве, однако примкнула к демократической аграрной революции.
 
 
2 Правовой статус Королевства  Польского
 
 Как ранее Финляндия, Королевство Польское также получило конституционное устройство. Проект конституции Царства Польского был написан И. Собинским на основании замечаний Александра I к первоначальному тексту, разработанному под руководством Кн. А. Чарторыйского. «Конституционная хартия» была подписана императором 15 (27) ноября 1815 г. В июле 1815 г. жители Королевства Польского принесли присягу новому императору и до конца 1815 г., т.е. до вступления конституции в силу, действовало Временное правительство во главе с В.С. Ланским.  Конституция объявляла Царство Польское наследственной монархией, «навсегда соединенной с Российской империей».
Император России получал титул  «короля Польши». На время своего отсутствия Король назначал наместника из числа поляков (или членов императорского дома). Королевству Польскому гарантировались государственность, национальные права и свободы. Римско-католическая религия объявлялась «предметом особого попечения». Обеспечивалась свобода печати и неприкосновенность личности. Польский язык объявлялся языком администрации, суда и армии. Все государственные должности должны были замещаться только поляками.  Император-король Королевства Польского был конституционным монархом. Все преемники Александра I должны были короноваться в Варшаве и давать присягу в сохранении Конституции Королевства. Все распоряжения и постановления короля должны были скрепляться подписями польских министров которые несли за них ответственность.
В компетенцию короля входило:  исключительная инициатива конституционного законодательства, т.е. дополнение конституции посредством «Органических статутов» (законов);  право утверждения или отклонения (но не изменения) законов, принимаемых сеймом;  вся полнота исполнительной власти. В рамках установленных королем полномочий действовал наместник (его функции были точно определены в 1818г.). Постановления наместника, обязательные для всех органов исполнительной власти, объявлялись в Административном Совете.
Первым наместником был назначен ген. Ю. Зайончек, что вызвало неудовольствие поляков видевших на этом посту кн. А.Чарторыйского. После смерти наместника Ю. Зайончека в 1826 г. эта должность оставалась вакантной до 1832г., а функции наместнике исполнял Административный Совет.  «Польский народ, – гласила конституционная хартия, – на вечные времена будет иметь национальное представительство на сейме, состоящем из короля и двух палат (изб), из коих первою будет составлять Сенат, а вторую послы и депутаты от общин (гмин)» [7, с. 156].
В Сенат входили члены императорского дома, епископы и высшие должностные лица (воеводы и каштеляне), назначаемые императором пожизненно; кроме епископов и членов императорской фамилии, все остальные сенаторы отбирались императором из 2-х кандидатов, представляемых самим Сенатом.  Сенатором могли быть только землевладельцы. Число членов Сената не должно было превышать 1/2 членов Посольской избы. 
Посольская изба состояла из 428 членов, в том числе из 77 послов, избранных  на шляхетских сеймиках, и 51 депутата от гмин. Срок полномочий для послов и  депутатов устанавливался в 6 лет. Для выборов в Сейм устанавливался избирательный ценз в виде годовой суммы налогов не менее чем в 100 злотых.  Сейм созывался каждые 2 года на 30-дневные сессии. Король имел право как созыва чрезвычайного сейма, так и отсрочки заседаний его. Король мог также распускать Посольскую избу, но обязан был в течение двух месяцев назначить новые выборы. Члены сейма пользовались неприкосновенностью, его заседания должны были быть публичными.
Конституционные функции Сейма  были широкими (но на практике далеко не все реализовывались):  решения по вопросам бюджета, налогов, денежной системы; законодательства в области административного и уголовного права;  решения по вопросам призыва в армию;  утверждение конституционного законодательства («органических законов») изданного Королем;  ограниченный контроль над правительством – Сейм заслушивал доклады Государственного Совета о положении в стране, направлял жалобы на министров. Кроме того, Сенат был высшим судом по государственным преступлениям, а Посольская изба обладала правом петиции королю. 
Центральным органом власти и управления был Государственный Совет, состоящий  из Общего собрания и Административного  Совета. В состав Административного  Совета входили министры и другие члены по назначению короля, это был консультативный орган короля и наместника по вопросам управления.
Непосредственное управление осуществлялось правительствующими комиссиями (министерствами):  вероисповеданий и народного просвещения; юстиции;  внутренних дел и полиции;  военная;  государственных доходов и финансов. Комиссии подчинялись Административному Совету.
Армия Царства Польского при  сохранении польской военной формы  и польского языка в управлении была преобразована по русскому образцу. Срок службы составлял 10 лет, в мирное время численность армии составляла 30 тыс. солдат и офицеров (т.н. «Отдельный литовский корпус»). Главнокомандующий польскими вооруженными силами вел. кн. Константин формально подчинялся Военной комиссии и Административному Совету, но в действительности управлял армией единолично.
Королевство Польское делилось на 8 воеводств, управление которыми находилось в руках воеводских советов; в городах управление возглавляли бургомистры и президенты. Существовали местные депутатские собрания, избиравшие членов Посольской избы и местных органов управления - шляхетские сеймики и гминные собрания. Судебная система была полностью независима от администрации.
Для связи учреждений Царства с общеимперскими органами в Петербурге находился министр-статс-секретарь, назначаемый императором. Кроме того, комиссаром при польском правительстве был назначен Н.Н. Новосильцев. 
Большинство польских и русских  историков сходятся во мнении, что  автономия Царства Польского  по хартии 1815 г. была довольно значительной. Дореволюционные авторы В.Новодворский, Н.Кареев и др. отмечали, что конституционный строй Польши в 1815-1830 гг. был весьма либеральным и по своим принципам напоминал строй английской конституционной монархии. Польский проф. Ш. Аскенази писал, что «не подлежит сомнению, что конституция 1815 г., несмотря на свои недостатки.... была по тем временам наиболее ирогрессивной конституционной хартией в Европе» [1, с. 34]. Советские авторы также оценивали статус Королевства Польского в этот период как автономный. Г.Г. Писаревский называл Польшу второго периода «конгрессовой», т.е. парламентской [6, с. 60]. Такого же мнения придерживаются и современные историки. Л.А. Обушенкова отмечает, что конституция предоставляла полякам определенные права, а по своему содержанию она была одной из либеральнейших в Европе того времени [5, с. 49-50]. Ю. Бардах считает, что хартией 1815 г. устанавливалась польско-русская уния. [2, с. 334]. К точке зрения о наличии реальной польско-русской унии примыкает и русский историк С.Г. Пушкарев [8, с. 294].
Национальная самобытность Польши и в системе управления, и в области культуры была сохранена. После 1815 г. в культурном отношении для Польши произошел большой прогресс. Помимо уже существовавшего Виленского университета, в 1816 г. был основан университет в Варшаве, а также ряд высших школ – Военная, политехническая, лесная, горная, институт народных учителей и другие, резко выросло число начальных и средних учебных заведений. 
Во взаимоотношениях с русских  правительством первоначально также не было острых конфликтов. В 1818 г. император Александр I лично открыл заседания 4-го Сейма, произнеся знаменитую речь: «Прежняя организация страны позволила мне ввести ту, которую я Вам пожаловал, приводя в действие либеральные учреждения. Эти последние всегда были предметом моих забот и я надеюсь распространить, при Божьей милости, благотворное влияние их на все страны, которые промыслом даны мне в управление» [4, с. 107]. Сейм принял все законопроекты, предложенные ему императором, за исключением проекта закона о гражданском браке, и император остался доволен его деятельностью.
Но постепенно отношения между  Сеймом и императором стали портиться. К этому времени в национальном польском движении сформировалось два  течения:  представители легальной оппозиции, представленные на Сейме – во главе с братьями Б. и И. Немоевскими, стремившиеся к упрочению и расширению автономного статуса Королевства легальными методами;  сторонники революционной борьбы за полное освобождение Польши от «русского ига». 
Националистические настроения еще  более подогревались рядом действий русского правительства по введению цензуры (в 1819 г.), вопреки конституционной хартии и слухами о готовящейся ликвидации самой этой хартии под влиянием готовящегося проекта Уставной грамоты Н.Н. Новосильцева, в котором Королевство Польское должно было стать субъектом федерации с теми же правами, что и у остальных русских земель, т.е. потерять свою национальную самобытность.
На сейме 1820г. были отвергнуты предложенные русским правительством Уголовно-процессуальный кодекс и «Органический статут» (лишавший сейм права суда над министрами) как несоответствующие конституционной хартии. В президиум сейма было подано 88 жалоб на неконституционные действия правительства.  Решения сейма 1820 г. вызвали резкое негодование Александра I, одно время даже говорившего о возможности полной отмены польской конституции. Чтобы преодолеть сопротивление легальной сеймовой оппозиции, накануне 3-го сейма (созванного с большой отсрочкой в 1825 г.) Александр I включил в конституцию «дополнительную статью», отменявшую гласность заседаний парламента, а братья Немоевские не были допущены на сейм. Для контроля деятельности сейма были назначены особые чиновники, обязанные присутствовать на заседаниях сейма. Благодаря этим мерам проекты русского правительства были приняты, но это было лишь временное затишье.
Одновременно с легальной «аристократической» оппозицией в стране действовала тайная революционная оппозиция. Возникали тайные общества, ставившие целью вооруженную борьбу с русским правительством: «Свободное национальное масонство» майора В. Лукасинского, «Польское патриотическое общество» и др.
В 1822 г. Патриотическое общество заключило соглашение с Южным  декабристским обществом о совместных действиях в обмен на признание его независимости и даже, восстановление суверенитета Польши над белорусско-литовскими землями. После восстания 14 декабря 1825 г. следствие установило этот факт, но польские заговорщики, к неудовольствию Николая I, получили от сеймового суда мягкие наказания.  Новый император Николай I не был сторонником либеральной польской конституции, но он также не стремился к нарушению обещаний своего предшественника. По конституции он должен был короноваться в Польше, подтверждая тем самым польско-русскую династическую унию. Относясь к Польше как подвластной территорий, он считал такую коронацию «унижением императорского достоинства» кроме того, такая коронация могла усилить стремление поляков к дальнейшей автономии. Но, несмотря на это, он считал нужным упрочить связи Королевства и империи и 12-24 мая 1824 г. он короновался в Варшаве, скрепив подписью свое обязательство соблюдать конституцию. Однако он отверг петицию ряда депутатов об отмене «добавочной статьи». Собрав в 1830 г. сейм, он настоятельно рекомендовал ему принять проект отмены гражданского брака, но этот проект был отвергнут, а императору поданы ряд петиций об отмене прежних законоположений: о цензуре и др. Оппозиционные настроения в крае еще более усилились.
 
3 Нарушения конституции Королевства Польского 1815г. правительством Российской Империи в 1815-1830 гг.
 
Уже с первых лет существования  Царства Польского российское правительство  игнорировало или нарушало статьи Конституции.
Одним из первых проявлений нарушения Конституции стало назначение тех или иных политических деятелей на административные посты в Царстве Польском. Царь обязан был в решении этого вопроса руководствоваться 29 статьей Конституции, которая запрещала назначать на все гражданские и военные должности лиц, не являющихся поляками. Однако Александр I назначил при правительстве Царства Польского императорского комиссара Н.Н. Новосильцева, имевшего право заседать в Административном Совете. Но Н.Н. Новосильцев не просто заседал, а самым активным образом влиял на его деятельность и на все принимаемые решения. Н.Н. Новосильцев должен был остаться в своей должности лишь первые месяцы, пока «все не придет в норму», тем не менее, в 1823 г. компетенция его должности была расширена и на Литву.
Уже в 1817 г. Александр I выразился, что Конституция обязывает народ, а не царя [3, с. 295]. Еще до первого сейма великий князь Константин и Н.Н. Новосильцев в обход норм Конституции стали самовольно издавать различные постановления. Например, без участия Сейма была введена табачная и соляная монополия, шинкари были обложены дополнительной податью. Во время заседаний Первого сейма депутаты решили обратить внимание русского императора на злоупотребления чиновников, но Александр I через министра статс-секретаря дал понять депутатам, что Конституция не дает им права критиковать действия правительства и в чем-либо упрекать его – Сейм может лишь только высказывать свое мнение по вопросам, предложенным ему на рассмотрение. Такое утверждение Александра I, безусловно, противоречило Конституции [4, с. 113].
После 1818 г. Александр I уже  с недовольством принимал сообщения  о политическом оживлении в Царстве  Польском, о появлении новых органов  печати и распространении либеральных  воззрений в обществе. Весной 1819 г. в «Ежегодной газете» было помещено несколько статей оппозиционного характера. Этого оказалось достаточно для введения, в противоречие Конституции, цензуры на газеты и журналы, а затем и на все печатные издания. Вскоре были закрыты «Ежедневная газета» и газета «Белый орел», редактор которой, В. Моравский, вынужден был эмигрировать, а публицист Я. Скоморовский был арестован. Заподозренных в революционных происках граждан стали подвергать тюремному заключению. Таким образом, были уничтожены две основные конституционные гарантии: свобода слова и неприкосновенность личности [3, с. 296].
В 1819 г. Александром I было высказано мнение о необходимости  еще более ограничить личную свободу  и неприкосновенность граждан, поскольку  этого будут требовать «внезапные обстоятельства» [1, с. 59]. После 1820 г. стремление к нарушению Конституции в Царстве Польском значительно усилилось. Н. Н. Новосильцев развил энергичную деятельность, направленную против либеральных идей и самой Конституции. 16 декабря 1821 г. им был издан указ о запрещении всех тайных организаций и кружков, в том числе и масонских, с полной конфискацией всех их денежных средств. Еще в 1813 г., правда, до Конституции, на польских землях российским правительством была организована тайная полиция.
Накануне открытия Третьего сейма царь включил в Конституцию «дополнительную статью», согласно которой была отменена гласность сеймовых заседаний. Братья Б. и В. Немоевские не были допущены на заседания, а Бонавентуру Немоевского вскоре арестовали. Кроме всех перечисленных мер, дабы не допустить оппозиционных выступлений, правительство Российской империи пошло на назначение специальных чиновников для контроля деятельности Сейма, которые обязаны были присутствовать на его заседаниях. Таким образом, начиная с 1818 г. русский император и его представители в Царстве Польском переходят к открытой реакционной политике. 13 мая 1821 г. был издан рескрипт императора, в котором содержалась недвусмысленная угроза лишить Царство Польское политической самостоятельности из-за катастрофического положения его финансов.
В 1824 г. Н.Н. Новосильцев подготовил доклад, в котором указывалось на политическую неблагонадежность содержания учебников и университетских курсов Виленского округа. В 1825 г. Министерство народного просвещения и вероисповедания Российской империи издало инструкцию, основанную на следующих правилах. Во-первых, национальное образование во всей Империи, без различия вероисповедания и языка учащихся, должно быть только русским. Во-вторых, униаты должны быть воспитаны в крепком и непоколебимом православии (инструкция эта была издана за 15 лет до ликвидации унии), а католики и лютеране – в положительных основах своей веры. В-третьих, наука должна быть очищена от излишних умствований [6, с. 64]. Все эти статьи противоречили нормам Конституции.
В результате такой открыто наступательной (реакционной) политики российского правительства в Королевстве Польском ширилось оппозиционное движение. Характер деятельности оппозиции до 1825 г. являлся исключительно мирным, направленным на привлечение внимания общественности и русского императора (польского царя) к проблемам нарушения Конституции. В дальнейшем в кругах нелегальной оппозиции начали формироваться идеи военных переворотов, особо четко сформированные после Четвертого сейма. Тем не менее, в условиях нарастающего общественного недовольства поляков, российское правительство не пошло ни на какой диалог и еще более усилило реакционную политику.
Таким образом, отсутствие взаимопонимания с великим князем Константином и русским чиновничеством, системные нарушения буквы и духа Конституции 1815 г. привели к восстанию 1830-1831 гг. 25 января 1830 г., после демонстраций интеллигенции, аристократии и студентов, Сейм принял решение о детронизации Николая I и упразднении тех параграфов Конституции, которые касались унии с Россией.
 
4 Ноябрьское восстание 1830-1831 гг. 
 
В конце 20-х годов обстановка в Европе стала накаляться. Июльская революция 1830 г. во Франции, победа бельгийского народа в борьбе против владычества  Нидерландов, подъем национально-освободительного движения в Италии – все эти события вдохновляли польских борцов за независимость.
Тайное военное общество в Польше в 1830 г. быстро увеличивалось. Назревало вооруженное восстание. Распространившиеся слухи об осведомленности  правительства о деятельности общества побудили его руководителей начать вооруженное восстание, которое и вспыхнуло 29 ноября 1830 г. [6, с. 70]. 
Благодаря внезапному нападению  на Бельведер – дворец великого князя Константина, арсенал и казармы русского уланского полка Варшава оказались в руках восставших. После бегства Константина и других царских чиновников власть перешла в руки польского Административного совета, возглавлявшегося аристократами. Более радикальные участники восстания во главе с Иоахимом Лелевелем создали Патриотический клуб, который выступал против попыток аристократии договориться с царскими властями и сорвать восстание.  Административный совет назначил диктатором, т. е. командующим войсками, генерала Хлопицкого. Он начал свою деятельность с закрытия Патриотического клуба, а затем отправил делегацию для переговоров с Николаем I. Но разъяренный император отказался принять «мятежных подданных», и делегация вернулась из Петербурга ни с чем. Это вызвало отставку Хлопицкого.
Возобновивший свою деятельность сейм под влиянием восстановленного Патриотического клуба ответил на военные приготовления царя его низложением (детронизацией) в январе 1831 г. Органом исполнительной власти стало «Национальное правительство» («Жонд народовы»). Во главе его стояли князь Адам Чарторыйский и другие аристократы.
Новое правительство  объявило войну царской России. Главной  целью войны польские аристократы  считали наряду с утверждением независимости  также восстановление «исторических» (1772 г.) границ Польши на востоке, т. е. захват литовских, белорусских и украинских земель. Руководители восстания рассчитывали при этом на военно-дипломатическую поддержку враждебных России держав – Англии и Франции. В восстании приняли участие значительные слои населения крупных городов, но для привлечения крестьян к восстанию шляхта ничего не сделала, не желая отменять помещичьи порядки.  Вел. кн. Константин не был сторонником силовых мер, т.к. он считал Королевство Польское своей «вотчиной» и стремился сохранить с поляками хорошие отношения. Поэтому вначале он не предпринял решительных действий и, отпустив оставшиеся верными ему ряд воинских частей, отошел из-под Варшавы в пределы империи.
Николай I также вначале не стремился к кровавому подавлению восстания. Когда уполномоченный диктатора восстания ген. Ю. Хлопицкого Вылежинский приехал в Петербург, Николай I заявил: «конституция в том виде, какою я нашел ее при вступлении моем на престол и каковою она была завещана мне моим братом, императором Александром I, эта конституция мною неизменно и строго сохранялась без всяких изменений. Я сам отправился в Варшаву и короновался там королем польским; я сделал для Польши все то, что было в моих силах. Конечно, может быть, в некоторых учреждениях царства польского и были некоторые недостатки, но это не по моей вине, и следовало это понять, войдя в мое положение и иметь ко мне больше доверия. Я всегда желал добра больше и, несомненно, сделал все для ее блага» [6, с. 70].  Но польские восставшие не стремились идти не на какие компромиссы.
Депутация сейма потребовала, чтобы к Королевству Польскому были присоединены белорусско-литовские и украинские земли, и польское государство было восстановлено в границах 1772 г. При этом поляки ссылались на «обещание» Александра I (т.е. на оговорку в тексте Женского трактата о возможном расширении границ Царства). Русское правительство, естественно, не намеревалось выполнять такой ультиматум. В итоге в январе 1831 года Сейм издал акт «детронизации» Николая I, по которому не только он, но и весь дом Романовых лишался польского престола. Русскому правительству осталось подавить восстание военной силой. 
Против шляхетского  войска Николай I направил армию в 120 тыс. человек. Силы повстанцев (50-60 тыс.) сначала остановили царское наступление, но были разбиты 26 мая 1831 г. под Остроленкой (к северу от Варшавы). Угроза подавления восстания привела к выступлению демократических низов польской столицы против правящей консервативной верхушки. Эта запоздалая активность народа, повесившего на фонарях нескольких генералов-изменников и шпионов, испугала шляхту и еще более усилила разброд в ее рядах. Несмотря на то, что к восстанию примкнула почти вся польская армия, русские войска под командованием ген.-фельдмаршала И.И. Дибича-Забалканского, а затем ген.-фельдмаршала И.Ф. Паскевича-Эриванского в ряде сражений одержали победу и 25-26 августа 1831 г. штурмом взяли Варшаву.
Восстание дорого стоило польскому народу: погибло 326 тыс. чел. (при штурме Варшавы только - 25 тыс. чел.), материальный ущерб составил 600 млн. злотых.  В советской историографии восстание 1830 г. оценивалось как «шляхетское». Действительно, аристократическая партия во главе с кн. А.Чарторыйским возглавила восстание, но в нем приняли участие и военные, и учащиеся и простые граждане-патриоты, причины восстания кроются не только в экономических и политических притязаниях шляхты и не только во влиянии европейских революционных идей и революции 1830 г. Ноябрьское восстание было во многом вызвано остатками имперского мышления польских националистов, мечтавших о восстановлении власти над всеми территориями, некогда входившими в Речь Посполитую. Как отмечал проф. Ш. Аскенази, стремление к достижению прежних границ Царства Польского, к присоединению прежде всего Литвы «стало одним из главных факторов ноябрьской революции» [1, с. 11].
После подавления восстания Конституция 1815 г. и польская армия были упразднены, а введенный взамен так называемый Органический статут 1832 г. Вся полнота управления сосредоточилась в руках наместника и командующего – генерала Паскевича. Множество участников движения было переселено в глубь России, сослано на каторгу в Сибирь, сдано в действующую армию на Кавказ. 
Эмигрировавшие после  поражения восстания за границу польские революционеры продолжали отстаивать свободу и независимость своей родины. При этом они постоянно обращали свои взоры к русским борцам за свободу, не оставляя надежды на совместное выступление против царизма.  Созданный во Франции польский эмигрантский Национальный комитет во главе с Лелевелем в своем обращении к русским в августе 1832 г. писал, что имена декабристов, погибших за свободу русского и польского народов, «навсегда останутся в памяти русских, ровно дороги сердцу поляка» [4, с. 110]. Вся дальнейшая борьба, которую вели представители революционно-демократического крыла польской эмиграции, проводилась под лозунгом «За нашу и вашу свободу!», родившимся в дни восстания.
После поражения восстания 1830-1831 гг. польские эмигранты-сторонники революционно-демократического крыла польского национально-освободительного движения – основали общину (громаду) «Грудзенз» и новую группу общества «Люд польский», принявшую позже название «Умань», в которых объединились наряду с революционными интеллигентами также эмигрировавшие солдаты повстанческой армии, бывшие польские крестьяне и рабочие. Эти организации явились непосредственным предшественником будущего революционного рабочего движения. Главной своей задачей они ставили борьбу против феодально-крепостнического строя.
 
Заключение
 

и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.