Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Насильственные преступления

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 04.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 28. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):



ПЛАН
 
 
ВВЕДЕНИЕ
 
Глава 1.
Понятие и криминологическая классификация насильственных преступлений
 
 
1.1. Понятие насильственных преступлений.
 
 
1.2. Состояние, уровень и динамика насильственных преступлений.
 
Глава 2.
Криминологическая характеристика лиц, совершающих насильственные преступления.
 
 
2.1. Социально-демографические и  нравственно-психологические особенности лиц, совершающих насильственные преступления
 
 
2.2. Классификация насильственных преступников.
 
Глава 3.
Причины и условия совершения насильственных преступлений и меры по их предупреждению.
 
 
3.1. Причины и условия насильственных преступлений.
 
 
3.2. Особенности криминологических ситуация, способствующих совершению данных преступлений (критические ситуации, роль потерпевшего и т.д.) профессионального преступника.
 
 
3.3. Основные направления предупреждения насильственных преступлений и хулиганства.
 
 
3.4. Семейно-бытовые отношения как объект профилактики насильственной преступности.
 
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 
 
Список использованной литературы.
 
 
 
 
ВВЕДЕНИЕ
 
Преступность в России за последние несколько лет стала явлением общенационального значения.. если раньше борьба с преступностью рассматривалась как важная, но все же ограниченная задач правоохранительных органов, то сейчас она, наряду с экономическим кризисом, выходит на одно из первых мет среди проблем, глубоко беспокоящих общество. И это неудивительно. «Нынешняя криминогенная ситуация в России, - пишет директор НИИ Генеральной Прокуратуры Российской Федерации, -  качественно новый феномен как по масштабам преступных проявлений, так и по степени разрушительного влияния на жизнеспособность общества, функционирование и безопасность государства, права и свободы его граждан».[1]
В первую очередь это относится к насильственной преступности. Ведь если преступления против собственности, конституционных прав граждан, деятельности государственных и местных органов власти и управления и управления причиняют материальный ущерб, препятствуют работе учреждений и должностных лиц, дезорганизуют отношения в обществе, то насильственные преступления посягают на самое ценное благо – жизнь человека, на его здоровье, телесную неприкосновенность, - создают атмосферу страха, неуверенности в своей безопасности, беспокойства о судьбе близких. Насилие – наиболее опасная форма преступной деятельности, и к борьбе с ней нужно быть достаточно подготовленными.
Из всех источников видно, что преступное насилие растет и становится опаснее. От грабежей и разбоев, драк и хулиганства преступники все чаще переходят к заказным убийствам, терроризму, захвату заложников, используют боевое оружие. Возрастает и доля насильственных преступлений в общем массиве преступности. Принятые Президентом России в 1994-1996 годах  Указы о борьбе с преступностью существенно не повлияли на данный процесс. Ведь причины роста насилия в нашей стране зависят от глубинных факторов: социальной напряженности, состояния общественной депрессии, упадка общественного настроения, повышения конфликтогенности определенных слоев населения.
Опыт показывает, что для многих людей насилие играет «инструментальную» роль, помогая «выбить долг» у предпринимателя, ограбить прохожего, ликвидировать конкурента. Но распространяется и другая разновидность: насилие как самоцель, - по существу, бессмысленное издевательство над незнакомыми людьми, вандализм, «безмотивное» убийство и т.д. Эти виды преступного насилия свидетельствуют о росте извращенных форм индивидуального и группового сознания, порожденных жизненными неудачами, стрессами, крушением надежд, глубокими конфликтами между личностью и обществом.
С 1 января 1997 года вступил в силу, и действует новый Уголовный кодекс Российской Федерации. В этой связи особенно интересен подробный анализ значения насилия в новом Уголовном кодексе. Оно предстает здесь в двух своих значениях: во-первых, как вид преступной деятельности, описанных более чем в 70 статьях Уголовного кодекса; во-вторых, как законная, предусмотренная правом форма реакции государства и общества на преступность. Уголовный кодекс – не сентиментальный роман. Он служит базой для борьбы с преступностью, для применения достаточной суровых мер наказания правонарушителей.
Большинство людей, к счастью, очень редко сталкиваются с убийствами, убийцами и убитыми, в основном черпая  представления об этих печальных вещах из средств массовой информации, художественных фильмов и литературы. Представления об их причинах достаточно примитивны и искажены. Между тем, криминологами об этом написано немало.
Среди объяснений убийств можно встретить не только банальные и нелепые, даже смешные, но и такие, которые основываются на подлинном знании человеческой психологии. Однако почти нет работ, которые бы объясняли убийство в глобальном аспекте жизни и смерти, неоправданно мало психологических исследований, и наши знания о психологии убийцы, жертвы и самого убийства еще недостаточны. По-видимому, отсюда и скудность практических рекомендаций по профилактике этих опаснейших преступлений.
При всем том, что убийство, как и всякая смерть, покрыто завесой тайны и загадочности, ни в преступниках, ни в их жертвах, ни в самом акте насильственного лишения жизни нет ничего потустороннего или мистического. В своем подавляющем большинстве убийцы вполне заурядные люди, не обладающие особыми способностями и отнюдь не зловещие с виду. В этом плане можно утверждать, что зло банально. И, тем не менее, изучение этого явления представляет собой увлекательное, полное приключений путешествие в глубь человеческой психики и испепеляющих страстей, к истокам агрессивности и неугасающего желания защитить и утвердить себя. Пьяный мужик, крушащий топором все вокруг, хладнокровный наемный убийца, сексуальный маньяк или съедаемый идеей фанатик – террорист в равной степени загадочны и интересны для исследователя, ибо в личности ни одного из них нет ничего существенного для объяснения их поступков, что лежало бы на поверхности. Каждый убийца и каждое убийство всегда в равной мере требуют применения тонких методик и вдумчивого анализа.
То, что здесь сказано об убийцах, во многом относимо к потерпевшим, и далеко во всех случаях жертва случайна. Очень часто ее связывают с преступником прочные невидимые нити, причем, как ни странно, и тогда, когда они едва знакомы.  Неразрывность пары «убийца-убитый» тоже имеет свои причины, совершенно неочевидные. По большей части жертвы ни в чем не виноваты, если вообще позволительно говорить о какой-либо вине убитого человека. Тем более крайне любопытны и даже загадочны случаи, когда потерпевший как завороженный стремится к собственной гибели, хотя и не отдает себе в этом отчета.
Очень интересна та группа людей, которые в силу своей профессиональной принадлежности или личностных особенностей обладают повышенной способностью и склонностью стать жертвой убийства.  Эти потенциальные потерпевшие давно известны, их специально охраняют (например, политических деятелей или кассиров-инкассаторов), но это помогает далеко не всегда.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ.
 
1.1. Понятие насильственной преступности.
Насильственная преступность всегда сказывается на состоянии социальной защищенности граждан, усиливает напряженность в обществе, подрывает авторитет государства. Происходящий же в последнее время рост преступного насилия становится чрезвычайно серьезной помехой эффективному решению назревших социальных, политических, экономических проблем. Он приводит к обострению межнациональной напряженности, усиливает тоску по «сильной руке», порождает популистские стремления любой ценой преодолеть существующие трудности.
Такое действие преступного насилия признается в ряде политических и собственно законодательных решений. К великому сожалению, оно подтверждается и все большим количеством фактов, известных обществу.
Проведенные научные исследования свидетельствуют, что насилие во все большей степени становится инструментальным, и используется для совершения корыстных, должностных преступлений, начинает реально применяться при совершении преступлений против национального и расового равноправия, политических и трудовых прав граждан, порядка управления и др.
В стране происходит усиление агрессивности, конфликтности, противоречия все чаще разрешаются силовыми методами. Растет вооруженность лиц, склонных к насилию, похищаются и перепродаются крупные партии оружия.
Сегодня наряду с насильственной преступностью в традиционном понимании появилось довольно много видов поведения, которые не охватываются ее понятием, и для определения явления в целом необходимо ввести в научный оборот понятие «преступное насилие».
На первый взгляд кажется, что в криминологической литературе, равно как и в работ ах по уголовному праву, насильственной преступности и соответственно преступлениям насильственного характера уделяется существенное внимание. Много написано о таких преступлениях как убийства, изнасилования, телесные повреждения. Вместе с тем, складывается впечатление, что насильственная преступность понимается слишком узко, вне исторического контекста, независимо от происходящих в обществе социальных процессов. И дело здесь не в дефиниции, а именно в характере явления. Криминологи традиционно выделяют такие структурные элементы преступности, как насильственную и корыстно-насильственную, но достаточно развернутой криминологической характеристики группы насильственных  преступлений при этом не дают. В ряде криминологических исследований насильственная преступность ограничивается убийствами, тяжкими телесными повреждениями, изнасилованиями. В криминологических работах встречаются лишь отдельные упоминания об опасности вспышек насилия, выходящего за рамки традиционных форм насильственного поведения (насилие в школах, «дедовщина» в армии и не только в ней, насилие на национальной почве, молодежное массовое насильственное и агрессивное поведение и т.д.).[2]
Насилие (как физическое, так и психическое) имеет важное и разнообразное уголовно-правовое значение. При \той можно выделить несколько проявлений такого значения:
?              насилие, применяемое к потерпевшему лицу, выступает для последнего как обстоятельство, исключающее преступность деяния;
?              насилие выступает в качестве обстоятельства, смягчающего или отягчающего наказание;
?              насилие выступает в виде: конструктивного ( образующего состав без отягчающих и смягчающих обстоятельств) признака состава преступления; квалифицирующего (образующего состав при отягчающих или особо отягчающих обстоятельствах) признака состава преступления; в виде признака, образующего состав преступления при смягчающих обстоятельствах.
Насилие, агрессия, нападение – это поведение, агрессивность и жестокость – черты личности, социальной группы, государства и даже общества, но в статике, вне социальных проявлений. Насилие, агрессия, нападение способны быть жестокими, даже особо жестокими, а могут и не обладать этим качеством. Кроме поведения, жестокость, как и агрессивность характеризует и личность. По сравнению с жестоким поведением агрессивное поведение, как и нападение, насилие, нравственно нейтральное понятие, и отнесение его к жестокому зависит от способов, целей, содержания, смысла соответствующих действий. Преступным оно становится только  в том случае, если такое поведение предусмотрено в уголовном законе, а следовательно, оно должно быть общественно опасным.[3]
Многими современными авторами агрессия определяется как одна из базисных функций, необходимое свойство глубинных слоев психики, определяющее его способность к целеустремленным действиям. Выделяют три компонента агрессии: конструктивный, деструктивный и дефицитарный.  Эти компоненты могут присутствовать не изолированно, а сочетаться друг с другом, и тип агрессии выделяется в зависимости от преобладания того или иного компонента.
Конструктивная агрессия подразумевает готовность индивида противостоять вредными для него воздействиям, а также творческую активность личности, способность к развитию новых идей и претворению их в действительность.
При деструктивной агрессии активность индивида деформирована, поэтому его деятельность носит разрушительный по отношению к окружающим характер, у такого субъекта могут развиваться садистские расстройства, формироваться садистский или авторитарный характер.
Дефицитарная агрессия характеризуется низким уровнем активности, снижением возможностей человека к творчеству, а также формированием астенических и депрессивных состояний, обессивно-компульсивных расстройств, аутоагрессивных феноменов.
Не следует отождествлять агрессию и агрессивность только с бесполезным и разрушительным насилием. Такой точки зрения придерживается большинство исследователей. Агрессия и агрессивность -  это также синонимы выживания, действия и созидания. Их полной противоположностью является пассивность и смерть, ее отсутствие может означать потерю свободы и человеческого достоинства.
Человек, совершая агрессивное действие, как правило, не просто реагирует на какую-либо особенность ситуации, но оказывается включенным в  сложную предысторию развития событий, что заставляет его оценивать намерения других людей и последствия собственных поступков. Поскольку многие (хотя и не все) виды агрессивных действий к тому же подлежат регуляции моральными нормами и социальными санкциями, исследователю еще приходится принимать в расчет многообразные заторможенные и завуалированные формы агрессивного действия.
Немецкий психолог Х.Хекхаукзен считает агрессией намеренные действия с целью причинения вреда, причем возможны и такие случаи агрессии, которые не являются реакцией на фрустрацию. А возникают «самопроизвольно» из желания воспрепятствовать, навредить кому-либо, обойтись с кем-то несправедливо, кого-нибудь оскорбить. Поэтому следует различать реактивную (как реакцию на ситуацию) и спонтанную агрессию.[4]
Жестокость всегда выражает деформацию ценностей сферы личности в виде девальвации ведущей  общечеловеческой ценности – ценности других людей, поскольку реализуется в причинении страданий. Если далеко не всегда агрессивные действия носят жестокий характер, то любая жестокость агрессивна. Можно сказать, что жестокость – особое качество агрессивности.
Жестокость может носить характер социально-фиксированной установки, представляя собой готовность воспринимать и оценивать какие-либо объекты определенным образом и предрасположенность действовать в отношении этих объектов в соответствии с их оценкой. Установочный характер жестокости проявляется в том, что она выполняет регулятивную роль на осознаваемом и неосознаваемом уровнях, причем неосознавательными остаются некоторые движущие силы поведения, а не само поведение.
Но в некоторых, сравнительно редких, случаях даже особая жестокость поощряется – чаще государством, реже обществом, например, при пытках. Как мы знаем из собственной истории, в 30-е годы прошлого столетия пытки даже предписывались.
Но в целом нравственная оценка жестокости от этого не меняется, однако жестокое обращение может быть желаемо тем человеком, который является объектом насилия, - при мазохизме, например. В этих случаях он сносит боль и унижение ради сладострастных переживаний и полового удовлетворения. С помощью жестокости, причиняя страдания и мучения другим, человек приобретает особое психологическое состояние, далеко не всегда осознавая свою потребность в нем, а также связь между своим поступком и своими переживаниями. Поэтому проявления жестокости, как и агрессивности, с субъективной, личностной, стороны, никогда не бывают бессмысленными.
Жестокое поведение может быть определено как намеренное и осмысленное причинение  другому мучений и страданий ради них самих, оно характеризуется безжалостностью, бесчеловечностью, отсутствием сопереживания и сострадания и в то же время склонность совершать жестокие поступки.
Из вышесказанного можно сделать вывод, что жестокость всегда агрессивна, то есть без агрессии, нападения, насилия ее не бывает. Жестокими считаются деяния, мучительный характер которого осознается субъектом и входит в его намерения, другими словами, они должны быть умышленными. Следовательно, природа жестокости обуславливается побуждениями субъекта, страдания жертвы служат средством достижения какой-либо цели или сами по себе являются желаемым результатом поведения. В последнем случае мучения ради мучения можно наблюдать при совершении сексуальных убийств, разбойных нападений, сопровождающихся убийствами, при убийстве из мести и т.д. Здесь имеет место психологическая разрядка, удовлетворяется потребность в самоутверждении и самоприятии.
Убийство – противоправное умышленное или неосторожное лишение жизни другого человека независимо от его возраста и состояния здоровья. Лишение жизни может быть совершено как с помощью активных физических действий (нанесение ранений, удушения и т.д.) либо психического воздействия (внезапный сильный испуг человека, страдающего сердечным заболеванием, о чем преступнику известно), так и  путем бездействия, когда преступник не выполняет возложенных на него обязанностей (например, не дает пищи тяжелобольному и обездвиженному человеку с целью лишения его жизни).
Не может считаться убийством лишение жизни в пределах необходимой обороны, то есть на этой указывает действующий Уголовный кодекс, при защите личности прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества и государства от общественно опасного посягательства, если при этом не было допущено пределов необходимой самообороны.
Как и любое другое преступление убийство может быть совершено в одиночку или группой, чаще же совершается одним человеком. По закону соучастниками преступления наряду с исполнителями признаются организаторы, подстрекатели и пособники.
Разные виды убийств в основном сосредоточены в разделе преступлений против личности в той главе Уголовного кодекса, которая предусматривает ответственность за деяния против жизни и здоровья. Здесь сосредоточено четыре вида убийств: убийство матерью новорожденного ребенка; убийство, совершенное в состоянии аффекта; убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.
Не всегда просто четко отделить один вид убийства от другого, к тому же некоторые формулировки в кодексе вызывают определенные сомнения. Например, не очень понятно, что такое предусмотренное законом убийство из хулиганских побуждений, причем такие побуждения относятся к числу отягчающих обстоятельств. В качестве отягчающего убийство обстоятельства закон называет убийство двух или более человек.
Также в число отягчающих обстоятельств, наряду с убийством, сопряженным с изнасилованием, включено убийство, сопряженное с совершением насильственных действий сексуального характера.
Новый Уголовный кодекс внес ряд существенных изменений в уголовное законодательство о преступлениях против жизни, относящееся к советскому периоду. Однако оценить их достаточность и обоснованность в полной мере  можно в процессе практики применения нового Уголовного кодекса, а также путем его сопоставления с законодательством дореволюционной России, которое складывалось в течение нескольких столетий.
Корыстно-насильственными преступлениями являются разбой, насильственный грабеж и вымогательство. Разбой и насильственны              грабеж законодатель признает формами хищения, а вымогательство формулирует как самостоятельный, не связанный с хищением состав преступления. Несмотря на это различие, описание названных посягательств в соответствии с номами Уголовного кодекса выявляет их общую насильственную сущность, нуждающуюся в  анализе, сравнении и оценке.
Преступления против собственности являются наиболее распространенным видом общественно опасных деяний. Наряду с ростом количества корыстно-насильственных преступлений именно в них отмечается повышение криминального профессионализма, появление новых форм воздействия на потерпевших и увеличение удельного веса рецидивистов. Криминальной ситуации в стране должны быть противопоставлены эффективные формы и методы государственного и общественного контроля над преступностью. Вместе с тем, инструменты такого контроля оказались утраченными либо бездействующими, а принимаемые правоохранительные меры пока не смогли обеспечить положительных изменений в динамике и структуре преступности.
В условиях криминальной напряженности возрастает значение уголовно-правовых средств борьбы с преступностью и, прежде всего, с ее наиболее опасными формами. Законодательные предпосылки для эффективной борьбы с корыстно-насильственными преступлениями следует усматривать в структурном построении в новом Уголовном кодексе соответствующих составов, в четком формулировании их признаков и дифференциации составов в зависимости от характера и степени общественной опасности описанных в них действий.
Помимо отношений собственности, являющихся основным объектом разбоя, грабежа и вымогательства, их дополнительным объектом выступают интересы личности – здоровье, телесная неприкосновенность, свобода, честь, достоинство человека. Чаще всего эти преступления совершаются ради завладения деньгами, валютой или драгоценностями, импортной радио- и видеоаппаратурой, предметами антиквариата. Нередко преступники тщательно выясняют материальное положение намеченной жертвы, изучают ее образ жизни, распорядок дня, режим работы, интересы. В последние годы насильственные посягательства часто совершаются на лиц, обладающих большими материальными ценностями, - коммерсантов. Служащих совместных предприятий, инофирм, банков, представителей шоу-бизнеса.
Судебная практика показывает, что многие разбойные нападения бывают спровоцированы излишней доверчивостью потерпевших, готовностью идти на случайные контакты с незнакомыми ранее людьми. Характерной чертой поведения потерпевших является неоказанное сопротивление (70%). Хотя опыт показывает, что даже незначительное противодействие, например крик о помощи, удержание похищаемых вещей, способно сыграть решающую роль в процессе нападения и привести к прекращению насилия.[5]
Наиболее тяжким преступлением среди корыстно-насильственных посягательств на собственность является разбой. В законодательной конструкции статьи 162 Уголовного кодекса даже простой разбой представляет собой тяжкое преступление, не говоря уже о квалифицированных его видах, отличающихся особенной тяжестью. Разбой охватывает и умышленное создание опасности для жизни и здоровья лица, подвергшегося нападению, и реальное причинение вреда здоровью, вплоть до умышленного причинения тяжкого вреда. Умышленное лишение жизни потерпевшего при разбое выходит за пределы данного состава преступления. Действия виновного в таких случаях следует квалифицировать по совокупности – как разбой и тяжкий вид убийства.
Разбой определяется в законе как нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Насилие при разбое выступает в качестве способа завладения имуществом, оно сопровождает само похищение и обычно неотделимо от него. К нападению относятся  не только открытые насильственные действия, но и насилие, которое не осознается потерпевшим (удар в спину, выстрел из укрытия и т.п.). к такого рода насилию относится введение в организм потерпевшего насильственным или обманным путем опасных для жизни и здоровья сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ с целью приведения его в беспомощное состояние и завладения его имуществом. Таким образом, понятием разбоя охватываются все нападения с целью завладеть чужим имуществом, когда примененное к потерпевшему физическое или психическое насилие было опасным для его жизни и здоровья.
Насильственный грабеж, предусмотренный частью 2 статьи 161 Уголовного кодекса, по степени агрессивности действий является менее опасным преступлением, чем разбой. Это посягательство выражается в открытом хищении чужого имущества, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.
Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, следует понимать побои, а также другие насильственные действия, причиняющие потерпевшему физическую боль либо ограничивающие его свободу.
В прежнем уголовном законодательстве возможность насильственного грабежа  при угрозе специально не оговаривалась, хотя теория и судебная практика под термином «насилие» в статье 145 УК РСФСР имели в виду как физическое, так и психическое насилие.[6]
Психическое насилие, применяемое при посягательствах на собственность, как правило, выражается в крайних формах устрашения. Вместе с тем не исключается угроза насилием, не представляющая опасности для здоровья. На практике установление характера угрозы представляет известные трудности, поскольку органам расследования и суду приходится иметь дело не с реально причиненным вредом, а вероятным, предполагаемым. Этот вопрос может быть решен с учетом места совершения преступления, числа преступников, отсутствия возможности позвать на помощь и т.д. На практике неопределенная угроза чаще относится к насильственному грабежу, а не к разбою.
Вымогательство определяется в законе как требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожением литбо повреждением чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут принести существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.
Объективная сторона вымогательства предполагает совершение двух действий – имущественного требования и угрозы. Первое предполагает требование передачи вымогателю чужого имущества или права на имущество либо совершение других действий имущественного характера. Второе – выступает в психическом насилии: угрозе применением насилия; угрозе уничтожением или повреждением чужого имущества; угрозе распространением сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких. В составе вымогательства требование и угроза взаимосвязаны. Отсутствие  какого-либо из них исключает ответственность за вымогательство.
Незаконность требования при вымогательстве проявляется в том, что притязания виновного не предполагают никакого эквивалента и осуществляются против желания и воли потерпевшего. Противоправность требования находит отражение в отсутствии у виновного правовых оснований на завладение имуществом.
Предъявляемое имущественное требование признается вымогательством только в том случае, если оно сопровождалось угрозой. Угроза должна быть наличной, то есть существовать в действительности, а не в воображении потерпевшего, и вызывать убеждение в ее реальности. При вымогательстве виновный использует угрозу как способ понуждения потерпевшего к требуемому поведению и приводит угрозу в исполнение для того, чтобы он сам передал ему имущество, право на имущество либо приступил к действиям имущественного характера, тогда как при разбое и грабеже насилие используется для завладения имуществом самим виновным без воздействия потерпевшего.
Угроза распространением сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких выступает самостоятельным образом психического насилия. Позорящими признаются любые сведения, оглашение которых может нанести ущерб части и достоинству потерпевшего или его близких. При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой которых совершается вымогательство.
Проблема насилия в отношении несовершеннолетних с каждым годом все более беспокоит международную общественность.  В пункте 4 Всемирной декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей (1990 год) говорится: «Каждый день множество детей во всем мире подвергается опасностям, которые препятствуют их росту и развитию. Они подвергаются неисчислимым страданиям, будучи жертвами … насилия … жестокости и эксплуатации».[7] Такое положение сохраняется и по сегодняшний день. Эти слова в полной мере относятся и к российским детям, которые живут в условиях продолжающегося интенсивного социального расслоения населения, падения жизненного уровня большей его части, развивающегося «социального сиротства».[8]
Растет число проявлений жестокости по отношению к несовершеннолетним в семьях, государственных воспитательных учреждениях, учебных заведениях. Появляются и стремительно расширяются разнообразные формы эксплуатации ребят, в основном дошкольного либо раннего школьного возраста.
Специалисты утверждают, что перенесенное ребенком насилие (особенно систематически повторяющееся) не проходит даром для его физического, социального и психологического развития и имеет серьезные длительные последствия.
Насилие в отношении несовершеннолетних может быть как самостоятельным преступным деянием, так и выступать в качестве способа совершения иного преступления (например, убийство ребенка судьи, чтобы воспрепятствовать рассмотрению им уголовного дела). Насильственные преступления, непосредственно посягающие на несовершеннолетних, могут быть сгруппированы следующим образом:
?             насильственные преступления, посягающие на любое лицо, независимо от возраста;
?             насильственные преступления, также посягающие на любое лицо, независимо от возраста, но способные причинить особый вред, если потерпевшим окажется несовершеннолетний;
?             насильственные преступления, посягающие на права и законные интересы исключительно несовершеннолетних
насильственные преступления представляют угрозу для жизни и здоровья несовершеннолетних, тем большую, чем меньше их возраст. Они совершаются по разным мотивам. Некоторые из них у преступлений сходны: вовлечение несовершеннолетнего в преступление (преступную деятельность), занятие попрошайничеством, проституцией, удовлетворение собственной половой страсти и др. содержание конкретного мотива (мотивов) определяет квалификацию содеянного. Одним из характерных мотивов похищения ребенка является продажа его третьим лицам. В последние годы  похищение детей все чаще совершается ради получения выкупа за их освобождение, что также отражается на квалификации содеянного.
В Конвенции о правах ребенка подчеркивается необходимость защиты несовершеннолетних от сексуального совращения. Нормальное половое развитие ребенка – важное условие его физического и психического здоровья, формирования его нравственности, мироощущения.
Закон относит изнасилование заведомо несовершеннолетней к тяжким преступлениям. Изнасилование же потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста (малолетней), относится к категории особо тяжких преступлений и наказывается лишением свободы на срок от 8 до 15 лет. Сохранив в новом Уголовном кодексе более строгую (хотя и несколько сниженную по сравнению с УК 1960 года) наказуемость изнасилования, законодатель одновременно расширил границы уголовно-правовой защиты половой неприкосновенности несовершеннолетних в целом.
Фактор стремительного социального расслоения населения оказывает наиболее сильное влияние на неокрепшую психику несовершеннолетних. Они оказались явно неподготовленными к этому. Широко рекламируемая шикарная жизнь «новых русских», достигнутая якобы легким путем, побуждает несовершеннолетних к поиску путей стремительного обогащения. Отсутствие жизненного опыта, умения правильно ориентироваться в социальной действительности, доверчивость, легкомыслие, неосторожность и другие возрастные особенности несовершеннолетних приводят к тому, что они (как девочки, так и мальчики) легко попадают в умело расставленные для них сети проходимцев, аферистов, негодяев, которые вовлекают их (нередко с применением насилия или угрозой его применения) в попрошайничество, проституцию и т.д. в последние годы к занятию попрошайничеством все чаще принуждаются дети в возрасте до 10 лет.
Одним из «благоприятных» условий насильственного вовлечения несовершеннолетних в преступление, проституцию, попрошайничество является их купля-продажа. О коммерческих сделках такого рода во весь голос заговорили средства массовой информации в начале 90-х годов в связи с просочившейся информацией о продаже «отказных» российских малышей, содержащихся в домах ребенка, за рубеж. О купле-продаже детей внутри страны стало известнее позднее. Государство отреагировало на это явление в 1995 году введение статьи 1252, установившей ответственность за куплю-продажу несовершеннолетних либо совершение иных сделок в отношении несовершеннолетних в форме их передачи для завладения ими.
Спрос рождает предложение, а предложение рождает спрос. Появились бойкие бизнесмены-посредники, превратившие куплю-продажу несовершеннолетних в нелегальные источники дохода. В отдельных случаях к такому «бизнесу» подключаются работники соответствующих муниципальных служб, детских воспитательных учреждений, медицинские работники и др. в Уголовном кодексе 1996 года сохранена норма об ответственности за торговлю несовершеннолетними. Одновременно с этим дополнен перечень отягчающих обстоятельств.
Максимальная защита жизни, физической неприкосновенности, нормального физического, нравственного и полового развития несовершеннолетних, а также защита от вовлечения их в преступную или иную антиобщественную деятельность, в незаконное употребление наркотических и прочих одурманивающих средств и веществ, от сексуальной и другой эксплуатации – это один из важнейших способов профилактики преступности несовершеннолетних и общественно опасных поступков детей, не достигших возраста уголовной ответственности.
 
1.2. Состояние, уровень и динамика насильственной преступности.
В СССР (России) в графу «Умышленные убийства» (если исходить из уголовного законодательства 1960-1996 годов) попадают преступления, квалифицируемые в качестве умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, умышленного убийства без отягчающих обстоятельств, умышленного убийства, совершенного в состоянии сильного душевного волнения. В не не включаются случаи убийства при превышении пределов необходимой обороны (оцениваемое как неосторожное), смерти потерпевших от умышленных тяжких телесных повреждений, посягательства на жизнь работника милиции или народного дружинника со смертельным исходом, теракты и другие случаи насильственного лишения жизни людей. В общее число умышленных убийств входят и покушения. Умышленное убийство двух и более человек регистрируется как одно преступление при отягчающих обстоятельствах.
Умышленные убийства (с покушениями) в СССР с 1956 по 1991 год возросли более чем в 2,6 раза при увеличении всей преступности в 5,6 раза. В расчете на 100 тысяч населения умышленные убийства увеличились за эти годы лишь в 1,8 раза (с 4,9 до 8,8). Средний коэффициент умышленных убийств за эти годы составил 6,6 на 100 тысяч населения.
Таблица 1.
Динамика умышленных убийств в СССР (России) (1956-1996 годы)
 
 
Годы
Умышленные убийства с покушением

Покушения

Пос.-ва на раб-в милиции
Абс.пок
% к 1956 г.
Доля
КП
Абс.пок
доля
Абс.пок
доля

СССР

1956
9649
100,0
1,7
4,9
-
-
-
-
1957
11939
123,7
1,8
5,9
-
-
-
-
1958
11864
122,9
1,3
5,8
-
-
-
-
1959
11157
115,6
1,8
5,3
-
-
-
-
1960
14258
147,8
2,3
6,7
-
-
-
-
1961
14802
153,4
1,7
6,8
-
-
-
-
1962
14371
148,9
1,6
6,5
6373
44,3
-
-
1963
13277
137,6
1,7
5,9
5405
40,7
-
-
1964
12936
134,1
1,7
5,7
4555
35,2
-
-
1965
13768
142,7
1,8
6,0
4601
33,4
-
-
1966
14258
147,8
1,6
6,1
5208
36,5
-
-
1967
13465
139,5
1,6
5,7
4715
35,0
487
100,0
1968
14557
150,9
1,6
6,2
4713
32,4
389
79,9
1969
14715
152,5
1,5
6,2
4677
31,8
368
75,6
1970
15265
158,2
1,5
6,3
4707
30,8
421
86,4
1971
15526
160,9
1,5
6,4
4475
28,8
385
79,0
1972
15129
156,8
1,4
6,1
4255
28,1
341
70,0
1973
15733
163,1
1,5
6,3
4255
27,1
328
67,3
1974
16850
174,6
1,5
6,9
4260
25,8
343
70,47
1975
17569
182,1
1,5
6,7
4348
24,3
351
72,1
1976
17842
184,2
1,4
7,0
4276
22,4
369
75,8
1977
18930
196,2
1,6
7,3
4002
20,9
336
69
1978
20385
211,3
1,6
7,8
3960
20,3
368
75,6
1979
20862
216,2
1,5
7,9
4145
20,5
351
72,1
1980
21430
222,1
1,4
8,1
4272
20,1
376
77,2
1981
21271
220,4
1,3
8,0
4316
21,1
397
61
1982
21239
220,1
1,3
7,9
4481
21,5
336
69
1983
21273
220,5
1,1
7,9
4559
22,2
318
65,3
1984
20501
212,5
1,0
7,5
4730
21,6
279
57,3
1985
18718
194,0
0,9
6,8
4437
22,3
316
64,9
1986
14848
153,9
0,8
5,3
4167
23,1
240
49,3
1987
14656
151,9
0,8
5,2
3433
19,3
172
35,3
1988
16702
173,3
0,9
5,9
2823
14,5
194
39,8
1989
21467
222,5
0,9
7,5
2421
12,8
290
59,4
1990
24875
257,8
0,9
8,6
2741
12,2
381
78,2
1991
25437
263,6
0,8
8,8
3039
 
 
 
Среднегодовой прирост 2,8%
Средняя доля
1,4% в структуре всей преступности
Средний КП
6,6 на 100 тысяч жителей
 

РОССИЯ

1992
23006*
-
0,8
15,5
-
-
-
-
1993
29213*
-
1,0
19,6
-
-
-
-
1994
32286*
-
1,2
21,8
-
-
-
-
1995
31307*
-
1,2
21,4
-
-
-
-
1996
29406*
-
1,1
21,0
-
-
-
-
* - без данных по Чечне.
 
Среднегодовые темпы прироста умышленных убийств за 1956-1991 годы составили 2,8%, тогда как вся преступность ежегодно прирастала на 5,03, а население – на 1,1%. Более интенсивно умышленные убийства росли в конце существования СССР. Среднегодовые темпы прироста рассматриваемых деяний в 1988-1991 годах были в 5,5 раза выше и равнялись 15,05%. Вся преступность прирастала в среднем на 19,95%, а население – на 0,55.
Приведенные данные свидетельствуют о том, что даже в эти неблагоприятные годы сохранялись мировые закономерности распределения – темпы прироста умышленных убийств отставали от аналогичных показателей по преступности в целом. В последующие годы положение изменилось. В 1988-1994 годах умышленные убийства в России возросли более чем в 3 раза. Среднегодовые темпы их прироста составили 20,45% (в 1992 году – 42,7%). Вся преступность увеличилась в 2 с лишним раза при среднегодовых темпах прироста  в 13,65% (населения – в 0,35). Среднегодовой прирост умышленных убийств в 1,5 раза стал превышать аналогичный показатель по всей преступности  и в 58 раз – по населению. В 1995 году число умышленных убийств сократилось на 1,8%, в 1996 году – на 7,2. Но это не меняет общей негативной тенденции.
В течение 1956-1990 годов при совершении умышленных убийств произошли важные мотивационные сдвиги. Анализ их, естественно, возможен на основе установленных убийц, а не зарегистрированных деяний.
В 1956 году 87,5% этих деяний (с покушениями) совершались по следующим мотивам:
?      на почве ревности, ссоры и других бытовых причин – 52,8%;
?      из хулиганских побуждений – 19,5%;
?      матерью новорожденного – 7,5%;
?      при разбойном нападении – 6,3%;
?      при изнасиловании – 1,4%.
В 1966 году, когда на основе нового уголовного законодательства был взят курс на усиление борьбы с растущей преступностью. Особенно с хулиганством, показатели составили соответственно 58,5+26,7+3,7+1,8+1,2=91,9%. Заметно увеличились умышленные убийства по бытовым и хулиганским мотивам (почти 9 деяний из 10). К 1991 году их криминологическая значимость ослабла в 2,6 раза (с 91,9 до 35,7%), в том числе по мотивам ревности и по другим бытовым причинам – почти в 2 раза, хулиганские побуждения – в 10 раз, детоубийство – в 9, корыстная мотивация при разбоях – в 9, сексуальная при изнасиловании – в 5 раз.
В результате наступивших изменений два умышленных убийства из трех стали мотивироваться по иным побуждениям. Их учет пока не поставлен. Выборочное изучение показывает, что на первый план выходит более рациональная «отодвинутая» корысть, реализуемая при вымогательстве, конфликте теневиков и банд формирований, при переделе сфер влияния и устранении конкурентов. Особую значимость стали приобретать месть, национальная и иная (в том числе политическая) нетерпимость, убийства по заказу, устранение свидетелей, насильственное избежание задержания органами правоохраны.
К началу 1995 года на контроле в МВД находилось раскрытие 562 заказных убийства. Раскрыто 132. В 1995 году из 23 018 умышленных убийств, дела по некоторым были закончены расследованием, 60 совершены по заказу.
Предумышленные убийства, совершенные опытными преступниками в состоянии «холодного» рассудка и по заранее разработанному плану, чаще всего остаются нераскрытыми. В этих случаях о субъектах преступлений нет никаких сведений. Более того, значительная часть предумышленных убийств остается латентными, так как маскируется под безвестное исчезновение, «естественную» смерть, самоубийство и т.п. в 1995 году в России с учетом «остатков» прошлых лет не найдено 168 907 человек, без вести пропавших и скрывшихся от правосудия, не опознано 30 044 трупа. Сколько среди них умышленно убитых никто не знает.
ГЛАВА 2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЦ, СОВЕРШАЮЩИХ НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.
 
2.1. Социально-демографические и нравственно-психические особенности лиц, совершающих насильственные преступления.
Блок социально-психологических причин и факторов насильственных преступлений – система со сложнейшими взаимосвязями. Сложность взаимовлияний, спутанность прямых и обратных зависимостей в данном предмете изучения объясняется обширностью и неоднородностью самих социально-психологических реалий.
Прежде всего, следует отметить, что к социально-психологическим факторам человеческого поведения в науке традиционно относится – и это вполне закономерно – весь комплекс психологических процессов, опосредующих социальное влияние на формирование и модификации поведения, - процессов, являющихся как бы «аккумуляторами», преобразователями и непосредственными участниками этого влияния. Характеры и уровни подобных процессов чрезвычайно разнообразны: это, например, общественное  настроение или нормы и стереотипы поведения, механизмы группового давления и групповой солидарности или механизмы межличностного взаимодействия, психологические процессы формирования личности, завоевания группового и социального статуса или местные традиции или обычаи.
По сути дела, все перечисленные и многие другие процессы и явления социально-психологической природы при определенных качественных модификациях становятся факторами, порождающими преступное насилие.
Важным принципом классификации рассматриваемых насильственных преступлений может, на наш взгляд, стать их разграничение по уровням, или по степени массовости. Иными словами, представляется возможным выделить явления трех уровней: массовые, групповые и индивидуальные. Этот же принцип членения может использоваться и при анализе факторов преступного поведения.
В качестве массовых мы рассматриваем те явления и процессы, носителями, субстратами которых выступают большие социальные общности – народы, большие группы людей, классы, профессиональные общности и т.п.
Субстраты групповых явлений – малые группы (трудовые коллективы, семьи, дружеские компании, группы по интересам и т.п.).
Индивидуальные социально-психологические процессы  и явления, разумеется, характерны лишь для отдельных субъектов. Следует однако обратить внимание и на то, что кроме членения на уровни рассматриваемые насильственные преступления различаются между собой по степени их взаимосвязи с социальными условиями, то есть их опосредующее влияние на человеческое поведение различно.
«Насильственная» ориентация свойственна – на уровне норм и традиций – различным культурам и типам субкультур. Многие каналы социального влияния на личность продуцируют «насильственные» стереотипы: формирование личности начинается, как правило, с наблюдения за поведением родителей, которые как бы «по наследству» могут передавать образцы насильственного поведения. Школа и служба в армии насыщены примерами далеко не мирных вариантов поведения. Примеры эффективного применения насилия демонстрирует литература, кино,  телевидение, пресса. Через средства массовой информации общество постоянно репродуцирует модели насильственного поведения, фактически одобряя его как полезное средство.
Каждый из выделенных нами источников насилия – «стабильные» образования (насильственные модели и стереотипы) и «лабильные» процессы (психологические корреляты проблемных ситуаций) – обнаруживаются по меньшей мере на трех (выделенных нами ранее) уровнях: массовом, групповом, индивидуальном.
Особо следует сказать о проблемах, связанных с ограничением свободы выбора и вообще личной свободы. Они во многом связаны с экономической стороной жизни, но не ограничиваются только ею. Они могут иметь достаточно массовый характер (например, в тоталитарных режимах), но также быть особо ощутимыми именно как индивидуальные проблемы, в таких, например, условиях, как тюремное или лагерное заключение. Условия тюремного режима, содержащие множество фруструирующих факторов, как  установлено, являются мощными источниками насильственного поведения.
Очевидно, что «лабильные» социально-психологические процессы и явления, по большей части связанные с социальными конфликтами, как источники насильственного преступного поведения существуют на разных уровнях. Если говорить об истоках индивидуального поведения, то ясно, что каждый индивид в той или иной мере испытывает на себе бремя проблем всех уровней, будучи вовлечен в массовые процессы, являясь членом группы и просто психологически одиноким и измученным бесконечными личными проблемами субъектом.
Стереотипы и нормы насильственного поведения являются характерными атрибутами таких достаточно обширных, по крайней мере, в нашей стране, субкультур, как армейская и тюремно-лагерная. Существенно, что многие элементы этих субкультур (фольклор, жаргон и т.п.) имеют широкое распространение в нашем обществе.
В малых группах – в семьях, неформальных группировках – тоже можно найти источники формирования этих стойких психологических структур. Но главным образом следует иметь ввиду различные преступные группы, в которых самостоятельно вырабатываются определенные «этические» нормы, обеспечивающие их эффективное функционирование и выживание. Насилие в них обычно – поощряемый способ поведения, если оно служит на пользу группе. Индивидуальные источники этих стереотипов – в различных конфликтах личности с окружающими.
Виновные в убийствах обладают некоторыми общими чертами, это позволит пойти дальше к пониманию таких лиц и субъективных причин их поступков.
Подавляющее большинство убийц составляют мужчины (90%), но убийства являются той сферой, в которой всегда проявляли свою активность и женщины. Хотя среди преступниц только 1% составляют осужденные за убийства и покушения на них, удельный вес убийц среди всех женщин, совершающих преступления, примерно такой же, как и аналогичной категории преступников среди всех мужчин, совершающих преступления. Об этом говорят, например, данные Всесоюзной переписи осужденных. Оказалось, что среди лиц, что среди лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, мужчин, осужденных за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах – 4,9%, женщин – 4,3%; за умышленное убийство без отягчающих обстоятельств соответственно 6,2 и 10,9%, за неосторожное убийство – 0,1 и 0,1%.
Убийство – преступление взрослых, подростки совершают его сравнительно редко. Однако в 90-х годах отмечается рост числа несовершеннолетних, наказанных за это преступление. Если в 1990 году в убийствах и покушении на них участвовало 534 подростка, то в 1995 году – в 2 раза больше.
Статистика ежегодно фиксирует, что больше всего убийств совершают лица в возрасте 20-40 лет. Это в общем-то неудивительно, поскольку самые тяжкие преступления «должны» совершать лица, чей возраст больше связан с высокой социальной активностью, с накоплением тяжких переживаний и аффективных состояний с ростом тревоги за себя. Конечно, возможность действовать во все более существенных общественных масштабах, опираясь на свое знание жизни, отнюдь не является предпосылкой совершения только убийств и других насильственных действий, а не каких-нибудь других, в том числе вполне социально приемлемых поступков.
Поэтому имея ввиду возраст, есть все основания предполагать, что здесь немалую роль играет то, что период высокой социальной активности связан со временем наибольшего накопления конфликтов личности как внутри ее самой, так и со средой. Естественно, что эти две группы противоречий неотделимы друг от друга, причем у некоторых людей по мере возрастания активности и притязаний к среде, попыток определения своего места в ней и принятия самого себя могут обостряться конфликты индивидуально-психологического и социально-психологического  характера. С началом взрослости могут окончательно или в большей степени развеяться иллюзии по поводу себя или (и) других людей, по отношению к жизни в целом, желаемые в роли которой можно отвоевать разными способами, в частности с помощью насилия.
В назначенном возрасте выясняется, в какой мере и как может управлять человек своим поведением, своими инстинктами, влечениями и страстями, насколько усвоил он социальные, в первую очередь нравственные нормы, стали ли они регуляторами его поведения.
По сравнению с другими категориями преступников убийцы имеют более низкий образовательный статус, что впрочем присуще всем насильственным правонарушителям и хулиганам. Это давно установленный факт, который обычно не вызывает сомнений, поскольку использование грубой силы есть удел примитивных и нецивилизованных натур. Рассматриваемый факт неудивителен и потому, что среди убийц до 60% лиц, имеющих различные психические аномалии в рамках вменяемости, а подобные расстройства  отнюдь не способствуют получению и повышению образования, приобщению к культуре. Такую же негативную роль играют патологии в психике в трудовой адаптации людей, и убийцы, конечно, здесь не исключение. Среди них доля работающих не превышает 70-80%, а те, которые работали, чаще были заняты тяжелым ручным, неквалифицированным, непрестижным трудом, которым обычно не дорожили и бросали при первой возможности. Если названные обстоятельства суммировать с низким образовательным уровнем убийц, распространенностью среди них аномалий, невысокой долей тех, кто состоял в зарегистрированном браке (50%), то можно однозначно сделать вывод о том, что это весьма дезадаптированная категория людей.
К сказанному следует добавить, что, по данным С.Б.Алимова, криминогенность сожителей не менее чем в 5-6 раз превышает криминогенность лиц, находящихся в зарегистрированном браке. Что касается поведения разведенных супругов, главным образом мужей, то доля тяжких насильственных преступлений, совершаемых ими, за последние 15-20 лет увеличилась примерно в 3 раза. Обычная житейская практика убедительно свидетельствует о том, что разведенные супруги злоупотребляют спиртными напитками чаще и больше, чем те, которые состоят в зарегистрированном браке. Разумеется, сказанное отнюдь не снимает сложной проблемы убийства жен (мужей), многие из которых совершаются в нетрезвом виде. Вообще 80-90% всех убийств совершаются в состоянии алкогольного опьянения, но этот несомненный факт отнюдь не делает опьянение причиной совершения убийств и любых других преступлений. Он, этот факт, лежит на поверхности и всегда привлекает к себе повышенное внимание, но очень редки попытки объяснить его действенное значение.
Оно состоит в том, что опьянение снимает внутренние запреты, сформированный всей предыдущей жизнью самоконтроль, то есть уничтожает то, что привито человеку цивилизацией и возвращает, образно говоря, в состояние дикости. Подобный регресс для многих людей весьма желаем, хотя об этом они, как правило, ничего не знают, поскольку это потаенное стремление, скрытое от сознания в глубинах психики. Если имеет место фактическое отрицание цивилизации путем ухода в далекое прошлое, то совершенное в рамках этого ухода преступление можно назвать проявлением психического атавизма.
Не случайно и то, что чаще всего вытесняются из сознания те действия, в результате которых погибли родные и близкие, поскольку прежде всего такие преступления принято расценивать как наиболее безобразные. Я думаю, что вначале те, которые вначале лгали, что ничего не помнят, в дальнейшем, за многие годы пребывания в местах лишения свободы и после освобождения, как бы убедили себя, что им нечего вспоминать и таким путем перевели психотравмирующие воспоминания в невоспоминаемую сферу психики. В исправительных учреждениях осужденные за убийства тщательно избегают разговоров на тему о том, за что они осуждены, и попытки вызвать их на откровенность часто заканчиваются безрезультатно, причем имеются ввиду расспросы сотрудников названных учреждений и исследователей. Некоторые осужденные за убийства прямо просят не вспоминать содеянное ими или особенно стараются обойти молчанием детали.
Сущностью семейного конфликта является столкновение противоположных членов семьи.  Источником же конфликта служит противоречие между этими людьми. Иными словами, причинами убийств, совершаемых на почве семейных конфликтов, следует считать семейные противоречия. Позиции по семейным вопросам, имеющиеся у отдельных индивидов, переходят в столкновение при условии объединения этих индивидов в семью возникает конфликт, разрешение которого находится в известной зависимости от структуры семьи и от интенсивности потребности отдельных членов семьи в ее сохранении.
В индивидуальном плане конфликт может выполнять функцию снятия психического напряжения. В психологической и криминологической литературе обращено внимание на связь агрессивного поведения с предшествующим психологическим напряжением. Особенно наглядна такая связь в преступлениях. Совершаемых заведомо без какой-либо выгоды для преступника и без всякого повода со стороны потерпевшего. Подспудно механизм психической разрядки может срабатывать и в преступлениях, совершенных по незначительному поводу, или тогда, когда в поведении потерпевшего специально отыскивается повод для того, чтобы можно было сорвать накопившее раздражение. По всей видимости такой механизм имеет место во многих семейных конфликтах, участники которых иногда не помнят, с чего все началось и почему в ссоре были подняты все наболевшие вопросы и высказаны накопившиеся за длительный период обиды.
Специфика семейного конфликта заключается в характере порождающих его противоречий и в отличительных особенностях системы «семья». Семейный конфликт обуславливается столкновением интересов, лежащих в специфической семейной сфере: вопросы отношения полов. Старших и младших, семейного лидерства, распределения бюджета и выполнения хозяйственных обязанностей, воспитания детей и т.д.  Семья отличается более сильными системообразующими факторами по сравнению с другими малыми социальными группами и это накладывает свой отпечаток на характер семейных конфликтов.
На индивидуальном уровне семейный конфликт находит выражение в той раздвоенности личности, которая возникает при переживании разлада с близким, при столкновении с тем фактом, что идеальное представление о семейных отношениях не находит подтверждения в действительности.
На групповом уровне семейный конфликт возникает тогда, когда, будучи выраженными вовне, противоречия между отдельными членами семьи сталкиваются, что приводит к нарушению стабильности системы отношений внутри семьи.
На общесоциальном уровне групповые противоречия между мужем и женой, отцом и сыном, свекровью и невесткой отражаются в противоречиях между большими группами жен и мужей, отцов и сыновей и т.д.
В современный период действие испокон веков существующих семейных противоречий активизировалось в связи с вовлечением женщин в общественное производство. Процесс так называемой женской эмансипации нарушил равнове
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.