Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Социология в России на рубеже 19-20 веков

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 05.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 21. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Реферат
«Социологическая  мысль в России
второй  половины XIX - начало XX века»
Анархизм М. Бакунина и П. Кропоткина
Теоретическое содержание и практическая направленность анархизма были всесторонне обоснованы в трудах русских мыслителей и революционеров Михаила Бакунина и Петра Кропоткина, которые в свою очередь опирались на труды таких западноевропейских теоретиков анархизма, как Ш. Фурье, М. Штирнер и П. Прудон.
1. М. Бакунин о сути анархии
Как считал Михаил Бакунин (1814--1876), I о сути анархии  суть анархии выражена в словах: «предоставьте вещи их естественному  течению». Отсюда одна из центральных  идей анархизма -- идея свободы личности как ее естественного состояния, которое не должно нарушаться никакими государственными институтами. «Оставьте людей совершенно свободными, -- говорил Ш. Фурье, -- не уродуйте их... не бойтесь даже их страстей; в обществе свободном они будут совершенно безопасны».
Исходя из того, что личность должка быть свободной  и ей нельзя ничего навязывать, Бакунин  в то же время указывал На «всецело социальный» характер свободы, ибо она может быть осуществлена «только через общество» и «при самом строгом равенстве и солидарности каждого со всеми». Общество должно предоставить условия для полноценного развития каждого человека, что и определяет реальные возможности его социальной свободы. Но есть и другие проявления свободы человека, а именно «бунт против всякой власти -- божеской и человеческой, -- если эта власть порабощает личность».
Человек, по словам Бакунина, вступает в противоречие с общественными институтами, ограничивающими  его свободу. Тем более он борется  с государством как аппаратом  чиновников, перерастающим в их бюрократическую  корпорацию, подавляющую народ и  существующую за счет его порабощения. Сегодня это звучит весьма актуально.
Государство, по Бакунину, -- это всегда власть меньшинства, противопоставленная  народу сила. Оно остается «законным  насильником воли людей, постоянным отрицанием их свободы». В конечном счете оно явно или неявно закрепляет «привилегии какого-нибудь меньшинства  и реальное порабощение огромного  большинства». Массы людей не понимают этого из-за своего невежества. Их же действительные интересы заключаются  в устранении государства, которое  их порабощает. На это и должен быть направлен их «справедливый бунт свободы».
Восприняв ряд социалистических идей Прудона, Бакунин развил их в  своей теории социализма и федерализма. Основные из этих идей сводятся к тому, что социализм как общественный строй должен быть основан на личной и коллективной свободе, на деятельности свободных ассоциаций. В нем не должно быть никакой правительственной регламентации деятельности людей и никакого покровительства со стороны государства, последнее вообще должно быть устранено. Все должно быть подчинено удовлетворению потребностей и интересов личности, коллективов промышленных и иных ассоциаций и общества как совокупности свободных людей. Отношения между всеми субъектами общества строятся на принципах федерализма, т.е. их свободного и равноправного союза.
Социалист-анархист, по заявлению Бакунина, живя для  самого себя, в то же время служит всему обществу. Он естествен, умеренно патриотичен, но зато всегда очень человечен. Такая вот занимательная характеристика свободного анархического социалиста.
Рисуя картину свободного социалистического общения, Бакунин  в то же время резко критикует  «государственный социализм», в котором  государство регулирует все процессы экономического, политического и  духовного развития общества. Такой  социализм, по мнению Бакунина, обнаружил  свою полную несостоятельность. Будучи сугубо «регламентаторским» и «деспотическим», он далек от цели удовлетворять потребности и законные стремления большинства людей. Государство обнаружило себя банкротом перед социализмом, «оно убило веру, которую социализм в него имел». Тем самым стала ясна несостоятельность теорий государственного или доктринарного социализма3.
Социализм не умер, утверждает Бакунин. Он осуществит себя «путем частных экономических ассоциаций»  и будет способен обеспечить каждому  человеку материальные и духовные средства для его свободного и всестороннего  развития.
2. «Анархический коммунизм» П.  Кропоткина
Идеи анархизма  получили свое дальнейшее развитие в  работах Петра Кропоткина (1842--1921), который утверждал, что анархизм есть нечто большее, чем простой способ действия или же идеал свободного общества. Анархизм, кроме того, представляет собой «философию как природы, так и общества». Как и Бакунин, Кропоткин резко выступал против государства и «государственного социализма», считал, что трудящиеся сами в состоянии «выработать строй, основанный на их личной и коллективной свободе». Теоретик анархии считал возможным установление «безгосударственного коммунизма» на основе «союза сельскохозяйственных общин, производственных артелей и ассоциаций людей по интересам».
Этот свободный «анархический коммунизм» в отличие от государственного авторитарного коммунизма мыслился Кропоткиным как общество равных между собой людей, целиком основанное на самоуправлении. Оно должно состоять из множества союзов, организованных для всякого рода производства: земледельческого, промышленного, умственного, художественного и т.п. Таков социалистический анархизм на практике. Речь шла о создании самоуправляющегося федерального союза свободных ассоциаций людей, отношения между которыми строились бы на принципах солидарности, справедливости и безначалия и регулировались бы в основном моральными нормами.
Проблемам нравственного  регулирования отношений между  людьми П. Кропоткин придавал большое  значение. Он считал, что нравственные чувства глубоко коренятся в  биологической природе людей. В  процессе общественной жизнедеятельности  эти их чувства получают дальнейшее развитие и обогащение, приобретают  социальный смысл и значение. Таковы изначальные нравственные чувства  взаимной поддержки и солидарности, лежащие в основе морали.
На Кропоткина, как и на Бакунина, оказали значительное влияние идеи Прудона о справедливости как «высшем законе и мере человеческих деяний», способные определять направленность деятельности и поведения людей. Из идеи справедливости выводились понятия  свободы и равенства. Кропоткин  писал:... принцип, в силу которого следует  обращаться с другими так же, как мы желаем, чтобы обращались с нами, представляет собой не что иное, как начало равенства, т.е. основное начало анархизма. Равенство -- это справедливость. Равенство во всем -- синоним справедливости. Это и есть анархия.
И еще: Становясь  анархистами, мы объявляем войну  не только отвлеченной троице: закону, религии и власти. Мы вступаем в  борьбу со всем этим грязным потоком  обмана, хитрости, эксплуатации, развращения, порока -- со всеми видами неравенства, которые влиты в наши сердца управителями, религией и законом. Мы объявляем  войну их способу действовать, их форме мышления.
Принцип равенства  толкуется как уважение к личности. Оказывая нравственное влияние на личность, нельзя ломать человеческую природу во имя какого бы то ни было нравственного идеала. Мы, подчеркивает Кропоткин, ни за кем не признаем этого права; мы не хотим его и для себя.
Мы признаем полнейшую  свободу личности. Мы хотим полноты  и цельности ее существования, свободы  развития всех ее способностей.
Таковы теоретические  и практические установки анархизма, изложенные его российскими вождями. Они опровергают те стереотипы в  представлении об этом течении русской  и мировой общественной мысли, которые  навязывались нам до недавнего времени  официальной литературой. Последняя  преподносила анархизм как явление  теоретически и практически сугубо негативное, оправдывающее под флагом анархистского понимания свободы  всякие беспорядки и потому в основе своей разрушительное.
Внимательное знакомство с этим течением и его объективный  анализ приводит к несколько иным выводам. Хотя одна из Центральных идей «полнейшей свободы личности» -- в  значительной степени умозрительна и наивна, как и идея уничтожения  всякого государства, ибо не дано убедительного ответа на вопрос, как  это реально можно сделать (все  ограничивается умозрительными построениями на этот счет), тем не менее многие положения анархизма не лишены достоинств. Это идеи справедливости, равенства  и свободы личности, самоуправления, а также идея федерального характера  взаимоотношений разных социальных союзов и организаций. Не случайно анархизм имел и имеет в настоящее время  немало сторонников и последователей.
И все-таки в России анархизм не стал доминирующим течением общественной мысли, в том числе  и в области социологии. Наибольшее влияние на умы людей анархизм имел в 70-х годах прошлого столетия. Затем влияние пошло на убыль. В начале 80-х годов российская философско-социологическая мысль  по сути дела отмежевалась от анархизма, а в ряде случаев открыто порвала  с ним. В дальнейшем были свои приливы  и отливы влияния анархизма на общественное сознание, обусловленные  исторической обстановкой и, конечно  же, тем, что отдельные идеи анархизма  до сих пор не утратили своей привлекательности  в силу их либеральной и гуманистической  направленности.
Субъективный метод в социологии
Заметное влияние  на становление и развитие общественной мысли в России оказала социология народничества. Виднейшими ее представителями были Петр Лавров и Николай Михайловский. Они придерживались так называемого субъективного метода в социологии, который получил всестороннюю разработку в их многочисленных трудах.
1. Теория солидарности П. Лаврова
Суть субъективного  метода П. Лавров (1823 - 1900) раскрывает так: Волей или неволей приходится прилагать к процессу истории субъективную оценку, т.е., усвоив тот или иной нравственный идеал, расположить все факты истории в перспективе, по которой они содействовали или противодействовали этому идеалу, и на первый план истории выставить по важности те факты, в которых это содействие или противодействие выразилось с наибольшей яркостью.
В развитии нравственного  идеала он видел «единственный смысл  истории и «единственный закон  исторической группировки событий».
Основную задачу социологии П. Лавров усматривал в изучении мотивов деятельности личностей  и их нравственных идеалов. При этом особое внимание уделялось анализу «.солидарных», как он писал, действий людей, направляемых их общими интересами. Социология, по словам Лаврова, изучает и группирует повторяющиеся факты солидарности между людьми и стремится открыть законы их солидарных действий. Она ставит себе теоретическую цель: понять формы солидарности, а также условия ее упрочения и ослабления при разном уровне развития людей и форм их общежития.
Под солидарностью  Лавров понимал «сознание того, что  личный интерес совпадает с интересом  общественным» и «что личное достоинство  поддерживается лишь путем поддержки  достоинства всех солидарных с нами людей». Солидарность -- это «общность  привычек, интересов, аффектов или убеждений». Все это обусловливает сходство поведения и деятельности людей.
Разумеется, поведение  и деятельность людей определяются многими объективными обстоятельствами -- природными и социальными. Этого  Лавров не отрицал. Однако главными факторами, направляющими деятельность людей, он считал их внутренние мотивы, идеалы и волю. А потому «объективный» анализ явлений общественной жизни, т.е. постижение «правды-истины», легко соединялся с субъективным, оценочным подходом к ним. Данный подход заключался в нахождении «правды-справедливости», призванной осветить путь к обществу, в котором бы гармонически сочетались интересы всех людей. В этом и заключается социальная направленность субьективного метода в социологии.
В своих работах  П. Лавров ставил и по-своему решал  целый ряд фундаментальных проблем  социологии, в том числе о движущих факторах исторического процесса, его  объективной и субъективной сторонах, роли личности в истории, механизме  и направленности общественного  прогресса. Он размышлял о «социологических законах» развития общества, которые  он пытался истолковать с позиций  того же субъективного метода. Для  этого, пояснял он, надо стать на место страждущих и наслаждающихся членов общества, а не на место бесстрастного  постороннего наблюдателя происходящих в обществе событий. Только тогда  станет ясной закономерная направленность воли людей и их действий.
Основным двигателем истории, по мнению П. Лаврова, являются действия критически мыслящих личностей, составляющих передовую часть интеллигенции.
Развитие критической  мысли в человечестве, ее укрепление и расширение есть... главный и  единственный агент прогресса в  человечестве, -- писал он.
2. Концепция двуединой правды Н. Михайловского
Разработку субъективного  метода в социологии продолжил Николай Михайловский (1842--1904). Он прямо заявлял, что «объективная точка зрения, обязательная для естествоиспытателя, совершенно непригодна для социологии», что в социологии этот метод бессилен. А бессилен он потому, что невыполним. Ведь социолог -- не бесстрастный наблюдатель и истолкователь тех явлений, которые он исследует. Он неизбежно оценивает их, и не только с познавательных, но и иных, прежде всего нравственных позиций, принимает их или отвергает. Поэтому, делает вывод Н. Михайловский, «в социологии неизбежно применение субъективного метода». Подобный метод породил его субъективную социологию. По характеристике Н. Бердяева, Н. Михайловский -- «самый талантливый сторонник субъективного метода» и «главный его творец».
Михайловский всесторонне  обосновал концепцию о существовании правды-истины и правды-справедливости. Сам он по этому поводу высказывался так: Безбоязненно глядеть в глаза действительности и ее отражению -- правде-истины, правде объективной, и в то же время, сохранять и правду-справедливость, правду субъективную -- такова задача всей моей жизни.
Он развивает  учение о двуединой правде, органически сочетающей в себе объективную и субъективную правду. С позиций этой двуединой правды он рассматривает проблемы общественной жизни и различных наук, в том числе социологии, этики, эстетики, политики и т. д.
При этом он постоянно  подчеркивал, что субъективный метод  в социологии не означает произвольного  толкования явлений общественной жизни. Эти явления надо осмыслить научно, а для этого необходимо опираться  на объективную правду науки. Вместе с тем объективный анализ социальных явлений неизбежно дополняется  субъективными оценками их со стороны  социолога исходя из его нравственных и иных позиций. Другого быть просто не может. К тому же и сами явления  общественной жизни -- политические, экономические, нравственные и другие -- несут в  себе, писал Михайловский, большой  заряд субъективности, идущей от сознания, чувств и воли субъектов, вызывающих к жизни эти явления и выступающих  в качестве творцов истории.
Можно указать на две основные стороны субъективного  метода в социологии. 1) Этот метод направлен на возможно более полный учет многообразных помыслов и чувств людей, той «критической мысли в человечестве», по которой говорил П. Лавров. К тому же необходимо учитывать субъективную позицию самого социолога, исследующего те или иные общественные явления. 2) Субъективный метод направлен на поиск оптимальных «форм солидарности между людьми», т.е. такого общественного устройства, при котором каждая личность, все классы и сословия смогут удовлетворять свои разносторонние потребности, свободно действовать и развиваться. Эта важная сторона субъективного метода народничества нередко оставалась в тени либо вообще замалчивалась в литературе, из-за чего сам этот метод трактовался весьма односторонне. Исходя из требований научной объективности, мы должны указать на обе стороны субъективного метода в социологии, чтобы полнее и правильнее судить о его содержании, теоретической и практической направленности.
Много внимания уделял Михайловский решению проблемы взаимодействия личности и общества. На первом плане у него, разумеется, личность, обладающая своей особой индивидуальностью и неповторимостью. Критически мыслящие личности с их более или менее яркими индивидуальностями являются главными действующими лицами в обществе, определяют развитие его культуры и переход к высшим формам общественного устройства. «Социологическая теория борьбы за индивидуальность проходит красной нитью через его произведения», -- писал НА. Бердяев.
Сосредоточив усилия на защите индивидуальности, Михайловский как бы опускает, не анализирует  проблему влияния социальной среды  на формирование социальных потребностей и интересов человека и тем  самым на его поведение. Он больше привлекает внимание к сформулированному  им закону антагонизма между быстро развивающимся и усложняющимся  обществом и превращение личности в носителя его частной функции. В результате развития общественного  разделения труда не только крестьяне, но и рабочие превращаются в односторонне развитых людей, в «палец от ноги общественного  организма».
Михайловский считает, что указанный антагонизм можно  преодолеть путем предоставления личности большей свободы и самостоятельности  по отношению к обществу. Он обосновывает принцип верховенства личности над  обществом. Критикуя этот несколько  прямолинейный подход, Г.В. Плеханов предложил, пожалуй, более гибкое решение  проблемы взаимодействия личности и  общества в плане создания условий  для гармонического сочетания их интересов.
Исходя из своих  мировоззренческих установок, Михайловский анализирует вопрос о взаимодействии «героев и толпы». Этот вопрос он решает больше в социально-психологическом плане. Героем он называл человека, увлекающего своим примером на хорошее или дурное дело. Толпа же -- это масса людей, способная увлекаться примером, опять-таки высоко благородным или низким или же нравственно безразличным. Подражание масс своему герою -- явление, по Михайловскому, почти гипнотическое. Теряется независимость в восприятии происходящих событий и в собственных суждениях, растет внушаемость. Толпа легко подчиняется своим вождям, слепо верит им, теряет способность критически относиться к их словам и делам. Представляется, что высказанные сто лет назад эти суждения Михайловского не потеряли своей актуальности и в настоящее время.
Во многом сохраняет  свое теоретическое и практическое значение теория общественного прогресса Михайловского, его критика позитивиста Г. Спенсера, который по сути дела игнорировал особенности развития общества по сравнению с природой. Михайловский же считал, что в основе развития общества лежат не биологические, а социальные процессы, в том числе разделение труда, борьба нового уклада общественной жизни со старым, передовых и реакционных идей и общественных идеалов. Он указывал на прогресс общества и прогресс личности. Ни один из этих видов прогресса не должен осуществляться за счет другого. Важно, чтобы общество в своем развитии создавало необходимые условия для всестороннего развития каждой личности. Это было бы справедливо и нравственно, что и зафиксировано в «формуле прогресса» Н. Михайловского, которая во многом согласуется с пониманием общественного прогресса П. Лавровым.
Оба этих мыслителя, выдающиеся представители русского революционного народничества, оказали  значительное влияние на развитие социологической  мысли в России. Они «завершили течение русской мысли, идущее от Герцена и Белинского», и стали  «властителями дум эпохи вхождения  в народ и кающегося дворянства».
Психологическое направление в  русской социологии
Психологическое направление  в социологам России сложилось в 1890-х годах. Именно в это время  вышли фундаментальные труды  наиболее ярких его представителей Е. Де-Роберти, Н. Кареева и др. В теоретическом отношении их труды базировались на идеях, высказанных французами Г. Тардом и Г. Лебоном, немцами М. Лацарусом, X. Штейнталем, американцами Л. Уордом и Ф. Гиддингсом, а также русскими социологами П. Лавровым и Н. Михайловским, которые также были склонны к известной психологизации в объяснении явлений общественной жизни.
Главные труды Евгения  Де-Роберти и Николая Кареева касались фундаментальных проблем общественного развития -- его изначальных причин и движущих сил, основного содержания и направленности, прогресса и регресса в развитии общества, роли масс и личности в истории и т.д. Все эти проблемы решались ими исходя из признания главной роли в поведении и деятельности людей их индивидуальной и коллективной психологии.
1. Психологическая социология Е.В.  Де-Роберти
Теоретический и  методологический подход к исследованию общественных явлений Е.В. Де-Роберти Е.В. Де-Роберти (1843--1915) развивал в своих трудах «Социология», «Социальная психика», «Новая постановка основных вопросов социологии», «Философия и ее задачи в XX веке» и др. Его работы по теоретической социологии тесно смыкались с работами по социальной психологии и философии.
Де-Роберти нередко называют представителем позитивистской философии. В соответствии с основными установками философско-социологического позитивизма Де-Роберти стремился «поднять эмпирическое (опытное. -- Авт.) знание общественных фактов на высоту точной теории». При этом он заявлял, что «всемирная история рас, народов, государств является колоссальным по своим размерам сплошным социологическим опытом». В духе позитивизма Конта он называл социологию опытной наукой об обществе, как и В. Парето, говорил о необходимости использовать экспериментальный метод «в изучении социальных явлений и ввести этот метод в так называемые нравственные и политические науки».
В своей психологической социологии Де-Роберти исходил из того, что все общественные явления представляют собой результат деятельности людей, которая направляется присущими им психическими факторами, прежде всего их желаниями, эмоциями, страстями, образом мыслей, волей и т.д. Делается вывод, что «все общественные явления в известной мере совпадают о явлениями собственно психическими». Поэтому социология как опытная наука об обществе должна быть тесно связана с психологией, предметом которой является психическая деятельность людей, определяющая их социальную деятельность. Правда, Де-Роберти пояснял, что психическая деятельность людей развивается под влиянием биологических факторов и их социальной деятельности. Однако ведущим звеном в данном взаимодействии он называл именно психическую деятельность людей.
Основную цель социологии Де-Роберти видел в познании «законов психического взаимодействия»3. Он писал, что социология делает свои выводы на основе постижения психологических механизмов деятельности и поведения людей и законов их психического взаимодействия.
Говоря о психическом  взаимодействии людей, Де-Роберти, указывал на значение как индивидуальной, так и коллективной психики. Последняя предстает как совокупность коллективных восприятий, чувств, настроений, образа мыслей тех или иных социальных групп, определенных масс людей и национальных общностей.
В Западной Европе проблемы коллекгивной психологии исследовали Э. Дюркгейм, Г. Лебон, М. Лацарус, X. Штейнталь, В. Вундт и другае мыслители. Многие из них характеризовали коллективную психологию как психологию народов и масс. Де-Роберти глубоко проанализировал влияние коллективной психики людей на поведение и деятельность различных социальных групп и слоев, в том числе семьи, племени, касты, класса, нации и т.д. По его мнению, социология по своему содержанию во многом совпадает с социальной психологией, значение которой он раскрывает в своем труде «Социальная психика».
Е.В. Де-Роберти считал, что коллективная психика, проявляясь в поведении людей, тем самым воплощается в их морали, определяет нравственные нормы и принципы человеческой жизнедеятельности1. По его мнению, индивидуальная и коллективная психика людей, их психический склад воплощаются во всех проявлениях их духовной и материальной культуры, в системе экономических, политических и других институтов функционирования общества.
2. Социологическая концепция Н.И.  Кареева
Существенный вклад  в обоснование роли и значения психологических факторов в развитии общества внес историк и социолог Н.И. Кареев (1850-1931).
Как и у Е.В. Де-Роберти, теоретическая социология Н.И. Кареева постоянно соединяется с философией и психологией, в том числе социальной психологией.
В работе «Основные  направления социологии и ее современное  состояние» Н.И. Кареев указал на две  основные стороны социологии: 1) социология выступает как система взглядов «на то, что нужно прежде всего видеть в обществе и как понимать его природу»; 2) она решает вопрос о том, какие методы могут быть применены к изучению общественных явлений.
Социология, -- писал  Кареев, -- исходит из определенного  мировоззрения, из общей картины  общества, которая создается социальной философией. В то же время она  должна опираться не на произвольные умозрительные построения, а на факты  и науку.
Необходимо пользоваться более методом объективным, а  не субъективным, т.е. наблюдать, классифицировать социальные факты по тем или иным реальным основаниям, а не заниматься произвольными построениями. Надо изучать  явления такими, каковы они есть, избегать субъективных подходов и оценок.
Подобно другим представителям психологического направления в  социологии, Кареев указывал на важное значение психологии в объяснении общественных явлений, ибо последние, по его мнению, всегда имеют психологическую основу. Ведь они выступают как продукт  деятельности людей, в результате которой  воплощаются их чувства, воля и представления  о чем-либо, их инстинкты, интуиция и  образ мыслей.
Н.И. Кареев обращал  внимание на три основные стороны  духовного бытия человека, а именно: на его ум, чувства и волю1. Он отмечал, что в деятельности и поведении  людей, а значит, во всей их общественной жизни, большую роль играют интеллектуальная, эмоциональная и волевая стороны их духовного мира и было бы неверно делать ставку на одну из них, как это наблюдается у рационалистов, эмпириков и волюнтаристов.
По мнению Кареева, психическая жизнь человека вытекает из его «психической природы» и обусловлена  ею. Эта зависимость проявляется  в деятельности людей и в их взаимоотношениях. При этом психологического объяснения требуют их полезные и  вредные поступки, а также «справедливые  и несправедливые общественные явления». Как и Де-Роберти, Кареев считал, что психические взаимодействия людей лежат в основе их общественного развития, ибо обусловливают их экономические, политические и другие взаимодействия, результатом которых выступает развитие всех сфер жизни общества и его социальных институтов.
Особую роль в  психических взаимодействиях людей  играет опять-таки их индивидуальная и  коллективная психика. В этом оба  мыслителя -- Н.И. Кареев и Е.В. Де-Роберти -- придерживались единого мнения.
Коллективная психология, -- писал Н.И. Кареев, -- должна показать, что и народный дух, и всякая культурная среда, и какое бы то ни было групповое  и классовое самосознание суть не что иное как результат психического взаимодействия между отдельными индивидуумами.
Коллективная психология, по Карееву, лежит в основе развития духовной культуры, которая представляет собой «результат коллективного  творчества и психического взаимодействия». В конечном счете психические  взаимодействия между людьми являются основой всей общественной жизни. «Без известной психической основы, -- уточняет он, -- практические отношения  между людьми были бы невозможны». Это  касается экономических, политических и других «практических отношений», возникающих между отдельными людьми и социальными группами. Все эти  отношения базируются на взаимодействии индивидуальной и коллективной психологии людей.
Исходя из данных положений он строит свою теорию общества. Последнее, в его представлении, выступает как система психических и практических взаимодействий между людьми. С учетом этого следует осмысливать взаимоотношения личности и общества, а также другие проблемы общественной жизни, такие, как разделение труда, обмен услугами и продуктами человеческой деятельности, борьбу классов, систему политической власти, подчиняющей все части общества единому целому3. Все эти и многие другие проблемы можно понять, лишь глубоко осмыслив значение психологического фактора в деятельности и поведении людей и в развитии общества.
Так рассуждали представители  психологического направления русской  философии и социологии. Представленное в трудах Е.В. Де-Роберти, Н.И. Кареева и других мыслителей это направление оказало существенное влияние на развитие общественной мысли в России.
Легальный марксизм
Своеобразным выражением либеральной буржуазной мысли стало  такое теоретическое и идеологическое течение, как легальный марксизм.
Буржуазный либерализм в лице легального марксизма использовал  целый ряд марксистских идей, преимущественно  из экономической теории Маркса, для  обоснования исторической неизбежности развития капитализма в России. В  борьбе против идеологии народничества легальные марксисты обосновали объективный и закономерный характер развития в России капиталистического способа производства и связанной с ним технической, экономической и духовной культуры. Все это они рассматривали как прогрессивный процесс, а для доказательства постоянно прибегали к марксистской теории исторического процесса и марксистской терминологии.
Наиболее видными  представителями легального марксизма  были Я. Струве (1870--1944), М. Туган-Барановский (1865-- 1919), а также Н. Бердяев (1874--1948) и С. Булгаков (1871-- 1944), взгляды которых в дальнейшем развивались в направлении идеологической и религиозной философии.
1. Критика народников и учения  К. Маркса
В трудах «Критические заметки к вопросу об экономическом  развитии России» П. Струве К. Маркса и «Русская фабрика в прошлом и настоящем» М. Туган-Барановского обосновывались положения о фундаментальном характере действия объективных экономических законов. В связи с этим показывалась неизбежность развития капитализма во всем мире, в том числе в России. Речь шла о развитии в России капиталистического рынка, конкуренции, технической реорганизации производства, роли в обществе новых социальных групп, в том числе классов, прежде всего буржуазии и рабочего класса. Большой фактический материал анализировался и обобщался на основе марксистской методологии. Струве и Туган-Барановский выступали тогда на стороне «объективной науки» против субъективного метода в социологии.
В дальнейшем в  их работах все более отчетливо  проявляются тенденции оправдания капитализма и своего рода его апологии. Они уже не настаивают на разделяемом ими ранее положении марксизма о неизбежном переходе от капитализма к социализму. Исчезает и эйфорически восторженное отношение к марксизму как к «великой и богатой содержанием системе научных взглядов»1. Напротив, они все более критически оценивают учение Маркса, в том числе его материалистическое понимание истории и экономическую теорию.
Их философско-социологические  взгляды все более обосновываются с помощью идеологических концепций. В духе современного им неокантианства, объявляющего основополагающих и руководящим  началом в жизни людей некие  «надысторические» духовные ценности, прежде всего моральные, они утверждают, что прогресс общества всецело определяется развитием культурных ценностей человечества. П. Струве пишет, что он впервые предпринял попытку «внести» в марксизм идеи неокантианства, предвосхищая критический поворот бернштейнианства на Западе. Речь идет об одном из социалистических течений, идеологом которого был Э. Бернштейн. Этому течению, ставившему во главу угла борьбу трудящихся за их экономические интересы, стремились придать, так сказать, этическую направленность. По своей теоретической и идеологической платформе легальный марксизм был близок к бернштейнианству.
Отвергнув «экономический материализм» Маркса, прежде всего  его учение о решающей роли способа  производства в развитии общества и  о законе соответствия производственных отношений людей характеру и  уровню развития их производительных сил, легальные марксисты отбросили  и его учение о классов
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.