Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Владимиросуздальское княжество

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 06.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 22. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


?ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПО РЫБОЛОВСТВУ
 
КАМЧАТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
 
 
 
ЗАОЧНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ
 
Кафедра истории и философии
 
 
 
 
 
 
 
 
КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ПО
ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ
 
 
ВАРИАНТ № 1
 
 
 
 
 
                                                                                                                             
Выполнил:                                                             Проверил:
                                                                                             
Студент группы 10-ГУ-ФЗО                              ________________________                                                                                                                                         
 
 
________________________                                    
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Петропавловск-Камчатский
2011 г.
 
 
Содержание:
Введение……………………………………………………………………………………………3
Глава 1. Владимиро-Суздальское княжество в XII веке: модель государственного
развития…………………………………………………………………………………………...4
1.1.   Зарождение Владимиро-Суздальского княжества…………………………………………4
1.2.   Княжение Юрия Долгорукого……………………………………………………………….6
1.3.   Вступление на престол Андрея Боголюбского…………………………………………….              8
1.4.   Великий князь - Всеволод Большое Гнездо………………………………………………10
Глава 2. Начало российского парламентаризма. I и II Государственные Думы: состав, деятельность думских фракций………………………………………………………………..12
2.1.   Начало российского парламентаризма………………………………………………...12
2.2.   Первая Государственная Дума…………………………………………………………15
2.3.   Вторая Государственная Дума………………………………………………………....24
Заключение………………………………………………………………………………….........25
Библиография…………………………………………………………………………………....26             
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение.
В современном мире прогрессивное развитие общества невозможно без знания основ истории и культуры, которые сформировались на протяжении веков в России. Изучение отечественной истории способствует нравственному и интеллектуальному совершенство­ванию нового поколения специалистов, которое должно обладать качествами и характери­стиками, соответствующими потребностям постиндустриального, информационного об­щества. Благодаря изучению отечественной истории молодежь учится понимать смысл и значение своей деятельности для Отечества.
Тысячелетний путь развития России был сложен и тернист. Каждая эпоха нуждается в своем осмыслении истории Отечества.
Целью нашей контрольной работы является изучение модели государственного развития Владимиро-Суздальского княжества в XII веке и начало российского парламентаризма.
Задачи, которые мы ставим перед собой в нашей контрольной работе, состоят в следующем:
-  сформировать научное представление о данных эпохах в истории России и их хроноло­гии;
-  изучить основные исторические факты, даты, события, имена исторических деятелей;
-  научиться выражать и обосновывать свою позицию по вопросам, касающимся ценно­стного отношения к историческому прошлому;
-  научиться работать с научной литературой по истории России.
Во введении к контрольной работе обосновывается выбор темы, определяется ее акту­альность, формируется цель работы и подчиненные ей частные задачи.
В первой главе контрольной работы охватывается период XII века, когда происходило перемещение центра российской государственности с берегов Волхва и Днепра на северо-восток, в междуречье Волги, Оки и Клязьмы и возникновение Владимиро-Суздальского княжества.
Во второй главе рассматривается начальный этап становления российского парламента­ризма -1 и II Государственные думы.
В заключении сформулированы выводы по контрольной работе.
В библиографии указан список использованной литературы.
           
 
Глава 1. В ладимиро-Су здальское княжество в XII веке: модель
государственного развития.
1.1. Зарождение Владимиро-Суздальского княжества.
Владимиро-Суздальское княжество с центром во Владимире-на-Клязьме было одним из наиболее крупных среди полутора десятков княжеств, которые образовались в XII веке на территории Руси.
В междуречье Оки, Волги, Клязьмы было немало пригодных для земледелия пахотных земель, особенно в будущей Суздальской Руси; на сотни километров простирались здесь великолепные заливные луга. Умеренный климат давал возможность развивать и земледе­лие, и скотоводство; густые леса были богаты пушниной, здесь в изобилии росли ягоды, грибы, издавна процветало бортничество, что давало столь ценимые в то время мед и воск. Широкие и спокойно текущие реки, полноводные и глубокие озера изобиловали ры­бой. При упорном и систематическом труде эта земля могла вполне накормить, напоить, обуть, согреть человека, дать ему материал для постройки домов, и люди настойчиво ос­ваивали эти неприхотливые места.
К тому же Северо-Восточная Русь почти не знала иноземных нашествий. Сюда не дохо­дили волны яростных нашествий степняков в первом тысячелетии н.э. Позднее сюда не достигал меч предприимчивых балтийских завоевателей – варягов, не добиралась в эти дали и половецкая конница, разбивавшаяся о непроходимые лесные чащи. Жизнь здесь текла не так ярко и динамично, как в Поднепровьё, но зато спокойно и основательно. Позднее Владимиро-Суздальская Русь, держащаяся на отлёте; хотя и принимала активное участие в междоусобных битвах XII в., сама редко становилась ареной кровопролитных схваток. Чаще ее князья водили свои дружины на юг, доходили до Чернигова, Переяслав-ля, Киева и даже до Владимиро-Галицкой Руси.
Все это содействовало тому, что пусть и в замедленном ритме, но жизнь здесь развива­лась, осваивались новые земли, возникали торговые фактории, строились и богатели го­рода; позднее, чем на юге, но также зарождалось вотчинное землевладение.
В XI в. здесь уже стояли крупные городские центры – Ростов, Суздаль, Ярославль, Му­ром, Рязань. При Владимире Мономахе возникли построенный им и названный в его честь Владимир-на-Клязьме и Переяславль.
К середине XII в. Владимиро-Суздальская Русь обнимала огромные пространства вос­точнославянских, угро-финских, балтских земель. Ее владения простирались от таежных лесов севера, низовьев Северной Двины, побережья Белого моря до границ с половецкой степью на юге, от верховьев Волги на востоке до смоленских и новгородских земель на западе и северо-западе.
Еще в XI в. земли Ростова и Суздаля с их отсталыми хозяйственными порядками, где преобладали охота и промыслы, с населением, упорно державшимся своих племенных традиций и старых языческих верований, представляли собой постоянный оплот племен­ного, позднее языческого сепаратизма. И Киеву стоило больших усилий держать в своей узде непокорное племя вятичей, преодолевать сильные восстания, руководимые языче­скими волхвами. В борьбе с вятичами испытали свои военные таланты и Святослав, и Владимир I, и Ярослав Мудрый, и Владимир Мономах.
Но едва этот северо-восточный угол окончательно вошел в орбиту влияния Киева, как заработали новые центробежные силы, которые как бы вдохнули новую жизнь в стремле­ние Северо-Восточной Руси к обособленной от Киева жизни.
Возвышаться Владимиро-Суздальская Русь, которая тогда называлась Ростовским, а позднее Ростово-Суздальским княжеством по названию главных городов этих мест – Ростова и Суздаля, стала при Владимире Мономахе. Сюда он попал на княжение в возрас­те 12 лет, посланный своим отцом Всеволодом Ярославичем. С тех пор Ростово-Суздальская земля прочно вошла в состав «отчины» Мономаха и Мономаховичей. В пору труд­ных испытаний, в пору горьких поражений дети и внуки Мономаха знали, что здесь они всегда найдут помощь, поддержку. Здесь они смогут набраться новых сил для жестоких политических схваток со своими соперниками.
 
 
 
 
 
 
 
 
2.2. Княжение Юрия Долгорукого.
Сюда в свое время Владимир Мономах послал на княжение одного из своих младших сыновей Юрия Владимировича, потом, заключив мир с половцами, женил его на дочери союзного половецкого хана. До поры до времени Юрий, как младший, оставался в тени других своих братьев. Да были властелины на Руси и постарше – его дядья и чернигов­ские Ольговичи.
Но по мере мужания, по мере того, как уходили из жизни старшие князья, голос росто-во-суздальского князя звучал на Руси все громче и его претензии на первенство в обще­русских делах становились все основательней. И дело было не только в его неуемной жа­жде власти, стремлении к первенству, не только в его политике захвата чужих земель, за что он и получил прозвище Долгорукого, но и в экономическом, политическом, культур­ном обособлении огромного края, который все более стремился жить по своей воле. Осо­бенно это относилось к большим и богатым северо-восточным городам. Слов нет, они были меньше, беднее, неказистей, нежели Киев, Чернигов, Галич, но в здешних местах они все более становились средоточием экономической мощи и независимости, предприимчи­вости и инициативы. Если «старые» города –  Ростов и особенно Суздаль были, кроме то­го, сильны своими боярскими группировками и там князья все более чувствовали себя не­уютно, то в новых городах – Владимире, Ярославле они опирались на растущие город­ские сословия, верхушку купечества, ремесленников, на зависимых от них мелких земле­владельцев, получавших землю за службу у великого князя.
В середине XII в. усилиями в основном Юрия Долгорукого Ростово-Суздальское княже­ство из далекой окраины, которая прежде покорно посылала свои дружины на подмогу киевскому князю, превратилось в обширное независимое княжество, которое проводило активную политику внутри русских земель, расширяло свои внешние границы.
Юрий Долгорукий неустанно воевал с Волжской Булгарией, которая в пору ухудшения отношений пыталась блокировать русскую торговлю на Волжском пути, перекрывала до­рогу на Каспий, на Восток. Вел он противоборство с Новгородом за влияние на смежные и пограничные земли. Уже тогда, в XII в., зародилось соперничество Северо-Восточной Ру­си и Новгорода, которое позднее вылилось в острую борьбу Новгородской аристократиче­ской республики с поднимающейся Москвой. В течение долгих лет Юрий Долгорукий упорно боролся также за овладение киевским престолом.
Участвуя в междукняжеских усобицах, воюя с Новгородом, Юрий имел союзника в лице черниговского князя Святослава Ольговича, который был старше ростовосуздальского и ранее него предъявил свои права на киевский престол. Юрий помогал ему войском, сам же предпринял успешный поход на новгородские земли. Святослав не завоевал себе киев­ского престола, но «повоевал» смоленские земли. А потом оба князя-союзника встрети­лись для переговоров и дружеского пира в пограничном суздальском городке Москве. Юрий Долгорукий пригласил туда, в маленькую крепостицу своего союзника и написал ему: «Приди ко мне, брате, в Москов». 4 апреля 1147 г. союзники встретились в Москве. Святослав подарил Юрию охотничьего гепарда, а Юрий отдарился «многими дарами», как отметил летописец. А потом Юрий устроил «обед силен» и пировал со своим союзником. Так в исторических источниках впервые была упомянута Москва. Но не только с этим го­родом связана деятельность Юрия Долгорукого. Он построил ряд других городов и кре­постей. Среди них – Звенигород, Дмитров, Юрьев-Польский, Кснятин.
В конце концов в 50-е годы XII в. Юрий Долгорукий овладел киевским престолом, но вскоре умер в Киеве в 1157 г.
В.Н. Татищев, в руках которого находилось немало старинных русских летописей, не дошедших до нас, так описывал внешность и характер Юрия Долгорукого: «Сей великий князь был роста немалого, толстый, лицем белый, глаза не вельми великий, нос долгий и накривленный, брада малая; великий любитель жен, сладких писч и пития; более всего о веселиах, нежели о разправе (управлении. –  Авт.) и воинстве прилежал, но все оное со­стояло во властии и смотрении вельмож его и любимцев». Известия о пирах в Москве и в Киеве как будто подтверждают эту характеристику, но в то же время нельзя не видеть и ее некоторую односторонность. Юрий Долгорукий был одним из первых крупных государст­венных деятелей Северо-Восточной Руси, при котором этот край прочно занял ведущее место среди других русских земель. И даже то, что он передоверил все дела своим помощ­никам и советникам, никак не умаляет его некоторых достоинств: князь умел подбирать людей, которые проводили его политику в жизнь.
 
 
 
 
2.3. Вступление на престол Андрея Боголюбского.
В 1157 г. на престол в Ростово-Суздальском княжестве вступил сын Юрия Долгорукого Андрей Юрьевич (1157-1174), рожденный от половецкой княжны.
Андрей Юрьевич родился около 1120 г., когда еще был жив его дед Владимир Мономах. До тридцати лет князь прожил на севере. Отец отдал ему в удел город Владимир-на-Клязьме, где провел Андрей свои детские и юношеские годы. Он редко бывал на юге, не любил Киева, смутно представлял себе все сложности династической борьбы среди Рюри­ковичей. Все его помыслы были связаны с севером. Еще при жизни отца, который после овладения Киевом наказал ему жить рядом в Вышгороде, независимый Андрей Юрьевич против воли Юрия уехал на север в свой родной Владимир.
В юности Андрей Юрьевич проделал с отцом не одну военную кампанию на юг и про­слыл смелым воином и умелым военачальником. Он любил начинать битву сам, врубаться в ряды врагов. О его личном мужестве ходили легенды.
После смерти Юрия Долгорукого бояре Ростова и Суздаля избрали своим князем Анд­рея, стремясь утвердить в Ростово-Суздальской земле собственную династическую линию и прекратить сложившуюся традицию великих князей посьшать в эти земли на княжение то одного, то другого из своих сыновей.
Однако Андрей сразу же спутал все их расчеты. Прежде всего он согнал с других росто-во-суздальских столов своих братьев. Среди них был и знаменитый в будущем владими-ро-суздальский князь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо. Затем Андрей удалил от дел старых бояр Юрия Долгорукого, распустил его поседевшую в боях дружину. Летописец отметил, что Андрей стремился стать «самовластием» Северо-Восточной Руси.
Боголюбский отчаянно сопротивлялся, но силы были неравны. Заговорщики нанесли ему несколько ударов мечами, саблями, кололи его копьями. Решив, что Андрей убит, заговор­щики вышли из спальни и уже покидали хоромы, когда вдруг его ключник Анбал услыхал стоны князя. Они вернулись и добили князя внизу у лестницы, куда ему удалось добрать­ся. Затем заговорщики расправились с близкими князю людьми, ограбили его сокровищ­ницу.
На следующее утро весть об убийстве Андрея Боголюбского облетела стольный град. Во Владимире, Боголюбове и окрестных селах начались волнения. Народ поднялся против княжеских посадников, тиунов, сборщиков налогов; нападениям подверглись и дворы бо­гатых землевладельцев и горожан. Лишь через несколько дней бунт утих.
События во Владимиро-Суздальской земле показали, что центр политической власти окончательно переместился с юга на север Руси, что в отдельных русских княжествах-го­сударствах стали крепнуть централизаторские тенденции, которые сопровождались отча­янной борьбой за власть между различными группами верхов населения. Эти процессы осложнялись выступлениями низших слоев городов и деревень, которые боролись против насилий и поборов со стороны князей, бояр, их слуг.
Гибель Андрея Боголюбского не остановила процесса централизации Владимиро-Суздальской Руси. Когда боярство Ростова и Суздаля попыталось посадить на престол племянников Андрея и управлять за их спиной княжеством, поднялись «меньшие люди» Владимира, Суздаля, Переяславля, других городов и пригласили на владимиросуздальский престол Михаила – брата Андрея Боголюбского. Его конечная победа в нелегкой междоусобной борьбе с племянниками означала победу городов и поражение боярских клик.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2.4. Великий князь - Всеволод Большое Гнездо.
После смерти Михаила его дело взял в свои руки вновь поддержанный городами третий сын Юрия Долгорукого Всеволод Юрьевич (1176—1212). В 1177 г. он, разгромив своих противников в открытом бою близ города Юрьева, овладел владимиро-суздальским пре­столом. Мятежные бояре были схвачены и заточены в тюрьму, их владения конфискова­ны. Поддержавшая мятежников Рязань была захвачена, а рязанский князь попал в плен. Всеволод III стал великим князем (вслед за Всеволодом I Ярославичем и Всеволодом II Ольговичем). Он получил прозвище «Большое Гнездо», так как имел восемь сыновей и восемь внуков, не считая потомства женского пола. В своей борьбе с боярством Всеволод Большое Гнездо опирался не только на города, но и на мужающее с каждым годом дворянство (в источниках к ним применяются термины «отроки», «мечники», «вирники», «гриди», «меньшая дружина» и т.д.), социальной чертой которого является служба князю за землю, доходы и другие милости. Эта категория населения существовала и прежде, но теперь она становится все более многочисленной. С увеличением значения великокняже­ской власти в некогда заштатном княжестве их роль и влияние также вырастали год от го­да. Они, по существу, несли всю основную государственную службу: в войске, судопроиз­водстве, посольских делах, сборе податей и налогов, расправе, дворцовых делах, управле­нии княжеским хозяйством.
Укрепив свои позиции внутри княжества, Всеволод Большое Гнездо стал оказывать все большее влияние на дела Руси: вмешивался в дела Новгорода, овладел землями в Киев­ской земле, подчинил полностью своему влиянию Рязанское княжество. Он успешно про­тивоборствовал Волжской Булгарии. Его поход на Волгу 1183 г. закончился блестящей победой.
Тяжело заболев в 1212 г., Всеволод Большое Гнездо собрал своих сыновей и завещал престол старшему Константину, сидевшему в то время в Ростове в качестве наместника отца. Но Константин, уже крепко связавший свою судьбу с ростовским боярством, попро­сил отца оставить его в Ростове и туда перенести престол из Владимира. Поскольку это могло нарушить всю политическую ситуацию в княжестве, Всеволод при поддержке сво­их соратников и церкви передал престол второму по старшинству сыну Юрию, наказав ему оставаться во Владимире и отсюда управлять всей Северо-Восточной Русью.
Всеволод умер в возрасте 58 лет, «просидев» на великокняжеском престоле 36 лет. Его преемнику Юрию не сразу удалось взять верх над старшим братом. Последовала новая междоусобица, продлившаяся целых шесть лет, и только в 1218 г. Юрий Всеволодович сумел овладеть престолом. Тем самым была окончательно нарушена старая официальная традиция наследования власти по старшинству, отныне воля великого князя-«единодержавца» стала сильней, чем былая «старина».
Северо-Восточная Русь сделала еще один шаг к централизации власти. В борьбе за власть Юрий, однако, вынужден был пойти на компромиссы со своими братьями. Вла-димиро-Суздальская Русь распалась на ряд уделов, где сидели дети Всеволода III. Но про­цесс централизации был уже необратим. Монголо-татарское нашествие нарушило это ес­тественное развитие политической жизни на Руси и отбросило его назад.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Глава 2. Начало российского парламентаризма. I и II государственные Думы: состав, деятельность думских фракций.
2.1. Начало российского парламентаризма.
В сентябре-октябре 1905 г. Россию охватила почти всеобщая политическая стачка. Со­бытия начались 19 сентября в Москве, когда печатники объявили забастовку, выдвинув экономические требования. Вскоре к ней присоединились представители других профес­сий, забастовки стали объявляться в других городах, а требования стали носить главным образом политический характер. Центральная власть оказалась неспособной противодей­ствовать расширяющимся хаосу и анархии, проявлявшимся повсеместно в грабежах и на­силиях. В правящих кругах заговорили о диктатуре. Царившую тогда атмосферу на самом верху иерархической пирамиды охарактеризовал начальник канцелярии министра Импе­раторского двора генерал-лейтенант А.А. Мосолов: «Все признавали необходимость ре­форм, но почти никто не отдавал себе отчета в том, в чем они должны выразиться. Одни высказывались за введение либеральной конституции, другие – за создание совещатель­ного органа, третьи – за диктатуру по назначению, а четвертые считали, что порядок и умиротворение должны быть водворены государем диктаторскими приемами».
На авансцене политического действия оказался СЮ. Витте, только недавно вернувший­ся с триумфом из Америки, где ему удалось подписать Портсмутский мир. В атмосфере страхов и неопределенности многим стало казаться, что этот человек «может все». Ранее он не был сторонником выборных органов и неоднократно заявлял, что «представители и самодержавие несовместимы». С конца 1904 г. он популяризировал идею создания объе­диненного представительства, которое должно взять сильный и последовательный курс. В самом начале 1905 г. в письме К.П. Победоносцеву СЮ. Витте писал, что публике надо дать почувствовать, что есть правительство, которое знает, что оно хочет, и обладает во­лею и кулаком, чтобы заставить всех поступать согласно своему желанию. Оно должно вести публику, а не подчиняться толпе и в особенности обезумевшей.
Осенью 1905 г. взгляды «его сиятельства» сильно изменились и заметно «порозовели». Он не оставил мысль об объединенном кабинете, но уже ратовал за создание выборного представительного органа с широкими законодательными правами. Им была составлена специальная записка, представленная царю 9 октября. Это была программа срочных пре­образований. Она предусматривала предоставление гражданских свобод, созыв народного представительства с законотворческими функциями, создание объединенного совета ми­нистров, введение нормированного рабочего дня, государственного страхования и ряд других, более частных, положений. Будучи по природе прагматиком, СЮ. Витте понимал, что предполагаемые, еще совсем недавно немыслимые, уступки необходимы для спасения монархии и династии; что только таким путем можно ослабить сокрушительный натиск революции.
Он начинает доказывать императору, что полнота царской власти сохранится и при на­родном представительстве. Главное, по его мнению, надо одержать тактическую и поли­тическую победу над противником именно в настоящий момент, в данную критическую минуту, а потом все можно будет «урегулировать». Обращаясь к монарху, граф писал: «Идея гражданской свободы восторжествует, если не путем реформы, то путем револю­ции... «Русский бунт, бессмысленный, и беспощадный», все повергнет в прах. Какою выйдет Россия из беспримерного испытания – ум отказывается себе представить; ужасы русского бунта могут превзойти все то, что было в истории... Попытки осуществить идеа­лы теоретического социализма – они будут неудачны, но они будут несомненно – раз­рушат семью, выражение религиозного культа, собственность, все основные права. Как в 50-х годах правительство объявило освобождение крестьян своим лозунгом, так и в на­стоящий, несоизмеримо более опасный момент государственная власть не имеет выбора: ей надлежит смело и открыто стать во главе освободительного движения».
Император очень серьезно отнесся к доводам и аргументам СЮ. Витте, и 13 октября из­вестил его о назначении председателем Совета министров, предлагая объединить деятельность кабинета для «восстановления порядка повсеместно». Однако граф этим не удовлетворился и проявил невероятное своеволие, заявив, что примет пост лишь при усло­вии одобрения изложенной программы, которую советовал обсудить на совещании лиц «по усмотрению государя». Эти суждения состоялись в последующие дни. На них реко­мендации Сергея Юльевича были одобрены, и 17 октября 1905 г. самодержец подписал манифест «Об усовершенствовании государственного порядка». Это была важнейшая по­литическая декларация последнего царствования. Она содержала обещания «даровать на­роду незыблемые основы гражданах свобод»: неприкосновенность личности, свободу со­вести, слова, собраний, союзов; привлечь к выборам в Государственную думу все слои на­селения; признать Думу законодательным органом, без одобрения которого ни один закон не мог вступить в силу.
Подпись под Манифестом 17 октября далась императору нелегко. Он долго переживал, колебался, но в конце концов принял решение, которое не отвечало его собственным представлениям, но, как его убеждали со всех сторон, необходимо стране, благу России. К этому последний царь всегда был очень чувствителен и мог переступить через личные взгляды во имя благополучия империи. Когда Николай II подписывал Манифест, он не сомневался, что у власти достаточно сил для подавления «крамолы». Что бы там ни гово­рили и ни писали политические пристрастные современники и идеологически ангажиро­ванные исследователи, возможности силового решения осенью. 1905 г. существовали.
Царь не прибег к этому средству по причинам, о которых поведал в одном из писем к матери. Говоря о возможности применения жестких мер, он заметил, что «это стоило бы потоков крови и в конце концов привело бы неминуемо к теперешнему положению, т.е. авторитет власти был бы показан, но результат оставался бы тот же самый и реформы не могли бы осуществляться». Здесь особенно примечательны последние слова. Николай II уже не сомневался, что реформы нужны, что их непременно надлежит проводить. Речь шла лишь о том, как это сделать и кто это должен сделать.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2.2. Первая Государственная дума.
Манифест 17 октября был не конституцией, а декларацией намерений. Власть намечала перспективу преобразований, которые следовало реализовывать постепенно, в атмосфере стабильности и порядка. Прежде всего, надо было разработать законодательную основу для выборов в Государственную думу, а также осуществить некоторые первоочередные мероприятия, обусловленные положениями Манифеста и находившиеся в компетенции исполнительной власти. Была объявлена амнистия политическим заключенным, введены новые правила о печати, упразднявшие предварительную цензуру, резко сокращены раз­меры выкупных платежей для крестьян (с 1907 г. они вообще отменялись). В разгар Мос­ковского восстания 11 декабря 1905 г. появился закон о выборах в Государственную думу.
Принятию последнего акта предшествовали острые дискуссии в правительственных кру­гах. Собственно дебатировалось два различных подхода: сделать ли выборы общими, прямыми, равными и тайными (т.н. «четыреххвостка») или остановиться на более осторожном варианте. В конце концов была утверждена пропорциональная система. Ее горячо отстаивал С. Ю. Витте, опасавшийся, как и монарх, что в крестьянской стране, где боль­шинство населения не искушено в политическом искусстве, свободные и прямые выборы приведут к победе безответственных демагогов и в законодательном органе будут засе­дать по преимуществу адвокаты.
В результате был сохранен сословно-куриальный принцип, заявленный еще в булыгин-ском проекте, и выборы становились многоступенчатыми. Всего создавалось четыре ку­рии: землевладельческая, городская, крестьянская, рабочая. Один выборщик приходился на 90 тыс. рабочих, 30 тыс. крестьян, 4 тыс. горожан и 2 тыс. землевладельцев. Подобный выборный принцип давал очевидные преимущества состоятельным слоям населения, но, с другой стороны, гарантировал присутствие в Государственной думе действительных ра­бочих и крестьян, а не тех, кто лишь выступал от их имени. Общая численность Государ­ственной думы определялась в 524 депутата.
В начале 1906 г. была подготовлена новая редакция «Основных законов Российской им­перии», утвержденная монархом 23 апреля. Они подтверждали незыблемость самодержа­вия. «Императору всероссийскому, – гласила статья 4, – принадлежит верховная само­державная власть». Последующие статьи определяли священность и неприкосновенность особы царя, его право издавать законы, руководить внешней политикой, армией, флотом, назначением высших чиновников. Но в «Основных законах» появилось и новое положе­ние, которого не было раньше. В статье 86 говорилось: «Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного совета и Государственной думы и воспри­нять силу закона без утверждения Государя Императора». Следующая, 87, статья позволя­ла монарху между сессиями законодательных палат издавать законы в форме «чрезвычай­ных указов». Дума имела право делать запрос различным должностным лицам, выступать с законодательной инициативой. К ее компетенции относилось утверждение бюджета, штатов и смет различных ведомств, отчета Государственного контроля и т.д.
Государственный совет реорганизовался и принял форму высшей законодательной пала­ты, половина членов которой избиралась от различных групп населения, а половина на­значалась царем. Государственный совет и Государственная дума были наделены правом законодательной инициативы. Законопроекты, не принятые обеими палатами, считались отклоненными. Законопроекты, отклоненные одной из палат, могли снова выноситься на рассмотрение только с разрешения императора.
Даже не вдаваясь в нюансы правового обеспечения законотворческого процесса, вполне очевидно, что возникшая система мало походила на сколько-нибудь развитый парла­ментский строй, который существовал к тому времени в целом ряде европейских госу­дарств. Были существенно ограничены избирательные права населения, а представитель­ный орган получал весьма скромные возможности воздействия на власть.
Нет никаких оснований сомневаться, что свободные, равные и тайные выборы в высший законодательный орган России, тогда, в 1905 г., привели бы не просто к социальным по­трясениям, а к крушению всего миропорядка. И в этом отношении то, что предложила власть, можно считать почти пределом, отражавшим реальные условия страны и времени. Далее начиналась не переделка государственного здания, а его слом.
К началу 1906 г. вполне определенно обозначилось и структурирование общественных сил, носивших до того характер аморфных политических течений. Собственно к началу 1905 г. существовало несколько политических объединений, имевших характер политической партии и действовавших нелегально. Наиболее значительными общероссийскими среди них было две: партия социалистов-революционеров («эсеры») и Российская социал-демократическая рабочая партия («эсдеки»). Первая оформилась как партия в 1901-1902 гг. и объединила различные народнические кружки и группы, действовавшие еще в XIX в. и считавшие себя продолжателями дела народовольцев. Основными их требованиями бы­ли демократическая республика, полные политические свободы, законодательная защита «человека труда», социализация земли. Главным средством политической борьбы для эсеров был индивидуальный террор. Они создали строго законспирированную «Боевую ор­ганизацию», на счету которой было множество покушений на должностных лиц государ­ства. Партия российских социал-демократов возникла формально в 1898 г. на I съезде в Минске, а фактически  в 1903 г. на II съезде в Брюсселе и Лондоне, где была принята программа партии, предусматривавшая свержение самодержавия и «завоевание рабочим классом политической власти». На этом съезде произошел раскол на «большевиков» во главе с В.И. Лениным и на «меньшевиков», выступавших против крайнего радикализма стратегии и тактики социалистов-ленинцев.
С конца 1905 г. начали возникать партии либеральной и охранительной направленности, действовавшие уже легально. К этому времени происходит размежевание общероссий­ских политических сил. В отечественной историографии было канонизировано деление общественных сил на три главных блока («лагеря»): реакционный (правительственный и проправительственный), либерально-буржуазный и революционно-демократический. Лю­бое социальное ранжирование в большей или меньшей степени является условным. Реаль­ная картина была такова, что на авансцене политики чаще действовали две силы, два главных вектора общественных устремлений: традиционное, государственно-охранительное, и реформистско-разрушительное. Но в случае реализации того, что реко­мендовали и предлагали отечественные либералы, неизбежно наступило бы крушение мо­нархической государственности. В последние годы именно либералы стали главными противниками правительства и сделали очень много для сокрушения власти.
В октябре 1905 г. в Москве состоялся Первый учредительный съезд Конституционно-демократической партии, принявший программу и устав. Эта партия – крупнейшее объе­динение российского либерализма – для «широкого пользования» установила и другое название: «Партия народной свободы». В обиходе ее называли «кадетской», а членов – «кадетами». Она сыграла заметную роль во многих драматических коллизиях последних лет монархии. Во главе ее стояли известные общественные деятели П.Н. Милюков, В.А. Маклаков, А.И. Шингарев, Ф.И. Родичев, П.В. Струве, В.Д. Набоков, И.И. Петрункевич, князья Павел Д. и Петр Д. Долгорукие, князь Д.И. Шаховской и некоторые другие. Социальной основой партии являлись земско-либеральные элементы левой ориентации, а так­же профессура крупнейших университетов и лица свободных профессий (адвокаты, врачи, журналисты, писатели).
Программа кадетов вобрала в себя многие представления передовой европейской либе­ральной мысли. Сюда вошли положения о равенстве всех перед законом, о ликвидации со­словных разграничений, о свободе совести и вероисповедания, о свободе печати и обще­ственных ассоциаций, о неприкосновенности личности и жилища, о свободе передвиже­ния, о ликвидации паспортной системы, о свободе культурного самоопределения. Кадеты обошли вопрос о форме государственного устройства, написав, что «Конституционное устройство российского государства определяется основным законом», и выступили за избрание народных представителей «всеобщею, равною, прямою и тайною подачей голо­сов». Они настаивали на контроле со стороны пр
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.