Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Феномен культурного шока

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 06.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
ФЕНОМЕН КУЛЬТУРНОГО ШОКА
РЕФЕРАТ НА ТЕМУ
 
Выполнила студентка 4 курса  заочного факультета лингвистики Габси Е.В.
 
 
 
 
 


     СОДЕРЖАНИЕ 

    ВВЕДЕНИЕ
    КУЛЬТУРНЫЙ ШОК
    2.1 Определение  культурного шока
    2.2 Фазы культурного шока 

    РОЛЬ ЯЗЫКА  В ПРОЦЕССЕ КУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ
    3.1 Язык  – главный элемент культуры
    3.2 Лингвистический  шок 

    КАК ПРЕОДОЛЕТЬ КУЛЬТУРНЫЙ ШОК? ФАКТОРЫ АДАПТАЦИИ.
 
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ
    ЛИТЕРАТУРА
 
 
 
 
 
 
 
 
 
    ВВЕДЕНИЕ.
Каждая  культура – это неповторимая вселенная, созданная определённым отношением человека к миру и к самому себе. Иными словами, изучая различные  культуры, мы изучаем не просто книги, соборы или археологические находки, - мы открываем для себя иные человеческие миры, в которых люди и жили (и  живут), и чувствовали иначе, чем  мы. Каждая культура есть способ творческой самореализации человека. Поэтому постижение иных культур обогащает нас не только новым знанием, но и новым  творческим опытом.
Члены одной культурной группы в большей  мере испытывают взаимопонимание, доверяют друг другу, чем посторонним. Их общие  чувства отражены в сленге, жаргоне, любимых блюдах, моде и других аспектах культуры.
Культура  не только укрепляет солидарность между  людьми, но и является причиной конфликтов внутри групп и между ними. Это  можно проиллюстрировать на примере  языка, главного элемента культуры. С  одной стороны, возможность общения  способствует сплочению членов социальной группы. Общий язык объединяет людей. С другой – общий язык исключает  тех, кто не говорит на этом языке  или говорит на нём несколько  иначе. Кроме того, социальные группы отличаются друг от друга своеобразием жестикуляции, стиля одежды и культурных ценностей. Всё это может стать причиной конфликтов между группами.
Каждая  человеческая группа во всякой культуре считает единственно ценным свой культурный багаж и ожидает от каждого здравомыслящего человека самого уважительного к нему отношения.
Во взаимоотношениях инокультур языковой барьер абсолютно очевиден, то барьер культур становится явным только при столкновении (или сопоставлении) родной культуры с чужими, отличными от нее: в лучшем случае удивительными, а обычно просто странными, неприятными, шокирующими (отсюда понятие культурного шока).
В рамках собственной культуры создается прочная иллюзия своего видения мира, образа жизни, менталитета и т. п. как единственно возможного и, главное, единственно приемлемого. Странным образом, подавляющее большинство людей не осознает себя в качестве продукта своей культуры даже в тех редких случаях, когда они понимают, что поведение представителей других культур определяется их иной культурой. Только выйдя за рамки своей культуры, то есть столкнувшись с иным мировоззрением, мироощущением и т. п., можно понять специфику своего общественного сознания, можно «увидеть» различие или конфликт культур.
Культурный  барьер, таким образом, гораздо опаснее  и неприятнее языкового. Он как бы сделан из абсолютно прозрачного стекла и неощутим до тех пор, пока не разобьешь себе лоб об эту невидимую преграду. Опасен он еще и тем, что культурные ошибки обычно воспринимаются намного болезненнее, чем ошибки языковые, несмотря на то, что первые гораздо более извинительны: различия культур не обобщены в своды правил, как различия языков, нет ни грамматик, ни словарей культур. Однако все мы знаем из собственного опыта, с каким добродушием обычно встречаются ошибки в иностранных языках его носителями. Культурные же ошибки, как правило, не прощаются так легко и производят самое отрицательное впечатление.
Все тонкости и вся глубина проблем межъязыковой и межкультурной коммуникации становятся особенно наглядными, а иногда и просто осознаваемыми, при сопоставлении иностранных языков с родными и чужой культуры со своей родной, привычной.
Когда два таких представления сталкиваются, когда это происходит при первых контактах эмигрантов с коренным населением, неизбежно возникает конфликт, для обозначения которого и придумали этот термин «культурный шок». Термин был введён Калверо Обергом в 1954 году.
Культурный  шок — дезориентация индивида при вхождении в инокультурную среду. Процесс межкультурной адаптации сопровождается:
1) чувством  потери друзей и статуса из-за  оторванности от привычного окружения;
2) чувством  отверженности;
3) удивлением  и дискомфортом при осознании  различий между культурами;
4) путаницей  в ролевых ожиданиях, ценностных  ориентациях и в собственной  личностной идентичности;
5) чувством  бессилия из-за невозможности  эффективно взаимодействовать со  своим новым окружением или  в принципиально новых обстоятельствах.
 Симптомами  Культурный шок могут оказаться недостаток уверенности в себе, тревожность, раздражительность, бессонница, психосоматические расстройства, депрессия и др. Чаще всего Культурный шок ассоциируется с негативными последствиями, но необходимо обратить внимание на его позитивную сторону, хотя бы для тех индивидов, у кого первоначальный дискомфорт ведет к принятию новых ценностей, аттитюдов, моделей поведения и в конечном счете важен для саморазвития и личностного роста.
Некоторые из перечисленных выше аспектов и  будут рассматриваться в данной работе. 
 
 
 

2. КУЛЬТУРНЫЙ ШОК 

2.1 Определение культурного  шока.
С введением  термина «культурный шок» Калверо Обергом в 1954 году, учёные заговорили о феномене культурного шока как о важном явлении в межкультурной коммуникации.
Становясь участниками любого вида межкультурных  контактов, люди взаимодействуют с  представителями других культур, зачастую существенно отличающихся друг от друга. Отличия в языках, национальной кухне, одежде, нормах общественного поведения, отношении к выполняемой работе зачастую делают эти контакты трудными и даже невозможными. Но это лишь частные проблемы межкультурных  контактов. Основные причины их неудач лежат за пределами очевидных  различий. Они — в различиях  в мироощущении, то есть ином отношении  к миру и к другим людям. Главное  препятствие, мешающее успешному решению  этой проблемы, состоит в том, что  мы воспринимаем другие культуры через  призму своей культуры, поэтому наши наблюдения и заключения ограничены ее рамками. С большим трудом мы понимаем значения слов, поступков, действий, которые  не характерны для нас самих. Наш  этноцентризм не только мешает межкультурной коммуникации, но его еще и трудно распознать, так как это бессознательный процесс. Отсюда напрашивается вывод, что эффективная межкультурная коммуникация не может возникнуть сама по себе, ей необходимо целенаправленно учиться.
Когда речь идёт о свойственных всем людям переживаниях и ощущениях, которые они испытывают при смене привычных условий жизни на новые феномен культурного шока играет огромную роль, так как любые глобальные  изменения в жизни людей играют роль, а если говорить о столкновении с другими культурами, а именно погружение в иную среду обитания другой культуры, то без определения что же такое феномен культурного шока и как адаптироваться к новым изменениям, нам не обойтись.
Степень влияния культурного шока на человека различна. Нечасто, но встречаются те, кто не может жить в чужой стране. Однако те, кто встречал людей, проходящих культурный шок и удовлетворительно  приспособившихся, может заметить стадии процесса.
Для того чтобы ослабить культурный шок или  сократить его продолжи-тельность, нужно заранее осознать, что это явление существует и что вам так или иначе придётся с ним столкнуться.
Человек попадает в незнакомую страну, и  всё ещё кажется ему радужным и прекрасным, хотя некоторые вещи вызывают недоумение. Или, человек уже  долгое время живёт в чужой  стране, знает привычки и особенности  местных жителей. В том или  ином случае, он – в состоянии  так называемого «культурного шока», которого ещё никому не удалось избежать…
Мы находимся  в зависимости от условий жизни  и привычек. Наше самочувствие безусловно зависит от того, где мы находимся, от того, какие звуки и запахи нас окружают, и от ритма нашей жизни. Когда человек попадает в незнакомую среду и оказывается оторванным от привычного окружения, его психика обычно терпит потрясения. Не имеет значения, насколько широко вы образованы и доброжелательны. Ряд опор выбит из под вас, с последующими тревогой, растерянностью и чувством разочарования. Адаптация к новой культуре требует прохождения через сложный процесс приспособления, называемый «культурным шоком».
В этот момент нам снова нужно вернуться  к определению, что же такое «Культурный шок» – это ощущение дискомфорта и дезориентации, возникающие при встрече с новым и трудным для понимания подходом к делу. Культурный шок есть естественный ответ на совершенно новую обстановку. 

2.2 Фазы культурного шока 

Следующие фазы культурного шока проходит любой  из оказавшихся за пределами родных просторов человек.
Фаза  I. «Медовый месяц» Большинство людей начинают свою жизнь за рубежом с положительного отношения, даже с эйфорией (наконец-то вырвался!): всё, что является новым, экзотично и привлекательно. В течение первых нескольких недель большинство очаровано новым. На стадии медового месяца человек замечает самые очевидные различия: различия в языке, климате, архитектуре, кухне, географии и т. д. Это – конкретные отличия и их легко оценить. Факт того, что они конкретные и видимые делает их нестрашными. Можно видеть и оценивать, тем самым можно к ним приспособиться. Люди останавливаются в отеле и общаются с теми, кто говорит на их языке, кто вежлив и приветлив к иностранцам. Но это умонастроение обычно непродолжительно, если «визитёр» решает остаться и встретиться с реальными условиями жизни в стране. Тогда начинается вторая стадия, характеризующаяся враждебностью и агрессивностью по отношению к «принимающей» стороне.
Фаза  II. «Примирение». Беспокойство и враждебность. Через несколько недель или месяцев человек осознаёт возникающие проблемы с общением (даже если знание языка хорошее!), на работе, в магазине и дома. Существуют проблемы с жильём, проблемы передвижения, и факт, что окружающие в основном и в большинстве равнодушны к ним. Они помогают, но не понимают вашу огромную зависимость от этих проблем. Поэтому они, по-видимому, равнодушны и черствы по отношению к вам и вашим тревогам. Результат: «Они мне не нравятся.»
Но на стадии отчуждения вы попадёте под  влияние и не столь очевидных  отличий. Чуждыми являются не только осязаемые, «грубые» аспекты, но те отношения  людей между собой, способы принятия решений и способы выражения  своих чувств и эмоций. Эти отличия  создают значительно больше трудностей и являются причиной большинства  недопониманий и разочарований, после которых вы чувствуете стресс и неудобство. Многих привычных вещей просто не существует. Внезапно все различия начинают видеться гипертрофированно. Человек вдруг осознаёт, что с этими различиями ему придётся жить не пару дней, а месяцы или годы. Начинается кризисная стадия заболеваний под названием «культурный шок».
И какими же способами мы – наш организм и психика – с ними боремся? Критикуя местных жителей: «они такие  глупые», «не умеют работать, а  только пьют кофе», «все такие бездушные», «интеллект не развит» и т. п. Шутки, анекдоты, язвительные замечания  про местных жителей становятся лекарством. Однако это далеко не все  признаки «заболевания». Согласно исследованиям, культурный шок оказывает прямое воздействие на наше психическое и даже физическое состояние. Типичные симптомы: тоска по родине, скука, «уход» в чтение, просмотр телевизора, желание общаться только с русскоговорящими, потеря трудоспособности, внезапные слёзы и психосоматические болезни. Особенно ко всему этому склонны женщины.
В любом  случае, этот период культурного шока не только неизбежен, но и полезен. Если вы из него выбираетесь, вы остаётесь. Если нет, вы уезжаете до того, как достигаете стадии нервного срыва.
Фаза  III. «Адаптация». Окончательное привыкание. Если приезжий успешен в приобретении некоторых знаний языка и начинает передвигаться самостоятельно, он начинает открывать пути в новое социальное окружение. Приезжие всё ещё испытывают трудности, но «они являются моими проблемами, и я вынужден переносить их» (их установка). Обычно на этой стадии приезжие приобретают чувство превосходства по отношению к обитателям страны. Их чувство юмора проявляет себя. Вместо критики они шутят над обитателями этой страны и даже судачат о своих трудностях. Теперь они на пути к выздоровлению.
Выход из кризиса и постепенное привыкание может происходить по- разному. У некоторых – медленно и незаметно. У других – бурно, с посвящением в местную культуру и традиции, вплоть до отказа признавать себя русскими (американцами, шведами и т. д.). Но как бы эта стадия не проходила, её несомненное преимущество – в понимании и принятии «кода поведения», достижение особого комфорта в общении.
Фаза  IV и последняя «Бикультуризм». Эта последняя фаза представляет собой способность человека благополучно «функционировать» в двух культурах – своей и приёмной. Он по-настоящему входит в контакт с новой культурой, не поверхностно и искусственно, как турист, а глубоко, и охватывая её. Только с полным «схватыванием» всех знаков социальных отношений эти элементы уйдут. Долгое время человек будет понимать, что абориген говорит, но не всегда понимать то, что он имеет в виду. Он начнёт понимать и ценить местные традиции и обычаи, даже перенимать некоторые «коды поведения» и вообще чувствовать себя «как рыба в воде» как с аборигенами, так и со «своими». Счастливчики, попавшие в эту фазу, наслаждаются всеми благами цивилизации, имеют широкий круг друзей, легко улаживают свои официальные и личные дела, одновременно не теряя чувства собственного достоинства и гордясь своим происхождением. Когда они едут домой в отпуск, могут взять вещи с собой. И если они уезжают с добром, они обычно скучают по стране и людям, к которым привыкли.
Получается, что приспособившийся человек как  бы раздвоен: есть свой, родной плохой, но свой способ жизни и другой, чужой, но хороший. Из этих двух оценочных измерений, «свой – чужой», «плохой – хороший», первый главнее второго, который ему подчинён. У некоторых персон эти конструкты, видимо становятся независимыми. То есть, человек считает: «Ну и что, что чужое. Зато, например, комфортнее, денежнее, больше возможностей» и т. п. Проблема в том, что то «что своё» никуда не девается просто по определению. Ты не можешь выкинуть, забыть свою жизненную историю, как бы плоха она ни была. Как сказал А. С. Пушкин: «Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости». В результате ты – вечный чужак. Конечно, можно влюбиться в эту культуру, буквально, иначе менее сильное чувство не преодолеет разрыв чуждости, и тогда, чужое станет своим. Но последняя фаза может быть обременена «Обратным культурным шоком». «Свой среди чужих, чужой среди своих» - Возврат к родной культуре после адаптации к новой может вновь вызвать у человека вышеописанные фазы, которые могут продолжаться не очень долго или же так долго, как первый культурный шок на чужбине. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

3. РОЛЬ ЯЗЫКА В ПРОЦЕССЕ КУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ 

3.1 Язык – главный элемент культуры
В теориях  культуры языку всегда отводилось важное место. Язык можно определить как систему коммуникации, осуществляемую с помощью звуков и символов, значения которых условны, но имеют определённую структуру.
Язык  – явление социальное. Им нельзя овладеть вне социального взаимодействия, т. е. без общения с другими  людьми. Хотя процесс социализации в значительной мере основан на имитации жестов – кивков, манеры улыбаться  и хмуриться, - язык служит основным средством передачи культуры. Другой его важной чертой является то, что  на родном языке практически невозможно разучиться говорить, если его основной словарный запас, правила речи и  структуры усвоены в возрасте 8 – 10 лет, хотя многие другие аспекты  опыта человека могут быть полностью  забыты. Это свидетельствует о  высокой степени приспособляемости  языка к потребностям человека; без  него общение между людьми осуществлялось бы значительно примитивнее.
Язык  участвует также в процессе приобретения и организации опыта людей. Антрополог Бенджамин Ли Уорф показал, что многие понятия кажутся нам «само собой разумеющимися» только потому, что они укоренились в нашем языке. «Язык делит природу на части, формирует понятия о них и придаёт им значения главным образом потому, что мы пришли к соглашению организовать их именно таким образом. Это соглашение… закодировано в моделях нашего языка.» Оно обнаруживается особенно явственно при сравнительном анализе языков. Например, цвета или родственные отношения в различных языках обозначаются по-разному. Иногда в одном языке имеется слово, которое полностью отсутствует в другом.
При употреблении языка требуется соблюдение его  основных граммати-ческих правил. Язык организует опыт людей. Поэтому, как и вся культура в целом, он вырабатывает общепринятые значения. Коммуникация возможна только лишь при наличии значений, которые принимаются, используются её участниками и понятны им. В самом деле, наше общение между собой обусловлено нашей уверенностью, что мы понимаем друг друга.
Общий язык также поддерживает сплочённость общества. Он помогает людям координировать свои действия благодаря убеждению  или осуждению друг друга. В языке  находят отражение общие знания людей о традициях, сложившихся  в обществе, и текущих событиях. Короче говоря, он способствует формированию чувства группового единства, групповой  идентичности. Хотя язык является могучей  объединяющей силой, в то же время  он способен и разобщать людей. Группа, использующая данный язык, считает  всех, говорящих на нём, своими, а  людей, говорящих на других языках или  диалектах, - чужими. 

3.2 Лингвистический шок
В межкультурном  общении существует явление, о котором  написано значительно меньше. Это  явление следует по аналогии с  культурным шоком назвать лингвистическим шоком. Лингвистический шок можно определить как состояние удивления, смеха или смущения, которое возникает у слушающего при общении с носителем иностранного языка, когда он слышит в иностранной речи языковые элементы, звучащие на его родном языке странно, смешно или неприлично.
Говоря  о том, что нечто звучит странно, мы должны оговориться, что это общее  отношение человека, не говорящего на иностранном языке к чужому для него языку. Так, Дж. Свифт пишет  о том, как Гулливер оценил язык народов  лошадей: «Произношение у гуингмов – носовое и гортанное, из всех известных мне европейских языков он больше всего напоминает верхне- голландский или немецкий, но он гораздо изящнее и выразительнее». Оценка языка как изящного или грубого происходит независимо от сознания слушающего и является аспектом его общего оценочного отношения к миру, проявляемого в данном случае по отношению к языковым фактам.
Слова, являющиеся для русского благозвучными, приятными для слуха, как правило, не отмечаются в коллективном языковом сознании как отдельные элементы. Чаще как благозвучный, приятный для слуха характеризуется в целом (например, французский, испанский, английский, вьетнамский, китайский, хинди для русских). Что же касается отдельных слов, то их благозвучие может быть никак не связано с их семантикой, или даже наоборот, слова неприличные могут звучать для русского благозвучно.
Так, английские слова constipation и diarrhea (что в переводе на русский означает запор и понос) звучит на редкость благозвучно. Также приятно звучат для русских литовские слова типа saspraudas (по- русски скрепки). Можно предложить, что итальянец Калиостро покорил Москву и Санкт- Петербург XIX века ещё и тем, что его имя звучало для русских не только благозвучно, но и таинственно.
В свою очередь, неприятными для русских  могут оказаться арабский, корейский, пушту, в некотором отношении  татарский и немецкий.
Смеховой  эффект в отношении иностранного языка возникает в тех случаях, когда нейтральное по значению слово  одного языка омонимично слову родного  языка, обладающему совершенно другим значением.
Так, персидское фарси (кефир) соответствует русскому неверный; турецкое слово kulak по- русски значит ухо; турецкое bardak по- русски значит стакан.
Смешно  также звучат слова, имеющие созвучие с не совсем приличными словами, особенно если они конфликтны по смыслу со своим иноязычным омонимом. Например, упоминание о том, что в Министерстве образования Пакистана российскую делегацию встречал доктор Дурани, вызывало в русской аудитории улыбку в силу созвучия со словом дурак и принадлежности этого имени человеку со статусом доктора.
Наибольшее  же количество примеров может быть приведено в отношении слов, которые  звучат на других языках так же, как  неприличные слова на русском  языке.
При том, что большому количеству людей не нравятся неприличные слова и они заслуженно вызывают негативную эмоциональную реакцию, языковое сознание отмечает их как необычные и они запоминаются и воспроизводятся человеком как нечто особое в межъязыковом общении. Возможно, что именно табуированность определённых слов в русском языке (по состоянию на 1995 год в России ещё имеется непечатная лексика) способствует их запоминанию, делая возможным для человека произнести якобы как иноязычное то, что на родном языке сказать неприлично.
Наиболее  неприличными могут считаться совпадения иноязычных слов с русскими названиями половых органов. Так, на суахили: huyu – этот, huyo – тот самый; русское слово идиот звучит по-венгерски huye; немецкое loch переводится как дыра. Португальская фраза Yo trajo traje (Я принёс костюм) может также поразить русского слушателя.
Пожалуй, самым неприятным моментом в общении  лиц, принадлежащих разным культурам, может служить неблагозвучность имени одного из них для другого. Если пример с доктором Дурани может вызвать лишь улыбку, то японское имя Ебихара может очень помешать его носителю в России.
Отмечаются  речевым сознанием как не совсем приличные испанское имя Хулио  Иглесиас (певец) и Сиси (имя героини в мексиканском телесериале). Известны даже факты смены имени у китайцев при общении с русскими. Есть пример и того, как болгарин с обычной болгарской фамилией Какалов вынужден был поменять фамилию перед полётом в советском космическом корабле.
Существенным  аспектом лингвистического шока является то, что непривычное или неприличное  созвучие слышится не только тогда, когда  имеется сегментное соответствие (слог – слог, слово - слово), но и в том  случае, когда такого соответствия нет.
Так, в  английской фразе Who is absent? (Кто отсутствует? – традиционная фраза российского преподавателя на уроке английского языка) такое «непристойнозвучие» возникает на стыке слов.
Для иностранцев  в русском языке тоже встречаются  языковые факты, которые кажутся  им смешными или неприличными. Самый  известный пример из этой области  связан с названием автомобиля «Жигули», созвучного gigolo. Именно это явилось причиной того, что эта машина имеет для европейского рынка второе название – “Lada”. Другой не менее известный пример может быть заимствован из кинофильма «Механический апельсин»: хорошо – horror show – шоу ужасов. Там же есть пример с русским словом деньги, которое созвучно английскому слову deng.
Смеховой  эффект в таких случаях возникает  за счёт того, что весь контекст остаётся инокультурным, и как правило, серьёзным, а какое-то отдельное слово становится несерьёзным.
Так, у  англичан название фильма и произведения «Щит и меч» вызывало недоумение в  силу созвучия слов щит и shit. Для китайцев русское слово тамада звучит как грубое ругательство. Если русских шокирует то, как подзывают кошку испанцы (pis- pis), то арабы могут вспомнить случай, когда советский генерал на приёме, увидев кошку, решил позвать её по- русски («кис- кис» созвучно арабскому глаголу сексуального действия). При том, что лингвистический шок возникает чаще всего при общении с иностранцами, немало свидетельств и того, что слушающий может быть удивлён языковой формой родной речи.
Одна  радиослушательница попросила дать ей возможность услышать русский  романс «Вниз по Волге- реке», которую ей пели в детстве. При этом она отметила, что вместо слов «Лучше быть мне в реке утопимому, чем на свете жить нелюбимому» ей в детстве слышались призывы «Утопи маму» и «Не люби маму», от которых она плакала.
Совершенно  очевидно, что в этих случаях происходит незначительная переделка фонетической формы услышанного слова, в результате чего оно в большей степени  становится похоже на смешное или  неприличное слово. Именно искажения  и добавления могут вызвать лингвистический  шок.
Так, аббревиатура ЦМО (Центр международного образования) сближается с оскорблением, о Московском Государственном Лингвистическом  Университете можно сказать: «Я работаю  во МГЛе». Есть также примеры того, как происходит синтаксическая перестуктурация фразы. Так, к лозунгу «Береги природу – мать» в шутливой речи добавляется твою.
Подтверждением  того, что лингвистический шок  – это психо-лингвистическая реальность, служит тот факт, что людьми, владеющими иностранными языками, специально придумываются языковые конструкции, которые могут звучать неприлично.
Выводом из всего вышесказанного может служить:
1. В лингвистике имеется много теоретических построений, в которые вписывается проблематика лингвистического шока. Так, в дискурс-анализе имеется понятие meaning of the hearer (значение слушающего) как значение, которое приписывает речи слушающий. У А. А. Потебни есть рассуждения о "понимании по-своему" и о возможности обращаться к внутренней форме слова при понимании речи. Можно вспомнить и термин полуязычие, применявшийся в частности, для квалификации незнания жителями Средней Азии Советского Союза ни русского, ни родного языков.
2. Из вышеприведенных примеров о лингвистическом шоке могут быть соображения о способах оптимизации межкультурной коммуникации.
Так, может  быть составлено два рода списков. Во-первых, списки сочетаний звуков, слов, выражений, не рекомендуемых для говорения  на родном языке при общении с  иностранцами. Так сказать, продуктивные неблагозвучия, или продуктивные запреты. Они будут, очевидно, неравнонаправленными (так, китайцам будет труднее общаться с русским, чем русским с китайцами).
Во-вторых, списки слов, являющихся как бы рецептивными неблагозвучиями, или рецептивными запретами. Сюда следует включить языковые элементы, которые в иностранном  языке имеют один смысл, а для  представителя другой культуры и  носителя другого языка звучат смешно или неприлично.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.