На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Культурная приемственность поколений

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 06.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Содержание
    Введение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .3
    Постфигуративные культуры. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .5               
    1.1. Древние  племена и их обычаи. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8
            1.2.Культурная преемственность. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .12
    Кофигуративные культуры. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15
    2.1. Конфликты  между поколениями. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 18
    Заключение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .22
    Список использованной литературы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .23 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

Введение
    В период глубоких социальных  изменений настоящего времени  в России возникает потребность  в освоении социокультурного опыта прошлого. Ученые в поисках общественного идеала обращаются к отечественной культуре, пытаются найти ответы на возникающие вопросы современной практики в жизни и деятельности прошлых поколений, так как «Культура всегда подразумевает сохранение предшествующего опыта. Более того, одно из важнейших определений культуры характеризует ее как «негенетическую» память коллектива. Поэтому она всегда связана с историей...».1 Существенной необходимостью сегодняшнего этапа развития гуманитарного знания является творческое осмысление памяти об отечественном прошлом и продолжение культурно-исторической преемственности. Мне интересна эта тема ведь изучая характерные черты той или иной эпохи, можно легче понять, в чем состоит социокультурное своеобразие настоящего. Память о прошлом это не только дань уважения к достижениям отечественной культуры, но и получение знаний, необходимых для решения социальных задач, связанных с формированием гуманистического мировоззрения и толерантности в обществе.                   Ведь в нашей стране происходят качественные изменения в социально-экономическом и политическом устройстве, трансформации основ духовной жизни общества. Всё же проблематика преемственности поколений российского социума имеет ярко выраженный мировоззренческий аспект. Вполне очевидно, что выбор и потенциал тех или иных механизмов социокультурной преемственности поколений подвергались в различные периоды отечественной истории неоднократному ценностному переосмыслению со стороны различных слоев общества.
    «Культура всегда подразумевает сохранение предшествующего опыта». Ю. М. Лотман Беседы о русской культуре. стр. 4
Необходимость теоретического анализа специфики  социокультурной преемственности поколений в российском социуме, на наш взгляд, предполагает выявление мировоззренческих регулятивов, которые действовали в ходе всей отечественной истории, определяли духовно-нравственный облик общества, характеризовали его культуру. В сложных переходных условиях для современного российского социума, на наш взгляд, актуализируются исследования специфики социокультурной преемственности поколений именно с позиций культурологического знания, с его существенным мировоззренческим и методологическим потенциалами. Это может способствовать более полному осмыслению отечественной культуры и истории, а также пониманию на этой основе социокультурных задач, решаемых в процессе модернизации современного российского общества и государства. 
Объект  исследования: преемственность поколений  в различных культурах. Предмет  исследовани: является влияние племён на собственное общество, и их развитие. К чему же приведёт нас наше поколение.                                  Цель исследования: заключается в выявлении постфигуративных культур и реконструкции исторических моделей преемственности поколений в российском социуме. Достижение поставленной цели связано с решением ряда исследовательских задач.                                                                             Задачи  исследования: проанализировать основные аспекты самой культуры и преемственности, проследить контекстуальные трансформации данного понятия, охарактеризовать роль культурно-исторической памяти в процессе социокультурной преемственности поколений, исследовать специфику и выявить противоречия преемственности поколений в российском обществе на современном этапе социокультурного развития.                                Структура работы: курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.
 
1. Постфигуративные культуры
    Постфигуративные культуры, культуры, в которых взрослые не могут вообразить  себе никаких перемен и потому передают своим потомкам лишь чувство неизменной преемственности жизни, по современным данным, были  характерны  для человеческих сообществ в течение тысячелетий или же до начала цивилизации. Без письменных или других средств фиксации прошлого люди вынуждены были включать каждое изменение в свое сознание, хранить его в памяти и отработанных формах действий каждого поколения взрослых.  Основные навыки и знания передавались ребенку так рано, так беспрекословно и так надежно.  Взрослые выражали здесь свое чувство уверенности, что именно таков должен   быть мир для него, раз он дитя их тела и души, их земли, их особой традиции,— что у ребенка не могло быть и тени сомнения в понимании своей собственной личности, своей судьбы.  Правда, преемственность2 в каждой культуре зависит от одновременного проживания в ней по крайней мере представителей трех поколений. Существенная  черта постфигуративных культур — это постулат, находящий свое выражение в каждом деянии представителей старшего поколения, постулат, гласящий, что их  образ жизни, сколь много бы изменений в нем в действительности ни   содержалось, неизменен и остается вечно одним и тем же. В культурах каждый объект по своей форме, по тому, как с ним обращаются, как его принимают или отвергают, как им злоупотребляют, как ломают или же воздают ему незаслуженные почести, закрепляет формы производства и потребления всех других объектов.   Каждый жест закрепляет,  вызывает в памяти,
    Преемственность - Термин введён Ф. Клементсом для обозначения сменяющих друг друга во времени сообществ, образующих сукцессионный (от лат. succesio — преемственность, наследование; последовательная необратимая и закономерная смена одного биоценоза другим на определённом участке среды во времени.) ряд, где каждая предыдущая стадия формирует условия для развития последующего.
отражает  или же оказывается зеркальным образом, эхом  любого другого жеста, более  или менее полной версией которого он является.
Каждое  высказывание включает в себя формы, обнаруживаемые в других высказываниях. Любой сегмент поведения в  данной культуре, если его проанализировать, оказывается подчиняющимся одному и тому же основополагающему образцу либо же закономерно связан с другими моделями  поведения в данной культуре. Конечно, условия, ведущие к переменам, всегда существуют в скрытой форме,  даже в простом повторении традиционных действий, так как никто не может вступить в один и тот же поток дважды, всегда существует возможность, что какой-нибудь прием, какой-нибудь обычай, какое-нибудь верование, повторенное в тысячный раз, будет осознано. Эта возможность возрастает, когда представители одной постфигуративной культуры вступают в контакт с представителями другой. Тогда их восприятие того, чем, собственно, является их культура, обостряется.    Хотя для постфигуративных культур и характерна тесная связь с местом своего  распространения, этим местом необязательно должна быть одна область, где двадцать поколений вспахивали одну и ту же почву. Культуры такого же рода  можно встретить и среди кочевых народов, снимающихся с места дважды в год,   среди групп в диаспорах, таких, как армянская или еврейская, среди индийских каст, представленных небольшим числом членов, разбросанных по деревням,    заселенным представителями многих других каст. Их можно найти среди   маленьких групп аристократов или же отщепенцев общества, как эта в Японии.  Люди, которые принадлежали когда-то к сложным обществам, могут забыть в чужих странах те динамические реакции на осознанную перемену, которые   вынудили их к эмиграции, и сплотиться на новом месте, вновь утверждая неизменность своего тождества со своими предками.  Постфигуративная культура зависит от реального присутствия в обществе   представителей трех поколений. Поэтому для постфигуративной культуры в особо сильной мере характерна ее генерационность. Ее сохранение зависит от  установок стариков и от того почти неистребимого следа, который они оставляют в душах молодых. Оно зависит от того, могут ли взрослые видеть родителей, воспитавших их точно так же, как они воспитывают своих детей. В  таком обществе нельзя взывать к мифическим фигурам родителей, тени которых  так часто призывают в меняющемся обществе для того, чтобы оправдать   родительские требования.
   И так важнейший системообразующий элемент жизни – является культура. В современном этапе растет сеть различных культурных центров, она усложняется, специализируется, на её базе создаются ассоциации, без постфигуратифных культур старшее поколение не сможет передать своим потомкам, что они усвоили от своих родителей и освоили на протяжении всей жизни.
 
1.1. Древние племена  и их обычаи
Горные  Арапеши Новой Гвинеи, такие, какими они были сорок пять лет назад,  показывают нам одну форму этой культуры. В уверенности, точности, с которыми   осуществляется каждое действие — поднимают ли они что-нибудь большим пальцем    ноги с земли или же обкусывают листья для циновок, чувствовалась та  согласованность каждого движения, каждого жеста со всеми остальными, в  которой отражено прошлое, каким бы изменениям оно ни подверглось, само по   себе уже утерянное. Ведь для арапешеи нет прошлого, помимо прошлого,  воплощенного в стариках и в более юных формах в их детях и в детях их детей.  Изменения были, но они настолько полно ассимилировались, что различия между  обычаями более ранними и приобретенными позднее исчезли в сознании и установках народа Арапешеи  всегда жили, с единственным прошлым неопределенной давности, безмерно давним прошлым, в месте, где каждая скала и каждое дерево служат тому, чтобы подкреплять и вновь утверждать это   неизменное прошлое, старики, люди средних лет и молодежь воспринимали и   передавали один и тот же набор поручений. Их деревни простерлись от побережья до равнин по ту сторону гряды гор. Они торгуют с другими народами, путешествуют среди них, принимают у себя людей, говорящих на другом языке, с другими, но сходными обычаями. Это чувство тождества между известным прошлым и ожидаемым будущим тем более поразительно, что небольшие изменения и обмены между культурами происходят здесь все время. Оно тем более поразительно там, где так много можно обменять — горшки и сумки, копья и луки со стрелами, песни и танцы, семена и заклинания.  Мы ведь сталкиваемся с сохранившимися или восстановленными постфигуративными  культурами у народов, переживших огромные и как-то отложившиеся в их памяти  исторические перемены. В 30-х годах на острове Бали  древность и современность сосуществовали друг с другом в балийских танцах и скульптуре, в китайских разменных монетах, в западных акробатических танцах. У каждой деревни был свой, только ей присущий стиль,  свои храмы, экстатические состояния, свои танцы. Каждая деревня, где господствовала одна из высших каст, отличалась от другой, где господствовала  другая.   Под влиянием контактов с непостфигуративными культурами или же  постфигуративными миссионерскими культурами, делающими поглощение других  культур одной из сторон своей собственной сущности, индивидуумы могут покинуть свою культуру и примкнуть к другой. Они привносят с собой сложившееся сознание своего культурного своеобразия и установку на то, что в  новой культуре они будут сохранять это своеобразие точно так же, как  в  старой. Во многих случаях они просто создают систему параллельных значений,  говорят на новом языке, пользуясь синтаксисом старого, рассматривают жилище как то, что можно сменить, но украшают и обживают его в новом обществе так, как они бы это сделали в старом. Это один из распространенных типов адаптации, практикуемых взрослыми иммигрантами, попавшими в чужое общество.
 Целостность  их внутреннего мира не меняется; он настолько прочен, что в  нем  можно произнести множество  замен составляющих его элементов,  и он не  потеряет своей индивидуальности. Но затем, однако, для многих  взрослых иммигрантов наступает  и время, когда эти новые  элементы соединяются друг с   другом.
Так вот  мы можем объяснить, что происходило  в давние времена в жизни женщин калифорнийских индейцев. Законы  инцеста  охватывали в их племенах все более  широкий круг людей, так что им  нельзя было выйти замуж в общинах, где мужчины говорили на их языке. Они  были вынуждены уходить и  всю свою жизнь жить чужаками в  других языковых группах. В ходе несчитанных  столетий это и привело к возникновению  в одной и  той же группе двух языков — мужского и женского. «Мужчина любит обыкновенно женщин, которых уважает: женщина обыкновенно уважает только мужчин, которых любит. Потому мужчина часто любит женщин, которых не стоит любить, а женщина часто уважает мужчин, которых не стоит уважать»3. Ожидание контраста между этими языками и связанными с ними культурами матери и отца стало составной частью культуры, в которой человек был рожден, оно закрепилось напоминанием  о предках в песнях, петых ему бабкой, в разговорах женщин между собой.       Человек, появившийся на свет в этом племени, узнавал от своей матери или бабки, что женщины говорят на другом языке, чем мужчины, что мужчина, за  которого она вышла замуж, научился понимать женский язык и говорить на  мужском. Это ожидание стало составной частью системы установок,  поддерживающих браки между народами, говорящими на различных языках.    Даже в культурах, включающих в себя идею изменения, обращение к сочным деталям для того, чтобы укрепить память о событиях как отдаленного, так и  недавнего прошлого, помогает сохранить чувство преемственности в очень
 
    Цитата  Российского историка, академика,  Ключевский В. О.
длительных  промежутках времени. Это один из приемов оживления памяти,  который может быть утрачен вместе со связанными с ним установками культуры в  отношении ее индивидуальности и традиций. Но он может быть и возрожден.  Устойчивое, не допускающее сомнения чувство своей особенности, всепроникающее сознание правильности любого аспекта жизни, характерное для  постфигуративных культур, может проявиться — и может быть восстановлено — на любом уровне культуры любой сложности. Культура в детстве может быть усвоена настолько полно и безусловно, а   контакт с представителями других культур может быть настолько поверхностным,  враждебным или заключать в себе такие контрасты, что чувство собственной культурной индивидуальности у человека может не поддаваться почти никаким изменениям.   Есть народы,  у которых система родственных связан развилась до  такой степени, что превратилась в единственную форму социальной организации,  а их предки входили в состав некогда созданных империй. Такие народы, как майя или критяне, образ жизни которых даже в том же самом ареале культуры  потерял свою цельность, фрагментировался, утратили многое из того, что составляло внутреннюю суть культуры их предков.
   Эти два условия — отсутствие сомнений и отсутствие осознанности —  представляются ключевыми для сохранения любой постфигуративной культуры. Частота, с которой постфигуративные стили культур восстанавливаются после периодов мятежей и революций, осознанно направленных против них, указывает, что эта форма культуры остается, по крайней мере частично, столь же  доступной современному человеку, как и его предкам тысячи лет тому назад. Все противоречия, заложенные в памятниках письменности и истории, в архивах и кодексах законов, могут быть реабсорбированы такими системами, так как они принимаются некритически, находятся за порогом сознания и потому не могут подвергнуться атакам аналитического мышления.
1.2. Культурная преемственность
Для начала мы выведем термины самой культуры и преемственности.
Культура ( от лат. Cultura4) — область человеческой деятельности, связанная с самовыражением человека, проявлением его субъектности. Именно поэтому всякая культура имеет дополнительные характеристики, так как связана как с творчеством человека, так и повседневной практикой, коммуникацией, отражением, обобщением и его повседневной жизнью. Культура является  маркером  и основой цивилизаций и предметом изучения культурологи. Культура не имеет количественных критериев в численном выражении.  Доминанты или признаки являются достаточными для отражения признаков культуры. Наиболее часто различают культуры в периодах изменчивости доминантных маркеров: периодов и эпох, способов производства, товарно-денежных и производственных отношений, политических систем правления, персоналий сфер влияния и т. д.  Преемственность — связь между явлениями в процессе развития в природе, обществе и познании, когда новое, сменяя старое, сохраняет в себе некоторые его элементы. В обществе означает передачу и усвоение социальных и культурных ценностей от поколения к поколению, от формации к формации. Обозначает также всю совокупность  действия  традиций.  В процессе исторического развития общества преемственность тех или иных явлений культуры может носить как прерывный, так и непрерывный характер. Культурные ценности прошлого, имеющие непрерывный характер и переходящие от одного поколения к другому, выступают в качестве живого элемента культуры каждой исторической эпохи.
 
    Культура (лат. cultura — возделывание, земледелие, воспитание, почитание),  область человеческой деятельности, связанная с самовыражением (культподражание) человека, проявлением его субъективности (субъективностихарактеранавыковумения и знаний).
Те или  иные ценности, имеющие прерывный  характер, возникнув в более раннюю эпоху, затем исчезают на какое-то время  из культурного обихода и лишь на более позднем этапе возрождаются вновь. Возникновение более или менее длительных перерывов в развитии культуры, естественно, связано с процессами развития общества, с противоречивым характером общественного прогресса. Противоречия общественного прогресса проявляются и в культурном развитии соответствующих формаций.  В истории человечества были периоды регресса, упадка культуры, катастрофы в развитии культуры, но даже в тех случаях, когда гибли целые  цивилизации, их культурные  достижения  не исчезали бесследно.  Они все равно  так или иначе включались во всемирную сокровищницу культуры, служили целям культурно-исторического прогресса. Преемственность в области духовной культуры невозможна без осознания человеком значения исследуемых духовных ценностей. Именно отсюда вытекает весьма существенные особенности преемственности в процессах развития духовного производства. Можно выделить два типа преемственности: конструктивно-созидательный, связанный с рождением материальных и духовных ценностей, и позитивно-консервативный, обеспечивающий бережное сохранение исторически оправдавших себя культурных достижений человечества. Правда, последнее не исключает возможности временного сохранения на новых этапах культурного развития негативных феноменов культуры. Преемственность в развитии культуры, как показывает весь историко-культурный процесс, в конечном счете есть история опредмечивания и последовательного раскрытия человека, достижения человеческого совершенства и расширение человеческой свободы.
   По сей день в племенах, существует  своя культура, и каждое поколение  узнаёт о ней от своих предков,  мы узнали, что всё женщинам  калифорнийских индейцев, было сложно  в том что они не должны были выходить замуж за одного из своих мужчин из племени, им приходилось искать другие племена говорящие не на их языке. На протяжении всего времени культура доминирует, сохраняя в себе элементы прошлого.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2. Кофигуративные культуры
Кофигуративная культура — это культура, в которой преобладающей моделью поведения для людей, принадлежащих к данному обществу, оказывается поведение их современников. Описан ряд постфигуративных культур, в которых старшие по  возрасту служат моделью поведения для молодых и где традиции предков   сохраняются в их целостности вплоть до настоящего времени. Во всех кофигуративных культурах старшие по возрасту по - прежнему господствуют в том смысле, что именно они определяют стиль кофигурации,  устанавливают пределы ее проявления в поведении молодых. Имеются общества, в которых одобрение старших оказывается решающим в принятии новой формы поведения, т. е. молодые люди смотрят не на своих сверстников, а на старших как на последнюю инстанцию, от решения которой зависит судьба нововведения. Но в то же самое время там, где общепризнано, что представители некоторого поколения будут моделировать свое поведение по поведению своих современников и что их
поведение будет отличаться от поведения их родителей и дедов, каждый  индивидуум, коль скоро ему удастся выразить новый стиль, становится в
 некоторой  мере образцом для других представителен своего поколения.    Условия для перехода к кофигуративному типу культуры становятся особенно  благоприятными после возникновения высших цивилизаций, этих средств мобилизации ресурсов. Высшие цивилизации создают возможность представителям  одного общества аннексировать, покорить, присоединить, поработить или обратить в свою веру представителей других обществ и контролировать или же направлять поведение младших поколений. Часто, однако, кофигурация как стиль культуры длится только в течение краткого времени.
В примитивных  африканских обществах, рабство  практиковалось в больших 
 Масштабах, и они боялись отнестись к ряду таких людей где: - «Мертвые правят живыми»5. Порабощение применялось в качестве меры наказания, но и рабы,  являвшиеся выходцами из других групп, в культурном и физическом отношении  были подобны своим поработителям. Во многих случаях они располагали неотчуждаемыми правами. И после относительно небольшого промежутка времени семьи и потомки порабощенных включались в свободное общество. Клеймо рабства оставалось позорным клеймом на таких семьях, и можно было прибегнуть к различным уловкам, чтобы как-то скрыть прошлое, но не было никаких существенных различий в культуре или внешнем виде, различий, ограничивающих право потомков рабов принадлежать к культуре, в которой они были рождены.  В новогвинейских культурах не проводят различия между изменениями, глубоко затрагивающими сердцевину культуры, и изменениями поверхностными, которые могут происходить многократно, не касаясь этой сердцевины, Во всей этой зоне мы сталкиваемся с принципиальной однородностью тех характеристик культуры, которые могут заимствоваться и отбрасываться. Многие из них кочевали от племени к племени неоднократно. Анализ новогвинейских культур показывает,  как непрерывные малые изменения на поверхности могут фактически создавать устойчивую преемственность и стабильность более глубинных уровней культуры. Пионеры ( от фр. Pionnier6 ) и иммигранты ( от лат. Immigrans7 ), прибывшие в США, Канаду, Австралию или Израиль, не имели в своем прошлом опыте никаких прецедентов, основываясь на которых они могли бы не задумываясь строить систему воспитания своих детей.
 
    Цитата  француского философо О. Конта (родоночальник социологии).
    Рionnier, pion — первонач. «пехотинец»— первый в чём-то, первопроходец, член Всесоюзной пионерской организации.
    Immigrans вселяющийся — граждане одного государства, поселяющиеся постоянно или на длительное время на территорию другого государства.
 
Но и  дети, выросшие в новых  условиях, дети, создающие прочные связи  друг с другом, борющиеся и с  условиями новой среды, и с  устаревшими представлениями своих  родителей, копируют поведение друг друга все еще на очень подсознательном уровне. В США, где в одной семье за другой один за другим сын разрывал со своим отцом и уезжал на Запад или в другую часть страны, сама распространенность этого конфликта придавала ему видимость естественных отношений между отцами и
сыновьями.
 
2.1. Конфликты между  поколениями
   В обществах,  где мы сталкиваемся с сильным  конфликтом между поколениями,  конфликтом, находящим свое выражение  в стремлении отделиться или  же в  длительной борьбе  за символы власти при переходе  ее от одних к другим, вполне  возможно, что сам этот конфликт  является результатом какого-нибудь  серьезного изменения среды. Будучи  один раз включенными в культуру  и принятыми за неизбежность, конфликты такого рода становятся  составной частью  постфигуративных культур. Возникновение разрыва между поколениями, когда младшее, лишенное возможности обратиться к опытным старшим, вынуждено искать руководства друг у друга,— очень давнее явление в истории и постояино повторяется в любом обществе, где имеет место разрыв в преемственности опыта.    Ситуация, однако, приобретает совсем иной характер, когда родители сталкиваются у своих детей и внуков с таким стилем поведения, пример которому дают представители каких-то других групп: победители в завоеванном обществе, господствующая религиозная или политическая группа, коренные жители страны, куда они прибыли как иммигранты, старожилы какого-нибудь города, куда они мигрировали. В ситуациях такого рода родители вынуждены, в силу ли принуждения извне или же собственного желания, поощрять своих детей становиться частью нового порядка, осваивая новый язык, новые обычаи и новые манеры. Все это, с точки зрения родителей, может представляться как принятие детьми новой системы ценностей. Часто доступ ко всей полноте внутренней жизни той культуры, к которой они должны приспособиться,  очень ограничен, а у их родителей его вообще нет. Но когда они поступают в школу, начинают работать или идут в армию, они вступают в контакт со своими  сверстниками и получают возможность сравнить себя с ними.    В подобных ситуациях вновь прибывшие обнаруживают, что их сверстники,  принадлежащие к данной системе,— наилучшие наставники. Конфликты между поколениями прежде всего присущи классовым обществам с высокой вертикальной мобильностью. Молодой человек, завоевывающий иное положение в обществе, отличное от его родителей, будь они крестьянами или
представителями средних классов в аристократическом  обществе,
представителями угнетенной расовой или этнической группы, должен открыто и осознанно разорвать с постфигуративными моделями, олицетворяемыми его родителями и дедами, и искать новые модели для своего поведения.    Но в большинстве классовых обществ изменение рода занятий и социального положения, влекущее за собой видоизменение поведения, также связано и с изменениями в структуре личности. Как правило, первый разрыв со стилем поведения родителей возникает в результате полученного образования, в тех случаях, когда родители выбирают для своих детей образование нового типа, ставят перед ними задачу приобрести другую профессию. Последствия, однако, здесь зависят от ситуации. Если число таких молодых людей велико, они становятся образцами поведения друг для друга и, отвергая в новых условиях  поведенческие модели взрослых, рассматривают своих учителей и администраторов как противостоящую им силу, которую скорее нужно перехитрить, чем следовать ее примеру. Но когда число новообращенных, учащихся, новичков, вовлеченных в изменения, мало, моделью для их поведения служит поведение большинства. Либо же одинокий подросток, возможно, привяжется к одному наставнику, который как-то сможет поддержать его и повести по пути к зрелости. Исследователи подросткового возраста подчеркивают присущий ему конформизм. Но этот подростковый конформизм свойствен культурам двух типов: культурам, в которых кофигуративное поведение стало социально институционализированным на протяжении жизни многих поколений, например в обществе с институционализированными возрастными градациями, или же — противоположный  случай — культурам, где большинство подростков, не находя примера в  поведении своих родителей, чей опыт им чужд, вынуждены ориентироваться на  указания, которые могут дать им чувство принадлежности к новой группе. Переход к новому образу жизни, требующему приобретения новых умений и форм поведения, представляется более легким тогда, когда нет дедов, помнящих о прошлом, формирующих опыт растущего ребенка, закрепляющих непроизвольно все невербализованные ценности старой культуры. Отсутствие старшего поколения,  как правило, означает и отсутствие замкнутых узких этнических общип. И наоборот, если деды составляют часть группы, иммигрировавшей в чужое общество, тесные связи внутри деревенской общины могут обеспечить ее целостность. С физическим удалением поколения дедов и бабок из мира, в котором воспитывается ребенок, его жизненный опыт сокращается на поколение, а его связи с прошлым ослабевают. Еще издавна они стрались быть как: - «Справедливый муж повелевает женою не как хозяин собственностью, но как душа телом: считаясь с ее чувствами и неизменно благожелательно»8.  Характерная черта постфигуративной культуры — вопроизведение в отношении человека к своему ребенку или к своим родителям опыта прошлого — исчезает. Прошлое, когда-то представленное живыми людьми,  становится туманным, его легче отбросить или же исказить в воспоминаниях. В больших организациях устраняют старших чиновников, престарелого персонала, всех тех, кто своей личностью, памятью, неменяющимся стилем отношения к молодежи   укрепляет и поддерживает устаревшее, аналогично по своему характеру устранению дедов из семейного круга. Когда этого поколения нет или когда оно потеряло власть, молодежь может сознательно игнорировать стандарты поведения старших или же быть безразличной к ним. Подросток играет свою ограниченную и четко определенную  роль перед аудиторией более младших, и возникает полная кофигурация, при которой те, кто служит примером, всего лишь на несколько лет старше тех, кто у них учится. Нуклеарные семьи, исключающие поколение дедов и очень сильно ослабляющие все   остальные родственные связи, типичны для условий иммиграции, в которых большое число людей перемещается на далекие расстояния или вынуждено приспосабливаться к новому стилю жизни, очень несходному с прежним. Со временем эта установка на организацию нуклеарной семьи усваивается новой культурой; даже в тех случаях, когда в семью входят представители старшего поколения, их влияние сводится к минимуму.  Никто больше не ждет от них, что они будут служить образцами поведения для своих внуков либо же что они будут осуществлять строгий контроль над браками и карьерами своих взрослых детей. Установка на то, что дети уйдут от своих родителей либо же, окажутся вне их влияния, как в свое время сделали и сами родители, становится частью такой  культуры.
 
 
 
 
    Высказывание  Греческого философа Плутарх, источник http://www.isfarinka.ru
Заключение
Культуры  можно отличать друг от друга не только по относительной значимости ролей, играемых старшим поколением и другими сородичами, но и по тому, насколько неизменна форма  того, что передается от старшего поколения  к  внукам.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.