На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Философия жилища

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 06.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Оглавление
Введение……………………………………….……………………….…….……3
Глава 1. Дом и кров в славянофильской концепции.
    1.1. Философия «дома»……………………………………...….…….......…....4
    1.2. «Спор» патриархального и цивилизованного……………….…...…....…6
Глава 2. Понятие «дом» в советский период.
    2.1. Проблема перестройки быта………….…………………………………10
    2.2. Разработка новых типов жилища………………..…………………....…12
Глава 3. Современное значение «дома».
    3.1. Что такое современный дом?………….…………………………….…..16
    3.2. Перспективные тенденции архитектуры жилища……………...……....19
Заключение……………………………………………………….………….…...21
Список  источников литературы……………………………………………..….22 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Введение
      Несмотря  на прослеживающийся повсеместный интерес  к проблеме Дома в гуманитарных науках, очевидную взаимосвязь и взаимообусловленность этого явления с социумом, его непреложное значение в социальном пространстве-времени, Дом не получил статуса понятия социальной философии, не стал полноправной темой в философском дискурсе, присутствуя чаще всего фрагментарно и в метафорической форме. Фактически в философских изданиях отсутствует формулировка понятия Дом, равно как и не выработан категориальный аппарат, связанный с этой темой, так, что на сегодняшний день словарные статьи определяют Дом как строительную конструкцию, ограничивая это понятие рамками материального объекта.
      Тема  Дома достойна углубленного изучения в рамках социальной философии, - достойна того, чтобы стать исследовательским, учебным и практически значимым для социума предметом социальной философии. Таким образом, актуальным становится определение Дома в социально-философском аспекте, осмысление его места в социальных связях, определение перспектив Дома по отношению к социальным институтам.
      В философской мысли интерес к  философии Дома, неравномерно, то разгораясь, то затухая проявляется с 4 в. до н.э. Мы имеем прямое свидетельство Платона о том, что первыми теоретиками домоводства были софисты. Среди классических трудов, имеющих целью описать идеальное домоустройство, следует выделить «Домострой» Ксенофонта и памятник древнерусской письменной литературы - «Домострой» Сильвестра. При всей выверенности принципов «Домостроя» многовековой традицией, их отнюдь нельзя считать навечно предопределенными.
      Первыми русскими теоретиками Дома были славянофилы. Они предложили рассмотреть архаическую модель жилища как некоторую целокупность жизни, а также придали этой целостности аксиологический и даже идеологический вес.
      Глава 1.
      1.1 Философия «дома».  

      Дом относится к числу основополагающих, всеобъемлющих архетипических образов, с незапамятных времен функционировавших в человеческом сознании. Эквиваленты славянского слова «дом» древнееврейский «bait» — обозначали широкий круг понятий: кров, семью, жилище, строение, некое определенное место — а также явления, связанные с культурной организацией жизни: хозяйство, быт семьи или народа, наследство, иерархию, порядок. Понятие дома связывалось также со своим народом (например, в Ветхом завете еврейский народ именуется Домом Израилевым), страной, правом, нравственностью, памятью и верностью заветам. [5]
      В мифопоэтических представлениях древних  славян дому отводилось чрезвычайно  важное место. Он осмыслялся как «мир, приспособленный к масштабам  человека и созданный им самим». Жилище было по преимуществу носителем  признака «внутренний»: оно оберегало человека от невзгод внешнего мира, создавало атмосферу безопасности, определенности, организованности, противостоящей внешнему хаосу. Дом сравнивался с матерью, которая кормит и охраняет дитя, а также с материнским чревом, с наседкой, защищающей цыплят. Закрытое, обжитое пространство, где главенствовали атрибуты дома, как постель, печь, тепло, издавна осмыслялось как женское, в отличие от неуютного холодного внешнего мира, в котором главную роль играл мужчина — землепроходец, строитель, завоеватель. Постоянно подчеркивались такие признаки  дома, как прочность, неподвижность («полна горница людей»), одушевленность. Человеку нужен был дом, соединяющий небо и землю. Он крепко стоит на земле и является для его жителя  центром посюстороннего, горизонтального мира. С другой стороны, он возвышается над землей, стремится к небу; «он выпускает человека вовне и в этом смысле связан с внешним миром и с верхом». Поэтому возникла необходимость создания в доме некоего сакрального пространства, напоминавшего о связи домашней организации и защищенности с божественным миропорядком и защитой от потусторонних сил.
      Русские народные представления о доме в  целом совпадали с вышеописанными. Об этом свидетельствует «Толковый  словарь живого великорусского языка» В. И. Даля и приведенные в нем многочисленные пословицы и загадки, относящиеся к дому. Однако и в этом, и в позднейших толковых словарях у лексемы дом отсутствует значение, соответствует значение, соответствующее ангийскому home или немецкому Heim (домашний, семейный очаг): дом в значении «семья» в русском языковом сознании означает не духовное пространство «родного угла», а группу людей, связанных кровными узами. 
 
 

      1.2. «Спор» патриархального  и цивилизованного
      Все эти предварительные замечания необходимы для верного понимания славянофильской концепции Дома (с большой буквы, как одного из священных устоев национальной  жизни). Концепция эта во многом вобрала в себя архаические мифопоэтические представления русского народа. Однако непосредственно она складывалась в ходе умственного движения 30-х годов прошлого столетия. В то время в образованных кругах русского общества набирал силу спор о ценностном превосходстве патриархальности над цивилизованностью — или, наоборот, цивилизации над  первобытной «непосредственностью», в зависимости от симпатии споривших сторон. Тогда не существовало еще западничества и славянофильства как теоретически оформленных мировоззрений. Спор проходил в сфере незавершенных идеологических построений: кроме застольной беседы, он проник в художественную литературу.
      Среди «носившихся в воздухе» стереотипных предсставлений — антитез, порожденных  отмосферой романтического противостояния непреклонных, сингулярных точек  зрения, не могло не найтись места  для противопоставления патриархального и цивилизованного жилища. Описания первого можно было найти у Пушкина («Дубровский», «Капитанская дочка»), Гоголя («Старосветские помещики»), позднее у Даля («Вакх Сидоров Чайкин», «Павел Алексеевич Игривый», «Отец с сыном»), Григоровича, Тургенева и многих других писателей, обращавшихся к  изображению жизни провинциальных помещиков, крестьян или купцов. Противоположный тип жилища — благоустроенная городская квартира, «английская» усадьба, особняк или дача — появляется в русской литературе начиная с «Писем русского путешественника» Карамзина, который во многом  явился первопроходцем, привившим русскому читателю вкус к европейской оформленности. В 40-е годы интерес к бытовому удобству и изяществу возрастает: на страницах петербургских журналов и альманахов появляются физиологические очерки А. А. Бушицкого о жизни столичных немцев и о роскошных дачах в Царском Селе, Павловске и других пригородах Петербурга. Отчетливое противостояние двух образов Дома, на которое к концу «замечательного десятилетия» (1838—1848) наложились две законченные культурные концепции — западническая и славянофильская — позволило Гончарову в «Обыкновенной истории», а затем в «Обломове» создать емкие незабываемые образы жилищ, которые олицетворяют два противоположных уклада русской жизни — «почвенный» и «европейский». В конце 20-х годов нашего столетия В. Ф. Переверзев определил основную коллизию романов Гончарова как конфликт двух миров — «мира коттеджа» и «мира ковчега». Действительно, два  противоположных идеала личной и общественной жизни, культурных традиций и бытовых навыков, изображенные романистом, нашли свое воплощение в образах обжитого пространства, обладающих большой силой обобщения. С одной стороны — в самом деле «коттедж»: петербургская квартира, усадьба или дача, в которой человек предоставлен самому себе, ни от кого не зависит и ни за кого не отвечает; удобство и изысканность жилища являются залогом внутреннего гармоничного развития личности. С другой стороны, дом, где, как в Ноевом ковчеге, живут общей, роевой жизнью родители, дети, слуги, нянюшки, родня, приживалки, где человеку невозможно уединиться и спрятаться от глаз людских, да и неприлично это, не принято. Здесь радость и печаль каждого становиться общей радостью и печалью. Всякий участвует в делах и развлечениях сообщества. Завет и предание, обычай предков и страх перед неведомыми силами, постоянно поддерживаемый при помощи семейных легенд и няниных сказок, подготовляли почву для обязательной и единой для всех обитателей дома религиозности. Подобно библейскому ковчегу, такой дом призван был спасать укрывшихся в нем людей от враждебных стихий — сперва природных, затем общественных: от непогоды, поветрий, недугов, от смуты и от сопутствующей прогрессу нестабильности. В таком жилище зачастую неудобно, «тесно», комфорту не придается особого значения. [5]
      На  основании сказанного можно было бы утверждать, что для человека, обитавшего в культурно-идеологическом горизонте, способном породить славянофильское  учение, идеалом Дома был ковчег, если бы не одно обстоятельство.
      При всей своей  спасительной прочности  дом - ковчег движется и переносит человека из одного царства в другое, из одной эпохи в другую, обеспечивая лишь временную стабильность в глобальных бытийных переменах. По древним мифологическим представлениям, корабль означал средство перемещения в иной мир, в царство смерти.
      Славянофилы 40-х годов прошлого столетия сумели претворить трудноуловимую привязанность к определенному типу жилища в довольно стройную, монолитную концепцию Дома, который правильнее было бы назвать не ковчегом, а гнездом, роль которого — обеспечить безопасность семьи от враждебных внешних сил под спасительным прикрытием, под Кровом. В частной концепции Дома на первый план выдвигалось не религиозное, а семейное начало. Дом означал, прежде всего семью, круг людей, считающих себя родными не только по крови, но и по духу, обычаю.
      Дальнейшее  развитее понятия «дом» связано с проблемами социалистического расселения, когда возникли новые вопросы перестройки быта и разработки новых типов жилища. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Глава 2.
      2.1. Проблема перестройки быта.  

      Советские архитекторы при проектировании жилищ нового типа отслеживали процессы перестройки быта. При этом, согласуясь с идеями социалистов-утопистов, наибольшее внимание привлекали две задачи: внедрение в быт коллективистских начал и освобождение женщины от домашнего хозяйства.
      После отмены частной собственности на недвижимость в городах в 1918 году стали стихийно создаваться дома-коммуны (рабочие дома), которые затем получили признание как особая форма управления и эксплуатации жилых домов коллективами рабочих.
      «Массовое переселение рабочих в дома буржуазии сопровождалось процессом стихийного возникновения бытовых коммун. Переименованные в дома-коммуны (рабочие дома, коммунальные дома), бывшие доходные дома рассматривались как рабочие жилища нового типа. Получив жилище в бесплатное пользование, рабочие создавали в домах органы самоуправления, которые не только ведали эксплуатацией здания, но и организовывали такие домовые коммунальные учреждения как общие кухни-столовые, детские сады, ясли, красные уголки, библиотеки-читальни, прачечные и т.д. Обслуживание всех этих учреждений, а также уборка и ремонт помещений общего пользования, осуществлялись самими жильцами на общественных началах». [ 1]
      Такие коммуны представляли собой сообщество людей, совместно эксплуатировавших переданный им в бесплатную аренду жилой дом, которые сами устанавливали нормы поведения жильцов, совместно следили за состоянием дома, обобществляли питание, уход за детьми, а иногда и денежные средства. Руководили развитыми бытовыми коммунами общее собрание и совет коммуны.
      Но  даже в годы наибольшего развития движения за организацию рабочих домов-коммун коммунальные формы быта в них развивались медленно. Причину такого положения видели прежде всего в том, что старые типы домов не соответствуют новым формам быта. Считалось, что проблема перестройки быта будет решена путем строительства специально разработанных домов-коммун (с общественными помещениями), которые архитектурно оформят уже сложившиеся новые социальные отношения.
      В то время существовали две точки зрения на архитектурные решения организации домов-коммун: одна ориентировалась на поселок-коммуну, состоящий из индивидуальных домов и общественных зданий, другая – на комплексные дома-коммуны с обобществлением быта.
      Существовала  и третья точка зрения, которая декларировала, что пока среди рабочих еще сильна семейная психология, необходимо создавать дома переходного типа – дома-коллективы с сохранением семейной обстановки, способствующие развитию общественных отношений.
      Все дальнейшие поиски жилища нового типа так или иначе были связаны с этим социальным заказом, оформившимся в процессе создания и функционирования рабочих домов-коммун. [1] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      2.2. Разработка новых  типов жилища
      Переход в середине 1920-х годов на строительство секционных жилых домов в качестве массового городского рабочего жилища привел к тому, что коммунальный тип дома стал рассматриваться как область экспериментального проектирования.
      Большую работу в этой области проделало Объединение современных архитекторов (ОСА) – в частности, в 1926 году было проведено товарищеское соревнование на проект нового жилого дома среди членов Объединения.
      Основное  требование было таким: создать проект нового типа дома, проникнутого идеей коллективизма.
      Восемь  проектов, поданных на конкурс, экспонировались на Первой выставке современной архитектуры (июль–август 1927 г.). Все авторы запроектировали новое жилище для трудящихся как дом коммунального типа, где жилые ячейки объединены в одном здании с общественными помещениями. [2]
      Работа  по разработке коммунального дома нового типа была продолжена в 1928 году группой архитекторов-конструктивистов во главе с М. Гинзбургом (М. Барщ, В. Владимиров, А. Пастернак и Г. Сум-Шик) в Секции типизации Стройкома (Строительной комиссии) РСФСР.
      Стремясь  создать экономичную малометражную квартиру для одной семьи, архитекторы Секции типизации предложили ряд оригинальных решений. Наиболее экономически эффективной оказалась жилая ячейка типа F, образовывавшая малометражную квартиру в 27 м2, стоимость 1 м2 которой была равна стоимости 1 м2 квартиры в 54 м2 в секционном доме, заселяемом по-комнатно. [3].
      В специальном постановлении пленума Стройкома РСФСР было рекомендовано проверить разработанные в Секции типизации типы жилых ячеек в реальном строительстве.
      В соответствии с этим постановлением уже с конца 1928 года началось проектирование коммунальных домов переходного типа на базе разработанных в Секции типизации новых типов жилых ячеек. Их рассматривали как экспериментальное, опытно-показательное строительство. В этих домах проверялись различные варианты пространственных типов жилых ячеек (и возможности их сочетания), приемы взаимосвязи жилой и общественной частей коммунального дома, новые конструкции и материалы, методы организации строительных работ.
      Кроме домов-коммун переходного типа проектировались и идеальные дома-коммуны.
      В конце 20-х годов ХХ века развернулась острая дискуссия, в ходе которой обсуждались все стороны быта – судьба семьи, взаимоотношения родителей и детей, формы социальных контактов в быту, проблемы обобществления домашнего хозяйства и процесса потребления и т.д. Предлагались самые различные модели быта будущего, в соответствии с которыми и создавались проекты жилого дома.
      В конце 1920-х годов, наряду с проектированием и строительством домов переходного типа, получили широкое распространение радикальные теории с полным обобществлением домашнего хозяйства, отказом от семьи как социального института и с мелочной регламентацией жизни членов бытовой коммуны.
      Наиболее  последовательно такой подход к реконструкции быта был изложен в теоретических работах Н. Кузьмина и архитектурно оформлен в его дипломном проекте жилого комбината-поселка для горняков. Проект включал «график жизни» коммунара от его рождения до смерти с четким разделением спальных мест по семейным, несемейным группам и возрастам. Жизнь коммунаров должны была быть полностью унифицирована, лишена любой индивидуализации, регламентировались не только график передвижений, но и время конкретного процесса. Спальни предназначались только для сна. Команды должны были выполняться по радиосигналам. [3]
      Абсурдность такой мелочной регламентации жизни «от рождения ребенка и кончая крематорием» и недооценкой «роли личности в социалистическом коллективе» отмечал еще М. Гинзбург.
      Он  сравнивал этот «безупречный конвейер»  с прусской казармой, где только из уважения к процессу воспроизводства в отдельном корпусе отведены помещения для пар [2].
      Подобный  радикализм опирался на отдельные реальные примеры бытовых коммун с полным обобществлением быта и отказом от семьи. Однако такие коммуны были распространены среди студентов или рабочих новостроек и являлись для них лишь этапом в жизни до обзаведения семьями.
      Первые  студенческие коммуны возникли еще в первой половине 1920-х годов.
      С.О. Хан-Магомедов отмечает, что «опыт организации и функционирования студенческих коммун вызвал в середине 20-х годов прошлого века первую волну увлечения такой формой организации быта, прокатившейся по студенческим общежитиям многих городов. [2]
      После подъема в 1924–1926 годах волны создания молодежных коммун в 1927–1928 годах наблюдался определенный спад, причем многие из созданных ранее коммун перестали существовать.
      Новая волна формирования молодежных коммун начала подниматься в 1928–1930 годах. Используя уже имевшийся опыт коммун прошлых лет и считая, что распад коммун был связан с непродуманным подбором его членов, новые коммунары ужесточают контроль за поведением своих товарищей. Коммуны стали рассматриваться как «фабрики нового человека», а каждый вступавший в молодежную коммуну стремился вытравлять в себе черты «старого» быта». [1]
      В 1929 году проводились конкурсы на проектирование студенческих домов-коммун для Ленинграда и Москвы, а студенты на собраниях высказывались за строительство для студентов только домов-коммун.
      Среди реализованных проектов необходимо отметить спроектированный и построенный в 1931 году студенческий дом-коммуну в Москве архитектора И. Николаева.
      Все помещения дома-коммуны на 2 тысячи человек строго специализированы. Спальные кабины на два человека предназначались только для сна, во время которого они усиленно вентилировались центральной системой. Предполагалось использование озонирования и возможность применения усыпляющих добавок.
      Жизнь должна была быть строго регламентирована: от подъема, зарядки, занятий, коллективного прослушивания радио до вечерних прогулок по звонку и пр. М. Гинзбург считал, что в этом проекте «коллективизировано» все без остатка, а индивидууму оставлен только сон.
      Гинзбург писал, что «эта лестница гипертрофии может быть закончена проектом сонного павильона в зеленом городе архит. К.С. Мельникова, где сон объявлен «социалистическим», т.е. где люди спят все вместе в громадных залах и где специальные оркестры и отражатели по всем правилам современной науки и искусства заглушают «обобществленный» храп. Нет нужды доказывать абстрактную утопичность и ошибочную социальную сущность всех этих проектов…», где только в спальнях- кабинах сохраняется индивидуальное существование личности, проектов, разделяющих жизнь на две неравные части: меньшая индивидуальная (ей отдан только сон) и большая общественная (ей отведено все прочее). [2]
      Для рассматриваемого периода «было характерно обращение архитекторов и инженеров к проблемам крупносборного и мобильного жилища, что было связано с начавшимся процессом внедрения стандартизации и индустриальных методов в строительство, с теориями «подвижной» семьи и дестационарности жилой ячейки, с поисками вариантов планировки квартиры, жилого дома и города в целом, со стремлением использования в жилищном строительстве новейших научно-технических достижений». [1]
      Глава 3. Современное значение «дома».
          3.1. Что такое современный  дом? 

      Архитектура городского жилища оказывает огромное влияние как на формирование человека, так и на его мировоззрение, культуру, здоровье. Современная отечественная практика проектирования и строительства жилища настоятельно требует решения многих проблем формирования облика и планировочной структуры современного городского жилища. Трансформация общественного мировоззрения поставила на первый план проблемы качества жизни, комфортности бытия, организации предметного мира и пространственной среды человека.
      Нынешнее  положение в жилищном строительстве можно оценить как переход от многоэтажного индустриального государственного квартирного жилища к жилью с индивидуальным проектированием различных форм и видов домостроения на основе малоэтажного жилища.
      Специалисты утверждают, что человек как биологический  вид за последние 40 000 лет не претерпел никаких перемен. Мышление, желания, чувства у нас точно такие же, как например, у древних египтян. Мы не стали ничуть не лучше и ничуть не хуже. И дом человеку всегда нужен был одинаковый.
      О какой бы эпохе речь не шла, от дома всегда требовалось примерно одно и то же: безопасность, удобство и красота. Эти универсальные требования приобрели некие особенности, характерные для нынешнего времени. И именно соответствие этим особенностям и делает дом современным.
      Современный дом — это безопасный, комфортный дом, построенный с применением качественных материалов.
      Времена, когда идеальным домом могло  считаться здание, пусть даже очень  красивое и современное, но лишенное надлежащей инфраструктуры и плохо  сочетающееся с окружающим его ландшафтом, остались в прошлом.
      Сегодня идеалом жилища по праву можно  назвать не отдельно стоящий дом, а квартал, построенный по индивидуальному  проекту и объединенный единым концептуальным замыслом. По сути, речь идет не просто о жилье, а о предложении определенного  образа жизни. Достичь его можно только в том случае, если население комплекса достаточно социально однородно, а сам он представляет собой замкнутую и самодостаточную систему, обладающую собственными службами сервиса, инфраструктурой, детскими площадками и рекреационными зонами. Иными словами, практически все необходимое обитатель такого комплекса может получить, не выходя за его пределы. При этом квартал должен иметь удобный доступ к основным транспортным артериям города. [4]
      Очень важна область восприятия «современного дома». Если оглянуться вокруг на окружающую действительность или обратиться к примеру европейских мегаполисов, вполне возможно, что современным, с точки зрения архитектурного искусства, будут признаны здания и постройки, исполненные в различных пост-модернистких, минималистичных или «биологичных» формах. Такой взгляд вполне уместен, когда мы смотрим на общественные здания — музеи, театры, выставочные залы и галереи, офисные здания, реже — жилые дома. Такие постройки включаются во все каталоги современной архитектуры, по ним учат студентов, защищают дипломы и прочая, прочая, прочая — миллионы страниц.
      Однако, если мы оценим количество и качество таких строений в частной архитектуре, то их окажется не так уж много. 70-90% такого жилья (от Австралии до Северной Америки, включая и Европу и Россию) — это очень традиционные снаружи постройки, стилистические корни которых уходят в историческую традицию, особенную для каждой страны.
      Таким образом, восприятие человеком мира современной архитектуры и самого понятия «современный» дом в наше время, по сути, раздвоилось. Мы хорошо понимаем и четко определяем что такое «современная» архитектура, поскольку все же листаем красивые журналы. Но когда речь заходит о собственном доме, о том, в котором будут жить родные люди, — здесь восприятие дает осечку. Возвращаются классические формы, возникают ассоциативные ряды, исторические аналоги, на основе которых и происходит дальнейшее общение с архитектором.
      Лучшая  метафора того, каким дом быть не должен — это знаменитый «Ледяной дом» в Петербурге, построенный по приказу Анны Иоанновны для шутейной свадьбы князя Голицына и шутихи-калмычки. Императрица, конечно, развлекалась (могла себе это позволить) или, как сейчас говорят, прикалывалась, однако создала символ антидома — великолепную метафору того, каким дом не должен быть. Холодный, ненадежный, некомфортный… И таким он вошел в историю. [4]
      Дом должен будить чувство спокойствия, надежности и защищенности, уюта и  комфорта. Он должен к себе притягивать, он должен нравиться.
      Но  если есть ощущение уюта, надежности и спокойствия, такой дом всегда обладает непреходящей ценностью. «Спокойный среди бурь» — так говорили римляне. И это в полной мере относится к современному дому, независимо от его стиля и применяемых технологий. [4] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      3.2. Перспективные тенденции  архитектуры жилища
      ХХI в., должен быть связан с внедрением принципиально новой идеологии построения жилища, базирующейся на экологических принципах. Кардинально должна измениться градостроительная концепция организации поселений. Современные города как среда для обитания стремительно теряют привлекательность. В обществе происходит решительный поворот к малоэтажному индивидуальному жилому дому усадебного типа. Принципиальной особенностью формирования жилых зданий и участков должно стать внедрение комплексного экологического подхода. Это проявится в использовании ресурсосберегающих технологий домостроения и инженерного оборудования, возобновляемых источников энергии, в возрастании роли ландшафтного проектирования и создании естественного воспроизводства зелёных насаждений. Ростками перспективных тенденций сегодня является небывало широкое распространение дачных и садовых товариществ горожан, а значит, наличие большого количества людей, для которых труд на земельном садовом участке стал обычным и любимым занятием. [6]
      Человек и природа неразрывно связаны  между собой. Природа является той  естественной средой, в которой возник и сформировался род человеческий. Она - источник средств к существованию, важный фактор жизненной среды, физического и психического развития, здоровья и долголетия. Следовательно, принцип "жилище в саду" должен явиться основополагающим сегодня. Тогда по воскресеньям жители не станут стремиться за город: природное окружение — деревья, трава, водная гладь рек и озер - подойдет ближе к жилищу.
      Не  следует забывать, что во всём мире наблюдается активное экспериментальное  строительство экодомов и экопоселений. Отличительные черты экодома — эффективная теплоизоляция, использование солнечной энергии и других природных ресурсов, автономность систем энергообеспечения, качественная очистка бытовых отходов и, естественно, экологически чистые строительных и отделочные материалы.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.