На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


доклад Философия К. Ясперса

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 10.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Государственное образовательное  учреждение высшего  профессионального  образования
Уфимский  государственный  авиационный технический  университет 
 
 
 
 
 

Реферат.
По дисциплине « Философия ».
Тема: «  Философия К. Ясперса». 
 
 
 
 
 
 

Выполнила: Четырбок О.Н.
Группа  ЭК-104
Проверила: Моисеева Т.П. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Уфа 2012 г.
Содержание. 

    Введение.
    Глава 1. Истоки истории и ее смысл.
      Биография К. Ясперса.
      «Осевое время» как начало начал.
        «Историческое» и «историчное» в философии  
        Ясперса.

      Глава 2. Некоторые положения экзистенциальной концепции 
      Ясперса.

        Проблемы современного общества в философии К. Ясперса.
      Между психопатологией и  философией: путь Ясперса.
    Заключение.
    Литература. 
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     

Введение.
В ряду великих  гуманистов XX века особое место принадлежит Карлу Ясперсу (1883—1969). Один из создателей экзистенциализма, он снискал себе лавры и на поприще психиатрии, не разделяя, впрочем, врачевание души и экзистенциалистское философствование, а это последнее не отделяя от своей жизни.
Философия К. Ясперса  заметно отличалась от других разновидностей экзистенциалистской философии, например хайдеггеровской, своей приверженностью рационализму, науке, демократии. Правда, и Ясперс критически оценивал некоторые центральные идеи классической рационалистической философии (например, не принимал ее самоуверенный сциентизм). Их результатом, по мнению Ясперса, стало пагубное "раздробление" мира, невнимание к целостности бытия и, как следствие, пренебрежение метафизикой как учением о первоосновах универсума. Ясперовская философия энергично пролагала путь к новой метафизике, которой вменялось в обязанность сосредоточиться вокруг трех основных проблемных сфер, очерчиваемых категориями "всё", изначальное" и "одно". "Всё" наличного бытия — это миф, наша "изначальность" — это экзистенция, "одно" — это трансценденция. В разъяснении этих категорий, охватываемых ими сфер и их единства состоит, по Ясперсу, главная задача философии. Одновременно ее выполнение имеет практический, смысложизненный характер. Мир надо осмыслить, чтобы ориентироваться в нем. "Высвечивание экзистенции" нужно нам, индивидам, чтобы обрести свою сущность. Трансценденции, ее "откровению" придается смысл религиозно-нравственного спасения, приобщения к вечности.
Цель  моей работы проанализировать философию Карла Ясперса.
Глава 1. Истоки истории и ее смысл.
1.1 Биография Карла  Ясперса.
Родился в Ольденбурге в 1883 году. Его мать происходила из местных крестьян, отец был юристом, впоследствии директором банка. С ранних лет интересовался философией, однако, опыт и практика его отца в юридической системе, несомненно, оказали влияние на его решение об изучении права в университете. Проучившись некоторое время на юридическом факультете в Гейдельбергском, а затем в Мюнхенском университетах, Ясперс понял, что юриспруденция ему не нравится, и в 1902 году меняет специализацию, занявшись изучением медицины.
В 1908 году окончил медицинский факультет Гейдельбергского университета; в 1909 году получил степень доктора медицины. В 1909—1915 годах работает в психиатрической лечебнице Гейдельберга, где несколько лет до этого практиковал Эмиль Крепелин. Ясперс не удовлетворён существующими подходами к изучению психических заболеваний и ставит себе задачу по улучшению психиатрического подхода. В 1913 году Ясперс защищает докторскую диссертацию, которая впоследствии была издана в виде фундаментального труда «Общая психопатология» (был переиздан несколько раз, последний раз в 1959 году)[1]. Получив степень доктора психологии, сразу после защиты Ясперс получает временную должность преподавателя психологии в Гейдельбергском университете. Позже должность становится постоянной и он никогда больше не возвращается к практике в клинике.
В 1919 году Ясперс издает «Психологию мировоззрений», которая затрагивает уже философские проблемы и приносит автору широкую известность. Два года спустя Ясперс становится профессором философии в Гейдельбергском университете.
В Гейдельберге Ясперс общается с Максом Вебером  и его группой, куда входят Эрнст Блох, Эмиль Ласк, Георг Зиммель и Георг Лукач. Под влиянием Вебера складываются его политические взгляды — либерализм, вера в национальное государство и демократию, управляемую элитами. На развитие Ясперса как философа оказывают влияние критика неокантианской методологии, под знаком которой проходили дискуссии Вебера и Лукача. Одним из главных мотивов теоретической деятельности Ясперса становится желание освободить философию Канта от неокантианских формализмов Риккерта и Виндельбанда. С точки зрения Ясперса, мысль Канта должна быть реконструирована не как формальная доктрина, описывающая абстрактного субъекта познания, но как анализ метафизических переживаний, спонтанно порождаемых решений и внутренней жизни субъекта.
Ещё большее  влияние на Ясперса оказал Мартин Хайдеггер, однако теоретические разногласия между философами были актуализированы их политическим разрывом, связанным с симпатиями Хайдеггера к нацистам. Ясперс чувствовал личную обиду, поскольку он был женат на еврейке. Как бы то ни было, именно Хайдеггер и Ясперс вошли в историю философии как родоначальники экзистенциализма в Германии, хотя сам Хайдеггер отрицал свою принадлежность к этому течению, а Ясперс после 1933 года утверждал, что не имеет ничего общего с Хайдеггером.
В 1937 году Ясперс был лишён звания профессора и фактически постоянно находился под угрозой ареста вплоть до окончания Второй мировой войны и падения нацизма. Долгие восемь лет Ясперс продолжает работать — писать «в стол». В 1945 году он оказался среди немецких интеллектуалов, которые не были замечены в связях с нацистами, и начал играть большую роль в жизни германского общества. Ясперс возвращается к преподаванию — сначала в Гейдельберге, а затем, с 1947 года, — в Базельском университете. Публикуются работы: «Вопрос о вине» (1946), «Ницше и христианство» (1946), «О европейском духе» (1946), «Об истине» (1947), «Наше будущее и Гёте» (1947), «Истоки истории и её цель» (1948), «Философская вера» (1948), «Разум и анти разум в нашу эпоху» (1950), «Об условиях и возможностях нового гуманизма» (1962).
Ясперс умер в Базеле в 1969 году.
      «Осевое время» как начало начал.
Историческая  доктрина Ясперса необычайно оригинальна  – она не похожа ни на одну из множества  исторических концепций Х1Х-ХХ века. И оригинальность эта заключается, пожалуй, не столько в чисто внешнем, схематическом построении (от общих  истоков человечества, от доистории, к великим культурам древности, к «осевому времени», к веку науки  и техники, когда возникает единый мир человечества – в этом отношении  она мало отличается от других исторических концепций), сколько во внутренних смысловых  содержаниях основных понятий и  категорий, используемых Ясперсом для  постижения цели истории.  
Прежде всего, обращает на себя внимание понятие «осевого времени», введенное Ясперсом и являющееся у него своеобразной точкой отсчета истории как таковой. Временную «ось мировой истории» он относит к середине первого тысячелетия до нашей эры (между 800 и 200 гг. до н.э.) когда произошел самый резкий поворот в истории – появился тип человека нашего времени. В это время в Китае жили Конфуций и Лао-Цзы, в Индии возникли Упанишады, жил Будда, в Иране Заратустра учил о мире, где идет борьба добра со злом; в Палестине выступали пророки – Исаия, Иеремия; в Греции – это время Гомера, Гераклита, Платона и Архимеда. Их учения, их проповеди, их деятельность «высветили» тяжеловесные массы безличной «доосевой» культуры и создали идею личностной, экзистенциальной ответственности перед лицом анонимного бытия в мире. Оно (осевое время) послужило общим истоком для культур Востока и Запада, в силу чего противоположность между этими культурами сказывается заранее лишенной абсолютного смысла. Именно в это время были разработаны основные категории, которыми мы мыслим по сей день, заложены основы мировых религий, и сегодня определяющих жизнь людей. 
Можно сказать, что история в понимании Ясперса – это объективный процесс в развитии общества. Но было бы неверно утверждать, что любые объективные изменения в обществе – это история, поскольку он выделяет и период, названный им доисторией. «Объективно доистория – поток различных изменений, однако в духовном смысле это еще не история, поскольку история возникает лишь там, где есть осознание истории, традиция, документация, осмысление своих корней и происходящих событий... История – всегда ясное для человека прошлое, сфера усвоения этого прошлого, сознание своего происхождения. Доистория – обоснованное, правда фактически, но не познанное прошлое».
 

      «Историческое»  и «историчное» в  философии Ясперса.
В категориальном аппарате Ясперса важное место занимают категории «историческое» и «историчное». 
«Историчность» подобно трансцеденции недоступна четким определениям, ее смысл устанавливается только в «озарении». «Исторична» экзистенциальная истина, постигаемая с помощью «философской веры». «Исторична» духовная жизнь человека, которая выражается в его эстетических, философских и других взглядах. Именно мысли, чувства человека в конечном счете определяют ход истории. Эта духовная деятельность человека рассматривается Ясперсом как автономная по отношению к изменению производственной деятельности и социальных условий. Поскольку в центре внимания Ясперса человек как субъект истории, как ее творящая сила, как спонтанная деятельность духа, то такие творения человека как традиции, мифы, легенды, возникающие помимо науки, лучше выражают содержание истории, а именно ее историчности, чем научные знания. Под «историческим» же понимается повторяемость событий, сходность явлений и знание о прошлом, получаемое с помощью разума, науки, которое признается менее важным и ценным для самосознания человека и его деятельности. Доминирующее в массовом сознании ХХ века представление о том, что изменяя условия своего существования, человек меняет себя сам, является с точки зрения философа-экзистенциалиста иллюзией. Говоря короче, экзистенциальное понятие историчности ставит под вопрос правомерность и истинность идеи исторического творчества. В экзистенциальной философии человек в его наличном бытии предстает как продукт исторического развития, как само себя формирующее, но не как исторически творческое, т.е. созидающее историю существо. 
В сущности, здесь поднимается вопрос о соотношении научного и вне научного знания в осознании прошлого. С точки зрения многих философов-марксистов, отличавшихся своей приверженностью сциентизму (абсолютизации роли науки в системе культуры, в идейной жизни общества), любые критические замечания по поводу возможностей науки, любые сомнения в ее всесильности и могуществе воспринимались как крамола, слабость и недомыслие идеологических оппонентов. Даже сама философия (по одним трактовкам только марксистская. А по другим, философия в целом возводилась, (а на самом деле низводилась) до уровня науки. Поэтому и акцентирование неповторимости, самобытности деятельности человека как субъекта истории, неподдающейся рациональному осмыслению, ранжированию, жесткой классификации и типологизации рассматривалось как очередное заблуждение иррационалиста, намеревающегося подорвать учение о неумолимом действии объективных законов общественного развития, их полной познаваемости и возможности однозначного использования для дальнейшей плодотворной деятельности по преобразованию социальных отношений. 
С точки зрения экзистенциализма историческое развитие не обладает ни целью, ни смыслом. Экзистенциалистская позиция по своей сути не позволяет принять идею поступательности, прогресса в истории. Но речь при этом идет не только о возможных умозрительных спекуляциях, о смысле мировой истории, но и том, что в силу такой установки в корне меняется социальное поведение отдельного человека. Лишенными всякой ценности представляется ориентация на историческое творчество, культурное созидание. Цивилизация рассматривается как декорация, социальная общность как видимость. 

Глава 2. Некоторые положения экзистенциальной концепции 
Ясперса.

      Проблемы современного общества в философии К. Ясперса
Немецкий  философ-экзистенциалист К. Ясперс принадлежит к числу тех немногих мыслителей, которые стремятся теснейшим  образом связать свою философию  с актуальными и конкретными  жизненными проблемами. Рассматривая современное общество, К. Ясперс не приемлет унифицирующих отношений, превращающих человека в абстрактного индивида. Он более явно высвечивает подспудную роль истории и общества, преодолевающих те основы, на которых возвышается абстрактный индивид. Современное состояние общества К. Ясперс определяет как кризисное. «То, что в течение тысячелетий составляло мир человека, в настоящее время будто потерпело крушение. Все стало сомнительным, всему грозит опасность».1
Вполне правомерно говорить о том, что философия  К. Ясперса – это своеобразная реакция на усиливающийся процесс дегуманизации общественных и личностных отношений в современном обществе, протест против отчужденных форм бытия человека, поглощения его «анонимными» структурами общественной жизни. К. Ясперс не верит в возможность тотального самопроявления, в возможность обретения собственной экзистенции «человеком массы». В мире, где люди существуют лишь как масса, человек утрачивает корни и теряет самого себя, свою сущность. С этого момента и начинает рушиться все то, что тысячелетиями было миром людей. Для кризисных периодов в жизни любого народа характерна деморализация целых слоев населения, возникновение ложного иллюзорного сознания, которое вполне устраивает демагогов, политических авантюристов. Потеряв устойчивые внутренние убеждения, идеалы и ценности, люди становятся легкой добычей разного рода идеологических поветрий. Во взглядах на историю утверждаются и господствуют релятивизм, нигилизм и цинизм, которые К. Ясперс, следуя за Ф. Ницше, расценивает как неизбежную расплату за некритичное отношение к истории. То, с чем столкнулось человечество сегодня, есть справедливая расплата за культ истории и обожествление прогресса. Трагизм существования не снимается историей. Напротив, то, что мы называем прогрессом, еще больше обнажает абсурдность нахождения человека в мире. Отчаяние современного человека вызвано не только реальными катастрофами и катаклизмами, но и кризисом сознания, приученного к оптимизму гарантированного восхождения.
На наш взгляд, К. Ясперс выявляет самые глубинные  истоки того чувства беспомощности  и дезориентации, которое охватило людей сегодня. Человек, считает К. Ясперс, стал все больше осознавать, что он оказался в положении «пребывания перед ничто», о чем в свое время писали С. Кьеркегор и Ф. Ницше. «Все стало несостоятельным; нет ничего, что не вызывало бы сомнения, ничто подлинное не подтверждается; существует лишь бесконечный круговорот, состоящий во взаимном обмане и самообмане посредством идеологий. Сознание эпохи отделяется от всякого бытия и заменяется только самим собой. Тот, кто так думает, ощущает и самого себя как ничто. Его сознание конца есть одновременно сознание ничтожности его собственной сущности».
Что веками составляло мир человека, сегодня расползается по швам. Человек как будто растворяется в том, что должно быть лишь средством  его бытия. Он теряет смысл своей  жизни, все то, что придает ей ценность и достоинство. Эта кризисная ситуация, полагает К. Ясперс, постепенно нарастала с начала ХХ в., но осознавалась первоначально в своих поверхностных проявлениях.
Сначала основу этого кризиса видели в кризисе  государственности, в том, что характер правления не отвечал волеизъявлению всего общества, не служил его устойчивому  согласию. Затем заговорили о кризисе  культуры как распаде духовности. В итоге же обнаружилось, что речь должна идти о кризисе самого человеческого бытия. Этим кризисом, необозримым и непостижимым в своих причинах, охвачено все. Его нельзя устранить, можно лишь принять как судьбу, терпеть и преодолевать. В эмпирическим плане кризисная ситуация человеческого бытия проявляется во многих феноменах.
Характеризуя  современное состояние общества, К. Ясперс определяет его как массовое. В этом плане современное общество является безнадежным, поскольку в нем все пришло к кризису, которого нельзя постигнуть из единого основания. Человеческое существование делается массовым, и в этом заключена зловещая болезнь нашего времени. Индивид как личность стал индифферентным, растворился в функции. Создается представление, что мир должен попасть в руки посредственностей, людей без судьбы, без имени, без истинной человечности. Массовое общество приводит к стандартизации, омассовлению личности. Снижает требовательность к себе. «Усредненный» человек боится своего «высшего Я, потому что оно разговаривает с ним в требовательном тоне».  Экзистенция, воплощаемая в ярких индивидуальностях, отступает перед эмпирическим бытием массы. Но человек не должен отчаиваться перед безнадежностью и, пользуясь этой установкой, должен пытаться пережить этот кризис. Обращает К. Ясперс внимание и на отчужденное существование человека в современном обществе. Человек как бы растворился в массовом рационализированном порядке общественного организма, превратился в функцию этого порядка. В массовом обществе все регламентируется для человека и за человека: его мысли, поступки, отдых. Человеку осталось только подчиняться и «плыть по течению». Разумеется, в такой ситуации человек предстает как безымянный, хотя и хорошо работающий элемент общественного порядка, который легко заменить.
Развитие массового  общества К. Ясперс вполне справедливо  связывает с технизацией общественной жизни. Он включает науку и технику непосредственно в бытие современного человека, анализирует его положение в условиях нынешней научно технической революции, прежде всего как  духовную ситуацию, исторически обусловленную «феноменом рациональности в качестве ее коррелята». В современной ситуации самобытие и рациональность являются для европейского человека тем источником, из которого он, как ему кажется, безошибочно познает мир и пытается установить свое господство над ним. Именно против этой позиции выступает К. Ясперс.
Философ убежден, что сегодня прежде всего техника усугубила положение человека. Техника радикально изменила его повседневную жизнь, насильственно переместила трудовой процесс в сферу массового производства, превратила все существование в действие некоего технического механизма, всю планету – в единую фабрику. Тем самым произошел полный отрыв человека от его почвы. Он становится жителем Земли без родины, теряет преемственность традиций. Дух сводится к способности обучаться и совершать полезные функции. Человек живет либо в состоянии глубокой неудовлетворенности собой, либо отказывается от самого себя, чтобы превратиться в функционирующую деталь машины. Ему становится проще жить не размышляя, предаваясь своему витальному существованию, теряя свою индивидуальность и перспективы, ограничиваться узкой полосой настоящего, жить, изменяя самому себе, становиться легко заменяемым и пригодным для любой поставленной перед ним цели, пребывать в плену раз и навсегда данных, непроверенных, неподвижных, недиалектических, легко сменяющих друг друга иллюзорных достоверностей. «Человек лишается корней; теряет почву и родину, для того, чтобы обрести место у машины; причем даже предоставленный ему дом и участок земли уподобляются машинам, они преходящи, взаимозаменяемы… Человек теряет традиции и перестает искать конечную цель и живет только настоящим».
С точки зрения К. Ясперса, развитие техники способствовало изменению жизненных условий человека: люди учатся читать и писать, благодаря чему всем все становится доступным, каждый может обратиться к культурному наследию человечества, «в дешевых изданиях доступны произведения великих и мыслителей».
2.2  Между психопатологией и  философией: путь Ясперса.
Карлу Ясперсу  посчастливилось стать классиком  сразу двух наук – философии и  психиатрии. Его первая книга «Общая психопатологии», поразив всех его  современников своей глубиной, целостностью, профессионализмом, выдержала при жизни философа семь изданий и была одной из самых революционных работ психиатрии того времени. Ясперс не раз признавал, что «Общая психопатология» является самым значительным его произведением. Эта работа была написана всего за два года и базировалась на фактическом материале, полученном Ясперсом в течение четырех лет. Он не раз возвращался к ней, даже отойдя от психиатрии и занимаясь философией, редактировал ее снова и снова (так, большая доработка была проведена в 1932 г.). В настоящей работе мы не будем останавливаться на «Общей психопатологии», а попытаемся показать, каким образом психиатрия и психопатология повлияла как на философию самого Ясперса, так и на философию XX века. И здесь нас будет интересовать, прежде всего, тот временной промежуток его творчества, который стоит между его занятиями психопатологией и работой в области философии, то есть то время, когда эти два интереса его научной жизни еще были непосредственно связаны, когда в его произведениях философия и психиатрия стояли бок о бок.
Г. Шпигельберг  называет философию Ясперса «Брентано феноменологической психопатологией». И действительно, он одновременно и стоит особняком по отношению к этому направлению, и является его отцом-основателем. Все, что впоследствии будет исследовать феноменологическая психиатрия как междисциплинарное направление философии XX века, так или иначе является развитием идей Ясперса. Для феноменологии философской Ясперс сделал не меньше. Фактически, он расширил ее границы, показав универсальность феноменологического метода и реальную возможность его применения в качестве методологического фундамента научного исследования. Шпигельберг совершенно верно отмечает: «Этот новый классик обеспечил феноменологии ведущее место в фундаменте новой науки. Таким образом, он не только сделал первые шаги в распространении феноменологии, но и доказал истинность философской феноменологии Гуссерля». Говоря об отношении психопатологии Ясперса к феноменологии, Шпигельберг продолжает: «Нельзя сказать, что Ясперс просто сделал из психопатологии феноменологическое предприятие. Его основная цель заключалась в том, чтобы добиться синтеза всех идей, входящих в область, в основании которой лежит четкая методологическая дифференциация применяемых подходов. В структуре этой методологической реорганизации психопатологии психологическая часть была четко отделена от непсихологической». Тем не менее, несмотря на «нефилософские» цели, раздел о феноменологии открывал «Общую психопатологию», что закономерно способствовало формированию представления об исключительной важности феноменологии для психопатологического исследования. Поэтому для последующего развития прикладной феноменологии эта работа имела исключительное значение. Что касается самого Ясперса, то занятия медициной и клиническая практика выработали у него строгость мышления, склонность к систематизации и обобщению. Одновременно мышление Ясперса приобрело неизгладимый отпечаток клинического мышления: строгий вектор «отдельный случай > систематизация > обобщенная теория» стал доминирующим. Этот стиль мышления «от частного к общему» хорошо заметен во всех философских сочинениях Ясперса. Кроме того, отдельные темы и проблемы, поднятые еще в «Общей психопатологии», в особенности проблема понимания, нашли отражение и в более поздних философских работах.
Во многих работах  философского периода мы находим  отголоски «понимания» и принципов  понимающей психологии. Так, в работе «Философская вера» Ясперс вводит концепт  философской веры, который, на наш  взгляд, вполне можно считать результатом  процесса понимания, если при этом максимально  расширить его границы. Философская  вера основывается на проникновении  внутрь факта, внутрь философии и  науки. Она постоянно проясняется, становится осознаннее и продвигается внутрь путем осознания. При этом вера снимает разделение на субъективное и объективное, «Философская вера, —  пишет Ясперс, — хочет высветлить самое себя. Философствуя, я ничего не принимаю так, как оно мне навязывается, не проникая в него» . Понимание можно  назвать первоначальным этапом философской  веры, который имеет место намного  раньше характерного для нее трансцендирования.
Еще одной темой, которая беспокоила Ясперса со времен понимающей психопатологии, была проблема коммуникации. На раннем этапе своего творчества он разрабатывал ее как  проблему взаимодействия врача и  пациента, как проблему понимания  пациента. Ю. С. Савенко пишет о  Ясперсе: «Его оригинальная философская  концепция выросла из экзистенциального  философствования относительно коммуникации психиатра со своим больным, в которой происходит встреча с “Другим” и реализация “Я” в процессе самораскрытия. Тема коммуникации стала сквозной темой его творчества». В дальнейшем коммуникация врача и больного перерастает в проблему экзистенциальной коммуникации, которая раскрывается во многих работах Ясперса. После психопатологического периода Ясперс не оставляет тему психической патологии. В своей второй работе «Психология мировоззрений», вышедшей в 1913 г., он высказывает весьма интересные идеи о сущности и смысле психического заболевания. В разделе «Абсолютный нигилизм в психозах» Ясперс говорит о том, что характерным симптомом психического заболевания является нигилизм. Отчаянье и уничтожение окружающего мира он считает необходимым этапом для достижения нового состояния, для конструирования новой личности.
Ясперс утверждает, что основной причиной, по которой  человек способен переживать отчаянье, является то, что в обычной жизни  он склонен формировать определенную мировоззренческую установку, подобную убежищу и напоминающую «раковину». Это мировоззрение настолько  устойчиво, что у человека появляется ощущение внутреннего спокойствия, формируется способность к однозначным  действиям. Но при этом обитатель  данной раковины платит за это спокойствие  ценой душевной ограниченности и  душевного упадка, т.е. экзистенциальной слепоты. Лишь перед лицом пограничных  ситуаций (борьбы, случая, смерти и вины) человек теряет спокойствие и  уют и начинает задаваться вопросом о причинах возникновения этой «раковины». «Нигилизм психологически является неизбежной ступенью, если жизнь желает прийти к самовыражению», — пишет  Ясперс. Именно поэтому у больных  возникают мировоззренческие вопросы, и они часто обращаются к философии.
В этой работе Ясперс приводит достаточно интересную историю  болезни молодого человека в возрасте около двадцати лет, который страдал  шизофренией. Обострения его болезни  выражались совершенно особенным образом: «Каждый раз с наступлением патологического  изменения он обращался к изучению философии. Он хотел обрести надежную очевидность, искал метафизически  абсолютного. Повсюду ему открывалось, что можно в большей или  меньшей степени найти причины  для всего, но все может быть и  опровергнуто. Таким образом он все  больше и больше отвращался от философов, развивающих собственно мировоззрения, и обращался к чистым логикам, чтобы обрести здесь пусть  и несущественную, но хоть какую-то уверенность и опору. <…> Скептицизм с самого начала был адекватным выражением его жизненного настроения. С одной  стороны, он имел жизненное стремление обрести мировоззрение , но от неспособности занять твердую позицию придерживался чисто интеллектуальных, рациональных методов, хватался за них, как за соломинку, доходя в этом до крайности…».
Анализируя этот случай, Ясперс отмечает: «Скепсис нашего больного представляет собой мучительное  ежедневное переживание, для которого теоретическая формулировка, которая  ничем не отличается от давно известных  ходов мысли философов — является всего лишь выражением. Бывает, что  человек от неуверенности в отсутствие точки опоры ищет и находит  прибежище, словно в раковине, в системном  философском мировоззрении. Нечто  сравнимое с этим развитием происходит и при большинстве шизофренических  процессов».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.