Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат/Курсовая Особенности бедности и образа жизни в России

Информация:

Тип работы: Реферат/Курсовая. Добавлен: 11.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 16. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Ижевский Государственный технический университет»
Теплотехнический  факультет
кафедра «Теплоснабжение, отопление, вентиляция и кондиционирование» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Р Е Ф  Е Р А Т
по предмету «Социология труда»
на тему: «Особенности бедности и образа жизни в России» 
 
 
 
 
 
 

Выполнил:                                              Баюшев С.В., студент гр. 6-50-6 
 

Проверил:                                               Печерских С.П., к.ф.н., доцент кафедры
                                                          «Политология, социология и право» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Ижевск, 2011.
Содержание 

    Введение ……………………………………………………………………… 3
    Профессиональные статусы малообеспеченных …………………………... 4
    Человеческий капитал ……………………………………………………… 10
    Социальный ресурс …………………………………………………………. 12
    Заключение ………………………………………………………………….. 15
    Приложение …………………………………………………………………. 17
    Литература…………………………………………………………………… 20
 
 
 
 


Введение 

       Бедность  всегда являлась актуальной проблемой, но в современной России этот вопрос стоит особенно остро. В настоящее  время значительная часть населения  находиться за чертой бедности или  близко границе «социального дна». Это особенно заметно на фоне сильного расслоения, когда разница в доходах бедных и богатых составляет десятки, сотни и тысячи раз. И этот процесс имеет динамический характер, бедные становятся беднее, а богатые еще богаче.
       В данном реферате я рассмотрел следующие  вопросы: различные трактовки понятия  бедность, история изучения бедности, основные концепции изучения и измерения бедности. Темой реферата, которой я уделил особое внимание, стала проблема бедности в России, при изучении которой я выделил основные группы бедных, их признаки. Рассмотрел категорию людей, стоящих близко к границе бедности. Попытался выяснить причины их падения на «социальное дно», а также методы борьбы с этим явлением.
       Для этого следует разобраться как связана малообеспеченность со структурными позициями, занимаемыми индивидами в системе производственных и в целом рыночных отношений? В этой связи важно прежде всего оценить специфику профессиональных позиций малообеспеченных, а также тех активов, которыми они располагают и которые могут предложить на рынках труда, капитала, товаров и услуг (обратной стороной этой проблемы выступает уточнение характера самих этих рынков - от их пространственной локализации до спектра).  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Профессиональные статусы малообеспеченных 

       Начнем  анализ с профессиональных статусов малообеспеченных (см. табл. 1). Как видно из таблицы, профессиональный портрет малообеспеченных и бедных в настоящее время в России близок к их традиционному портрету в обществах с развитыми рыночными экономиками: в основном это пенсионеры, низко- и неквалифицированные рабочие. Если посмотреть состав отдельных профессиональных групп, то вероятность оказаться в составе бедных и малообеспеченных слоев выше 50% только у неквалифицированных рабочих, безработных и неработающих пенсионеров (см. рис. 1). Предприниматели, самозанятые, руководители всех уровней и специалисты (как гражданские, так и военные) в массе своей в состав малообеспеченных слоев не попадают, причем по каждой из этих социально-профессиональных групп в отдельности этот принцип также соблюдается. Что касается, так называемого "линейного" персонала офисов, а также рядовых работников торговли, то картина распределения по стратам в этих группах очень близка, и при обработке данных в подпрограмме Chaid программы SPSS они объединяются с точки зрения характера их связи с переменной, характеризующей принадлежность к той или иной страте, в одну группу, для представителей которой вероятность попасть в состав бедных очень низка, оказаться в составе малообеспеченных 3 - 4 страт, с одной стороны, и благополучных 6 - 10 страт, с другой, - практически одинакова, и где максимальна доля представителей пограничной 5-й страты. Что же касается неквалифицированных рабочих, пенсионеров и безработных, то они оказываются в массе своей именно малообеспеченными. При этом, если из числа безработных вывести домохозяев, оставив только реальных безработных, то картина распределения их по стратам практически совпадет с картиной по неквалифицированным рабочим.
       Таким образом, малообеспеченные в сегодняшней  России - это в массе своей представители типичных именно для "классических" низших классов профессиональных статусов, которые характеризуются с точки зрения их позиции на рынке труда тем, что они могут предложить на нем лишь свою "простую физическую способность к труду ", которая заведомо не может обеспечить достаточных для благополучного уровня жизни доходов - ведь в условиях фактической открытости границ для мигрантов из-за рубежа, в основном устремляющихся на этот же сегмент рынка труда, на нем формируется "рынок покупателя" с соответствующим демпингом стоимости рабочей силы такого качества за счет переизбытка ее предложения. И нельзя не согласиться с М. Кастельсом в том, что в условиях глобализирующегося мира будущее этой группы, которую он называет "родовая рабочая сила", подчеркивая тем самым отсутствие у нее дополнительных конкурентных преимуществ, связанных с качеством ее человеческого капитала, достаточно плачевно.
         При этом наблюдаются значительные  различия в социально-профессиональном  составе как малообеспеченных  и бедных слоев, так и разных подгрупп самих малообеспеченных (см. табл. 1). Среди бедных значительное большинство (75%) - это пенсионеры, низко- и неквалифицированные рабочие и безработные. Причем пенсионеры в этой группе в массе своей по своему прошлому профессиональному статусу также низко- и неквалифицированные рабочие. Образовательный уровень их очень низок - достаточно сказать, что 44% неквалифицированных рабочих и 40% пенсионеров в числе бедных не имеют даже среднего общего образования, что абсолютно нехарактерно для ситуации по стране в целом.
       Похожая картина и в 3-й страте, балансирующей  с точки зрения своего уровня жизни на грани бедности. Только все характерные особенности профессиональных статусов бедных в ней слегка сглажены, и экономически неактивное население уже не составляет в ней большинства. Относительно меньше в ней и доля пенсионеров, причем пенсионеры эти имеют, как правило, полное среднее и даже среднее специальное образование. Однако они по-прежнему остаются самой массовой группой в ее составе. Заметно выше, чем среди бедных, в 3-й страте доля рабочих средней квалификации и относительно меньше - неквалифицированных рабочих. Еще ярче эти особенности проявляются в 4-й страте, которая, к тому же, имеет еще одну важную особенность - в ней в достаточно массовом масштабе (25%) начинают появляться представители "белых воротничков", прежде всего специалисты и линейный персонал офисов.
       В 5-й страте впервые самой массовой группой становится группа работников нефизического труда, хотя доля руководителей и специалистов - двух типов профессиональных статусов, безоговорочно относимых всеми специалистами к характерным для среднего класса - не достигает в ней и 20%. Это почти вдвое меньше, чем в более благополучных с точки зрения их уровня жизни 6 - 10-й стратах, в составе которых находится свыше 60% всех представителей этих профессиональных статусов. Соответственно, выше и образовательный уровень представителей этой страты, причем даже среди входящих в нее пенсионеров свыше 70% имеют уже среднее специальное (44%) и высшее (27%) образование. Таким образом, эта страта объединяет, во-первых, наиболее образованную и благополучную часть пенсионеров, во-вторых, рядовых работников, чей труд, хотя и не является физическим, все же не относится и к умственному труду и не предполагает высокого уровня квалификации, в-третьих, квалифицированных рабочих, в-четвертых, относительно небольшую часть руководителей и специалистов.
       Что же касается благополучных с точки  зрения их уровня жизни слоев населения, то они имеют принципиально иную профессиональную структуру - большинство  в них составляют лица нефизического  труда, максимальна доля студентов и минимальна - пенсионеров и безработных, а те пенсионеры, которые входят в их состав, в основном (59%) имеют высшее образование и лишь в 15% случаев - не выше среднего общего.
       Как видим, малообеспеченность в России имеет сегодня уже довольно четкую привязку к профессиональным статусам. Однако, учитывая, что в составе малообеспеченных немало (13%) представителей руководителей и специалистов, которые обычно не попадают в развитых рыночных экономиках в их число, важно понять, что же это за люди, и чем они отличаются от своих более благополучных "коллег". Как показал проведенный анализ, для них в целом характерны три особенности. Во-первых, они в среднем имеют более низкий уровень образования по сравнению с более благополучными представителями тех же профессиональных статусов и меньшее число лет дневного обучения даже при формально одинаковом уровне образования. Во-вторых, у них меньший ресурс влияния на работе, меньшая степень автономности труда и социальной защищенности. И в-третьих, они относительно чаще сосредоточены в так называемой "малой России" (малые города, поселки городского типа и села, в которых малообеспеченность вообще встречается гораздо чаще - см. рис. 2). Эта тенденция сохраняется даже с учетом различий в профессиональной структуре разных типов поселений, т.е. специалист или рядовой работник торговли в малом городе, поселке городского типа или на селе имеют значительно больше шансов попасть в состав малообеспеченных, чем в крупном городе.
       Все три перечисленные выше характеристики напрямую отражают специфику позиций  малообеспеченных с нехарактерными для этого социального слоя профессиональными статусами в производственных отношениях, свидетельствующие о неслучайности их экономического статуса. Первая - поскольку говорит о качественных особенностях человеческого капитала, который они предлагают на соответствующем рынке. Вторая - поскольку отражает слабость их переговорных позиций в отношениях с работодателями, связанную с избыточным предложением рабочей силы такого же качества, как та, которую они предлагают на рынке труда. Третья - поскольку она демонстрирует роль ситуации на локальных рынках труда для возможности занятия определенных профессиональных позиций (так, например, для занятия должности специалиста в поселке городского типа или райцентре оказывается достаточным человеческий капитал относительно худшего качества, чем в крупных городах, а обратной стороной этого выступает относительно меньший уровень зарплаты). Вместе эти три особенности свидетельствуют о том, что мы имеем дело с периферийными для данных профессиональных статусов структурными позициями, которые именно в силу своего периферийного характера не обеспечивают занимающим их работникам уровень жизни, сопоставимый с тем, который имеют более благополучные из профессиональных статусов.
       С учетом сказанного, для оценки перспектив малообеспеченности в России очень  важно понять - каков же вектор изменения  профессиональной структуры малообеспеченных, растет или сокращается среди  них доля нехарактерных для малообеспеченных слоев в развитых экономиках профессиональных статусов? Причем вопрос этот распадается на два самостоятельных подвопроса - как развивалась ситуация в этой области в благополучный период (2003 - 2008 гг.), и как на нее влияет развитие депрессивных тенденций в экономике страны (2008 - 2009 гг.) (см. рис. 3).
       Как видим, в плане динамики состава  малообеспеченных последние годы характеризовались  двумя основными тенденциями. Во-первых, доля экономически неактивного населения  в составе малообеспеченных в благополучный для экономики страны период несколько выросла (с 33 до 39%), а затем, в условиях кризиса, вновь сократилась до тех же 33%. При этом для неквалифицированных рабочих, и в меньшей степени для неработающих пенсионеров, составляющих подавляющее большинство экономически неактивной части малообеспеченных, риск оказаться в состоянии малообеспеченности в период кризиса вырос, хотя риск бедности для них не увеличился (см. рис. 3 и 4). А во-вторых, доля нехарактерных для малообеспеченных профессиональных статусов (специалисты, руководители, предприниматели, имеющие наемных работников) за этот период в структуре занятости малообеспеченных в полтора раза сократилась, т.е. они достаточно быстро начали выходить по мере завершения периода трансформации российской экономики из состояния малообеспеченности, и даже кризис не смог повлиять на эту общую картину.
       Эти тенденции по-разному проявляли  себя в период экономического роста  и начавшегося экономического кризиса  для отдельных профессиональных групп. Так, если говорить о неквалифицированных рабочих, то они выиграли от благоприятной для России экономической конъюнктуры в период высоких цен на нефть, но экономический кризис очень быстро расставил все по своим местам, и малообеспеченность стала характеризовать большую половину этой группы, хотя риск глубокой депривированности для них сократился (см. рис. 4). В то же время сокращение это было связано прежде всего с общим сокращением численности бедных, и вероятность попасть в число бедных для неквалифицированных рабочих сократилась за последние 6 лет заметно меньше, чем для других групп населения. В итоге доля бедных в этой группе остается в 2,5 раза выше, чем в других социально-профессиональных группах.
       Что же касается пенсионеров, то риск бедности заметно сократился и для них (см. рис. 5), однако для них даже в  большей степени, чем для неквалифицированных рабочих, правильным является вывод об относительном ухудшении их положения на фоне улучшения абсолютных показателей по доле бедных. В итоге, если в 2003 г. доля бедных в составе пенсионеров превышала аналогичный показатель для населения в целом в 1,6 раза, то в 2009 г. она относительно выросла и превышение составило 2,1 раза.
       С другой стороны, выход из бедности означал  для представителей этой группы лишь переход на грань бедности и малообеспеченности (в 3-ю страту). Кроме того, кризис уже ощутимо сказался на ухудшении  соотношения их текущих доходов и нового уровня цен на продукты, лекарства и другие предметы первой необходимости, которое пока не нашло отражения в тех более инерционных показателях, на основе которых рассчитывается индекс уровня жизни.
       Что касается наличия в составе малообеспеченного  населения профессиональных статусов, характерных для среднего класса, а также представителей рабочего класса и рядовых работников торговли и бытового обслуживания, то с ними складывается несколько иная картина. В 2009 г. среди руководителей и специалистов в состав малообеспеченных и бедных попали лишь 25%, причем среди имевших высшее образование, которое обычно подразумевается в западных странах как необходимое условие для занятия соответствующих профессиональных статусов, таковых был 21%. В этом плане картина в 2009 г. выглядела ближе к классическим моделям стратификации, чем в 2003 г., когда 27% малообеспеченных и бедных составляли руководители и специалисты с высшим образованием. Таким образом, можно зафиксировать постепенный выход этой группы россиян из числа малообеспеченных, причем процесс этот уже практически завершился, и те немногие, кто еще находится в составе 3 и 4-й страт - это в основном, как уже отмечалось выше, представители периферийных для специалистов и руководителей статусов. С 5-й стратой картина сложнее, так как в ней на жизненных шансах и уровне жизни представителей характерных для среднего класса профессиональных статусов очень сказываются особенности локальных рынков труда и сектор занятости, причем влияние это зачастую имеет разнонаправленный характер. Так, что ресурс роста российского среднего класса за счет этой группы теоретически еще есть, но очень небольшой, и в 2008 г. - период максимальной численности российского среднего класса, когда он достиг трети всего населения - был почти полностью исчерпан .
       Если  же говорить о рядовых работниках торговли и бытового обслуживания, то картина с ними неоднозначна, поскольку сама по себе эта группа имеет очень пестрый характер - один ее полюс представляет высокообразованных людей, занятых в офисах, построенных по международным стандартам торговых сетей, а другой - уличных торговцев, продавцов в торговых палатках или даже торгующих "с рук". Тем не менее, общий вектор развития ситуации ясен и для них. В их составе за последние 6 лет стало чуть меньше представителей бедных и малообеспеченных, при этом в составе экономически активной части малообеспеченных их доля также имеет тенденцию к незначительному уменьшению.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.