На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


лекция Психология подростковой преступности

Информация:

Тип работы: лекция. Добавлен: 11.06.13. Сдан: 2013. Страниц: 47. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Главное управление исполнения наказания по Самарской  области

Психологическая служба

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Психология  подростковой преступности
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Самара 2002

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Печатается  по решению Координационного совета
по психологическому обеспечению деятельности
ГУИН Минюста  России по Самарской области
 
 
 
 
 
 
Психология  подростковой преступности..  – Самара: ГУИН Минюста РФ по Самарской области, 2002. -     64 с.
Составитель: ПС ГУИН Минюста России по Самарской области
Методика  предназначена для пенитенциарных психологов.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
O Психологическая служба
ГУИН Минюста  РФ по Самарской обл., 2002
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Содержание:
 
5
15
 
50
54
63
      Введение.
      Теоретические основы проблемы исследуемой личности.
      Общая характеристика понятия «психология несовершеннолетних».
      Практический раздел.
      Заключение.
      Используемая литература.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
План:
 
I. Вводная часть:
        Введение.
        Общая характеристика.
        Мотивация преступного поведения.
II. Теоретические основы проблемы исследуемой личности.
      Преступность и ее социальные аспекты.
      Социальная среда несовершеннолетних правонарушителей.
      Криминогенность семейного неблагополучия.
      Психологический характер личности подростков-правонарушителей.
      Возрастные критерии социально-правового развития личности.
III. Общая характеристика понятия «психология несовершеннолетних».
      Психология подростковой преступности.
      Групповой характер преступности несовершеннолетних.
      Криминальные группы несовершеннолетних.
      Криминальная субкультура как механизм воспроизводства групп преступности.
      Психология особенности тактики производственных следствий действий с участием несовершеннолетних.
      Осознание вины в совершенном преступлении.
IV. Практическая часть.
V. Заключение (в практической части).
      Используемая литература.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение:
 
Задачи: Необходимо рассмотреть психологию несовершеннолетних их структуру взаимодействия с окружающим миром.
Объект: Несовершеннолетние.
Предмет исследований: Социальная среда.
Гипотеза: Многие подростки становятся правонарушителями в период обучения в школе и вербуются из числа трудных школьников. А так же на них влияет окружающая среда.
 
 

Несовершеннолетние  правонарушители.

Закон есть фундамент  правового государства. Предметом  изучения избраны насильственные преступления несовершеннолетних.

Проблему мотива и мотивации  преступных деяний в науке уголовного права изучают довольно глубоко, но, несмотря на активное исследование в этой области, проблема мотива в  уголовном праве и криминологии по-прежнему имеет большой теоретический и практический интерес. Глубиной ее знания определяется успешное решение задач по предупреждению преступности и устранению причин ее порождающих. Достаточно указать на тот факт, что даже  в случае правильной квалификации преступления (в том числе и с учетом мотива его совершения) всегда остается открытым вопрос о личности преступника, о его психологическом портрете. А без этого, как известно, нельзя правильно решать вопрос об исправлении и перевоспитании правонарушителя. Конкретные криминологические исследования показывают, что нет жесткой зависимости между характером преступления и мотивом его совершения. В большей степени  это относится к преступности несовершеннолетних, и особенно при совершении ими групповых преступлений. (пример тому – в корыстных преступлениях н/л (кражи, грабежи, разбой) лишь в 11,2% случаев побудительными мотивами были жадность, стремление приобрести материальные блага, зависть и т.д. Бывает весьма существенным расхождение в мотивах преступлений н/л соисполнителей. Рассогласование в мотивах чаще всего наблюдается в групповых преступлениях против личности, групповых хулиганствах н/л связанных с посягательством на личность, так же можно отметить, что в групповых хулиганствах н/л в большинстве приговоров содержится лишь общее указание на низменный характер мотива совершенного преступления, хотя к числу низменных могут быть отнесены самые разнообразные мотивы, и степень их низменности может быть весьма различной.
 
 
 
 
Мотивация преступного  поведения и ее особенности  в преступности несовершеннолетних.
 
В психологии общепризнанным является тот факт, что активность личности определяется ее потребностями. Связь потребностей личности с предметом по ее удовлетворению, будучи объективно субъективной категорией, опосредована многими связями и отношениями действительности. Прежде всего, эта потребность во многом зависит от внешней среды.
Именно через систему  потребностей конкретная потребность  и связана более всего со всей структурой личности. В психологии, исходя из объективной оценки потребности разделяют на потребности действительные и мнимые, но независимо от того, действительными  или мнимыми являются потребности, субъективно в поведении они выполняют одну и ту же роль. Исходя из этого получается следующее: активность личности определяется потребностями и потребность нередко характеризуют как нужду субъекта в предметах, вещах и т.д. то есть к тому что лежит вне субъекта. Если потребность понимает именно как нужду организма, то в этом случае прав Ш. Н. Чхартишвили: необходимо будет искать вопрос об ответственности ибо в таком ее понимании она есть категория объективной и, следовательно, человек не волен управлять ею. Наиболее важный момент правильного понимания детерминант человеческой активности – это  процесс осознания потребности, ибо в своем первоначальном качестве она не может реализовываться целенаправленно.
 
 
Преступность  и ее социально-психологические 
аспекты.
 
Преступность представляет собой специфическую форму антиобщественных явлений. В сравнении с другими такими явлениями она
Характеризуется  наивысшей  общественной опасностью. В преступности  представлены деяния только сознательно  действующих вменяемых лиц,  способных отдавать  себе  отчет в своих поступках и руководить ими. Преступность не просто социальное, но и уголовно правовое явление.
В тоже время следует  подчеркнуть, что  криминологическое  изучение социально-психологических  аспектов преступности – не  социально–психологическое исследование как таковое,  отличающееся от других лишь спецификой объекта. Нельзя забывать, что особенность объекта диктует необходимость исходить из специальных теории преступности, с их учетом выдвигать гипотезы и избирать криминологически значимые  феномены, объяснять почему соответствующие процессы привели именно к преступному, а не к иному антиобщественному поведению. С другой стороны, при криминологическом изучении преступности соц.- психол. подход практически всегда надлежит сочетать с социологическими и иными подходами с учетом характера  объекта , предмета изучения и решаемых при этом  задач.
Преступное поведение  практически  всегда рассматривается  в координатах «среда–преступник», но при этом  различно решался  вопрос о том,  какой из  2  факторов  играет первичную и решающую криминогенную роль.
 Теория биологической природы преступлений и роли человека в их этиологической обусловленности именно как биологического, а не общественного индивида проповедуется и до настоящего времени. Учеными были проведены различные эксперименты, в том числе и наблюдения, из которых были сделаны следующие выводы: что социально-культурные признаки оказывают различное влияние на лиц, имеющих мезоморфный, экзаморфный, эндоморфные типы. Представитель французской клинической криминологии Пинатель так же признал действия наследственного фактора во взаимодействии с социальными. Но в то же время наследственный фактор считается более мощным. В начале 60–х годов Буза и Пинатель утверждали, что антропологическая теория, рожденная ломброзианскими учениями, утвердила существование наследственной предрасположенности к преступности. Позднее такое содержание связывали с хромосомными аномалиями.
Но в советской литературе дана убедительная критика попыток  биологизации преступного поведения и его причин. Человека,  вообще нельзя выделить в каком то «чистом виде» его биологической особенности, применительно к нему не может стоять вопрос о «социологическом» и «биологическом». Для выражения интегративной сущности биологии человека применяется термин «соц-биол» ибо в ходе социального развития личности происходит дальнейшее развитие его биологии включенной в состав его интегративной  «социальной природы». Как отмечал академик Дубинин «для современного человека социальная программа не внешнее воздействие среды, а внутренне условие установления его личности. Человек не получает от рождения готовой социальной программы, она создается в нем общественной практикой  в ходе его индивидуального развития. Разумеется, не исключено такое положение, что в результате патологии, врожденной или приобретенной, нарушается нормальный процесс социализации индивида, и он вследствие болезненного состояния не может в должной мере руководить своими действиями или отдавать себе отчет в них. Оперировать термином «личность преступника» означает что речь идет  о «соц. лице» человека. совершившего преступления, ибо «сама  личность есть  продукт взаимодействия соц.-культурных и психолог.-биологических сил»,  «это человек в совокупности его соц. качеств, формирующихся в различных видах общественной деятельности» Леонтьев отмечал-«личность не есть  целостность, обусловленная  гинотипически, личностью не родятся , ей становятся».
Социологическая среда- это, общество, не только объективные условия  и обстоятельства, определяющие поведение  человека, но и постоянно происходящая деятельность людей, созидающих и изменяющих указанные обстоятельства-людей как продуктов и источников социального развития. Поскольку внешние социальные среды на преступное поведение носят сложный характер, принципиально неверно рассмотрение преступности не только  биопсихологических, биосоциальных, но и с вульгарно-социальной позиций. Также необходимо добавить, личность преступления практически нельзя эффективно воздействовать, не внося коррективы в её социальную среду. Следовательно, связь социальных условий с преступным поведением носит сложный характер, причем всегда социальные условия проявляются в преступлении, преломляясь через личность. Преступность не является простой суммой или совокупностью  преступлений. Она обладает собственными закономерностями, количественными и качественными характеристиками, а потому её исследование имеет особенности.
Вычисление социологической  среды  личности позволяет увидеть  своеобразные её взаимодействия с социальной средой вообще, понять, какие именно комплексы социальных условий оказывают  на неё определённое влияние. Под каким углом зрения она воспринимает различные социальные явления и процессы. Это существенно для определения форм и методов борьбы с преступностью. Преступность несовершеннолетних имеет те же социальные причины, что и преступность взрослых, но несколько различается механизм их действия. На преступность несовершеннолетних влияют в значительной мере в сфере формирования личности. Такое образование включает организованный и стихийный момент воспитания и воздействия соответственной социальной практики. В современном обществе преступность несовершеннолетних существует как ЯВЛЕНИЕ, а не как отдельные факты правонарушений. Благополучие детей продолжает зависеть во многом от семей, в частности от трудов и культурной стороне жизни родителей.
 
Социальная  среда несовершеннолетних преступников.
Для несовершеннолетних преступников типично своеобразное взаимодействия их с социальной средой, и как следствие этого, специфика социальной среды личности. Существует тройной механизм социальной детерминации преступного поведения личности: во-первых : путём её постановки в такие социальные позиции совокупность которых уже сама по себе способна исключать личность (полностью или частично) из сферы действенного положительного влияния и обеспечивать воздействие на неё негативных моментов;
 во-вторых: путём дачи  предписаний, вытекаемых из занимаемых  позиций, не соответствует нормам права и лежат в их основе морали либо носящих протеворечивый характер;
 в-третьих: путём  такого формирования личности  в результате длительной деформации её социальной позиции и ролей, которое влияет на характер воспитания и исполнения соответствующих предписаний. Исследования показали, что для многих несовершеннолетних, вставших на преступный путь характерно деформация социальных позиций, присущих их возрасту : отсутствие или преждевременная утрата официальных позиций . Ко времени совершаемых преступлений значительная часть несовершеннолетних преждевременно оставляют учёбу, в результате многие значатся работающими, а часть лиц вообще не имеет определённых занятий. В то же время структура несовершеннолетниго населения в возрасте 14-17 лет выглядит по роду занятий по разному. Несовершеннолетние правонарушители практически не  участвуют в общественной работе по месту учёбы или работы. Книги читаются только по необходимости учебной программы, а газеты читает лишь 20% от опрашиваемых и лишь последнюю страницу: происшествия, анекдоты, гороскоп. В театры, подростки рассматриваемого контингента ходят только по принуждению учебного коллектива. Любимым времяпрепровождением  считается просмотр TV и прослушивать музыку, радио. В результате воздействия широкой социальной среды на таких несовершеннолетних оказывается иным, чем на других их родственников.
 Мир сужается до  микросреды, с негативных позиций которой воспринимаются происходящие события. Её нормы не редко противоречат правовым и моральным предписаниям нашего общества. Причем, даже внутри такой микросреды отсутствует единство требований, что обуславливает  “конфликт норм”.
В условиях “конфликтных норм” взаимодействие социальных норм различного уровня и характера вместе с системой их обеспечения осуществляется не на основе сотрудничества, взаимодополнения, нейтрализации, а по принципу борьбы противоположностей. Борьба различных норм является источником определённого развития и социальной среды личности, и её самой. Она может закончить либо реализацию преобладающих социальных норм и социального образа жизни, либо обеспечить перевес альтернативных им норм, и таким образом, порождать противоправное, в том числе преступное поведение
Социальную среду преступную от среды неприступной отличает не только само по себе наличие или  отсутствие остальных взглядов и  “конфликта норм”, но и другие моменты  связанные с распространённостью  и интенсивностью указанного конфликта.
Во-первых: негативная позиция семьи и особенно близких друзей среди несовершеннолетних преступников встречается заметно чаще.
Во-вторых:  несовершеннолетние преступники в  значительной большей мере, чем непреступные находят в условиях концентрированного отрицательного влияния микросреды, когда они рассчитывают на единодушное оправдание нарушения закона, а так же непринятие мер по разоблачению одновременно и от отцов, и от матерей, и от друзей.
  В-третьих: микро среда подростков, совершающих преступление, в большем числе случаев, чем у них положительных ровесников, последовательно в своей противоправной позиции- оправдывает различные преступные деяния и не принятие мер по их разоблачению.
В-четвёртых: несовершеннолетних преступников отличает также то, что    "конфликт норм” у них сочетается с более частым попаданием в конфликтные ситуации, причем такие, при которых приходится выбирать противоправный либо правомерный вариант поведения на глазах криминальной группы. Следовательно, мнение этой группы в такой ситуации может сыграть решающее значение.
В-пятых: в условиях конфликта несовершеннолетнее правонарушение чаще избирали противоправные варианты поведения еще и потому что не боялись осуждающей позиции  общественного мнения по-скольку  или уже попадали в разряд “отпетых нарушителей” или усвоили взгляды негативных групп.
  Решающее влияние на деформацию  сознания и поведение подростков, совершающих преступление, в большинстве  случаев оказывают взаимодействие неблагоприятных семейных условий и связей с группами лиц, характеризующихся антиобщественным поведением при недостатках воспитательных воздействий со стороны государственных и общественных институтов, неэффективности преодоления последующих отрицательных влияний. Именно указанный путь криминализации является типичным и преодалевает большинство преступлений несовершеннолетних.

Как правило такие подростки воспитываются  в семьях, которые по разным причинам утратили положительное воздействие на них или оказывая прямое негативное влияние; находятся на плохом счету в школе (отстают в учебе, конфликтуют с педагогами, однаклассниками) сближаются с лицами чаще всего с ровесниками или на 2-3 года старше себя, характеризующимися антиобщественным, а нередко и противоправным поведением. В результате эти подростки начинают подходить к оценке событий и фактов с позиции специфических взглядов своей микросреды.

 Утрата семьи + влияние  на несовершеннолетнего, неудачи  в школе  и его сближение  с  негативной группой могут  иметь различную последовательность, но почти во всех случаях наблюдается взаимодействие этих трёх моментов. Семья, школа, товарищеская группа -естественная среда для всех без исключений детей и подростков, обладающая большей силой влияния на них. Причем им принадлежит особая роль, ибо в отличие от других воспитательных учереждений семья способна воздействовать и как правило, воздействует на все стороны, грани человека на всём протяжении его жизни, она не только действенное, но и необходимое звено процесса формирования личности. Конкретная социальная среда, закономерно формирующая личностные характеристики, типичные для тех, кто совершает преступления, заслуживает специального изучения и может рассматриваться как криминогенная. Если исходить из того что конкретная социальная среда выступает в психологическом аспекте, как совокупность отношений личности и групп, то о криминогенной среде можно говорить как о такой совокупности и таких отношениях, которые в своём взаимодействии закономерно порождают криминалистическую деформацию сознания и деятельности личности.
 
 
Криминогенность семейного неблагополучия.
 
Криминально значимые проблемы семьи имеют несколько аспектов. Первый касается взаимодействия семьи  с личностью. В процессе формирования последней. В результате семья определяет потребности, интересы, установки и другие характеристики личности, способствующие или препятствующие ее противоправному поведению. Второй аспект связан с взаимодействием личности и семьи непосредственно в ситуации совершения преступления и сразу после него. Семья может, в частности: участвовать в сокрытии следов преступления, старается любыми путями помочь преступнику уйти от ответственности и т.п. либо служит фактором, препятствующим совершению преступления, помогать его разоблачению, занимать осуждающую и непримиримую позицию. При этом она оказывает воздействие на личность как целенаправленно, в процессе воспитания, так и стихийно всем своим образом жизни.
Криминалогический анализ дефектов семейного воспитания имеет  специфическую задачу – установить, опираясь на педагогические и психологические данные, какие именно просчеты семьи и факторы семейного неблагополучия влекут не просто «плохое» поведение подростков, но крайнее его проявление – преступление.
Преступное поведение приобретает значение в связи с социально-психологической атмосферой семьи, нравственными правовыми взглядами, установками, ценностными ориентациями, поведением родителей и других старших членов семьи.
Но, заметим, что криминогенность  приходилось наблюдать у совершивших преступление подростков, имевших родителей с высшим образованием и занимавших ответственное служебное положение. Так же нельзя не учитывать и педагогическую позицию семьи. «Разногласия между родителями относительно используемых каждым из них воспитательных средств способствует появлению неправильного поведения даже в семьях с положительными отношениями между супругами». Применение ошибочных методов воспитания, по мнению польских авторов, ведет к возникновению у ребенка чувства обиды, а так же состояние стресса, переходящее в агрессию и сопротивляется авторитету родителей. Между ребенком и родителями на этой основе часто возникают острые конфликты, растет чувство взаимной неприязни, в результате чего совершаются побеги из дома, кражи и т.п.
В большинстве случаев  виновниками бывают отцы. Речь идет прежде всего о пьянстве, частой смене мест работы, оставлении семьи без материальной и иной поддержки, уклонении от уплаты алиментов, крайне аморальном поведении в семье и т.п., когда другой родитель зачастую не в состоянии противостоять пагубному влиянию на детей.
Часто наблюдается самонадеянность и небрежность родителей, это проявляется в случаях, когда родители даже не знают, где находятся в позднее время их несовершеннолетние дети: встречаются с негативизмом подростков, их неверными суждениями, но не пытаются пополнить свои педагогические знания, а действуют «в лоб» с применением оскорбляющих достоинство ребенка средств; выясняют свои отношения при детях; внушают подростку эгоистические и собственнические взгляды, полагая, что они сумеют удержать в рамках требований закона; на глазах у детей фактически ведут себя иначе, чем на словах. Такие родители не заботятся о своевременном выявлении источников негативного воздействия на сына или дочь либо сами, не умея нейтрализовать или устранить такое влияние, не принимают эффективных мер к тому, чтобы получить нужную помощь. Многое зависит от действенности помощи, оказываемой семье государственными органами и общественными организациями. Если в негативной семье ничего не меняется к лучшему и дети из нее не изымаются, наблюдается существенное усугубление их противоправного поведения.
Родители семьи существенно  влияют в дальнейшем на положение  дел в собственных создаваемых  затем их детьми семьях. В частности, негативные семьи, не прививают навыков  нормального поведения в них, установления прочих позитивных взаимоотношений между супругами. Нередко женщинами деморализованными молодых людей становятся девушки из аналогичной среды, склонные к нарушениям норма морали и права, что довершает негативную деформацию поведения молодых супругов. В свою очередь уже дети таких лиц оказываются в крайне неблагоприятных условиях семейного воспитания, криминогенные семьи в этом случае как бы воспроизводят себе подобных.
Семейное неблагополучие приводит к преступному поведению  несовершеннолетних, как правило, только во взаимодействии с другими факторами.
Аморальные семьи, калечат  детей не только нравственно, но и  физически. Не обеспечивают их должного умственного, эмоционального развития, формируют психологические черты характера, своевременно не выявляют различного рода заболевания и легкомысленно относятся к необходимости лечения детей, причиняют им травмы, в результате побоев и т.п. Дети из таких семей приходят в школу менее подготовленными, чем их ровесники из положительных семей, часто не имеют нормальных условий для приготовления домашних заданий из-за скандалов, устраиваемых пьяными родителями. Это отрицательно сказывается на детях, и они с I класса начинают отставать в учебе. В результате у них страдает волевое торможение. Нередко таким детям присваивают ярлык «хулигана», «тупицы», «двоечника». У них возникают конфликты с воспитателями, с ровесниками, которым нередко родители запрещают дружить с «плохими детьми». При недостаточном реагировании школы и родительской общественности отрицательные моменты в поведении детей из криминогенно неблагополучных семей усугубляются: став второгодником, ребенок оказывается в классе переростком и не находя понимания, поддержки в школе, среди учеников и педагогов, а так же в семье; начинает искать их на стороне, чаще всего в кругу своих ровесников или ребят более старшего возраста, находящегося в тех же условиях, что и он сам.
 

Психологический характер личности

подростков-правонарушителей.
 
В настоящее время  становится актуальным объяснение причин преступности социально-психологическими факторами и теми особенностями личности, которые явились следствием направленного воспитания. Это не значит, что влияние социально-экономических факторов отпадает. Они действуют, но через посредство внутренних, психологических факторов. Внешние обстоятельства не прямо толкают на правонарушения, они опосредствуются некоторыми особенностями личности правонарушителя, его идеалами, целями, мотивами и т.д. Следовательно, личность человека складывается на протяжении всего жизненного опыта под влиянием определенных обстоятельств и которые способствуют тому, что он становится правонарушителем. Таковыми могут быть, например, привычка не отказывать себе в удовольствиях и т.д. Более того, есть все основания предполагать, что для правонарушителя характерны не только отдельные психологические особенности, но и их специфическое сочетание.
Учеными И.А. Невским, А.В. Веденовым и т.д. были проведены  исследования, где испытуемыми были подростки-правонарушители. Их тщательно изучали в различных областях их жизни (семье, школе, в общении со сверстниками)1.
Проведенное обследование показывает, что в возникновении  правонарушений среди несовершеннолетних определенную роль играет семья, являющаяся той микросредой в которой растет и формируется ребенок. При этом здесь на первое место выступает не уровень материального благополучия семьи, а те взаимоотношения педагогическая обстановка, которые в ней складывается. Рассмотрим особенности несовершеннолетних правонарушений связанные со школой. Поведение этих подростков в школе отличается крайней недисциплинированностью. Почти все они (49 человек из 50) часто пропускали занятия, уходили из школы; грубили старшим 72%, больше половины (52%) избивали других детей. Типичную картину передает учебная деятельность: как правило: второгодники, отличаются грубостью, драчливостью и т.д. Отношение к ученикам у таких детей отрицательное, учебные интересы у них отсутствуют.
Основным фактором психологического развития в подрастковом возрасте становятся требования количества и его общественное мнение. Типичным для подростка является желание завоевывать авторитет и признание товарищей, что создает потребность отвечать их требованиям. Важнейшим содержанием психологического развития становится развитие самосознания. У подростков возникает интерес к собственной личности, складывается относительно устойчивая самооценка и уровень притязаний. Это порождает потребность быть на уровне собственных требований, выдвигается новый фактор развития.
Обследованных подростков-правонарушителей характеризует низкая общественная активность и неблагополучное положение в коллективе. Потребность занимать определенное положение в коллективе при отсутствии возможности достигнуть этого приводит к стремлению завоевывать авторитет отрицательными способами поведения – хулиганством, поясничеством и т.д. Почти половина из них стремится командовать в классе при помощи угроз и побоев.
Как показывает статистика: наиболее обычной причиной превращения  трудных школьников в правонарушителей является неудовлетворение своим положением среди одноклассников. А так как подросток не может жить вне общения с другими подростками, то он, как правило, находит ее в обществе таких же «отверженных» каким является сам.
 

Возрастные  критерии социально-правового 

развития личности.
 
Процесс становления личности в ходе социализации носит стадийный характер. Он включает в себя как постепенные, количественные, так и резкие, скачкообразные, качественные изменения. Между тем этот процесс продолжается всю жизнь, правда, не столь интенсивно, как в подростковом и юношеском возрасте. Но несмотря на расхождения в определении их границ, психологи и педагоги сходятся в том, что именно в это время (подростковый и юношеский возраст) доминирующую роль приобретает ценностно-организационная деятельность сознания, поиск смысла жизни, самостоятельное определение нравственных, политических и иных идеалов, формирование мировоззрения и самосознания, выработка убеждений и ценностных ориентаций. В эти периоды личность как бы каждый раз рождается снова.
Неразрывная взаимосвязь всех областей культуры (политики, права, нравственности) неизбежно вовлекает в ценностно ориентационную деятельность также и явления правовой жизни. Уже в подростковом возрасте складывается более или менее устойчивая «правовая концепция» личности, ее внутренняя ценностно-нормативная модель.
Говоря о возрастных особенностях социально-психологического типа личности преступников К.Е. Игошев напоминает, что возраст – не только форма выражения объективных  границ периодизации исследуемой категории  людей, но и признак – мера для оценки накопленных современных общественно значимых свойств личности.
Возрастные особенности  учитываются практически всеми  отраслями права. Обычно это выражается в том, что предусматриваются  существующие особенности в регулировании  прав и обязанностей несовершеннолетнего по сравнению со взрослыми людьми. Эти особенности основываются на несформированности (физической и психической) человека до достижения им определенного возраста, либо на том, что после достижения указом в законе возраста люди, как правило, достигают среднего уровня общей и правовой социализации и к ним можно предъявлять те же требования, что и к взрослым людям.
В уголовном праве  выделено 3 возрастных притерия социализации: 14-16 лет – несение уголовной  ответственности; 18 лет – смягчение уголовной репрессии; с 18 лет – полная ответственность за свои действия.
 
 
 
 
 
 
Психология  подростковой преступности.
 
 
 
Криминально-психологические  особенности преступности
несовершеннолетних.
 
I) Динамика, групповой характер, степень организации.
Общество оказалось  перед фактом: преступность среди  несовершеннолетних катастрофически быстро растет, коренным образом меняется ее структура и характер.
Преступность несовершеннолетних растет непропорционально быстро. Для  характеристики этого роста используются такие термины как: «катастрофический», «обвальный», «бурный» рост. Есть такая закономерность: когда рост преступности соответствует приросту или уменьшению населения подросткового возраста. Но сейчас по подсчетам получается, что прирост преступности среди подростков и юношей значительно опережает рост подростково-юношеской популяции: преступность среди несовершеннолетних за 10 лет выросла приблизительно в 2 раза, а подростково-юношеское население уменьшилось на 15-20%. Фактически же точные данные получить трудно, поскольку в подростково-юношеской преступности всок уровень латентности, когда преступление совершено, но правоохранительным органам это не известно. Например, не все же жертвы изнасилований, рэкета, карманных и квартирных краж, мошенничества заявляют о совершенном на них факте преступного посягательства. Причины высокого уровня латентности самые различные, что зависит от характера совершенного преступного посягательства, так, при изнасилованиях действует ложный стыд; пожелание обнародовать про себя компрометирующие сведения; угрозы со стороны насильников; выплата родителями насильников родителям пострадавших «откупных»; чувство неловкости, испытываемое девушкой перед следователем (большинство из которых мужчины) и т.п.
В связи с уменьшением 14-17 лет назад рождаемости в настоящее время наблюдается уменьшение численности подростково-юношеского населения (очередной демографический спад), а количество преступлений в этой среде растет. Сегодня в среднем каждое десятое преступление (по стране) совершается подростком или юношей, а по некоторым регионам – каждое четвертое.
Что скрывается за этой щадящей  статистикой, прежде всего то, что  очень рано значительная часть подростково-юношеского населения попадает в преступный мир и приобщается к его страшным законам жизни. Отсюда наибольшая вероятность рецидива: чем раньше человек встает на этот путь, тем быстрее достигает уровня особо опасного рецидивиста. Это – закономерность. Поэтому за последние 15 лет средний возраст особо-опасного рецидивиста снизился на 4-5 лет (с 28-30 до 23-25 лет). Рецидивист опасен не только и не столько потенциальной возможностью совершения им нового преступления, сколько возможностью приобщения неустойчивых подростков и юношей к преступному образу жизни. Он в одиночку не действует, а организует преступные группы, втягивая в них новичков, т.е. начинает криминализировать подростково-юношеское население, порождать первичную преступность. Рецидивист становится учителем и наставником подростков и юношей в сфере преступного промысла. Молодой рецидивист опасен и тем, что по своему возрасту (23-25 лет) он не далеко «ушел» от подростков и юношей и поэтому как личность психологически привлекателен для них, значит, чем больше несовершеннолетний становится на путь преступлений, тем больше опасность эскалации преступности, т.е. ее самопорождение, саморазвитие по присущим ей внутренним законам.
Вместе с тем преступность несовершеннолетних характеризуется  неравномерностью динамики по различным временным показателям (временем суток, днями недели, сезонами года), что объясняется не только рядом объективных факторов, но и возрастными психологическими особенностями подростка. Чаще всего несовершеннолетние совершают преступления в свободное от учебы время в учебные дни (15.00 до 24.00). Интересно отметить, что «пик» преступных проявлений приходится на 20.00-21.00. В этот же промежуток времени фиксируется наибольшее количество обращений подростков в службу «Доверия» по возникающим у них трудностям в разрешении жизненных ситуаций. До 7% преступлений совершается в учебное время, когда подростки должны были быть на занятиях в школе. До 10% преступлений совершается в период производственной практики и других работ.
При этом до 18-20% преступлений совершается в выходные или праздничные дни. Меньше всего совершается преступлений в понедельник. В течение года «пик» преступных проявлений приходится на каникулы, что связано с ослаблением социального контроля за несовершеннолетними, свертыванием работы лагерей труда и отдыха, разрушением ранее существовавшей системы работы с учащимися в каникулярное время. Еще один всплеск преступности несовершеннолетних приходится на март месяц, что предположительно можно объяснить перестройкой организма подростка в связи с наступлением весеннего времени и изменением уровня тестастерона в крови.
Знание динамики преступности несовершеннолетних имеет практическую значимость для более эффективной разработки стратегии и организации системы профилактики, распределения обязанностей профилактической работы. Действительно, если подростки совершают преступления в то время, когда они должны находиться дома (например, после 21.00) то спрос должен быть прежде всего с родителей, не контролирующих своих детей, а так же с работников милиции, не обращающих внимания на шатания подростков в такое время по улицам. Ну а за совершением преступлений в учебное время, конечно же, должны отвечать как родители, так и педагогические коллективы, порой не обращающие внимания на пропуски занятий и прогулов, совершаемые подростками. Что касается всплеска преступности несовершеннолетних в каникулярное время, то это показатель социальной «болезни» общества в целом, требующий разработки и реализации долговременных региональных и федеральных программ социальной поддержки подрастающего поколения.
 
Групповой характер преступности несовершеннолетних.
Известно, что истоки формирования криминогенных и криминальных групп несовершеннолетних находятся  в семейном неблагополучии подростков, их неудовлетворительном положении в первичном учебном коллективе (классе, учебной группе), в нарушении принципов социальной справедливости в отношении отдельных учащихся, в заформализованности воспитательной работы с ними. Все это они стремятся компенсировать свободной деятельностью «на улице» в среде таких же отвергнутых сверстников.
Именно потребность в общении (у подростков она особенно обострена), потребность в самоутверждении, в реализации своих возможностей и способностей, в признании окружающих, неудовлетворенная в семье и в учебно-воспитательном заведении, поиск психологической и физической защиты от необоснованных притязаний окружающих, заставляет их объединяться в группы.
Это связано с их психофизиологическими  и социально-групповыми особенностями. Подросток, особенно социально неблагополучный  всегда тянется к силе, а объединение в группы намного ее увеличивает. Нравственные установки и психологическая атмосфера ближайшего социального окружения несовершеннолетних приобретают решающее значение для развития и закрепления асоциальных привычек и стереотипов поведения. Особенно велика в психологическом отношении роль «ТУСОВОК» (место сбора подростков и юношей) где группируются подростки и юноши, оформляясь в криминальные и криминогенные группы. Здесь они заводят знакомства, находят друзей – единомышленников по криминальной деятельности, обмениваются информацией, занимаются «любовью в очередь», употребляют токсические и наркотические вещества. Исследования, проведенные в ряде городов страны, свидетельствуют, что несовершеннолетние придают большое значение «тусовочным» встречам. Около 60% из числа обследованных ежедневно проводят свободное время на «тусовках». В последние годы «тусовки» переродились в своеобразные «клубы по криминальным интересам», в школы по повышению «криминального мастерства». Так, карманники тусуются в одном месте, рэкетиры – в другом, мошенники – в третьем, грабители – в четвертом и т.д. Если в недолеком прошлом для «тусовок» выбирались потаенные места, подальше от милиции и мало контролируемые взрослыми (подвалы, гаражи, подъезды, дальние скверы, отдельные нежилые строения и т.п.) то теперь подростки «тусуются» порой на глазах у милиции (на дискотеке, в кафе, казино, ресторанах), оставив подземелье и чердаки для бомжей. Состав «тусовочников» весьма показателен. Каждый 3 посетитель «тусовки» не имеет отца или не живет с семьей, у каждого десятого нет матери. Каждый третий состоит на учете в отделении милиции (ОППН). Личное дело каждого 5 разбиралось на комиссии по делам несовершеннолетних. По результатам опроса большинство «тусовочников» употребляло алкоголь, многие пробовали токсические и наркотические вещества. Наиболее значимы для посетителей «тусовки» такие ценности, как деньги, порнография и секс, «тачка» (автомашина), «красивая жизнь» (отдых на престижных курортах, посещение ресторанов). Больше всего «тусовочников» привлекают такие виды деятельности, как коммерция, работа в охранных структурах фирм и банков, рэкет. Из всего этого можно сделать вывод, что «тусовка» играет большую роль в психологической подготовке подростков и юношей к криминальной деятельности и криминальному образу жизни: она становится копилкой криминального опыта.
Сферой общения и  местом проявления активности подростка  и юноши становится группа, нормы  и ценности которой, формирующиеся  вне социально значимой деятельности, направлены на достижение групповой сплоченности и стимулируют асоциальное поведение подростков (курение, употребление спиртных напитков, нецензурная брань, озорство, притеснение младших и т.д.), что в конечном счете является питательной почвой для совершения преступлений. Взять все «тусовки» под свой контроль, не дать «тусовочной» группе перерасти в криминальную – важнейшая задача профилактической работы.
Преступные группы несовершеннолетних, члены которых чувствуют психологическую  и моральную поддержку друг друга, чаще всего совершают дерзкие ограбления, разбойные нападения, кражи, групповые изнасилования, учиняют циничные хулиганские действия. Причем, чем дольше такие группы безнаказанно действуют, тем все более тяжкие преступления они совершают.
Преступные группы несовершеннолетних, сложившиеся на антиобщественной основе и преследующие асоциальные цели деятельности, относятся к числу тех сообществ, чей статус и отношения между участниками возникают на базе не столько общих симпатий, сколько общности криминальных интересов, потребности в поддержке в совместной преступной деятельности. Сама криминальная деятельность в этих группах приобретает налет ложной романтики, обставляется эмоционально насыщенными атрибутами (нанесением татуировок, умением владеть жаргоном, социально-групповой стратификацией, клятвами, кличками и т.п.)2. Влияние криминогенных и криминальных групп на их участников чрезвычайно велико. Не только в силу привлекательности их внутренней жизни для подростков, но и серьезной угрозы наказания за отступничество. Роль прессинга настолько велика, что надо обладать незаурядным мужеством, чтобы по своей воле покинуть преступную группу. Опрошенные нами в свое время подростки, вышедшие из Казанских «моталок», указали еще на такие факторы, как материальная зависимость членов группы друг от друга, и «повязанность» общим участием в совершенных преступлениях». На вопрос: «Трудно ли было выйти из «моталок»? Они ответили: «Практически невозможно, потому что ты всем должен и тебе все должны. А главное — надо вносить большую сумму откупных. Кроме того, все мы были «замазаны» криминалом. Ясно, милиция нас бы «замела». Хорошо, что мы выходили группой и создали «контрмоталку». Нам долго пришлось отбиваться от своих «модельщиков», пока они не загремели в колонию. А мы сами явились с повинной».
В формировании группового противоправного поведения несовершеннолетних возрастает роль профтехучилищ, в которых, как отмечалось, скапливается значительный контингент трудных и педагогически запущенных подростков, оставивших школу по разным причинам (плохое поведение, неуспеваемость и т.д.). Для обучающихся в этих училищах характерно, что многие из них из неблагополучных семей, лишены родительского контроля, свыше 50% по гуманитарным дисциплинам успевают лишь на удовлетворительно. Многие систематически прогуливают занятия, употребляют алкоголь, курят, увлекаются крайними проявлениями моды, рано начали половую жизнь. Общность интересов и судеб облегчает им поиски друзей и создание криминальных групп в училище.
В профессиональных учебных  заведениях скапливается и так называемый специальный контингент, к которому относятся:
а) лица, совершившие преступления, которым суд назначил условную меру наказания;
б) лица, совершившие преступления, которым назначена отсрочка исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы;
в) лица, совершившие антиобщественные опасные действия, к которым уголовное  наказание не применяется к связи  с недостижением возраста уголовной ответственности (они поступают и профтехучилища из общеобразовательной школы);
г) несовершеннолетние, освобожденные досрочно пли по отбытию срока из воспитательно-трудовых колоний;
д)   несовершеннолетние,   выпущенные   из  спецшкол   и   спец профтехучилищ, в которых они  находились за совершенные ими преступления или правонарушения;
е) подростки, склонные к бродяжничеству, азартным играм, злостно уклоняющиеся от учебы, употребляющие наркотики и другие возбуждающие средства, т.е. все лица, которые в соответствии с законом должны состоять на учете в инспекциях по делам несовершеннолетних.
Указанные лица, обладая большим криминальным опытом, создают особую атмосферу в профтехучилище, насаждая безнравственность в межличностных и межгрупповых отношениях («дедовщину», систему «прописки» новичков, поборов и эксплуатации младших старшими, круговой поруки, ложного товарищества и т.п.). Они становятся центрами притяжения для неустойчивых подростков, вокруг которых и формируются криминальные группы.
Такая складывающаяся в  некоторых училищах психологическая  атмосфера, возникающие специфические социально-негативные явления, наличие готовых «кадром» лидеров преступных групп нередко выпадают из поля зрения инженерно-педагогического коллектива. Поэтому эффективность предупредительно-профилактического воздействия на асоциальные   и   криминал оказывается чрезвычайно низкой. Важно, следовательно, педагогическое постоянное, неослабное внимание к стихийно складывающимся группам, появлению потенциальных лидеров, глубокое изучение их, своевременное принятие мер по их переориентации, разобщению или  разрушению.   Нельзя   не учитывать,  что криминогенные,   и   тем   более   —   криминальные   группы   подростков   по большинству криминологических показателей существенно отличаются от преступных групп взрослых.
Во-первых, они отличаются высокой криминальной активностью. Любая возникшая преступная группа несовершеннолетних (в силу возрастных психологических особенностей ее членов и действия социально-психологических механизмов взаимной криминализации) не будет бездействовать. Она будет искать выход своей энергии. И найдет его в преступлении, если вовремя не предпринять необходимых мер.
Совместная преступная деятельность цементирует группу, является основой ее существования. По результатам исследования Н.В. Гукасян каждая (из 85) изученная группа несовершеннолетних преступников успевала за время своего существования совершить до 7 преступлений, а некоторые и больше. Так, преступная группа из двух учащихся (СПТУ № 38 г. Ржева) за 3 месяца существования совершила 11 дерзких краж и угонов автомототранспорта. Группа, где вожаком был Борис Т., за период своего существования совершила 15 краж и угонов автомототранспорта. «Пятнадцать автомобилей за полтора года было похищено, разобрано на запчасти и продано через посредников группой несовершеннолетних угонщиков в Нижнем Новгороде и области. Взломщиков гаражей возглавлял взрослый, уже судимый ранее мужик. Он же определял и потенциальную жертву ограбления. «Наставник» сумел передать пацанам не только все тонкости угона, но и спой уникальный «почерк» распиливания гаражных замков»3. По этому «почерку» и выявили угонщиков.
Необходимо иметь ввиду, что преступные группы несовершеннолетних отличаются не только криминальной активностью, но и высокой криминальной мобильностью. Они способны в кратчайшие сроки изменять направленность и характер преступной деятельности, время и место преступных посягательств. Так, ужесточение со стороны инженерно-педагогического коллектива контроля за поведением учащихся (в период учебы, производственной практики и свободного времени) привело, например, в ряде профтехучилищ к тому, что основная доля групповых преступлений сместилась со свободного времени на вечерний период (после 21.00), когда учащиеся должны были бы находиться дома. Криминальная группа, где лидером был Сергей Р., вернувшийся из воспитательно-трудовой колонии, за полтора месяца совершила два автоугона, три квартирные кражи, два изнасилования несовершеннолетних, один акт мужеложства в отношении подростка, три тяжких телесных повреждения. Кроме того были выявлены факты мошенничества, занятий рэкетом на местном рынке. Вполне возможно, что и это не полный перечень деяний этой группы.
В основе высокой криминальной активности и мобильности преступных групп несовершеннолетних лежат социально-психологические механизмы переживания успеха в групповой деятельности. Если преступление совершено и безнаказанно «сошло с рук» для членов группы, то группа переживает состояние послепреступной эйфории. Члены группы красочно пересказывают друг другу свои похождения, бравируют своей смелостью и удалью, которую они проявили в совершенном деянии. Над допустившим осторожность или струсившим издеваются, его осуждают и клеймят. Это служит уроком для всех членов группы. Боясь группового осуждения и издевательств, даже самые осторожные подростки начинают брать на себя наиболее рискованную часть нового задуманного преступления и в новых преступлениях эти «тихони» действуют особенно активно и дерзко. Возникшее после первого «удачного» преступления чувство безнаказанности, подогреваемое переживанием успеха, беззащитности жертвы, «опьяняет» участников группы, стимулирует их к совершению новых псе более дерзких преступлении. Поэтому важно не допустить совершения группой первого преступления, после которого ей «терять нечего».
Учитывая высокий динамизм групповой преступности и криминальную активность и мобильность преступных групп несовершеннолетних, важно внимательно следить за процессом группирования («кучкования») учащихся, вовремя выявлять лидеров. группы асоциальной ориентации и оперативно принимать меры по их переориентации, разобщению. К сожалению, сотрудники ОППН, социальные и педагогические работники с этим запаздывают и занимаются профилактикой не «сегодняшней» и не «завтрашней», а «вчерашней» групповой преступности учащихся.
Организованный характер преступности несовершеннолетних4. Группирование — начало организованной преступности, но без определенного руководства со стороны взрослых рецидивистов и мафиозных структур она так и останется лишь групповой преступностью. Именно мафиозные структуры и рецидивисты придают ей организованный характер. Что значит организованная преступность? Об этом идут длительные дискуссии у криминологов. Те выдвигают одни признаки, другие их отвергают или обосновывают свои. На наш взгляд, организованность предполагает: во-первых, включение подростковой группы в преступную группу более высокого порядка (взрослых преступников), связанную с органами власти, с ее коррумпированными элементами. А отсюда, во-вторых, подчинение криминальной подростковой группы и ее деятельности «общему командованию», т.е. мафиозным руководителям, их стратегическим замыслам. В-третьих, организованность связана с функциональным разделением преступной деятельности подростковых групп (с четкими разделениями территорий и зон преступного промысла (транспортировка наркотиков, оружия, рэкета)). В-четвертых, организованность предполагает в качестве обязательного элемента профессионализацию в тех или иных видах преступной деятельности подростковых групп, а также профессионализацию внутри группы при совершении конкретных преступлений. Например, у групп, занимающихся сбытом наркотиков, можно выделить организатора (бригадира), вербовщиков клиентуры из числа молодежи, хранителей наркотиков, сбытчиков, держателей кассы, «палача» (выбивающего долги из клиентов), «отмазчика» и т.п. У групп «наперсточников» сходная структура. В-пятых, организованность предполагает так же общие для всех преступных групп, входящих в данную преступную организацию, правила поведения, «законы», «нормы», ценности, получившие наименование «криминальная субкультура». В-шестых, важным элементом организованности считается специальный подбор «кадров» в преступные группы из числа несовершеннолетних и молодежи и их подготовка на специальных полигонах (обучение стрельбе, приемам каратэ, способам преступной деятельности) и тотальный контроль за поведением каждого члена организации. В-седьмых, наличие отдельных «судебных» инстанций, наделенных правами производить «разборки» наказывать виновные группы или отдельных участников. Однако здесь приведены признаки организованной преступности, характеризующие место в ней подростковых преступных групп.
 
Подростковый  алкоголизм, токсикомання, наркомания и преступность.
Особая связь  групповой преступности несовершеннолетних с алкоголизмом. Связь эта многоканальная, прямая и обратная. Алкогольные эксцессы несовершеннолетних — это и способы «взрослого» самоутверждения, проведения досуга, свободного общения. Они — групповые по своему характеру. Едва ли можно встретить случаи, когда подростки употребляли алкоголь в одиночку. Им обязательно нужны зрители, аудитория, действия перед ней и составляют суть группового алкогольного эксцесса. Нередко ошибочно полагают, что есть лишь один механизм связи преступности несовершеннолетних с алкоголизмом, а именно — совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения, по формуле:




 
 
 
С ориентацией на действие этого механизма преимущественно  и пытаются строить профилактическую работу. Однако, как показывают исследования и практика, только 25-35% преступлений совершается лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения. Именно эта формула и находит свое отражение в уголовной статистике. Вместе с тем, свыше 35% корыстных преступлений совершается несовершеннолетними в трезвом состоянии, но для добычи средств на приобретение алкоголя. Здесь уже действует другой, не отражаемый в головной статистике и недостаточно учитываемый в профилактической работе, механизм связи групповых преступлений и алкоголизации несовершеннолетних:


 
 
Сотрудникам ОППН, практическим психологам, социальным 
и педагогическим работникам важно знать и другие социально- 
психологические механизмы связи алкоголизма и групповых преступлений учащихся. Например, потребность во «взрослом» самоутверждении побуждает к участию в групповых алкогольных эксцессах, которые могут заканчиваться преступлениями. Формула здесь такова:




 
 
 
По этой формуле совершаются  многие из так называемых «свадебных преступлений», преступлений в период проводов молодежи па службу в Вооруженные Силы, а также в вечернее и ночное время при «ловле кайфа» в дорогих ресторанах, когда группа «расслабляется» после удачного «дела». Акты поножовщины, применение огнестрельного оружия стали обыденными при таком ночном «отдыхе», особенно если группу кто-то потревожил в «ее» ресторане. По формуле III совершается свыше 40% всех насильственных преступлений, актов вандализма и хулиганства, особенно в ночное время. Это говорит о важности конкретной профилактической работы педагогов, наркологов, практических психологов, сотрудников органов внутренних дел на местах с учетом сложившейся ситуации: знать места, притягательные для несовершеннолетних, уметь их контролировать, вовремя принимать меры по недопущению «разборок» и выяснению отношений между группировками.
До настоящего времени  в профилактике преступности недостаточно уделялось внимания четвертому механизму связи групповых преступлений несовершеннолетних с алкоголизмом, когда систематическое раннее употребление алкоголя ведет к интенсивному (ударному) развитию алкогольной болезни, сопровождающейся деградацией личности подростка, а деградируемая личность ищет себе подобных — группы деградирующих подростков для систематического совершения корыстных преступлений:




 
 
 
Изучение историй болезней лиц, находившихся на излечении в  лечебно-трудовых профилакториях, показало, что у тех, кто начал употреблять алкоголь несовершеннолетними, алкогольная болезнь развивается в 2,5-3 раза быстрее, нежели у лиц, начавших употреблять алкоголь совершеннолетними5. Вот почему в борьбе с групповой преступностью важно антиалкогольное воспитание несовершеннолетних. Деморализованные систематическим употреблением алкоголя несовершеннолетние систематически совершают мелкие кражи, подвизаются в качестве грузчиков в ларьках, коммерческих палатках, супермаркетах, попрошайничают, группируясь («кучкуясь») в асоциальные и криминальные группы.
В организации профилактики групповых преступлений важно знать типологию несовершеннолетних по их отношению к алкоголю и мотивации его потребления. С этих позиций выделяют следующие группы несовершеннолетних:
1) начинающих пить  «из любопытства»;
2) употребляющих алкоголь  в целях самоутверждения;
3) любителей «кайфа»;
4) «алкогольных эстетов»;
5) бравирующих;
6) страдающих алкогольной  болезнью.
Рассмотрим специфику  профилактической работы с каждой из этих групп алкоголизирующих подростков.
Развитие алкоголизма  начинается с безобидного, на первый взгляд, употребления алкоголя — из любопытства. Некоторая часть несовершеннолетних, удовлетворив свое естественное в этом возрасте любопытство, больше никогда алкоголь не употребляет.
У других же, испытавших состояние алкогольного опьянения, употребление алкоголя в группах сверстников или с участием взрослых приобретает личностный смысл, когда выпивка становится средством самоутверждения. Такие алкогольные эксцессы обычно носят групповой характер, должны иметь так называемую аудиторию, в глазах которой необходимо самоутвердиться (спою группу, других сверстников или взрослых). Группа алкоголизирующих подростков легко превращается в «скоп», избрав для самоутверждения в качестве способов пьяный кураж, хулиганство, демонстрацию силы, совершение актов вандализма, драки, поножовщину и т.п.
Иначе развивается групповое  криминальное поведение несовершеннолетних, когда употребление спиртного входит в традиционные ритуалы в качестве компонента досуга. Сюда относятся группы «любителей кайфа», а также «алкогольных эстетов», у которых социальная зависимость от алкоголя дополняется психологической зависимостью. Первые пьют, чтобы испытать алкогольную эйфорию, а вторые подкрепляют употребление алкоголя своими «теориями»: что и как предпочтительнее пить, чтобы получить удовольствие и наслаждение. Инициаторами, задающими тон, являются несовершеннолетние или взрослые, употребление алкоголя у которых стало одним из способов заполнения свободного времени, развлечения, приобщения к определенным извращенно понимаемым эстетическим ценностям. Из солидарности или под психологическим давлением к ним присоединяются и другие подростки, для которых в состоянии опьянения легче продемонстрировать свое превосходство над другими, почувствовать уверенность в себе, показать себя «мужчиной».
Алкогольным эстетам  свойственно вовлекать в пьянство девушек, их спаивание, организация притонов, совершение актов изнасилований. У групп «любителей кайфа» и «алкогольных эстетов», криминальное поведение становится дополнением к алкогольным эксцессам, поскольку только употреблением алкоголя полностью заполнить досуг невозможно.
Наибольшим  криминальным риском обладают группы подростков, бравирующих употреблением алкоголя. Суть этой бравады — в стремлении «всех перепить». Досуг их примитивен. Такое смыслообразуюшее стремление к алкоголю («выпью пол-литра и не опьянею», «моя норма — поллитровка» и др.) способствует быстрому перерастанию социальной и психологической зависимостей в физическую зависимость от спиртного, ведет к деградации личности, к той стадии алкогольной болезни, когда учащийся начинает пить без разбора что попало, с кем попало и где попало и в таком состоянии легко идет на любое преступление для добычи средств на алкоголь.
За последнее время  среди криминальной молодежи возникло новое, прямо противоположное отношение к алкоголю — своеобразный сухой закон. Возник он под влиянием определенных мафиозных структур, вербующих из среды наиболее физически развитых подростков и юношей себе телохранителей, подручных для расправы с непокорными, сборщиков «дани» (рэкетиров) и т.п. Одним из условий принятия таких групп или лиц несовершеннолетних под спою опеку является строгий запрет на употребление ими алкоголя. Кто нарушает этот запрет — безжалостно изгоняется, отлучается от группы. Так некоторые мафиози стали своеобразными поборниками трезвого образа жизни. Здесь есть и практическая заинтересованность мафии в трезвости молодежи. Трезвые нужны не только в качестве телохранителей, но и как непосредственные исполнители преступных замыслов. От них можно меньше ожидать провала, они эффективнее действуют.
Токсикомания  и групповая преступность несовершеннолетних.
Распространены среди  групп несовершеннолетних правонарушителей в целях одурманивания себя разные виды токсикомании — сознательное самоотравление, а значит, и самоуничтожение. Обычно подростки вдыхают сильнодействующие спиртосодержащие вещества — краски, различные освежители в аэрозольных упаковках; употребляют парфюмерную продукцию; заглатывают в больших количествах медикаментозные средства, вызывающие состояния, близкие к наркотическим; вводят в вены разные смеси токсических веществ, употребляют препараты бытовой химии; производственные эмульсии и красители, различные экстракты растительных веществ.
Мотивы употребления токсических веществ почти совпадают  с мотивами употребления алкоголя. Основные из них: 1) потребление из любопытства; 2) бравада своей смелостью; 3) стремление самоутвердиться в среде себе подобных; 4) групповая сопричастность («за компанию»); 5) желание получить «кайф» (расслабиться); 6) желание развлечься; 7) желание уйти от трудных жизненных проблем; 8) снять психологический барьер перед совершением других форм асоциального и криминального поведения (перед занятием групповым сексом, совершением преступления и т.п.).
Как и алкоголикам, всем токсикоманам свойственно стремление объединяться и группы для приобретения, хранения и употребления токсических веществ. «За компанию» легче преодолевается естественный страх перед токсическим отравлением, интереснее совместно переживать состояние токсического «кайфа». В этом состоянии несовершеннолетним свойственна повышенная внушаемость, конформное, зависимое от группы поведение. Поэтому токсикоманы становятся в руках более опытных лидеров («вожаков») орудием совершения разных видов преступлений. За алкоголь, его заменители, токсические вещества и медикаментозные средства токсикоманы готовы совершить любое преступление. Нередко прием токсических веществ закапчивается смертельным исходом. Группы токсикоманов можно отнести к примитивным преступным группам несовершеннолетних.
Диагностика токсикоманов предполагает выявление как отдельных лиц, так и групп, употребляющих токсические вещества. Обнаружить токсикоманов можно по исходящим от их одежды неистребимым запахам; ношению с собой различных емкостей (пузырьков) с жидкостями, целлофановых пакетов, в которых распыляется жидкость; ношению в носу смоченной токсической жидкостью ваты; выбритым затылкам; накладкам на руке; стремлению к группированию и уединению в перерывах между занятиями в туалетах и других местах и т.п.
В  случае   выявления   токсикоманов   необходимо   установить круг их общения,  взаимные связи  и  взаимные  влияния; лидерство в группе, а также лиц,  поставляющих  в школу и  училище токсические  вещества  и склоняющих учащихся  к  их  употреблению.
По закону все токсикоманы  должны быть поставлены па диспансерный учет и учет в ОППН, должно быть организовано их лечение. В тяжелых случаях они немедленно изолируются и направляются в соответствующие медицинские учреждения на стационарное лечение.
В набор мер профилактики также входит: антитоксическое просвещение; вовлечение подростков в социально полезную деятельность и в подростковые объединения; индивидуальное шефство; жесткий тотальный контроль. Таким образом, сложную многостороннюю связь групповой преступности несовершеннолетних и алкоголизма, различие подростков по отношению к употреблению алкоголя и других дурманящих средств необходимо учесть и в соответствии с этим дифференцировать профилактику групповой преступности. В связи с бесславным провалом антиалкогольной компании, алкогольным эксцессам как одному из глобальных средств объединения несовершеннолетних в асоциальные и криминальные группы трудно сейчас что-то противопоставить, найти такой комплекс социально-полезных видов деятельности в свободное время, способных увлечь несовершеннолетних, объединить и сплотить их в позитивно направленные группы. И все же надо искать не полагаясь на чудодейственные меры в борьбе с групповой преступностью подростков и юношей.
 
Наркомания и групповая преступность несовершеннолетних.
По данным МВД по России за 98 г. примерно 2 млн. наркоманов, к 2000 г. это число удвоилось. Более 20 млн. человек, в основном молодежь пробовали наркотики. Наркомания – чрезвычайно сложное социально-негативное явление, заключающееся в изготовлении, хранении и сбыте наркотиков. Это самая доходная сфера преступного бизнеса, приобретающая все более международный характер в котором важное место отводится несовершеннолетним и молодежи к
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.