На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


реферат Политико-правовые воззрения западников

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 11.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНЕСТРЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ  ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧЕРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО  ПРОФЕССИОНЛАЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ»
 
 
ИНСТИТУТ МАССОВЫХ КОМУНИКАЦИЙ
КАФЕДРА МЕНЕДЖМЕНТА  И МАРКЕТЕНГОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ
 
 
КУРСОВАЯ РАБОТА
По дисциплине «История социально-политических учений»
На тему: «Политико-правовые воззрения западников»
Выполнил: студентка 3 курса дневного отделения
Комарова Анна Александровна     №096087
 
 
Отметка о допуске курсовой работы: ______________________________
     _____________(дата)______________(подпись  руководителя)
                                                                                                     Проверил: Алексеев А.Г.
 
                                                       Санкт-Петербург 2011
Содержание
 
Введение…………………………………………………………….. …………3    
Глава1.    Западничество.
      Возникновение западничества …………………………………………. 4                                                                       
      Политико-правовые воззрения западников……………………….…….9
 
Глава2.    Крестьянский вопрос во взглядах западников
 
        Взгляды Б.Н. Чичерина………………………………………………….13
2.2 Взгляды К.Д. Кавелина……………………………………………16
 
 
Заключение……………………………………………………………………22
Список используемой литературы…………………………………………..23
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
 
       На рубеже 30—40-х гг. в среде дворянской интеллигенции сложились два течения общественной и политической мысли под условными наименованиями славянофилов и западников, которые в лучших традициях русских просветителей и реформаторов обсуждали вопросы исторических судеб России, ее места и роли среди других народов, особенности ее политического и правового опыта в сравнительно-историческом сопоставлении с опытом Европы и народов Востока.
     Тема самобытности истории России и ее политического опыта обсуждалась не впервые. Она ставилась и истолковывалась разработчиками темы Москва — третий Рим, затем Аввакумом, патриархом Никоном, Ю. Крижаничем, а в начале века также Карамзиным, декабристами, представителями просвещенной бюрократии. В этом же плане воспринималась формула режима правления при Николае I, выдвинутая министром просвещения С. С. Уваровым в виде триады «православие, самодержавие, народность». Самодержавие объявлялось главным устоем, обеспечивающим мощь и величие России; православие считалось соответственно основой духовной жизни; народность истолковывалась как проявление многовековой традиции патриархального единения народа со своим царем. Эта официальная теория усердно насаждалась в школах, университетах, в канцеляриях, в церкви и армии.
 
 
 
 
 
                               1. Западничество.
      Возникновение западничества.
 
      Общественно-политическая история России первой половины XIX в. представляет собой широкую сферу для научного изучения. Пути эволюции страны, борьба различных социальных сил за новый государственный строй, судьбы крестьянства -- все эти проблемы в последнее время привлекают особое внимание Минаева Н.В. Правительственный конституционализм и передовое общественное мнение России в начале XIX в. Одним из главных для историков является вопрос: почему осуществление кардинальных и давно назревших реформ (введение конституции и освобождение крестьян) столь затянулось? Этому, безусловно, способствовали самодержавие как политическая система, а также противодействие консервативного дворянства. Однако осознание передовым общественным мнением отставания России от стран Запада, понимание того, что страна переросла самодержавие, обусловили появление программ коренных преобразований. Попытка изменить исторический путь развития Российского государства закончилась, как известно, победой Николая I на Сенатской площади. Так началась эпоха, которая в историографии обозначена как торжество реакции, идейный кризис и упадок, трагедия сломленного последекабристского поколения.
     Планы преобразования государства занимают особое место в общественной мысли уже с конца XVIII -- начала XIX в. Кризис самодержавия в это время усилился, становилось все более ясно, что государственный механизм не справляется с управлением страной. Это поняли и сами монархи, и их ближайшее окружение. “Нерешительный постепеновец” Александр I, как его метко охарактеризовал С. Г. Сватиков и его “молодые друзья” стали осознавать, что самодержавие уже не соответствует духу времени”. Опыт Французской революции подсказывал, что только конституционализм может предохранить общество от назревающей революционной опасности. Но они боялись ограничения самодержавия до проведения реформ, считая его наиболее удобным механизмом их осуществления. Эти идеи были широко распространены в обществе среди передовой части дворянства 1810-х гг. В “Записке о необходимости перемен в России”, предназначенной для Александра I, известный либерал-конституционалист А. И. Тургенев настойчиво проводил мысль, что уничтожение крепостного права всего легче осуществить при просвещенном и умном монархе. С его точки зрения, “неограниченная власть правителя [...] позволяет ему приказанием уничтожить сей позорный институт. Кроме того, правительственные реформаторы начала века видели препятствие проведению реформ в сопротивлении большинства дворянства и потому предпочитали не вступать с ним в конфликт. Тем более, что суть всякой власти такова, что она желает реформации только в рамках той государственной системы, в которой она существует. Она не может желать уничтожения самой себя.
    Первая же радикальная антиправительственная оппозиция, ставшая совершенно новым явлением в общественной жизни России, закончила свои поиски изменения социально-экономической системы страны попыткой совершить “военную революцию” на Сенатской площади. Актуальность тайного союза до 1821 г. была очевидна как для самих его членов, так и для правительства и либерального меньшинства, поскольку он был основан, по словам М. С.Лунина, на “обетах власти Лунин М. С. Сочинения, письма, документы. С. 132.”. Ведь в своей речи на Варшавском сейме Александр I твердо заявил о намерении дать “благотворное конституционное правление всем народам, провидением мне вверенным . Но неспособность правительства решить основные проблемы социально-экономического развития страны привела к тому, что русское оппозиционное движение вскоре превратилось в революционное.
   После 1825 г. осмысление событий 14 декабря представители почти всех слоев русского общества способствовало еще большей его поляризации Общим было убеждение в необходимости перемен, а выход каждый видел свой, хотя не все сознавали, что какой бы ни был выбран путь -- эволюционный или революционный,-- ни тот, ни другой не могли полностью исключить или заменить друг друга.
   Следует сказать,  что и до 14 декабря отношение  общественного мнения к декабристской  идеологии было далеко не однородным. В конце 1820--1830-х гг. для русского  общества тоже было характерно  различное отношение к декабризму -- как к нравственному символу  героизма, как к идеологии вообще  и конкретно к восстанию 14 декабря  как ее радикальному проявлению  Гессен С. Декабристы перед  судом истории. 
     Благородство, самоотверженность, жертвенность  и мировоззренческие ценности  декабристов были близки современникам.  “И через 100 лет эшафот послужит  пьедесталом для статуй мучеников”,-- писал Н. И. Тургенев А.И.  Герцен неустанно повторял, что  14 декабря стало нравственным  переворотом и пробуждением для  целых поколений российских интеллигентов  Деятельность тайных обществ  представлялась многим как проявление  общеевропейского “духа преобразований”,  а 14 декабря -- “как вспышка  общего неудовольствия . Вяземский  писал В.А.Жуковскому: “Я охотно  верю, что ужаснейшие злодейства, безрассуднейшие замыслы должны  рождаться в головах людей  насильственно и мучительно задержанных”, тогда как “правительство, опереженное  временем, заснуло на старом календаре.
     Именно вопрос, каким путем должен быть изменен государственный строй России -- революционным или реформаторским,-- стал для “Союза Благоденствия” камнем преткновения еще в 1819--1821 гг. Эти расхождения привели к массовому выходу из этой организации. Такие видные участники организации, как А. II. Муравьев, Ф. II. Глинка, Д. В. Давыдов и люди близкие к ним -- А. С. Грибоедов, С. Е. Раич и другие, впоследствии так и не вошли ни в “Северное”, ни в “Южное” общества и остались на позициях раннего либерально-просветительского декабризма. В 1822 г. отделился от общества один из самых талантливых людей эпохи -- М. С. Лунин. Главной причиной тому было все более усиливающееся разногласие между умеренным крылом Союза и его радикальной группой в “предположенной цели и в средствах к достижению оной”. Последние были готовы бороться за будущую Россию с использованием вооруженной силы, тогда как “сокровенной целью” умеренных было “водворение законно-свободного правления в России Декабрист М. С. Лунин. Сочинения и письма. С. 94--95.”. С другой стороны, намерение радикалов преобразовать общество в организацию с более четкой революционной программой заставляло их избавиться от людей, не разделявших крайних взглядов руководства. Таким образом, стремясь прямолинейно следовать передовым западным образцам, они в своем реформаторстве забегали далеко вперед и отрывались от политических установок и позиций прогрессивно мыслившего меньшинства русского дворянства. Именно этот факт сыграл свою роль в решении многих умеренных либералов-конституционалистов (П. А. Вяземского, А. И. Тургенева), близких к декабристским кругам, отказаться от предложений вступить в тайное общество, куда их не раз приглашали. Это понимали как сами декабристы, так и правительство. В 1826 г. в секретном приложении № 3 к Всеподданнейшему докладу Следственной комиссии говорилось, что “злоумышленники думали... что найдут себе пособие и в общем расположении умов... они воображали, что все... изъявляющие неудовольствие, пристанут к ним и уже в душе их сообщники Восстание декабристов.
  На рубеж 30—40-х годов происходит заметное оживление идейной жизни русского общества. К этому времени уже четко обозначились такие течения и направления русской общественно-политической мысли, как охранительное, либерально-оппозиционное, и положено начало формированию революционно демократического движения. В условиях реакции и репрессий наибольшее распространение в идеологии получила либеральная мысль. В размышлениях об исторических судьбах России, её истории, ее настоящем и будущем родились два важнейших течения 40-х гг.: западничество и славянофильство
    В 1836 г. Появилось  первое из «Философских писем»  П.Я. Чаадаева. Его автор – участник Отечественной войны 1812 г. И член тайного Северного общества, друг А.С. Пушкина и декабристов, крупнейший мыслитель и публицист. Чаадаев видел причину многих бед в отрыве России от Европы. Путем сравнения с Западной Европой Чаадаев показывал ничтожество николаевской России с её самодержавным правлением. Он связывал будущее России с принятием западного пути развития, с объединением стран христианской цивилизации в новую общность, которая явится основой духовной свободы всех народов. Николай I ознакомившись с письмом, приказал объявить его автора сумасшедшим, определить под надзор полиции, а журнал «Телескоп» закрыть. Но «Философское письмо» Чаадаева уже всколыхнуло российское общество, сделало очевидным то, что должно предшествовать практическим попыткам переустройства страны – прежде всего, это осмысление роли и места России в мировой истории. Разгоревшиеся вокруг письма Чаадаева споры способствовали тому, что среди российских либералов выделились 2 течения – западники и славянофилы.
 
 
 
 
 
      Политико-правовые воззрения западников.
    Западничество,  как и славянофильство, возникло  на рубеже 30—40-х годов XIX в.  Оно было представлено "обеими  столицами" — Москвой и Петербургом.  Московский кружок западников  оформился (в спорах со славянофилами)  в 1841—1842 гг., в Петербурге же  находились немногие представители  западничества, и какого-либо  сложившегося кружка его единомышленников  не существовало.
      Современники  трактовали западничество очень  широко, относя к ним вообще  всех, кто противостоял в идейных  спорах славянофилам. В западники  наряду с лицами, придерживавшимися  весьма умеренных взглядов, такими, как П. А. Анненков, В. П. Боткин, Н. X. Кетчер, В. Ф. Корш, зачислялись  также и те, кто придерживался  радикальных воззрений, — В.  Г. Белинский, А. И. Герцен  и Н. П. Огарев. Впрочем, Белинский  и Герцен в своих спорах  со славянофилами сами называли  себя "западниками".  Представители:  К.Д.Кавелин,Т.Н.Грановский. По своему  социальному происхождению и  положению большинство западников, как и славянофилов, относились  к дворянской интеллигенции. Западниками  были известные профессора Московского  университета: историки Т. Н. Грановский  и С. М. Соловьев, правоведы  М. Н. Катков и К. Д. Кавелин,  филолог Ф. И. Буслаев, а также  видные писатели — И. И. Панаев, И. С. Тургенев, И. А. Гончаров, позднее — Н. А. Некрасов.
    Константин Дмитриевич  Кавелин (1818—1885) — один из основателей  (совместно с С. М. Соловьевым  и Б. Н. Чичериным) так называемой  государственнической школы в  истолковании истории России. Согласно  его представлениям, основу и  движущую силу исторического  процесса образует борьба личности  за свободу и «постепенное  изменение» общественных форм  — от родовых отношений к  семейным, которые, в свою очередь,  уступили высшей форме общественных  отношений — государству. Россия  шла тем же историческим путем, что и Западная Европа, но отстала от нее и потому должна прибегать к заимствованиям достижений цивилизации.
   В этом смысле  реформы Петра I двинули Россию  по пути европейского развития  в сторону свободы и управления  с помощью «современных актов  и законов». Оправдание эпохи  петровских реформ — в ее  целях, поскольку средства дала, навязала ей сама старая Русь. В отличие от славянофилов  Кавелин считал, что наряду с  общинным индивидуальное начало  все-таки присутствовало и до  Петра и привело к постепенному  созданию у нас общественности  и юридической гражданственности,  хотя и в неразвитой форме  «умственной, нравственной и гражданской  культуры». 
     С более  радикальных философско-исторических  позиций критиковал славянофилов  Тимофей Николаевич Грановский (1813—1855), для которого историческое развитие  всегда сопровождается борьбой  разнородных сил и каждую эпоху  отделяет от другой «резкое  различие», в том числе войны  и революции (например, завоевания  древних германцев, Французская  революция XVIII в.). Историческое развитие  бесконечно, поскольку вечно новы  противоположности и никогда  они не возвращаются к прежним  пунктам, «из борьбы их исходят  вечно новые результаты».
    Об интересе  знаменитого профессора всеобщей  истории в Московском университете  к отечественной истории свидетельствует  его публичная полемика с литературными  распространителями доктрины «официальной  народности» (Погодиным, Шевыревым)  и славянофилами, а также его  критика некоторых упрощенных  западнических воззрений на прошлое  России.     Так, в речи  Грановского перед студентами 1845 г. в связи с началом курса  по истории средневековья содержится  прямое указание на основных  идейных оппонентов: «И вам, и  мне предстоит благородное и,  надеюсь, долгое служение России  — России, идущей вперед и с  равным презрением внимающей  клеветам иноземцев, которые видят  в нас только легкомысленных  подражателей западным формам, без  всякого собственного содержания, и старческим жалобам людей, без всякого собственного содержания, которые любят не живую Русь, а ветхий призрак».
     Западники, в отличие от славянофилов, по-иному судили о путях развития России. В противоположность славянофилам они доказывали, что Россия хотя и "запоздала", но идет по тому же пути исторического развития, что и все западноевропейские страны, ратовали за ее европеизацию.
    В отличие от  славянофилов они отрицали самодержавную  власть монархию и выступали  за конституционно-монархическую  форму правления западноевропейского  образца, с ограничением власти  монарха, с гарантиями свободы  слова, печати, неприкосновенности  личности, с введением гласного  суда. В этом плане их привлекал  парламентарный строй Англии  и Франции, вплоть до идеализации  его некоторыми западниками. 
   Как и славянофилы,  западники выступали за отмену  крепостного права сверху, отрицательно  относились к самодержавно-бюрократической  системе николаевского царствования, противоположность славянофилам, западники  решающее значение отводили разуму. Они выступали за самоценность  человеческой личности как носителя  разума, противопоставляли свою  идею свободной личности славянофильской  идее корпоративности (или "соборности"), западники возвеличивали Петра  I, который, как они говорили, Россию.
  Деятельность Петра  I они рассматривали как первую  фазу обновления страны; вторая, по их мнению, должна начаться  с проведения реформ, которые  явятся альтернативой пути революционных  потрясений. Профессора истории  и права (например, С. М. Соловьев, К. Д. Кавелин, Б. Н. Чичерин)  большое значение придавали роли  государственной власти и стали  основоположниками так называемой "государственной школы" в  русской историографии. Здесь  они основывались на схеме  Гегеля, считавшего государство  творцом развития человеческого  общества.
Свои идеи западники пропагандировали с университетских кафедр, в статьях, печатавшихся в "Московском наблюдателе", "Московских ведомостях", "Отечественных  записках", позже в "Русском  вестнике" и "Атенее". Большой  общественный резонанс имели читаемые Т. Н. Грановским в 1843—1851 гг. циклы публичных  лекций по западноевропейской истории, в которых он доказывал общность закономерностей исторического  процесса России и западноевропейских стран. По словам Герцена, Грановский "историей делал пропаганду". Западники  широко использовали московские салоны (Елагиных, Свербеевых, Чаадаева и др.), где они "сражались" со славянофилами  и куда съезжалась просвещенная элита  московского общества, "чтоб посмотреть, кто из матадоров кого отделает и  как отделают его самого". Разгорались  жаркие споры. Особенно изощрялся в  полемическом задоре и остроумии  Герцен. Выступления заранее готовились, писались статьи и трактаты. Это  была отдушина в мертвящей обстановке николаевской России. III отделение было хорошо осведомлено о содержании этих споров через своих агентов, аккуратно посещавших салоны.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
2.   Крестьянский вопрос во взглядах западников.
2.1 Взгляды Б.Н. Чичерина
 
По своему социальному  происхождению и положению большинство западников, как и славянофилов, относились к дворянской интеллигенции. Как и славянофилы, западники выступали за отмену крепостного права сверху, отрицательно относились к самодержавно-бюрократической системе николаевского царствования.
Западники, как и славянофилы, видели в крепостном состоянии преграду для успешного экономического развития страны. Крепостное право представлялось злом для одного из идеологов западничества  К. Д. Кавелина. 17 марта 1856 года он писал: «Я со своей стороны убежден …, что из всех вопросов – вопрос, из всех зол – зло, из всех несчастий  наших – несчастье есть крепостное право <…> все, что вы ни возьмете, прицеплено к этому коренному  злу и легко изменится к  лучшему, когда его не будет». Кавелин  пытался привлечь внимание общества к положению крестьян, доказывал  необходимость отмены крепостного  права в стране.
В 1855 году Кавелин приступил  к написанию крупной работы «Записка об освобождении крестьян в России», а также начал переговоры с  Борисом Николаевичем Чичериным  о написании серии рукописных статей на крестьянскую тему. Совместно с Кавелиным Борис Николаевич Чичерин с 1855 года выпустил ряд анонимных рукописных статей, в которых давал анализ существующему российскому положению. Центральное место в серии этих работ принадлежит двум статьям, в которых автор подробно аргументировал общую политическую проблему – «Современные задачи русской жизни» и «О крепостном состоянии».
В первой из них Чичерин  объясняет в необходимость свободы общества для успешного развития экономики страны, считая, что именно крепостное состояние является преградой для развития земледелия и отвлекает от производительного труда значительную часть народных сил.
Выход из существующего положения  Чичерин видит только в одном: «Либерализм! Это лозунг всякого  образованного и здравомыслящего  человека в России. Это знамя, которое  может соединить около себя людей  всех сфер, всех сословий, всех направлений». При этом Чичерин объясняет свое понимание либерализма: свобода  не должна быть безграничной. Для этого  «требовались свобода совести, уничтожение крепостного права, свобода общественного мнения, свобода печати, свобода преподавания, публичность правительственных действий, наконец публичность и гласность судопроизводства».
Отмены крепостного права  требует не только общество, но и  соображения государственной пользы. Крепостное право, как отмечал Чичерин, отрицательно сказывается на развитии экономики страны, ведь только свободный труд, имеющий личную выгоду, способен развивать промышленность, а крепостное состояние
Вывод Чичерина в статье один – необходимость отмены крепостного  права. Он был уверен – сделать  это возможно мирным путем. Далее  он предлагал свою программу действий, в которой по пунктам изложил  меры для освобождения крестьян:
1) Издание всеобщих законов,  ограничивающих власть помещиков  (например, запрещение переселять  крестьян, переводить их в дворовые, запрещение произвольных поборов, ограничение права наказания крестьян);
2) Дарование крестьянам  права на вступление в брак  без согласия помещика, права  иска и защиты в суде, права  отлучек при условии, что за  крестьянина будет работать другой человек;
3) Введение инвентарей, определяющих  меры крестьянской земли и  повинностей, которые крестьяне  должны нести в пользу помещика (или же размер выплачиваемого оброка);
4) Установление четкой  цены на крестьянскую землю  по губерниям и уездам, заплатив  которую крестьяне могли бы  совершенно освободиться;
5) Учреждение для помощи  освободившимся из-под крепостного  права крестьянам ссудных и заемных касс;
6) Разрешение дворовым  людям оставлять своих хозяев, а также установление для них  (как и для промышленных крестьян) приемлемой суммы оброка и  приемлемой выкупной цены;
7) Учреждение для дворовых  и для промышленных крестьян  ссудных и сберегательных касс.
Предложенная Чичериным  программа предусматривала переходный период. По его мнению, в случае, если правительство примет указанные  меры, то за двадцать лет сможет избавиться от крепостного права, сохранив при  этом справедливость и не нарушив интересов помещиков и крестьян.
Мы видим, что говоря о  необходимости отмены крепостного  права и славянофилы, и западники обращали внимание на то, что дальнейшее существование данного состояния может привести Россию только к самым печальным последствиям – бунту, революции, отмене крепостной зависимости «снизу» и уничтожению правительства. Кроме того, и славянофилы, и западники отмечали, что дальнейшее существование данного состояния не позволит стране развиваться экономически, а труд крепостных крестьян будет приносить больше убытков, чем прибылей (в отличие от труда вольнонаемных, свободных рабочих). Нельзя не отметить и тот факт, что в проектах как западников, так и славянофилов говорится и об обязательном вознаграждении помещиков – владельцев крепостных крестьян, поскольку сами авторы различных проектов отмены крепостного права являлись дворянами, владельцами поместий.
 
 
 
 
      Взгляды К.Д. Кавелина
Сам же инициатор создания рукописной литературы, к которой  относились указанные выше статьи Чичерина, К. Д. Кавелин написал крупную  работу – «Записку об освобождении крестьян в России». Данную работу можно  назвать одним из первых проектов реформы освобождения крестьян. Основной текст «Записки» содержит небольшое  вступление, семь глав и дополнительную, вторую часть, где Кавелин отвечал  на появившиеся со временем замечания  и возражения.
Во вступлении автор «Записки»  называл причины того, что Россия – одна из самых богатых по своим  естественным ресурсам страна – на самом деле беднее других. Недостаток материальных средств, который долго  скрывался внешним спокойствием и политическим могуществом, обнаружился  в результате неудачного завершения Крымской войны. Именно итоги этой войны заставили всех думать о причинах подобного состояния и о путях его изменения в лучшую сторону. Кавелин указывал на эти причины российской бедности: ошибочная система управления, отсутствие строгого правосудия и правильного кредита, целый кодекс весьма стеснительных правил для промышленности и торговли, невежество всех классов народа, в т. ч. высших. Самой же гибельной причиной бедности Кавелин считал «крепостное право, которым опутана целая половина сельского народонаселения империи». В своей работе Кавелин анализировал положение не только помещичьих крестьян, но и государственных, считая их крепостными правительства. К государственным же крестьянам он относил не только «свободных сельских обывателей», которые находились на государственной земле и несли повинности казне или же арендаторам казенных имений, но и «вольных» крестьян, приписанных к разным ведомствам (к фабрикам и заводам, конюшням, почтовому управлению и т. д.), а также удельных и дворовых крестьян, военных поселян, рекрутов. Все они являются крепостными, по мнению Кавелина, так как несут повинности не по доброй воле, а по указаниям начальства (хозяев). Кавелин был уверен, что существование государственного крепостного права выгодно и прибыльно только для тех ведомств, в распоряжении которых есть крестьяне, но не для государства в целом. Автор предлагал свою программу упразднения государственного крепостного права. Он указывал на то, что правительству не следует самому заниматься промышленностью: Крымская война убедительно показала, что вооружение, изготовленное на казенных заводах оказалось «дурного качества» и не выдерживает сравнения с иностранным. Решение может быть только одно – заказывать снаряды и оружие у частных фабрикантов. То же самое касалось и остальных казенных заводов и фабрик – поскольку их существование несет правительству убытки, их нужно продать частным лицам или отдать в аренду. Что касается приписанных к казенным фабрикам и заводам крестьян, то Кавелин считал необходимым освободить их ото всех повинностей и уравнять по закону со свободным сельским населением страны.
Что касается освобождения помещичьих крестьян, то этот процесс, как отмечал Кавелин, гораздо более сложный и трудный. Автор отмечал три основных причины необходимости отмены крепостного состояния: экономическую, нравственную, политическую.
С экономической точки  зрения, доказывал Кавелин, крепостное право невыгодно: по сравнению с  вольнонаемным рабочим крепостной работает более лениво, неохотно. Значительный процент рабочей силы тратится впустую, безо всякой выгоды, как для помещика, так и для государства в целом, и от труда крепостных крестьян больше убытков, чем прибыли.
Влияние крепостного права  пагубно и в нравственном отношении, отмечал Кавелин: зависимость в  гражданской сфере одного лица от другого «есть всегда, без исключения, источник необузданного произвола  и притеснений, с одной стороны, и раболепства, лжи и обмана –  с другой». Кавелин называл крепостное право источником насилий, безнравственности, невежества, праздности, тунеядства и всех вытекающих отсюда пороков и даже преступлений.
Крепостное право не только разоряет и развращает государство, но и грозит ему бедами и опасностями  в политическом отношении, уверял Кавелин. Автор обращается к истории: бунты  Разина, Пугачева и других малоизвестных  атаманов поднимались из крепостных, волнения в крестьянской среде характерны и для XIX века. Кавелин делал вывод: «народ сильно тяготится крепостною зависимостью, и при неблагоприятных обстоятельствах из этого раздражения может вспыхнуть и разгореться пожар, которого последствия трудно предвидеть».
Кавелин делает важный вывод  в своей работе: крепостное право  не дает успешно развиваться России, и до тех пор, пока оно составляет основу общественной и гражданской жизни, существующее напряженное положение никто не в силах изменить. Иными словами, уничтожение крепостного права для России – существенная потребность, иначе «искусственное и напряженное состояние государства, становясь с минуты на минуту более и более неисправимым, может привести, наконец, к внезапному перевороту, который вовлечет в общую погибель и слабые зачатки гражданственности и просвещения <…>, и дворянство, и власть и самую политическую независимость России. Дальнейшее же существование крепостного права делает внутреннее положение России «все более и более затруднительным, шатким, опасным и безысходным».
Далее Кавелин предлагал  свой план преобразований. По его убеждению, мирное разрешение вопроса возможно только в том случае, если будут учитываться интересы всех сторон – и помещиков, и крестьян, и на основе этого будет составлен план преобразований. Для этого необходимо прояснит два вопроса: на каких началах должно совершиться освобождение крепостных, и какие способы и средства для этого существуют.
Интересы владельцев (помещиков) и крестьян были для Кавелина очевидны: первые защищают свое имущество, полученное законным порядком, интерес вторых заключается «в полном личном освобождении их от владельцев с удержанием той земли, которою владеют и пользуются для себя, избы, в которой живут, и всего движимого и недвижимого имущества, которое приобрели собственными трудами или наследовали от отцов своих».
Интересы государства, с  точки зрения Кавелина, полностью  совпадают с интересами помещиков и крестьян. Для государства необходимо прекращение крепостного права, но так, чтобы права и тех и других были сохранены. Таким образом, государство не может «ни желать, ни допустить освобождения крестьян без вознаграждения владельцев, поскольку это было бы примером нарушения прав собственности, кроме того, этим бы мгновенно был бы повергнут в бедность многочисленный класс образованных и зажиточных потребителей, а это может привести к неблагоприятным последствиям.
Кавелин делал три вывода о том, каким образом должно было бы свершиться освобождение крестьян:
1) крепостные должны были  быть освобождены полностью от  зависимости от господ;
2) освобождение крестьян  требует наделения их не только  принадлежавшим им имуществом, но  и землей;
3) освобождение крестьян  должно совершиться с обязательным  вознаграждением владельцев.
Говоря о размерах земли, которой следовало бы наделить крестьян при освобождении, Кавелин рассматривал три варианта: «а) со всею землею, принадлежащею к имению, в котором они поселены; б) с определенным большим или меньшим количеством десятин на тягло или на душу, смотря по местности; и в) с тою лишь землею, которая находится в действительном владении и пользовании помещичьих крепостных». Наиболее удобным автор считал последний способ, поскольку в этом случае сохранялось бы поземельное владение, к которому привыкли и крестьяне, и помещики. «Кроме того, - писал Кавелин, - такой способ и не потребует никаких особенных издержек, и не может возродить больших недоразумений и неизвестности прав»
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.