На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа П.А.Столыпин и программа модернизации России

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 12.06.13. Сдан: 2012. Страниц: 56. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Курсовая  работа

 
по дисциплине «История России конца XIX - начала XX века» на тему: 

        «П.А.Столыпин и программа модернизации России» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 


Содержание

 
  Введение……………………………………………………………………………
 Глава I. Детство и юность П. А. Столыпина. Начало политической карьеры.        
 Глава II. Политическая деятельность П.А. Столыпина   и Государственная  Дума……………………………………………………………
 Глава III. Программа реформирования России ………………….…....
      2.1.Иные направления реформирования……………………………
      2.2. Столыпин и смертная казнь………………………………………
      2.3. Реформа губернского, уездного и волостного     управления……………………………
      2.4. Реформа полиции…………………………………………
      2.5.Попытка Столыпина решить «еврейский вопрос»………….
 Глава IV. Результаты политической и государственной деятельности реформатора………………………………………………  Заключение………………………………………………………………………  Список использованных источников и литературы……………………..…..
 Приложения……………………………………………………………………… 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                             Введение
           Не так давно Россия  вступила  в новый век и в новое тысячелетие.  Уже почти двадцать лет как сменился Советский режим, и Россия живет по демократическим принципам, но до сих пор стоит на распутье, ищет  именно тот приемлемый национальный путь, который и отличает ее от других стран. За последнее десятилетие проводилось множество реформ, образцом которых чаще всего служили европейские и западные страны со своими индивидуальными специфическими особенностями, и их удачный национальный реформаторский опыт  был подтвержден десятилетиями и веками. Но в большинстве случаев они были малоэффективны и приемлемы для нашей страны,  несмотря на громкие политические лозунги различных политических движений, предлагающие свое эффективное решение проблем стране. Но зачастую воплощение этих идей на практики приводили, в лучшем случаи к удовлетворительной стабильности, в худшем   поворачивало реформирование вспять. И дело не только в лоббировании крупных финансовых и промышленных инвесторов своих интересов, в специфической российской бюрократии и коррупции, но и нежелание учитывать самое ценное, что есть у человечества и в частности у любой страны это  учитывать исторический опыт, опыт предыдущих поколений.
            Исторический опыт представляет собой неисчерпаемый источник ценнейшей информации. Если речь идет о реформаторской деятельности, то можно с уверенностью сказать, что на основе этих примеров можно в какой - то мере приблизиться к пониманию реформ современных, а в определенных случаях и предсказать, спрогнозировать принципиальные направления их развития в будущем. Здесь уместно добавить, что, к сожалению, ценный исторический опыт иногда остается невостребованным: мы снова и снова повторяем ошибки прошлого, чтобы наши потомки в свою очередь и в свое время забыли об ошибках наших. Возможно это замкнутый круг, но хочется верить, что максимально использовать опыт предыдущих поколений все-таки возможно.
             Возможно, не случайно в середине  восьмидесятых годов на заре  перестройки советские историки, политики, общественные деятели  стали все чаще оглядываться  назад и пытаться найти ответы  на свои вопросы именно там. И в этом отношении П.А.Столыпин является идеальным историческим примером, который попытался во имя общего блага преодолеть тот многовековой общинный застой и вечную российскую земельную проблему.
            Ведь Столыпин возглавил правительство в труднейшую для страны пору. Тяжелое поражение России в войне с Японией, экономический хаос, кризис власти, падение общественной морали и утрата нравственных ориентиров, разгул преступности, политического террора и массового неповиновения — вот некоторые штрихи тогдашней обстановки. В том и заключается историческая заслуга великого реформатора, что он прозорливее других увидел основные причины столь бедственного положения России, а главное, сумел предложить и во многом осуществить грандиозные планы ее преобразования, обеспечившие всестороннее и стремительное развитие страны.
            Он не преследовал чьих - то  интересов  и принципов. Для него высшей ценностью был российский императорский престол и русский народ. И в этом и была его, как не парадоксально это звучит, главная преграда и проблема, мешающая воплощению его великих реформаторских замыслов. Еще один парадокс - Столыпина не любил царь, завидовавший  его популярности. Ненавидели царица, придворные, замаравшие себя связями с Распутиным. Многие думские депутаты и вместе с тем революционные круги — социал-демократы, эсеры, большевики, словом, и крайне правые, даже монархисты, и крайне левые — всяческие «потрясатели основ».
           На главу российского правительства  было совершено множество покушений. Смерть Столыпина от руки убийцы всколыхнула русское общество, остро отозвалась и за рубежом. Драматические события почти всегда застают врасплох, кажутся неожиданными, однако можно сказать, что гибель Столыпина была предопределена, да и он сам неоднократно говорил об этом и, чувствуя краткость отведенного судьбой срока, как беспредельно мужественный человек действовал решительно, взвешенно, с неиссякаемой энергией, стремясь максимально полно свершить задуманное. Целью же своей он ставил создать обновленную, реформированную страну, благоденствующее, демократическое государство. Известна его гневная отповедь, обращенная ко всяческим ниспровергателям: «Вам, господа, нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия».             
           Личность и деятельность П. А. Столыпина были столь ярки и масштабны, что, кажется, никого не оставляли равнодушным. Более того, само его имя вызывало резкую поляризацию не только политических мнений, взглядов, пристрастий, но и сугубо личных чувств — от нескрываемого восхищения до неприкрытой ненависти. Одни называли его спасителем Родины, опорой Отечества, надеждой России в смутную пору, другие — обер-вешателем, черносотенцем, палачом, а выражения «столыпинский галстук», «столыпинский вагон» стали нарицательными.
          Итак, целью работы является определение важности роли П.А. Столыпина его программы модернизации в жизни России. В соответствии с поставленной целью необходимо решить следующие задачи:
    Рассмотреть предпосылки реформ в России П.А.Столыпиным;
    Выделить и проанализировать политические и другие реформы П. А. Столыпина;
      Выявить ошибки П.А.Столыпина;
           Источниками и литературой для  данной работы служат воспоминания  его дочери М. Бок, также  воспоминания Николая I и Крыжановского, также произведения ряда советских и современных историков. К сожалению, приходится замечать что, с тех пор как наша историческая наука пошла в услужение идеологии, заботясь лишь угодить власть предержащим, приходится говорить о фальсификации ряда данных.  Очень часто под "научностью" литературы о Петре Столыпине скрывается желание исказить историческую правду. Понятно, что некоторые советские историки десятилетиями сознательно лгали и искажали правду и им сегодня трудно вдруг стать объективными и честными исследователями. Борьба против Петра Столыпина - человека, реформатора, патриота - продолжается и в наше время. Через Столыпина борются против подлинного возрождения России, против реформ, против нашего национального самосознания. За пеленой объективности видно всю ту же патологическую ненависть к русскому патриоту.
         Но внимание в данной работе  направлено на всю деятельность  П. А. Столыпина, поэтому источники  и использованная литература  многообразны. И подходы к жизни  самого Столыпина, проводимой им политики, вообще всего, что с ним связано, также имеют расхождения во мнениях. Но советская литература и историки, в силу проводимой тогда политики, относятся к П. А. Столыпину предвзято.  Но уничтожить и осквернить память о Столыпине никак не удается. История все расставляет по местам. Петр Аркадьевич был, безусловно, одним из самых великих государственных деятелей России. И вот наряду с  идеологическими работами есть исторически объективные работы и исследования о великом деятеле и реформаторе, в которых авторы пытаются более объективно переосмыслить историю и личность Петра Аркадьевича Столыпина как человека и реформатора. Среди интересных материалов  посвященных П.А.Столыпину - архивные материалы, воспоминания дочери премьер-министра Марии Бок, первый вариант опубликован в 1935г., но, к нашему большому сожалению, опубликованному за границей в Нью-Йорке. Она  уделяет внимание его реформаторской деятельности. Которой он так самоотверженно посвятил жизнь, и которую он ставил даже выше своей любимой семьи, зная, что благо отечества превыше всего, ради чего он жил и ради чего он погиб, хотя это и предвидя, но упорно шел до конца, видя перед собой единственную цель – Великую, благополучную, обновленную Россию.
             Также важным источником данной курсовой работы является «Красный Архив», научный журнал архивных органов РСФСР и СССР, 1922-41 годов. Содержит различные документы по истории России, международным отношениям. Мной были использованы документы, содержащие воспоминания Николая Романова об убийстве П.А.Столыпина. Это 4,5,6 тома.
            В использованной литературе есть моменты, где обсуждают, был ли он великим, и говорят, что вот западные ученые его великим не называют. Пытаются доказать, что и реформы не его, да и не удались они. Пытаются использовать слова врагов и недоброжелателей, ищут мифических покровителей, перевирают все и вся. Красноречивый пример такого рода - "научная" деятельность  А. Я. Авреха. Он посвятил значительную часть жизни растиранию П. А. Столыпина в прах, а в конце 1980-х годов это делать столь же безоглядно было уже невозможно. Поэтому в своей последней книге "П. А. Столыпин и судьбы реформ в России" 1991г., являющейся лишь слегка подновленным вариантом книги 1968 г. "Столыпин и Третья Дума", он пытается выглядеть объективным - но все равно имеет тенденции европейской точки зрения. К примеру, «ум у Столыпина заурядный, идей у него не было, смелостью не отличался - держался за кресло, как все….».  Печально, что это псевдонаучное "наследие" и сегодня для кого – то имеет вес. Писателя Д. Жукова, осмелившегося сказать несколько добрых слов в отношении Петра Аркадьевича, буквально топтали ногами во множестве статей в течение нескольких лет.
          Среди положительных работ, можно  выделить Б.Г.Федорова, Петр Столыпин: «Я верю в Россию». В своей книге, он делается попытку посмотреть на П. Столыпина, прежде всего как на человека, на личность, на факты его биографии, а не рассматривает подробно существо всей его многогранной деятельности и реформ. Например, только столыпинской аграрной реформе посвящены гигантская "научная" литература, тонны псевдонаучных книг и статей. Автору интересно было узнать все подробности о роде Столыпиных, о его семье, образовании, чертах характера, взглядах. Он не пытался дать "политический портрет" Петра Аркадьевича. Не ставил и задачу "раскрыть" загадку убийства премьера, хотя почти все остальные авторы уделяют этому большую часть времени.
        Другой автор В.В. Казарезов, восхищаясь великим реформатором, пытается с исторической правотой и объективностью оценить его великий вклад в историю России. Идет все повествование с осмысления истории его родного края. Ведь он сибиряк: его дед по отцовской линии переселился из Орловской губернии и стал крестьянствовать на Алтае. И сегодня значительная часть населения Сибири — потомки «столыпинских» переселенцев из центральных российских губерний, с Украины и Белоруссии, из других мест. Для него очевидно — не будь мощного импульса, данного реформами Столыпина переселенческому процессу, сегодняшняя Сибирь не была бы настолько заселенной, развитой и освоенной, а вся наша страна оказалась бы значительно слабее. Вот почему этот человек ему дорог и близок. И второе, что сделало автора его почитателем - Столыпин увидел главную причину застоя сельского хозяйства России в общинном землепользовании. Было получено много откликов, причем, весьма неоднозначной тональности. Он старался вести речь, в позитивном плане, стремясь извлечь из опыта столыпинских преобразований то, что могло бы пригодиться в наше непростое время. И тут видятся богатейшие возможности, поскольку у Столыпина есть чему учиться. Работа этого автора не претендует на исчерпывающую полноту и законченность, на доскональное и завершенное раскрытие всего связанного с феноменом Столыпина, и наверняка здесь не отыщутся ответы на все возникающие вопросы. Да подобной цели он перед собой и не ставил. Задача виделась куда более скромная: рассказать, что был в истории России такой  человек, горячо любивший свою Родину, много для нее сделавший и погибший в расцвете сил. И что дела его должны служить   Отечеству   и  сегодня.
        Есть огромное множество  и других  работ и исследователей, как на русском, так и на иностранных языках,  этой сложной и противоречивой фигуры как П.А. Столыпин, которые более или менее с исторической объективностью пытаются анализировать этого выдающегося деятеля Российской истории. Но неизменным остается и тот факт, что о П. А. Столыпине еще появятся крупные исследования, где будут предприняты попытки всестороннего, скрупулезного анализа его времени, его личности, мыслей и деяний. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

  Глава I.Краткая биография Столыпина. Начало его  политической карьеры
            Пётр Аркадьевич Столыпин родился  2 апреля 1862 года в Дрездене в знатной дворянской семье. Своё детство провёл он в основном в Литве. Летом семья жила в Колноберже или уезжала в Швейцарию. Когда детям пришла пора учиться, купили дом в Вильно. Виленскую гимназию П. А. Столыпин и окончил. В 1881 году он поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Кроме математики и физики, здесь преподавались астрономия, география, биология и химия. Именно эти науки, последние из названных, нравились П. А. Столыпину. «Однажды на экзамене по химии у Д. И. Менделеева он попал в сложное положение. Профессор стал задавать дополнительные вопросы, П. А. Столыпин отвечал, но Д. И. Менделеев не унимался, экзамен уже перешёл в учёный диспут, когда великий химик спохватился: “Боже мой, что это я? Ну, довольно, пять, пять, великолепно!”»1
          П. А. Столыпин рано женился,  оказавшись чуть ли не единственным  женатым студентом в университете. Ольга Борисовна, жена П. А.  Столыпина, прежде была невестой  его старшего брата, убитого  на дуэли.  А поскольку в семье  Столыпиных строго хранились традиции дворянской чести, то с убийцей своего брата стрелялся и сам Пётр Аркадьевич, получив ранение в правую руку, которая с тех пор плохо действовала. Существует, впрочем, и другая версия, которой придерживался, в частности, С. Н. Сыромятников, близко знавший П. А. Столыпина по службе: “Рука у него начала сохнуть ещё в гимназические годы. Ему сделали несколько хирургических операций.   В конце концов, это и определило его решение идти в университет,  а не на военную службу по примеру деда,  отца и старшего брата”.
            Внешне П. А. Столыпин сильно  походил на отца. Он был так  же высок, подтянут и подвижен. «Но его привычки и жизненный  уклад были совсем другими.  П. А. Столыпин не курил, почти  не употреблял спиртного и редко играл в карты. Рознило его  с отцом и отсутствие музыкального слуха. Но литературу и живопись П. А. Столыпин любил, отличаясь, несколько старомодными для своего времени вкусами. Ему нравилась проза И. С. Тургенева, поэзия   А. К. Толстого.  Сам П. А. Столыпин тоже был неплохим рассказчиком и сочинителем. Его дочери приходили в восторг от сказок о «девочке с двумя носиками» и о приключениях в «круглом домике», сочиняемых экспромтом каждый вечер»2.
             В литературе тех лет часто  противопоставлялись мятежное поколение, сформировавшееся в 60-е годы,  и  законопослушное, практичное поколение 80-х годов. П. А. Столыпин был типичным «восьмидесятником». Он никогда не имел недоразумений с полицией. «В 1884 году, ещё до окончания университета, его зачислили на службу в Министерство внутренних дел. Вслед за этим, правда, последовал полугодовой отпуск, в течение которого П. А. Столыпин, по-видимому, завершал дипломную работу. Вернувшись на службу, он подал прошение о переводе в Министерство государственных имуществ. 1887 – 1889-е годы П.А.Столыпин просидел в Департаменте земледелия и сельскохозяйственной промышленности на скромной должности помощника столоначальника, имея чин коллежского секретаря. Однако, как оказалось, скромный чиновник имел неплохие связи в верхах, так как в 1888 году он получил придворное звание камер-юнкера. В Министерстве государственных имуществ положение П. А. Столыпина было рутинным, и в 1889 году он опять перешёл в МВД. Его назначили Ковенским уездным предводителем дворянства. О деятельности П. А. Столыпина на посту уездного предводителя мало что известно. Вспоминая те годы, П. А. Столыпин писал, что он «служил себе просто, исполнял свои обязанности, не мудрил». По его инициативе и под его наблюдением уездное попечительство о народной трезвости построило в Ковно «Народный Дом». Первый этаж занимала «чайная трезвости», на втором этаже располагался просторный зрительный зал, в котором предполагалось устраивать народные чтения, спектакли и концерты. Строительство было окончено в 1899 году – в тот год, когда П. А. Столыпин оставил пост уездного предводителя»3.
           Надо отметить, что основным занятием  П. А. Столыпина в те годы  было хозяйство, ведь семье   принадлежало много поместий.
          Недвижимость семьи П. А. Столыпина4 

Имение Площадь Имение Площадь
Колноберже, Петровское  и
Ольгино
835 десятин
Имение в  Пензенской губернии 950 десятин
Имение  в Нижегородской губернии 820 десятин
Имение в  Московской губернии 140 десятин
Имение  в Саратовской губернии 1000 десятин
Чулпановка в Казанской губернии 4845 десятин

 
             П. А. Столыпину удалось превратить  свои имения в образцовые хозяйства  с многопольным севооборотом  и развитым животноводством. Но  дети не хотели знать никаких  других имений, кроме Колноберже.
            Поэтому самые малодоходные из имений были проданы, а другие свои владения П. А. Столыпин объезжал один раз в год. К 1902 году общая площадь имений составляла 7450 десятин земли, но, несмотря на это, П. А. Столыпин не входил в разряд крупнейших латифундистов, зато занимал видное место в среде российского поместного дворянства.
         В 1899 году П. А. Столыпин был  назначен на должность Ковенского  губернского предводителя дворянства, которая в губернской иерархии  стояла на первом месте после  губернаторской. Одно из первых дел П. А. Столыпина на новом посту заключалось в создании Ковенского общества сельского хозяйства. «Его организационное собрание состоялось 8 октября 1900 года. Председателем единогласно был избран П. А. Столыпин. Среди ста с небольшим  членов общества,  выделялись представители польской, русской и немецкой аристократии. По существу, это было собрание наиболее влиятельных в губернии помещиков. Общество занималось обсуждением жизненно важных для всех его членов вопросов и разработкой рекомендаций, направляемых в Министерство земледелия и государственных имуществ, которые впоследствии учитывались при доработке законопроектов.         
         Деятельность общества началась  с рассмотрения вопроса о торговых  взаимоотношениях с Германией. Через два года истекал срок действующего русско-германского торгового соглашения, предстоял его пересмотр, и ковенские помещики спешили высказаться по этому вопросу. Ими было выработано «Представление Ковенского общества сельского хозяйства в Министерство земледелия и государственных имуществ по вопросу о новом торговом договоре с Германией»»5.  
                 В 1902 году В.К.Плеве назначил его исполняющим должность гродненского  губернатора. Нужно отметить, что Столыпин стал самым молодым губернатором России, после назначения  на эту должность он сразу взялся за изучение дел губернии, но его действия контролировались генерал-губернатором Виленским, и это претило характеру Столыпина. В 1903 году Столыпин стал саратовским губернатором. Здесь и застала его первая революция, в которой он применил весь арсенал средств - от прямого обращения к народу до расправы с помощью казаков. При этом в деятельности губернатора появились две отчетливые черты: во-первых, он не смущался карать не только  левых, но и правых, если их деятельность переходила за рамки дозволенного. Во-вторых, в отличие от большинства высокопоставленных деятелей Столыпин был лично храбр и не боялся оставаться лицом к лицу с разгневанной толпой.
          В апреле 1906 года Столыпин назначен  министром внутренних дел, хотя и не ожидал такого назначения. Борьба с революцией ложится на его плечи. А 24 августа 1906 года опубликовывается правительственная программа. В ней Столыпин объявлял направления своей политики  в подготовке важнейших законов:
    о свободе вероисповедания;
    о неприкосновенности личности и о гражданском равноправии, в смысле устранения ограничений и стеснений отдельных групп населения;
    об улучшении крестьянского землевладения;
    об улучшении быта рабочих и, в частности, о государственном их страховании;
    о реформе местного самоуправления;
    о преобразовании местных судов;
    о реформе высшей и средней школы;
    о земском самоуправлении в Прибалтийском, а также Северо- и Юго-Западном крае;
    о реформе полиции…
          Для этого Столыпин воспользовался 87 статьей Основных законов, которая предоставляла правительству право решать вопросы во время перерывов в работе Думы и в случае исключительных обстоятельств. П.А.Столыпин пришел к власти в переломный момент, когда в правящих кругах происходил пересмотр политического курса. Новый курс представлял собой попытку царизма укрепить свою социальную опору,  расшатанную  революцией,  сделав  ставку  на  крестьянство. Столыпин принял ряд мер, рассчитывая модернизировать сложившуюся в России обстановку. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава II. Политическая деятельность П.А. Столыпина   и  Государственная Дума.
           П.А.Столыпин пришел к власти в переломный момент, когда в правящих кругах происходил пересмотр политического курса. Новый курс представлял собой попытку царизма укрепить свою социальную опору,  расшатанную  революцией,  сделав  ставку  на  крестьянство.
         Столыпину было доверено обеспечить  сожительство неограниченной власти  самодержавия с «народным представительством»,  то  есть  Думой.
I Дума
        Столыпин был назначен министром внутренних дел 26 апреля 1906 года. Депутаты I Думы были приняты царем на другой день - 27 апреля. Вскоре Столыпин сменяет Горемыкина на посту председателя Совета министров. И здесь судьба I Думы оказалась взаимосвязанной с судьбой Столыпина. В Думе кипели словесные сражения. Депутаты-крестьяне горячо требовали передачи земли в руки земледельцев. Им столь же страстно возражали представители дворянства, отстаивавшие неприкосновенность собственности.
      Преобладавшие в Думе кадеты постарались найти “средний путь”, примирить враждующие стороны. Кадеты предлагали передать часть земли крестьянам - но не бесплатно, а за выкуп. Речь шла не только о помещичьих, но и о казенных, церковных и иных землях. В то же время кадеты подчеркивали, что надо сохранить “культурные помещичьи хозяйства”.
      Предложения кадетов жестко критиковались с  обеих сторон. Правые депутаты видели в них покушение на право собственности. Левые считали, что землю надо передать крестьянам без выкупа - даром. Правительство также категорически отвергало кадетский проект. К лету 1906 года борьба достигла предельной остроты. Власти решили поторопить события к развязке. 20 июня появилось заявление правительства о том, что никакого нарушения прав землевладельцев оно не допустит. Это вызвало взрыв негодования среди большинства депутатов. 6 июля Дума выступила с декларацией, в которой подтверждалось намерение передать часть помещичьих земель крестьянам. Ответом властей на это стал роспуск Думы. Высочайший указ о роспуске последовал три дня спустя, 9 июля 1906 года.
             Первая Дума была враждебной правительству с первого до последнего дня. Она поставила себе целью прорваться дальше прав манифеста 17 октября, хотя внешне, казалось, должна быть вполне послушной.
             За короткое время своего существования Дума закидала правительство запросами. Обсуждались вопросы о конфискации земель у помещиков, отстранение администрации, отмены смертной казни для политических заключенных. Столыпин не считал, что сила правительства проявится лишь в том случае, если оно будет выносить свои решения "объединенным" министерством и этим облегчит работу государю.
              П.А. Столыпин  начал политику успокоения народа. Меры были очень строгие - введение военно-полевых судов, где кучка офицеров решала судьбу человека. Частым было применение армии "в помощь гражданской власти". На "успокоение" были брошены все силы правительства, и временно удалось подавить революционное движение. И до последнего времени наша советская история «бубнила» одно и то же: казни, «столыпинские галстуки»… Отбросив все идеологические штампы, сегодня надо сказать: это была настоящая война государства с террором, в котором защитные действия государства были, по крайней мере, логичны. Столыпин, проводя такую политику, был  просто необходим дворянству и классу имущих.
               Политика Столыпина была не по  душе агрессивно настроенным партиям, тем же кадетам. Это вылилось в террористический акт, который произошел 12 августа 1906 года. В результате взрыва погибло 27 человек. Пострадали и дети Столыпина, который сам не пострадал, в момент взрыва он был в своем рабочем кабинете, который находился в противоположном конце дачи. Старшая дочь Столыпина, Маша, не пострадала. Младшей дочери Наташе предстояла ампутация обеих ног, впрочем, врачам удалось сохранить ноги. У сына Аркадия были раны на голове и перелом ноги, но гораздо сильнее ребёнок страдал от нервного потрясения. Память о взрыве часто тревожила Столыпина, он приписывал всю вину себе за кровь и слезы, за искалеченные жизни людей, пострадавших от взрыва. Но вскоре он нашел в себе силы и стал готовить новые разработки по способам подавления революционного движения. Да, Столыпин ещё до покушения на Аптекарском знал, что никто не может гарантировать ему безопасность. После покушения он просто перестал думать об этом, с холодным равнодушием идя навстречу неизбежному. После 12 августа престиж Столыпина среди министров поднялся. Для всех он стал примером моральной силы. Реальным результатом этого акта явилась быстрая и более жестокая реакция правительства, Столыпин приложил максимум усилий для этого. 24 августа 1906 года была опубликована правительственная программа, которая состояла из двух частей - репрессивной и реформистской. В ней говорилось, что правительство противопоставит насилию силу. В местностях, объявленных на военном положении, вводились военно-полевые  суды. В центре реформистской программы был знаменитый указ 9 ноября 1906 года о возможности выхода из общины. Цель данного закона, который подписал  смертный приговор извечной крестьянской общине - повернуть аграрную проблему другой стороной, вместо того чтобы экспроприировать землю у помещиков, обезземеливалась община, так как принадлежавшие общине земли распределялись между крестьянами. За то время пока составлялись крестьянские запросы и проходили земельные бунты, община утвердилась как настоящий орган крестьянского самоуправления. Социальный смысл аграрной реформы П.А.Столыпина состоял в том, чтобы заполнить существовавший в России социальный вакуум - создать широкий слой мелких буржуазных собственников, являющихся основным фактором политической стабильности общества.
I I   Дума
          Вторая Дума открылась 2 февраля 1907г., в будничной обстановке, ничуть не напоминающей открытие Первой. Её состав тоже изменился. Было меньше депутатов с высшим образованием, больше – с начальным и «полуинтеллигенции».  Граф А.А. Бобринский насмешливо назвал  её «Думой народного невежества».
            Земельный вопрос, оставшийся нерешенным, с собраний I Думы, автоматически появился на собравшемся заседании II Думы 20 февраля 1907 года. Нужно отметить, что предвыборная кампания прошла не без вмешательства и давления на избирателей со стороны властей. Сенатские "разъяснения" исключили из числа избирателей большие группы крестьян и рабочих. Преследовались левые выборщики, запрещались избирательные собрания, масса манипуляций была предпринята и пущена в ход по части рассылок избирательных повесток, назначение дня и места выборов. Но несмотря на это, и хоть выборы проходили в обстановке спада революционного движения, II Дума оказалась более левой, чем первая.
             Уже 6 марта Столыпин выступил перед депутатами с правительственной программой. Список открывал знаменитый указ 9 ноября, далее перечислялись другие аграрные мероприятия. Несколько законопроектов касались свободы совести. Были обещаны законопроекты о неприкосновенности личности и введении волостного земства рабочим – профессиональные союзы и социального страхования, стране в целом – реформа образования. Большое значение в программе придавалось “возрождению” боевой мощи армии и флота, утраченной в русско-японскую войну.
             Во всей остальной части речи Столыпин четко дал понять, что правительство для реализации этой программы готово совместно с законодательными учреждениями приложить все усилия. Концовка речи явно провоцировала левую часть Думы на резкие выступления. Столыпин говорил с особо выразительной интонацией, его слова были наполнены силой и чувством особенного достоинства. Речь была короткой, но слова, произнесенные в ней, стали историческими: Все ваши нападки рассчитаны на то, чтобы вызвать у власти и правительства паралич воли и мысли; все они сводятся к двум словам: "Руки вверх!". Правительственная декларация показывала, что времена переменились. Никто не перебивал. Как прежде, председателя Совета министров криками «В отставку!». Выслушали молча, по окончании раздались шумные аплодисменты справа.
             Семья Петра Аркадьевича находилась в зале, в ложах для публики, и с облегчением глядела на его удовлетворенное лицо, когда он сходил с трибуны. Может быть, наступила долгожданная пора объединения властей и Думы во имя блага России?
             Но нет. На трибуну поднимается молодой грузинский социал-демократ Церетели и снова – резкое неприятие правительства. Его перебивают возгласами:
- Долой!  Ложь! У вас руки в крови!
              Сталкивались две непримиримые силы. На каждую речь левых ораторов правые отвечали двумя. На трибуне побывало больше двадцати депутатов.
            Как ни тяжело было впечатление, произведенное на него заседанием 16 марта, Столыпин еще не допускал  и мысли о роспуске Думы. В это время в Думе шли дебаты по двум вопросам: аграрная политика и принятие чрезвычайных мер против революционеров. Правительство требовало осуждения революционного терроризма, но большинство депутатов отказались это сделать. Более того, 17 мая Дума проголосовала против "незаконных действий полиции". Уже ни у кого не оставалось сомнения, что скоро II Дума прекратит свое существование. 1 июня 1907 года Столыпин потребовал отстранения 55 депутатов и лишения 16 из них депутатской неприкосновенности, чтобы их можно было немедленно арестовать.
             3 июня Николай II сам объявил о роспуске думы и назначил созыв на 1 ноября 1907 года. В манифесте, провозгласившим роспуск Думы, было объявлено о коренных изменениях в законе о выборах. Акт 3 июня 1907 года был справедливо назван государственным переворотом, он был совершен в нарушение манифеста 17 октября 1905 года, согласно которому ни один закон не может быть принят без санкции Государственной Думы. Мысль о необходимости изменения избирательного закона стала главной задачей не только для правительства и царя, но и для всей буржуазии. Спустя неделю после  открытия II Думы, на заседании 27 февраля 1907 года был разработан проект избирательного закона. Таким образом, царь и Столыпин, встав на путь государственного переворота, опирались на поддержку не только черносотенцев и поместного дворянства, но и большей части цензовой "общественности", включая не  только октябристов, но и группу прогрессистов. При разработке нового избирательного закона были полностью перераспределены квоты выборщиков в пользу буржуазии и помещиков. I и II Думы явно не вписывались в самодержавную систему, и надо было создать новую Думу, более "покладистую". Население отнеслось к роспуску II Думы очень спокойно, не было ни демонстраций, ни попыток организовать забастовку.
              Теперь, избавившись от оппозиционной думы, Столыпин мог проводить политику авторитарную и консервативную, основанную на твердой решимости обновить страну и укрепить власть. Почва для этого была подготовлена новым избирательным законом.
I I I   Дума
              Дворяне, составлявшие, по переписи 1897 года, менее 1% населения, получили в III думе 43% мест от общего числа, примерно 15% мест получили помещики. Лица либеральных профессий получили 19,4% мест, торговцы - 7,5%, священники и миссионеры - примерно 10% от общего числа. Таким образом, Дума получилась такой, какая нужна была Столыпину.
16 ноября 1907 года Столыпин выступил перед Думой с правительственной декларацией. Первая и основная задача, как он говорил, это не  реформы, а борьба с революцией, которая может сорвать все, что было задумано им.
            Столыпин не ограничивался реформами в сельском хозяйстве, он обдумывал реформы местного управления, образования для малоимущих и крестьян. Речь, в которой затрагивались эти вопросы, прозвучала в Думе 9 ноября 1908 года. Вскоре в Думе возник "Польский вопрос", он появился в 1910 году в связи с вопросом о западном земстве и выборах от западных губерний в Государственный совет.  Законопроект был принят 29 мая 1910 года.  Но, несмотря на быстрые темпы,  срок введения земства в западных губерниях в законопроекте пришлось передвинуть на год:  Государственный совет уже не успевал принять его до 1 июля,  то есть  до  срока выборов. Законопроект о выделении из Царства Польского Холмщины  был по-настоящему первым выходом нового столыпинского "центра". Законопроект о Холмщине был принят 26 апреля 1912 года  правооктябристским большинством.  4  мая его передали в Государственный   совет, а уже 23 июля того же года утвердил царь  и  законопроект  стал законом.
            Между тем, к осени обнаружилось, что реформ  не  будет.  Это привело к резкому обострению противоречий всех звеньев системы - между правой  и  либеральной частью Думы. Столыпин в интервью одной из немецких газет суть случившегося  с Западным земством объяснял следующим образом: Дума "еще слишком юна и чересчур нестройна по духу -  политической  подготовке своих членов,  чтобы ее  взгляды и решения считались без дальнейших справок непогрешимыми".
             Теперь перейдем непосредственно к борьбе с революцией. Через несколько дней после открытия Государственной Думы, в Москве собрался Совет партии социалистов – революционеров, который единогласно высказался за приостановку террористической борьбы. Но так как настоящей веры в готовность правительства пойти на соглашение не было, то одновременно Совет дал Центральному комитету право своею властью, не дожидаясь следующего собрания Совета, возобновить террор в тот момент, когда этого потребуют интересы революции. В этих заседаниях участвовал Азеф, который являлся агентом правительства. Его отношение к вопросу о приостановке террора было двойственным: в разговорах с «боевиками» он фрондировал против этого решения, продолжая свою линию внесений трений между Центральным Комитетом и Боевой Организацией. В беседах же с руководителями Центрального Комитета он не только поддерживал предложение о временной приостановке террора, но порою шел дальше и говорил, что, по его мнению, роль революционных партий вообще закончена, что теперь политическое развитие страны пойдет под руководством либералов. Во главе Министерства был человек совершенно новый для чиновного Петербурга – П.А. Столыпин. Вначале он чувствовал себя еще не очень прочно среди верхов столичной бюрократии и делал много усилий, чтобы окружить себя людьми, на преданность которых он мог положиться. В первую очередь был обновлен руководящий состав полиции. Со временем в основную борьбу с революцией и во взаимодействие с революционерами вник сам Столыпин. От сотрудников полиции он требовал устройства личных встреч с агентами. Итак, благодаря деятельности Петра Аркадьевича улучшились результаты работы полиции. Но они слишком доверяли своим агентам – революционерам, что привело смерти самого Столыпина.
            Жестокие меры борьбы принесли имени П. А. Столыпина определенные негативные ассоциации: "кровавый палач",«обер- вешатель","столыпинщина","столыпинский галстук", "столыпинский вагон", "столыпинские качели". Игнорировать его заметной роли в истории не могли и за это поливали грязью изо всех сил, навешивали разного рода ярлыки. В СССР в свое время была даже выпущена почтовая открытка, посвященная "кровавому палачу" революционеров, с подробной статистикой казненных. Большевики лицемерно раздували жертвы царской "реакции", но забывали сообщить, чем она была вызвана. Тем более что документальные данные подтверждают, что революционеры убили гораздо больше российских должностных лиц, чем было казнено террористов.
             При приведении реформ в жизнь власти в целом были малоэффективны, а у многих чиновников просто парализовало волю. С.Н. Сыромятников, близкий сотрудник Столыпина, в 1906 г. явился однажды к нему утром и застал его в халате. «”Вы нездоровы”? - спросил Сыромятников. “Нет, мне сообщили ночью, что какой-то крейсер идет бомбардировать Петербург. Я звонил по телефону целую ночь, пока удалось найти батарею и поставить ее при входе в Неву, чтобы расстрелять его. По счастью, крейсер ушел в море. Но я не спал всю ночь”»6. Кроме премьер-министра не нашлось никого заняться несколькими пушками!
             Подавление забастовок и крестьянских выступлений, применение войск, расправы с солдатскими волнениями, обуздание печати, ограничения на деятельность партий и т. д. Звучит все это ужасно. Но что должен был делать подлинно государственный человек в такой период. Петр Аркадьевич, безусловно, не мог спокойно сидеть и бездействовать. Восстания были подавлены, после чего последовали законные репрессии против преступников. Свеаборгское восстание, например, сопровождалось поразительной жестокостью, о которой не любили говорить при советской власти. Некоторых офицеров бросили в котлы с кипящей водой.
             П. Столыпин потребовал, чтобы  всех связанных с восстанием  лиц (примерно 1200 человек), в том  числе гражданских, судил военный  суд. Причина очевидна - от финского  гражданского суда трудно было  ожидать объективности. Но генерал-губернатор Герард просил отдать гражданских лиц финским судам для успокоения Финляндии. В конечном итоге Петр Аркадьевич согласился предать финских гражданских местному суду, но настоял на том, чтобы судить русских гражданских лиц военным судом.
            «19 августа 1906 г. в чрезвычайном порядке, по 87-й статье Основных законов, царским указом было утверждено положение о военно-полевых судах в местностях, объявленных на военном положении и на положении чрезвычайной охраны.
              Из ведения обычных судебных инстанций изымались дела гражданских лиц, совершивших преступные деяния "настолько очевидные, что нет надобности в их расследовании ". На рассмотрение таких дел отводилось не более 48 часов, приговор приводился в исполнение по распоряжению командующего округом в течение 24 часов. В состав судов назначались строевые офицеры».
              Тогда же были значительно  усилены наказания за антигосударственную  пропаганду в войсках. При помощи 87-й статьи Основных законов были изданы указы об усилении уголовной ответственности военнослужащих за государственные преступления, о наказаниях за восхваление преступлений, о наложении на преступников "предупредительных связок" и т. д.
               Чрезвычайная мера о военно-полевых  судах была принята сразу после серии покушений, в том числе на семью самого П. Столыпина (взрыв на Аптекарском острове), но произошло это, по сути дела, по инициативе самого Николая II, который всегда поощрял крутые меры. Царь хотел их учредить еще в декабре 1905 г., но С. Ю. Витте тогда сумел отклонить это предложение.
Теперь  император жил безвыездно в Петергофе  и боялся выйти из собственного дворца. Такое положение он считал "не только обидным, но прямо позорным". 14 августа 1905 г. он писал П. А. Столыпину:
"Непрекращающиеся покушения и убийства должностных лиц и ежедневные дерзкие грабежи приводят страну в состояние полной анархии. Не только занятие честным трудом, но даже сама жизнь людей находится в опасности.             Манифестом 9 июля было объявлено, что никакого своеволия или беззакония допущено, не будет, а ослушники закона будут приведены к подчинению царской воле. Теперь настала пора осуществить на деле сказанное в манифесте.
            Посему предписываю Совету министров безотлагательно представить мне: какие меры признает он наиболее целесообразными принять для точного исполнения людей непреклонной воли об искоренении крамолы и водворении порядка.
           14 августа Т906 г.                                          Николай.
P. S. По-видимому, только исключительный закон, изданный на время, пока спокойствие не будет восстановлено, даст уверенность, что правительство приняло решительные меры, и успокоит всех"7.
 

             Это письмо принесли П. Столыпину в момент заседания Совета министров на Фонтанке. Император, по существу, требовал немедленного введения военно-полевых судов для некоторых видов политических преступлений: терроризм, вооруженное восстание. Это письмо произвело колоссальное впечатление на премьер-министра. Оно, по словам В. И. Гурко, расходилось с известным принципом самого П. Столыпина бороться с революцией исключительно законными методами. Даже министр юстиции Щегловитов высказывался против таких крутых мер.
              Петр Столыпин сделал все, что  от него требовалось, но при обсуждении указа в Государственном совете лично не выступал.
                Взрыв на Аптекарском острове  заставил Петра Аркадьевича в какой-то мере побороть присущую ему гуманность и чрезмерный либерализм. Он изменился и стал гораздо более жестким по отношению к террористам. Когда ему говорили, что раньше он рассуждал несколько иначе, он отвечал: "Да, это было до бомбы Аптекарского острова, а теперь я стал другим человеком". С этого времени он подавил в себе чрезмерную мягкость, которую ранее часто проявлял, например, на службе в Саратове. Личная трагедия заставляет человека многое передумать.
               13 марта 1907 г. в Государственной думе Петр Столыпин четко сформулировал свою позицию: "Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада. Это было, это есть, это будет всегда и неизменно. Этот принцип в природе человека, он в природе самого государства. Когда дом горит, господа, вы вламываетесь в чужие квартиры, ломаете двери, ломаете окна. Когда человек болен, его организм лечат, отравляя его ядом. Когда на вас нападает убийца, вы его убиваете. Этот порядок признается всеми государствами8". Эти слова - квинтэссенция позиции настоящего патриота и государственника, решительного человека.
                 С другой стороны, П. Столыпин  отказался даже рассматривать вопрос политических заложников, - предлагалось не казнить уже осужденных до совершения их друзьями новых актов терроризма. Некоторые чиновники, включая В. И. Гурко, считали Петра Аркадьевича тогда слишком либеральным. А со стороны противников режима раздавались обвинения в кровожадности и жестокости.
                 Широкомасштабное применение Указа  от 19 августа 1906 г. началось тотчас после его подписания. Безусловно, что в иных случаях были допущены перегибы и даже пострадали невинные. Но кто-то должен был брать на себя ответственность и спасать страну. А были и руководители типа командующего Казанским военным округом генерала И. А. Карасса, которые, не желая пачкаться кровью, не утвердили ни одного смертного приговора. Однако не подлежит сомнению, что указ сыграл решающую роль в умиротворении страны. Можно сказать даже больше: одним из главных достижений П. Столыпина на посту премьер-министра было именно усмирение революции. Как бы ни пытались это отрицать некоторые советские историки, утверждающие, что все было сделано до Столыпина.
             Революция быстро пошла на  спад. П. Столыпин, на самом деле, предлагал отменить военно-полевые суды уже в феврале 1907 г., но не добился этого. Тогда был разослан секретный циркуляр, предписывавший властям воздерживаться от увлечения полевой "юстицией". Наконец военно-полевые суды были автоматически отменены 20 апреля 1907 г. после всего семи месяцев существования, так как правительство не стало вносить соответствующий указ в Думу. Лишь на окраинах империи они сохранились до 1908-1909 гг., а в центральной части России террористами занимались обычные военно-окружные суды.
              Об отношении Петра Аркадьевича  к революции хорошо свидетельствуют его слова, произнесенные 1 ноября 1907 г. в Государственной думе: "Для всех теперь стало очевидным, что разрушительное движение, созданное крайними левыми партиями, превратилось в открытое разбойничество и выдвинуло вперед все противообщественные преступные элементы, разоряя честных тружеников и развращая молодое поколение.
           Противопоставить этому явлению можно только силу. Какое-либо послабление в этой области правительство сочло бы за преступление, так как дерзости врагов общества, возможно, положить конец лишь последовательным применением всех законных средств защиты "9. Как обычно, Петр Столыпин высказался предельно красноречиво и точно.
          Итак, в конце второй главы отметим, прежде всего значительную роль П. А. Столыпина. Вся его сила характера, его мужество – все что у него было, все было направлено на реализацию реформ, проведение борьбы с террором, и улучшение положения страны. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава III.Политические и другие реформы П.А.Столыпина. 

    2.1.Иные направления реформирования
              В рамках школьной реформы, утвержденной законом от 3 мая 1908 г., предполагалось ввести обязательное начальное бесплатное обучение для детей с 8 до 12 лет. С 1908 по 1914 г. бюджет народного образования удалось увеличить втрое, было открыто 50 тыс. новых школ. Заметим, что Столыпин ставил третьим условием модернизации страны  (помимо аграрной реформы и развития промышленности) достижение всеобщей грамотности в объеме обязательной для всех четырехлетней начальной школы. Еще, будучи предводителем дворянства в Ковно, он писал по этому поводу, что только грамотность поможет распространению сельскохозяйственных знаний, без которых не может появиться класс настоящих фермеров. Подводя итог школьной реформе, скажем,  что для нее действительно не хватило времени: для реализации плана всеобщего начального обучения такими темпами, как в 1908- 1914 гг., требовалось еще не менее 20 лет.
              Наконец осталось затронуть рабочий вопрос. Он, так же как и крестьянский, достался Столыпину в наследство от революции 1905- 1907 гг. Интересно отметить, что до этого не только царизм, но и буржуазия отрицала его существование. По мнению А. Я. Авреха это непризнание было равнозначно признанию несостоятельной политики опоры на крестьянскую общину. Революция развеяла все сомнения... Была создана специальная комиссия по рабочему вопросу.
             Одним из этапов в решении рабочего вопроса было Особое совещание(1906-1907 гг.). Это уже была целиком эра Столыпина. На повестку сессии были вынесены 10 законопроектов, сводившихся к нескольким пунктам: страхование болезней, несчастных случаев, инвалидности; сберегательные кассы обеспечения; правила найма рабочих; рабочее время; меры поощрения строительства здоровых и дешевых жилищ; и т.п. Важно отметить, что без внимания остался вопрос о рабочих организациях - считалось, что "Временные правила" о союзах на время решают проблему. На основе этих правил в годы столыпинского правления были закрыты сотни профорганизаций и еще сотням отказано в регистрации.
               Остальные вопросы обсуждались, но встретили сильнейшее сопротивление со стороны промышленников, т.е. крупной буржуазии. К примеру, Нобель утверждал, что "если нам не будет предоставлено право некоторого противодействия влиянию массы, то мы пропали..."
               С передачей в июне 1908 г. законопроектов в Думу наступил их последний этап превращения в законы. Он стал самым длинным. Сопротивление было не только со стороны промышленников, но и слева: трудовики и социал-демократы выступили с критикой страховых законопроектов с подлинно демократических позиций.
                Страховые законопроекты стали в конечном итоге одной из причин, обострившей отношения между правыми и октябристами, помещиками и буржуазией. Можно сказать, что столыпинская рабочая политика провалилась. Ответом на нее со стороны рабочего класса был новый революционный подъем.

2.2.Столыпин и смертная казнь.

           В наше время многие играют в либеральные игры вокруг отмены смертной казни и идеи высшей гуманности. В результате мы имеем случаи, когда матерых убийц десятилетиями кормят за счет родственников их жертв.                 
            Мне такое правосудие не нравится. Вот и А. Солженицын в наше время  выступал за смертную казнь для террористов. И мне кажется, что Петр Аркадьевич согласился бы, так как у него было обостренное чувство справедливости и уважения к закону. При этом сам Петр Столыпин никогда не был кровожадным человеком и даже долго считался типичным либералом.
              «К мысли о необходимости применять  смертную казнь в рамках закона  его привел разгул революционного  терроризма. Как уже говорилось, число убитых революционерами официальных лиц во много раз превышало число жертв подавления революции. П. Столыпин требовал самых суровых мер и не одобрял ненужного либерализма, стремления некоторых официальных лиц уменьшить количество смертных приговоров в ущерб поддержанию общественного порядка и спокойствия. Быть добреньким существенно проще и популярнее, недаром в тот период Столыпина заваливали письмами и телеграммами множество знаменитых людей из разных стран мира.
              Наиболее часто взгляды Петра  Столыпина о смертной казни исследуют на основе его негодующих писем 1908 г. великому князю Николаю Николаевичу, главнокомандующему войсками гвардии и Петербургского военного округа, с жалобами на излишнюю мягкотелость генерала М. А. Газенкампфа в подавлении революции. Гуманный Николай Николаевич деликатно передоверил право утверждать приговоры военно-полевых судов своему заместителю М. А. Газенкампфу. Судя по этим письмам, кабинетный военный теоретик Газенкампф, волею судьбы попавший на такую должность, сильно колебался и нервничал»10.
              27 января 1908 г. П. Столыпин пишет великому князю письмо о необходимости неуклонного применения всей строгости закона против наиболее опасных преступников, уличаемых в нападении на должностных лиц, полицию и войска. Он поясняет свою позицию: "...так как допущенная в одних случаях снисходительность - в других может порождать мысль о неуместности строгой кары, которая таким образом из неизбежного, законного последствия содеянного зла превращается как бы в излишнюю жестокость".11
             Далее П. Столыпин пишет, что не мог не обратить внимания на широкое применение генералом М. А. Газенкампфом права смягчения наказания осужденным. За последние три месяца был приведен в исполнение лишь один приговор, а в девятнадцать случаях смертный приговор был изменен на каторгу, из них тринадцать по особым ходатайствам военно-окружного суда.                 
           4 февраля 1908 г. генерал Газенкампф  представил великому князю Николаю  Николаевичу рапорт, в котором он попытался оправдаться. По тринадцати случаям он говорит, что лишь уважил прошение суда. Затем он утверждает, что было лишь пять других случаев помилования, причем речь шла о мелких грабителях, не совершавших убийств.
           Далее Газенкампф формулирует  свое кредо: "Беспощадная смерть политическим и уголовным злодеям; помилование всем неуравновешенным, увлеченным на путь преступления вихрем революции и вызванного ею настроения "12. И тут же он критикует П. Столыпина за то, что в 1906 г. тот приказал не казнить людей, изобличенных в приготовлении бомб, так как это не соответствовало закону! По закону казнили только "метателей" бомб. Мы не знаем реакции великого князя, но уже 10 февраля 1908 г. Петр Столыпин снова пишет Николаю Николаевичу, что он не удовлетворен объяснениями генерала М. А. Газенкампфа. Причем с доводами Столыпина трудно не согласиться.
            Например, зачем давать генералу  особые права утверждения приговоров, если он постоянно устраняется от принятия решений и автоматически удовлетворяет все ходатайства военно-окружных судов?
            Не согласен Петр Аркадьевич  и с тем, что «грабители и  мародеры должны иметь право  на снисхождение в чрезвычайной  ситуации. Нас ведь не удивляют  расстрелы мародеров в военное время? Революция в тот момент для государства была опасней войны. Смуту надо было выжигать каленым железом, а не миндальничать. Конечно, подбор фактов для П. Столыпина чиновники первоначально сделали не слишком удачно, но теперь он приводит и другие факты чрезмерного снисхождения Газенкампфа. Например, 24 августа 1907 г. он заменил смертную казнь студенту Резцову на заключение на три года в крепости за убийство городового. Даже сегодня такое решение выглядит странным, а генерал М. А. Газенкампф на полях письма Столыпина написал, что Резцов лишь отстреливался, а не стрелял умышленно»13.
              Были и другие случаи милости  генерала Газенкампфа по отношению к лицам, покушавшимся на убийство городовых и других официальных лиц. Генерал при этом ссылается на раскаяние преступников как основание для помилования!
            После революции эти два письма  П. Столыпина публиковались как свидетельство его "кровожадности", хотя, на самом деле, они говорят о его понимании долга чиновника перед государством. Петр Аркадьевич считал всех обязанными применять всю строгость закона против преступников, особенно покушающихся на жизнь полицейских и других государственных служащих.
Особенно  возмутило его смягчение кары лицам, покушавшимся на жизнь городовых. "Исходу этих дел я не могу не придать особого значения, опасаясь деморализующего влияния слабости репрессий именно в этих случаях на чинов полиции, нравственная поддержка коих при несении ими столь тяжелой службы является прямой обязанностью правительства "14.
           С другой стороны, если по  закону не была предусмотрена смертная казнь для создателей и хранителей бомб по заказу террористов, то применять ее он отказывался, даже понимая колоссальную вину этих людей. Закон был для П. Столыпина превыше всего, и упреки Газенкампфа не обоснованы.
            Петр Столыпин был последовательно  суров и непреклонен к преступникам и в других случаях. Например, в декабре 1906 г. приговорили к повешению неких Березина и Воробьева - участников неудачного покушения на московского генерал-губернатора Ф. В. Дубасова. Сам адмирал ходатайствовал о смягчении наказания молодым преступникам (возможно, чтобы предотвратить будущие покушения на себя). Николай II, как обычно, колебался. Тогда Петр Аркадьевич письменно ответил царю:
 
         "Ваше Императорское Величество. Если долг генерал-губернатора Дубасова побудил его просить милости для покушавшихся на его жизнь, то мой долг ответить на вопрос Ваш "Что Вы думаете?" всеподданнейшею просьбой возвратить мне его письмо и забыть о том, что оно было написано.          Мне понятно нравственное побуждение Дубасова, но когда в Москве мятежники покушались на чужие жизни, не он ли железною рукою остановил мятеж?
         Тяжелый, суровый долг возложен на меня Вами же, государь. Долг этот, ответственность перед Вашим Величеством, перед Россиею и историею диктует мне ответ мой: к горю и сраму нашему лишь казнь немногих предотвратит моря крови; благость Вашего Величества да смягчает отдельные, слишком суровые приговоры, - сердце царево - в руках Божьих, - но да не будет это плодом случайного порыва потерпевшего! Министр внутренних дел
Столыпин.
3 декабря  1906г."15.

         Это письмо П. Столыпина демонстрирует его подлинно государственную позицию, готовность брать на себя ответственность, полное отсутствие часто приписываемой ему кровожадности. В наше время взгляды на справедливость и правосудие так сильно изменились, что многим трудно понять ситуацию в начале двадцатого века и мотивы П. Столыпина, принимавшего на себя ответственность за репрессии против террористов.
          Сама по себе смертная казнь  - отвратительное явление. Но, с другой стороны, смертная казнь - исключительная мера наказания, необходимая в исключительной ситуации для защиты государства и граждан. Сегодня «газенкампфов» больше, и мы не защищаем себя и своих детей. Убийцы чувствуют себя безнаказанными, а иногда быстро выходят на свободу и снова убивают. Я против смертной казни за любые преступления, кроме насилия. В мирное время смертная казнь нужна для убийц, насильников и, возможно, распространителей наркотиков при отсутствии малейших сомнений в вине. К ним не могут применяться цивилизованные мерки. Гуманность по отношению к ним несправедлива, дискриминирует здоровое большинство общества.
              Думаю, что Петр Аркадьевич со мной согласился бы. А либералы, играющие (или делающие вид) в гуманность, усердно распространяют фальшивые доводы против смертной казни, стремятся походить на деградирующие в моральном отношении зарубежные страны. Там уже многое доведено до абсурда, и права террористов и убийц защищены лучше, чем права добропорядочных граждан.
            Что, по вашему мнению, должно  делать любое правительство, у которого каждый  день убивают губернаторов и градоначальников, генералов и полицейских? Под угрозой находилось само существование государственной власти - так масштабен был террор. Действия Столыпина были оправданы ситуацией, основаны на законе и никогда не переходили границу разумного.
             В научной литературе приводятся  такие данные - в 1906-1909 гг., по максимальной оценке, 5946 должностных лиц погибли от рук революционеров. За тот же период к смерти было приговорено максимум 5086 человек. Арифметика не в пользу критиков П. Столыпина. Надо сказать, что это "советские" данные. Известный правый член Госдумы от Бессарабской губернии В. М. Пуришкевич собирал данные о политических убийствах и даже издал библиотечку из нескольких томов под названием "Книга Русской Скорби", для которой Васнецов и некоторые другие патриотические художники делали заглавные листы.
              «Он не довел свою работу  до конца, но заявлял в Госдуме, что, по его подсчетам, общее число убитых, раненых и искалеченных революционным террором определяется в двадцать тысяч человек»16. В ответ кадеты и прочие левые элементы распространяли свои данные об уничтожении властями в 1905-1906 гг. четырнадцати тысяч человек, участников революционных выступлений, но без малейших доказательств. Такие крайние оценки вряд ли стоит принимать в расчет.
              По более точным данным, «военно-полевыми судами и постоянно действовавшими военно-окружными судами с 1905 г. по март 1909 г. приговорено к смертной казни 4 797 человек, повешено и расстреляно 2 353 человека, имеются и другие данные - 2694 или 2825.
             Собственно военно-полевыми судами за период с августа 1906 г. по апрель 1907 г. включительно было приговорено к казни 1102 террориста. С 1907-1908 гг. число казней, решение о которых принималось военно-окружными судами, стало последовательно снижаться. Согласно данным, доложенным М. М. Боровитиновым на Вашингтонском тюремном конгрессе (1910), в 1906 г. казнили 144 человека, в 1907 г. - 1139, в 1908 г. - 825, в 1909 г. – 707»17.
           Вместе с тем «только в 1906 г. революционеры совершили убийство 1126 официальных лиц, еще 1506 человек было ранено, а в 1907 г. эти цифры удвоились. Приводятся и такие данные: в 1905-1907 гг. - 9000 жертв революционеров, в период с 1908 г. до середины 1910 г. - еще 7600 жертв»18. Кроме того, в эти годы революционерами были совершены многие сотни вооруженных ограблений для пополнения партийной кассы.
           Комментарии, как говорится, излишни.  Очевидно, что действия государства  по защите от революционного террора нельзя назвать массовыми репрессиями.
           Террористическая традиция уже  давно существовала в России - народнические кружки, народовольцы, эсеры, - и это создавало хорошую почву для попытки развала государства. Любопытно, что зараза анархизма, терроризма была характерна в то время и для многих других стран, где также было много политических убийств, но не в тех масштабах, как в России.
             В качестве примера политической  близорукости и даже аморальности  интеллигенции в то время можно  привести историю о том, как  один столичный сатирический журнал откликнулся на убийство генерала В. В. Сахарова в 1905 г. "шуткой": "Саратовская губерния объявлена неблагополучной по диабету. Там уже наблюдался один смертный случай".
         Что должен делать премьер-министр,  на дачу которого через несколько дней после назначения приносят несколько бомб, которые убивают 29 и калечат еще 25 человек, включая случайных прохожих и его детей (дочь и сына) самого П. Столыпина? Кровожадность революционеров не знала предела.
По сравнению  с большевиками, уничтожившими миллионы невинных российских граждан, действия П. Столыпина и царского правительства выглядят почти верхом либерализма и вполне обоснованы. Не думаю, что кто-то на его месте мог в тот момент найти другой путь. Государство обязано уметь защищаться. Если государство не умеет защищаться, то оно исчезает. Так и исчезла императорская Россия.
           По существу, страна была на  военном положении, жизнь строилась  по законам военного времени.  В ее рамки укладывалась и  смертная казнь, и военные суды для гражданского населения, введенные в целях борьбы с революционным движением, быстрого успокоения. П. Столыпин смог в тот момент подавить смуту, принял на себя кровь и спас Россию. Это признавали почти все современники. Недаром он вызывал такую ненависть у революционеров: в этой ненависти было признание его успехов.
          

2.3.Реформа  губернского, уездного и волостного управления.

           Одним из важнейших направлений  реформ для Петра Столыпина была реформа государственного управления на уровне губернии, уезда и волости. Петр Аркадьевич лично разрабатывал план этой реформы, и она наглядно характеризует его как государственного деятеля, хотя и не была реализована.
          Столыпин понимал, что государственная  машина Российской империи не готова к решению задач, которые ставило время. Остатки феодальной системы противоречили новым реалиям, а революция 1905 г. подорвала связи между центром и провинцией. Вертикаль власти фактически отсутствовала, ниже губернатора государственные учреждения не были объединены, действовал архаичный институт предводителей дворянства, кроме губерний, где их назначали.
           Губернаторы не контролировали  местные подразделения Министерства финансов: казенная палата, акцизная палата, учреждения Госбанка, жандармерию. Губернатор мог вызывать чиновников, проводить расследования и информировать соответствующего министра, но на этом его власть кончалась. Он был представителем центральной власти без четких полномочий и действовал в основном по линии МВД, но также был занят многими бюрократическими функциями, председательствовал в большом числе губернских учреждений.
          С другой стороны, у губернатора  было право вето на назначения, переводы и повышения в должности  провинциальных чиновников любых ведомств. У него было право утверждения официальных лиц дворянских организаций, членов земских управ и муниципальных дум, городских глав. Причем эти решения нельзя было обжаловать, и единственная причина, которую ему достаточно было указать, была неблагонадежность. Также у губернатора был контроль над полицией, большие полномочия в чрезвычайных ситуациях.
           Никаких квалификационных требований  к губернаторам не существовало, они выдвигались в своей массе из петербургской бюрократии, не знали своих регионов и не обладали нужными навыками.
          Основным органом центрального  правительства на местах было  губернское правление, которое  на практике находилось под контролем МВД и губернатора, и было неэффективно. В правление входили вице-губернатор, советники, медицинский и тюремный инспекторы, инженер, архитектор и другие чиновники, назначаемые МВД. Много важных вопросов социальной и экономической жизни проходило по другим ведомствам и не подпадало под власть губернской палаты.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.