На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Изучение деятельности Комиссии по улучшению жизни детей в 20-30 годы, направленной на сокращение числа беспризорников. Открытие трудовых колоний и коммун с целью организации нормальной жизни трудновоспитуемых детей. Зарождение пионерского движения.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Педагогика. Добавлен: 20.02.2010. Сдан: 2010. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Федеральное агентство по образованию
Омский государственный педагогический университет
Факультет психологии и педагогики
РЕФЕРАТ
Борьба и ликвидация беспризорности в 20-30-е годы ХХ века
Выполнила:
студентка 5 курса,
специальности "социальная педагогика"
Федорова Е.М.
Омск-2006

Содержание

Введение

1. Беспризорность в 20-30-е годы ХХ века

2. Трудовые колонии и трудовые коммуны для трудновоспитуемых и беспризорных детей
3. Пионерское движение - способ воспитания социальной активности детей
Заключение

Литература

Введение
К началу XX века система детского призрения, пройдя многовековую историю, включила в себя 4 основных института: государство (в лице его ведомств), церковь, общественные благотворительные учреждения и индивидуальные благотворители. В России сложились 3 основные категории детских учреждений, занимавшихся призрением детей:
-
воспитательные дома, детские приюты и колонии, профессиональные школы и мастерские;
- дневные приюты, ночлежные дома, заведения для бесплатного пропитания детей;
- заведения, дающие помощь детям деньгами и вещами вне учреждения.
Таким образом, до революции в России сложилась достаточно развитая система социального призрения детей, базировавшаяся в основном на частной благотворительности, действовавшей под строгим контролем государства.
За годы советской власти был накоплен большой опыт в организации системы социальной защиты детей-сирот и работы с безнадзорными детьми. Наша страна неоднократно переживала пики беспризорности в периоды между Первой мировой и Гражданской войнами; в голод и эпидемии 30-х годов; как последствия сталинских репрессий 37-го года и Второй мировой войны.
Угрожающие размеры беспризорность приняла после революции 1917 года. Сказались хозяйственная разруха, голод, эпидемии, вызванные империалистической и последовавшей за ней гражданской войнами. Ни одна страна в мире не знала в XX веке таких социальных потрясений, как Россия.
Новая власть, пришедшая в октябре 1917 года, включила в свою идеологическую доктрину наиболее радикальное из имевшихся тогда предложений об устройстве социального обеспечения детей. Оно заключалось в передаче всей ответственности за призрение малолетних детей государству.
В феврале 1917 года было образовано Министерство социальной помощи, в составе которого работало управление помощи беспризорным детям и нуждающимся. В ноябре того же года его функции перешли к Наркомату государственного призрения, на который в числе прочих были возложены обязанности охраны материнства и детства и помощи несовершеннолетним (в апреле 1918 года переименован в Наркомат социального обеспечения).
В феврале 1919 года был создан Совет защиты детей, куда вошли представителя различных наркоматов -- просвещения (председатель), соцобеспечения, здравоохранения, продовольствия и труда. Совет должен был заниматься снабжением детей пищей, одеждой, помещениями, эвакуацией их в хлебородные губернии. Помимо советских государственных органов, с осени 1918 года во многих городах России действовала общественная Лига спасения детей, которая не делала различий между детьми красных и белых.
1. Беспризорность в 20-30-е годы ХХ века
В начале 20-х гг. беспризорность в стране продолжала носить массовый характер. Поэтому советское правительство продолжало создавать новые детские дома, открывать ночлежки для беспризорных детей, трудовые коммуны, детские социальные инспекции, которые вели борьбу с беспризорностью, защищали права детей.
В 1920 году на смену Совета по защите детей была создана Комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИКе РСФСР. Ее первым председателем стал Ф.Э. Дзержинский. Комиссия включала представителей наркоматов просвещения, здравоохранения, продовольствия, труда, рабоче-крестьянской инспекции, ВЧК и Всероссийского центра профсоюзов. Комиссия имела на местах специальных уполномоченных, а затем и свои отделы при губернских Советах депутатов. Она имела право вносить законодательные предложения по улучшению жизни детей. В задачи Комиссии входило:
- оказание помощи продовольствием, жильем, топливом, одеждой учреждениям, ведающим охраной жизни и здоровья детей, прежде всего беспризорных;
- издание в пределах своих полномочий и на основе действующих законов и постановлений центральной власти распоряжений, касающихся охраны жизни и здоровья детей;
- внесение в центральные органы власти предложений по изданию новых законов и постановлений, относящихся к сфере деятельности Комиссии.
Голод 1921 года в Поволжье внес существенные коррективы в планы работы с детьми. Помимо имеющихся 5 миллионов беспризорных, в сфере голода оказались 8 миллионов детей, многие из которых потеряли своих родителей. В этих условиях Комиссия вынуждена была заниматься только неотложными мерами по спасению детей. Был найден единственно правильный в тех условиях способ -- массовое открытие детских домов, где дети могли получать питание и медицинский уход. Были также организованы по предложению Комиссии массовые перевозки детей из районов, пораженных голодом, в другие регионы, где спешно создавались новые детские дома. В одной Киргизии, например, было создано детских домов на 55 тысяч воспитанников.
Тем не менее, беспризорность продолжала носить массовый характер, и к 1922 году, по официальным данным, насчитывалось около 7 миллионов беспризорных детей. Детские дома к этому времени содержали свыше 540 тысяч детей. Началась работа по реэвакуации детей в родные места, поиску их родителей и родственников, закреплению за детскими домами шефов из числа промышленных предприятий, воинских частей, профсоюзных организаций и т.д.
В то же время Наркомат народного просвещения и его отделы на местах пытались в этот период найти какие-то новые формы и методы работы с детьми или возродить дореволюционные. Так, Московский отдел народного образования, опираясь на помощь фабричных и заводских комитетов, открывал клубы для беспризорных, прежде всего правонарушителей, ночлежки для беспризорных детей, трудовые коммуны -- временные коллективы детей, объединявшихся для выполнения каких-либо работ и т.п. Для более эффективного ведения работы с детьми были созданы при местных органах народного образования детские социальные инспекции, которые ставили целью борьбу с беспризорностью несовершеннолетних, а также защиту прав детей.
Важным средством улучшения жизни детей в 20-е гг. стало привлечение к этой работе общественности. В 1923 г. возникло общество "Друг детей" (ОДД) -- добровольное общество по воспитанию детей. Оно проводило широкую культурно-массовую работу с детьми и подростками, организовывало педагогическое просвещение населения, осуществляло общественный контроль над детскими воспитательными учреждениями. К 1926 г. такие общества имелись в каждой губернии. Работали они под руководством местных отделов народного образования или деткомиссий губисполкомов. Средства ОДД состояли из членских взносов добровольных пожертвований, доходов от платных концертов, лекций, а в некоторых регионах -- даже из доходов от работы буфетов, торгующих спиртными напитками. Общество издавало журнал "Друг детей".
Во второй половине 20-х гг. число беспризорных пошло на убыль, и данное явление перестало быть наследием только гражданской войны и только голода в Поволжье. Приток новых беспризорных происходил теперь (1925--1926 гг.) из городских семей с тяжелым материальным положением, вызванным безработицей. Решено было помешать таких детей в семьи ремесленников, кустарей, крестьян и предоставлять этим семьям определенные льготы. Однако данная система не оправдывала себя, так как получить льготы семьям, бравшим ребенка на воспитание, из-за бюрократических проволочек было очень трудно. Кроме того, происходило сокращение детских домов. Поэтому проблема беспризорности, несмотря на ряд важных правительственных решений (1926, 1927 гг.), оставалась неразрешенной.
В 1925-1926 годах обстановка с беспризорностью в стране несколько улучшилась за счет сокращения числа беспризорных детей. В то же время социологические исследования того периода, опубликованные в журнале "Друг детей" (№ 7 за 1926 г.), показывают, что беспризорники уже перестали быть "наследием гражданской войны" и даже голода в Поволжье, хотя влияние этих событий и продолжало сказываться. Приток новых беспризорных в 1925-1926 годах происходил в основном из городских семей (до этого из деревни) и, более того, из семей рабочих. Дети покидали свои дома вследствие сиротства, неблагоприятных отношений с родителями, тяжелого материального положения семей, связанного с безработицей.
В этой ситуации для разгрузки детских домов и обеспечения мест для приема новых детей правительство наметило ряд мер: помещать детей в семьи ремесленников, кустарей, крестьян с предоставлением этим семьям соответствующих льгот: в результате в 1926 году удалось разместить свыше 20 тысяч ребят, из которых 5 тысяч были отданы на патронаж в семьи. Предполагалось при этом, что штаты детских домов останутся неизменными, чтобы обеспечить прием новых воспитанников. Однако местные власти, чтобы сохранить финансы, проводили линию на сокращение штатов воспитателей и преподавателей, а также воспитанников. В результате такого подхода число детских домов и находившихся в них детей постоянно сокращалось (1923 г. --3971 детский дом и 253237 детей в них, 1927/28 гг. -- 1922 детских дома и 158554 воспитанников в них).
Процесс сокращения числа детских домов происходил при сохранении достаточно высокого уровня беспризорности -- даже по официальным данным в 1928 году в РСФСР насчитывалось до 100 тысяч беспризорников (неофициальные подсчеты давали цифру в 650-700 тысяч). Система патронажа не дала желаемых результатов, поскольку получение льгот для семей, берущих ребенка на воспитание, было связано с многочисленными бюрократическими формальностями и после 1926 года крестьяне перестали брать себе детей из детских домов.
Тем временем руководство страны продолжало принимать многочисленные решения и постановления, посвященные борьбе с детской беспризорностью. 8 марта 1926 года было принято специальное постановление ВЦИК и СНК РСФСР "Об утверждении положения о мероприятиях по борьбе с детской беспризорностью". 20 нюня 1927 года ВЦИК и СНК утвердили трехлетний план действий по борьбе с беспризорностью, подготовленный наркоматом просвещения. Данный план предполагал выполнение трех основных задач: полную ликвидацию уличной беспризорности путем развертывания новой сети детских учреждений, ускорение выпуска детей из существующих детдомов при осуществлении их серьезной профессиональной подготовки, дающей возможность легко начать самостоятельную жизнь, и развертывание мероприятий, предупреждающих беспризорность (организация столовых для малообеспеченных семей и т.п.).
В последующие годы об этом плане практически перестали упоминать, поскольку у государства не оказалось необходимых финансовых средств для его выполнения. Тем временем ситуация в детских домах и других детских учреждениях оставалась крайне тяжелой. В 1928 году, например, текучесть педагогического состава детдомов составила 35% в год, "текучесть" воспитанников (побеги) была еще больше -- до 42%, Причем только 40% воспитанников детских домов были охвачены трудовой подготовкой.
Для того, чтобы как-то выправить положение, проводились многочисленные эксперименты. Одни из них были довольно разумными, другие носили утопический характер. К числу первых следует отнести линию на превращение детских домов в общежития при общеобразовательных школах и школах профессионального обучения. Эта линия была оправдана тем, что в большинстве детских домов не было учителей. К тому же при такой системе воспитанники детских домов свободно общались со сверстниками, и между ними не возникало взаимной замкнутости, что было важно в психологическом плане.
К числу непродуманных экспериментов следует отвести начавшуюся в 1928 году массовую переброску детских домов из крупных городов в сельские населенные пункты и маленькие городки. Проходила эта переброска (несмотря на наличие общегосударственного плана) очень неорганизованно. В Центральной черноземной области были случаи, когда дети по несколько недель жили без крова, ожидая, пока освободятся помещения для них. При переброске многие детские дома растеряли свое и без того скудное имущество и, как правило, попадали в худшие жилищные условия.
Несмотря на организационные неурядицы, система детских учреждений и система социального обеспечения детей в целом постепенно приобретала довольно четкие очертания. К концу 20-х годов формально существовали уже только 3 категории детских домов: дошкольные детские дома, детские дома для учащихся, детские дома с профессиональным обучением. Кроме того, имелись трудовые колонии и трудовые коммуны для трудновоспитуемых детей, находившиеся в ведении органов НКВД и ОГПУ. Существовали также детские дома лечебного и полулечебного типа и детские дома для инвалидов, включай слепых и глухонемых.
На практике существовало гораздо больше различных типов детских заведений, не подпадавших ни под одну из упомянутых категорий. Так, до начала 30-х годов на местах, особенно в Поволжье, существовали так называемые детские городки, включавшие школу, интернат-общежитие, мастерские. Кроме детей, живущих в интернате, в школе и мастерских обучались дети жителей населенного пункта, где размещался детский городок. Существовали также школы-коммуны, призванные обеспечить свое существование за счет труда помещенных в них детей. Среди них имелись и такие, которые обходились без обслуживающего и преподавательского персонала. Такой, например, была Трудовая коммуна для беспризорных на станции Бутово Подольского уезда Московской губернии. Существовала и такая интересная форма социального обеспечения детей, как детские ночлежки с домами дневного пребывания, где все неграмотные дети обязательно должны были днем учиться грамоте и работать в мастерских.
Начало 30-х годов было отмечено новой волной роста беспризорности, что явилось следствием разрушения традиционного уклада крестьянской жизни, голода 1932-1933 годов и репрессий. В результате появились постановления СНК РСФСР от 29 января 1933 года
"О мерах борьбы с детской беспризорностью и ликвидации уличной безнадзорности" и постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 10 ноября 1934 года "О порядке устройства детей лиц, находящихся под стражей или отбывающих исправительно-трудовые работы".
Рубежом в развитии системы социальной помощи детям стал 1935 год, когда были опубликованы постановления "О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности" и "О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних". В первом из них было официально заявлено, что детская беспризорность в СССР ликвидирована. Ответственность за своевременное устройство детей, оставшихся без попечения родителей, возлагалась на местные органы власти. Устанавливались соответствующие типы детских учреждений: детские дома, находящиеся в ведении Наркомпроса; специальные детские дома для детей-инвалидов под эгидой Наркомздрава; а также изоляторы, трудовые колонии и приемники-распределители, которые опекались НКВД.
В первой половине 30-х гг. еще продолжалась деятельность общества "Друг детей". Так, в 1931 г. состоялся I Всероссийский съезд общества, на котором в качестве основной задачи была выдвинута борьба с беспризорностью и безнадзорностью. Кроме того, общество оказывало содействие в организации дошкольных учреждений, проведении всеобщего начального и развитии семилетнего образования, внешкольной культурно-массовой, и оздоровительной работы среди детей и подростков. Одновременно "Другу детей" была придана четкая идеологическая направленность. Из почти 30 пунктов резолюции съезда только в четырех затрагивались проблемы воспитания детей, остальные были посвящены общественно-политическим и практическим задачам социалистического строительства. Спустя четыре года общество "Друг детей" было ликвидировано: в стране больше не было беспризорности. В 1937 г. прекратил свое существование Детский фонд им. В.И. Ленина.
Взамен комиссий по делам несовершеннолетних и детской социальной инспекции были созданы секции по борьбе с беспризорностью в органах местных Советов крупных городов. Были также предусмотрены штатные должности работников, организующих культурный досуг детей и подростков при крупных домоуправлениях.
В связи с ликвидацией в стране массовой беспризорности акцент воспитания был перенесен на профилактику безнадзорности, предупреждение педагогической запущенности. Эта работа осуществлялась по нескольким направлениям, таким, как оказание помощи детям на дому, организация детских площадок, клубов, мастерских, общественных столовых, устройство завтраков в школах и т.д.
Довольно аффективно осуществлялась деятельность инспекций по предупреждению детской беспризорности. Инспектора выявляли беспризорников, устраивали их в детские учреждения, на работу.
Однако численность детей, поступавших ежегодно в детские приемники-распределители, продолжала оставаться высокой. М.Р. Зезина отмечает, что в 1936-1937 годах численность детей в детских приемниках-распределителях выросла с 96,6 тысяч человек до 234,7 тысяч. Местные органы власти не справлялись с устройством детей из-за их наплыва вследствие голода 1933-1934 годов, а также массовых арестов 1937 года. В последующие предвоенные годы численность беспризорников устойчиво снижалась -- в 1940 году через детский приемник-распределитель прошло 124,7 тысяч детей.
Во втором постановлении были ужесточены меры к малолетним правонарушителям; комиссии по делам несовершеннолетних были упразднены, вводилась уголовная ответственность с 12 лет; учреждения для несовершеннолетних правонарушителей, находившиеся в ведении различных наркоматов -- просвещения, юстиции, внутренних дел, были переданы в НКВД, где создавался специальный отдел трудовых колоний, который в 1939 году был подчинен ГУЛАГу.
2. Трудовые колонии и трудовые коммуны для трудновоспитуемых и беспризорных детей
В 1920 г. под Полтавой была открыта колония "для малолетних правонарушителей" им. А. М. Горького, которую возглавил А. С. Макаренко, считавший, что организация нормальной жизни детей является сутью воспитательной работы, при этом он делал ставку на воспитательный коллектив.
А.С. Макаренко уделял много внимания проблемам, связанным с положением молодого поколения в обществе, считая их ос и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.