На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Третий год жизни: характеристика возраста. Признаки и значение предметного действия. Способы выполнения действия с предметами. Специфика предметной деятельности. Зарождение новых видов деятельности в раннем детстве. Предпосылки к ролевой игре детей.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Педагогика. Добавлен: 16.12.2007. Сдан: 2007. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


1
Содержание
Введение.
Третий год жизни. Характеристика возраста
I. Теоретическая часть
1. Признаки предметного действия
2. Связь действия с предметом
3 Техника предметных действий
4. Значение употребления орудий
5. Способы выполнения действия с предметами
6. Развитие предметной деятельности
7. Специфика предметной деятельности
8. Зарождение новых видов деятельности в раннем детстве
9. Предпосылки к ролевой игре
II. Практическая часть
Диагностика развития предметной деятельности
Список литературы
Введение.
В раннем возрасте (от 6 месяцев до 3 лет) ведущей деятельностью является предметная, поскольку именно в ней лежат главные интересы ребенка, происходит наиболее интенсивное развитие всех сторон психики и личности малыша. Помимо овладения культурными способами действий с предметами, в рамках предметной деятельности реализуется познавательная активность ребенка, которая в раннем возрасте проявляется в его любознательном стремлении к получению новых впечатлений, инициативном поиске новой информации об окружающем мире. Уровень развития познавательной активности отражает потребностно-мотивационную сторону предметной деятельности, т. е. желание и стремление узнать новое, получить желанный или предсказуемый эффект.
В раннем возрасте предметная деятельность малыша может иметь развивающий эффект лишь в сотрудничестве с взрослым. Взрослый является для маленького ребенка не только носителем культурных средств и способов действия, но и источником новых смыслов его деятельности Смысл действия ребенка первоначально заключается в том, что оно производится ради выполнения поручения взрослого или рядом с ним. Именно взрослый передает ребенку, как способ действия, так и желание его выполнять, интерес к не опираясь на понятие о зоне ближайшего развития, мы исходили из того для определения действительного уровня развития ребенка недостаточно мерить и зафиксировать его актуальные действия, необходимо выявлять и учитывать его потенциальные возможности, которые возникают и проявляются в совместной деятельности с взрослым.
Исходя из этого, в качестве основных параметров уровня развития предметной деятельности выделяются следующие:
1) операциональная сторона (характеристика собственно действий): показателями операциональной стороны предметной деятельности выступают различные виды действий с предметами манипулятивные (неспецифические и специфические) и собственно предметные (культурно-фиксированные) действия;
2) потребностно-мотивационная сторона - уровень познавательной ак-тивности ребенка. Показателями познавательной активности являются инте-рес ребенка к предметам, стремление к обследованию и действиям с ними настойчивость, эмоциональная вовлеченность в деятельность. Наличие таких инициативных, самостоятельных действий, охватывающих и познавательную, и аффективно-волевую сферу ребенка, может свидетельствовать о действи-тельном освоении деятельности, а не о приобретении одних лишь моторных или сенсорных навыков;
3) включенность предметных действий в общение с взрослым. Отли-чительной особенностью всех предлагаемых методик, выявляющих уровень развития деятельности ребенка, является включенность ребенка в общение с взрослым. Степень принятия помощи и поддержки взрослого, возможность влияния взрослого на самостоятельные действия ребенка являются для нас важнейшим показателем потенциальных возможностей самого ребенка.

ТРЕТИЙ ГОД ЖИЗНИ. ХАРАКТЕРИСТИКА ВОЗРАСТА

Во второй половине раннего возраста ведущая форма общения ребенка с взрослым остается прежней - ситуативно-деловой. Это общение, как и на предыдущем этапе, протекает на фоне предметной или игровой деятельности и побуждается потребностью в сотрудничестве с взрослым. Поэтому диагностическая ситуация, в которой выявляется уровень развития общения ребенка третьего года жизни, во многом совпадает с той, что была описана выше. В то же время на этом этапе возрастного развития в общении ребенка с взрослым происходят существенные изменения, которые связаны с появлением речи.

Интенсивное развитие активной и пассивной речи в этот период приводит к тому, что это общение все более становится, не только предметно-действенным, но и речевым. Дети все чаще обращаются к взрослому, пользуясь словами, и лучше понимают речь взрослого. Развитие активной и пассивной речи на треть-ем году жизни является важным показателем психического развития ребенка. Речь в этом возрасте включена в общение, она формируется и развивается, пре-жде всего, как средство общения с взрослым. Поэтому в методике, приведенной ниже, диагностика речевого развития и уровня развития общения производится в единой ситуации. Вместе с тем ввиду исключительной важности речи на данном возрастном этапе показатели речевого развития и характеристики общения ре-бенка с взрослым следует анализировать отдельно, в соответствии с приведен-ными ниже критериями оценки.

На третьем году жизни предметная деятельность по-прежнему занимает ве-дущее место в развитии ребенка, но приобретает новые черты. Ребенок становит-ся все более самостоятельным и умелым. Он уже достаточно хорошо владеет специфическими действиями, знает назначение бытовых предметов (ложки, щет-ки, расчески и др.) и хорошо умеет пользоваться ими.

Во второй половине раннего возраста существенно возрастает познаватель-ная активность ребенка. Познавательная активность и предметная деятельность тесно связаны между собой и представляют собой две стороны одного процесса. Познавательная активность проявляется в отношении детей к разным видам предметных действий, интересе к разного рода предметным задачам, длитель-ности обследования предметов, самостоятельности и настойчивости в решении предметных задач. Ее отличительной чертой на третьем году жизни является на-стойчивое стремление к достижению результата, что побуждает ребенка обра-щаться за помощью к взрослому и более внимательно, чем раньше, следовать его инструкциям и пояснениям. Все это позволяет судить об ориентации детей на новые источники знания о предметном мире, интересе к предмету, об их готовности воспринимать и усваивать информацию о скрытых свойствах предметов и стре-миться к ее получению из всех возможных источников. Поскольку уровень позна-вательной активности всегда взаимосвязан с уровнем развития предметной дея-тельности ребенка, в предлагаемой методике познавательная активность высту-пает как важнейший параметр предметной деятельности.

К концу раннего детства для ребенка становится значимым не только про-цесс действия, но и его результат. Например, важно подмести пол, а не просто изобразить движение руки с веником. Появление у ребенка целеполагания, кото-рое предшествует конкретному действию, становится важной вехой в развитии не только его предметно-практической деятельности, но и личности ребенка в целом. С середины третьего года жизни ребенок ставит цели, достижение которых соот-ветствует значимому, общепринятому результату, например, правильно сложить пирамидку, сделать домик из кубиков в соответствии с образцом и пр. Важным компонентом в структуре предметной деятельности становится появление спо-собности самостоятельно оценивать полученный результат в соответствии с ис-ходном замыслом. С возникновением этой способности ребенок обретает такое важное личностное качество, как самостоятельность, т. е. способность без внеш-них побудителей инициировать, исполнять и оценивать свои действия. Поэтому целенаправленность предметной деятельности на данном этапе становится важ-нейшим ее параметром.

Самостоятельно и правильно выполненное действие доставляет ребенку ог-ромное удовольствие, дает чувство собственной компетентности и независимости. Именно в этом возрасте ребенок начинает произносить известную фразу «я сам» и ограничивать участие взрослых в своих делах. Однако, несмотря на относитель-ную самостоятельность, ребенок испытывает потребность в одобрении собствен-ных действий, в подтверждении их правильности и успешности со стороны взрос-лого. Все большее значение в развитии предметной деятельности начинает при-обретать речь. Ребенок все чаще комментирует свои действия, обращается к взрослому с вопросами и просьбами, что помогает ему лучше регулировать свою деятельность. Поэтому включенность в общение с взрослым остается важ-нейшим параметром предметной деятельности ребенка.

На третьем году жизни углубляется дифференциация предметно-познавательной и игровой деятельности, которая лишь намечалась на предыду-щем этапе. Если предметно-познавательная деятельность осуществляется как познание и усвоение определенных, культурно-нормированных действий со зна-комыми и малознакомыми предметами, то игровая - предполагает элементы творчества и становление игровых замещений.

I. Теоретическая часть.

Предметная деятельность ребенка, возникающая на рубеже младенчества и раннего детства, состоит в усвоении и выполнении предметных действий. Она имеет ведущее значение для развития ребенка второго-третьего года жизни. В ходе овладения предмет-ными действиями ребенок овладевает и теми психическими дей-ствиями и качествами, которые для этого необходимы.

Признаки предметного действия.

Отличие предметных действий от простого манипулирования предметами состоит в том, что предметные действия предполагают употребление предметов по их назначению. Предметы, с которыми действует ребенок, созданы людьми и созданы для определенной цели: ложкой едят, из чашки пьют, совочком копают, шапочку надевают на голову, а ботин-ки-- на ноги. Это -- общепринятые способы их употребления. (2; 50)

Способ употребления предметов на них не написан. Ребенок не может «открыть» его самостоятельно. Это происходит только под руководством и по примеру взрослых.
Связь действия с предметом.
Предметы, которые окружают ре-бенка и с которыми он учится действовать, различаются между собой по внешнему виду, употреблению и, что очень важно,-- по тому, каким образом и насколько твердо закреплено за ними определенное назначение.
Значительная часть предметов в самом своем устройстве как бы «несет» свое назначение. Это, прежде всего, предметы-орудия, которые служат для воздействия на другие предметы и материа-лы. К ним относятся ложка, вилка, расческа, молоток, лопата, совочек, карандаш, кисть и многие другие. Это также одежда, обувь, посуда, различные вместилища (коробки, ящики, шкафы) и т. п. Очень тесно связано устройство и назначение предметов в некоторых видах игрушек: матрешках, пирамидках, которые слу-жат для того, чтобы их разбирать и собирать. (Они так и назы-ваются -- сборно-разборные игрушки.)
Другие предметы по своему устройству и внешним свойствам могли бы служить для самых разных целей, но их употребление определено правилами, нарушать которые не разрешается. Так, полотенце, носовой платок, салфетка и тряпка для пыли могут быть очень похожи друг на друга, но нельзя полотенцем вытирать нос. Есть и такие предметы, которые могут употребляться по-разному в зависимости от обстоятельств. Это -- палочки, строи-тельный материал и некоторые игрушки. (2; 51)
К предметным действиям ребенок переходит от манипуляций с предметами. Манипуляции учитывают только внешние свойства вещей независимо от их назначения: ребенок катит все круглое, стучит всем твердым, сжимает все мягкое. Теперь ему нужно на-учиться употреблять каждый предмет так, как этого требуют взрослые.
Усвоение предметных действий начинается с установления связи предмета с его назначением. Такая связь возникает в ходе прямого обучения или подражания примеру взрослых. Дети сна-чала начинают понимать, для чего нужен предмет, а потом овла-девают самой «техникой» его употребления.
Мать причесывает Андрея щеткой для волос. Затем дает щетку ему в руки, направляет его руку со щеткой к его волосам, и они вместе производят дей-ствия причесывания. Теперь Андрей, подходя к зеркалу и увидев щетку для волос, берет ее правильно за ручку, направляет к своей голове и делает не-сколько движений по волосам или возле них. Очень часто при этом прикаса-ется к волосам тыльной поверхностью щетки, и, конечно, никакого причесыва-ния не происходит. (Из наблюдений Д. Б. Эльконина.)
На втором году жизни (и, примерно, до середины третьего) дети усваивают представления об употреблении большинства окру-жающих простых предметов. Это ведет к возникновению тесной связи действия с предметом: каждый предмет ребенок стремится использовать по назначению. Разница между отношением к пред-мету в период, когда действия ребенка еще манипулятивны, и в период, когда он овладевает предметной деятельностью, хорошо видна из следующих примеров, показывающих, как дети разного возраста употребляют носовой платок.
Таня (1.0.3.) Кладет носовой платок на пол и растягивает; берет за кон-цы и надевает на голову; накрывает им деревянные грибки; всовывает его в кармашек, вынимает и всовывает в грибок; прикасается платком к разным частям лица; делает им трущие движения по лицу («вытирается»); делает им трущие движения по креслу («вытирает пыль»), (Из наблюдений Р. Я. Лехтман-Абрамович.)
Детям третьего года жизни давали носовой платок и предлагали исполь-зовать его как полотенце, салфетку и тряпку для вытирания стола. Как пра-вило, дети отказывались это делать.
Сережа (2.10.0). На предложение вытереть носовым платком стол отве-тил: «Нельзя быть тряпкой. Только платком мне и кукле», (Из наблюдений В. Я. Кисленко.)
Связь действия с предметом состоит также в том, что каждое известное ребенку действие он может выполнить только с тем предметом, который для этого предназначен. (2; 52)
Когда детям двух лет, уже умевшим пользоваться расческой и чашкой, предлагали «причесаться» палочкой или «попить» из кубика, они не могли этого сделать. Не могли они и просто показать рукой без предмета, как причесываются и пьют.
К концу раннего возраста связь действия с предметом становится более свободной: ребенок знает, для чего служит предмет, но может использовать его и по-другому. Может он и показать, как выполняют действие, без предмета или пользуясь неподходящим предметом («причесываться» палочкой или рукой). Такое «от-деление» действия от предмета -- обязательная предпосылка воз-никновения игры.
Техника предметных действий.
Усвоение техники выполнения предметных действий -- трудный и длительный процесс. В ран-нем возрасте ребенок может научиться самостоятельно, выполнять только самые простые из них. Это -- еда ложкой, питье из чашки, черкание карандашом по бумаге, копание песка совочком, на-девание некоторых простых частей одежды, разборка и склады-вание пирамидки из 4--5 колец и др. (2;52)
Трудность овладения действиями для малыша состоит не только в том, что у него еще плохо развиты произвольные дви-жения -- плохо «слушаются» руки, пальчики, но и в том, что для большинства таких действий необходимо перестроить привычные движения, подчинить их целой системе правил. Возьмем для примера еду ложкой. К тому времени, когда ребенок начинает учиться есть ложкой, он уже умеет, есть, беря пищу (например, кусочек хлеба) рукой и поднося ее ко рту. При этом рука дви-жется по косой линии от стола, где лежит пища, ко рту. Когда ребенка начинают учить пользоваться ложкой, он пытается дей-ствовать ею, как рукой: захватывает ее как можно ближе к углублению, зачерпывает пищу и по косой линии несет ко рту. Но из этого ничего не выходит -- пища вываливается по пути. Рука ребенка только постепенно и ценой немалых усилий может приспособиться к соблюдению требований правильного пользо-вания ложкой. Но зато он овладеет человеческим действием с человеческим предметом.
Значение употребления орудий.
Мы не случайно выбрали в ка-честве примера именно действие ложкой. Ложка -- орудие, а употребление орудий имеет особое значение для психического развития ребенка.
Орудия появились в истории человечества вместе с трудовой деятельностью. Человек поставил их между собой и природой, сделал средствами воздействия на окружающий мир. И, прежде всего через орудия и способы их употребления человечество во все времена передавало и передает подрастающим поколениям накопленный опыт. Недаром мы судим об образе жизни и об умственном развитии древнего человека по сохранившимся орудиям, и даже эпохи ранней истории обозначаем, указывая на материал, из которого делались орудия («каменный век», «брон-зовый век»). (2;52)
Усваивая употребление простейших орудий, ребенок вместе с тем постепенно начинает усваивать и общий принцип, состоя-щий в том, что воздействовать на вещи можно не только руками, ногами, зубами, но и вещами, специально для этого созданными. (Этот принцип на языке психологии называется принципом опо-средствованного действия: орудие -- средство выполнения дей-ствия.)
Способы выполнения действия с предметами.
На примере с употреблением ложки хорошо видна важная особенность действий с орудиями. За орудиями жестко закреплен способ употребления: не только что ими следует делать, но и как это делается. Взрос-лые хорошо это знают и, как правило, стараются передать де-тям. Конечно, далеко не всяким, даже доступным ему орудием ребенок может научиться владеть достаточно умело до трех лет. Но он начинает учиться. А вот действия с другими предметами могут допускать разные спосо0ы выполнения при одном и том же результате, и взрослым это часто невдомек, они показывают ребенку результат и думают, что ребенок будет получать его тем же способом, что и они сами. Но это бывает далеко не всегда. Возьмем для примера разборку и складывание пирамидки. Вос-питательница на глазах у ребенка снимает подряд все кольца и раскладывает их на столе, потом по порядку нанизывает на стержень: отбирает на глаз самое большое кольцо, нанизывает его, затем идет самое большое из оставшихся и так до конца. Но двухлетний малыш, следя за действиями взрослого, не в состоянии уловить этого способа. Да он и не может еще срав-нивать на глаз кольца по величине.
Часто дети, разбирая пирамидку, кладут все кольца по по-рядку, а потом, собирая ее, нанизывают в обратном порядке. Достаточно перемешать кольца между собой, чтобы задание ста-ло невыполнимым. В других случаях дети добиваются успеха иначе: вначале нанизывают кольца без разбора, а затем много-кратно их перемещают, пока пирамидка не станет «ровненькой». Наиболее успешно собирают пирамидки те малыши, которых специально научили, прикладывая кольца друг к другу, выби-рать самое большое из них, нанизывать его, затем выбирать са-мое большое из оставшихся и т. п. Отсюда -- только один шаг до собирания пирамидки на глаз, т, е. до полноценного, «взрос-лого» способа.
Значит, обучая детей предметным действиям, взрослые обя-зательно должны показывать не только их результат, но и спо-соб выполнения, причем способ, доступный детям. (2;53)
Теперь мы можем заключить, что, овладевая предметными действиями, ребенок усваивает, что делают с тем или другим предметом и как это делают. Вместе с тем, он учится сам вы-полнять соответствующие действия. Иначе говоря, дети усваи-вают назначение предметов, способы действий с ними и (в доступных пределах) технику выполне-ния этих действий.
Развитие предметной деятельности.
Уже в период младенчества ребенок выполняет довольно сложные манипуляции с предметами, может научиться некоторым действиям, показанным ему взрослым, может перенести усвоенное действие на новый предмет. Но манипуляции младенца направлены лишь на использование внешних свойств и отношений предметов -- ложкой он действует так же, как палочкой, карандашом или совочком.
Переход от младенчества к раннему детству связан с развитием нового отношения к миру предметов -- они начинают выступать для ребенка не просто как объекты, удобные для манипулирования, а как вещи, имеющие определенное назначение и определенный способ употребления, т. е. в той функции, которая, закреплена за ними в общественном опыте. Основные интересы ребенка перено-сятся в область овладения все новыми и новыми действиями с предметами, и взрослый приобретает роль наставника, сотрудни-ка и помощника в этом, овладении. В период раннего детства осуществляется переход к предметной деятельности, которая становится ведущим видом деятельности на протяжении всего периода.
Специфика предметной деятельности заключается в том, что в ней ребенку впервые открываются функции предметов. Функция, назначение вещей является их скрытым свойством. Оно не может быть выявлено путем простого манипулирования. Так, ребенок может бесконечное число раз открывать и закрывать дверцу шкафа, долго стучать ложкой об пол, но этим ни на шаг не продвинется в познании функции предметов. Только взрослый способен в той или иной форме раскрыть ребенку, для чего служит шкаф или ложка. (1;76)
Усвоение назначения предметов ребенком в корне отличается от тех форм подражания, которые наблюдаются, например, у обезьян. Обезьяна может научиться пить из кружки, но кружка не приобре-тает для нее постоянного значения предмета, из которого пьют. Если животному хочется пить, и оно видит воду в кружке, то пьет из нее. Но с таким же успехом оно будет пить из ведра или с пола, если вода в этот момент окажется там. Точно так же и саму кружку в другое время, при отсутствии жажды, обезьяна будет употреб-лять для самых разнообразных манипуляций -- бросать ее, стучать ею и т. п. Ребенок же усваивает постоянное значение предметов, закрепленное за ними обществом и не изменяющееся в зависимости от потребностей данной минуты. Это, конечно, вовсе не означает, что, усвоив то или иное предметное действие, ребенок всегда употребляет предмет только по назначению. Так, научившись черкать карандашом по бумаге, он может вместе с тем катать карандаши или строить из них колодец. Но важно то, что ребенок при этом знает истинное назначение предмета. Когда двухлетний шалун, например, надевает на голову свой ботиночек, он смеется, так как понимает несоответствие выполняемого действия назначе-нию ботинка. (1;77)
На первых ступенях развития предметной деятельности действие и предмет очень жестко связаны между собой: ребенок способен выполнить усвоенное действие только с тем предметом, который для этого предназначен. Если ему предлагают, например, причесаться палочкой или попить из кубика, он оказывается просто не в состоянии выполнить просьбу, действие распадается. Только постепенно происходит отделение действия от предмета, в резуль-тате которого дети раннего возраста приобретают возможность выполнить действие и с не соответствующими ему предметами или использовать предметы не по прямому назначению.
Таким образом, связь действия с предметом проходит три фазы развития. На первой из них с предметом могут выполняться любые известные ребенку действия. На второй фазе предмет употребля-ется только по прямому назначению. Наконец, на третьей фазе происходит как бы возврат к старому -- к свободному употребле-нию предмета, но на совершенно другом уровне: ребенок знает основную функцию предмета.
Важно, что, усваивая действия по употреблению предметов обихода, ребенок вместе с тем усваивает и правила поведения в обществе, связанные с этими предметами. Так, рассердившись на взрослого, ребенок может швырнуть чашку на пол. Но тут же на его лице выразится испуг и раскаяние: он уже понимает, что нарушил правила обращения с предметом, которые обязательны для всех. В связи с овладением предметной деятельностью изменяется характер ориентировки ребенка в новых для него ситуациях, при встречах с новыми предметами. Если в период манипулирования ребенок, получив незнакомый предмет, действует с ним всеми известными ему способами, то впоследствии его ориентировка направлена на выяснение того, для чего этот предмет служит, как его можно употребить. Ориентировка типа «что такое?» сменяется ориентировкой типа «что с этим можно делать?».
Не все действия, усваиваемые ребенком в этот период, однотипны, и не все они имеют одинаковое значение для психиче-ского развития. Особенности действий зависят, прежде всего, от особенностей самих предметов. Одни предметы имеют совершенно определенный, однозначный способ употребления. Это одежда, посуда, мебель. Нарушение способа их употребления может рассматриваться и как нарушение правил поведения. С другими предметами можно обращаться гораздо свободнее. К ним относятся игрушки. Но и между ними разница очень велика. Некоторые игрушки созданы специально для выполнения опреде-ленных действий, в самом своем строении несут способ употребле-ния (пирамидки, матрешки, шаробросы), а есть и такие игрушки, которые можно употреблять по-разному (кубики, мячи). Наиболее важно для психического развития овладение действиями с теми предметами, способ употребления которых достаточно однозначен. (1;77)
Помимо предметов с фиксированным функциональным назна-чением и способами действия, закрепленными исторически, в культуре существуют и так называемые полифункциональные предметы. В игре ребенка и практической жизни людей эти предметы могут замещать другие предметы. Ребенок открывает возможности применения полифункциональных предметов чаще всего с помощью взрослого.
Способы употребления разных предметов различаются между собой. В одних случаях для употребления предмета достаточно выполнить элементарное действие (например, потянуть за ручку, чтобы открыть дверцу шкафа), в других -- сложное, требующее учета свойств предмета и его связи с другими предметами (напри-мер, выкопать ямку в песке совочком). Действия, предъявляющие большие требования к психике, больше способствуют психическому развитию.
Из числа действий, которыми овладевает ребенок в раннем детстве, особенно значимыми для его психического развития оказываются соотносящие и орудийные действия. Соотносящими являются действия, цель которых состоит в приведении двух или нескольких предметов (или их частей) в определенные простран-ственные взаимоотношения. Это, например, складывание пирами-док из колец, использование всяческих сборно-разборных игрушек, закрывание коробок крышками. (1;78)
Уже в младенчестве дети начинают выполнять действия с двумя предметами -- нанизывать, складывать, накрывать и т. п. Но эти манипулятивные действия отличаются тем, что ребенок, выполняя их, не учитывает свойств предметов -- не подбирает предметы в соответствии с их формой и величиной, не располагает их в каком-либо порядке.
Соотносящие действия, которые начинают усваиваться в раннем детстве, напротив, требуют такого учета. Так, чтобы правильно сложить пирамидку, нужно учитывать соотношение колец по величине: сначала надеть самое большое, а потом последовательно переходить к все более маленьким. При сборке матрешки нужно подбирать половинки одинаковой величи-ны, собирать сначала самую маленькую, затем вкладывать ее в большую и т. д. Точно так же и при действиях с другими сборно-разборными игрушками необходимо учитывать свойства предме-тов, подбирать одинаковые или соответствующие друг другу элементы, располагать их в каком-то порядке.
Эти действия должны регулироваться тем результатом, который нужно получить (готовую пирамидку, матрешку), но ребенок не в состоянии самостоятельно получить такой результат, да первых порах и не стремится к нему. В случае складывания пирамидки он вполне удовлетворяется тем, что нанизывает кольца на стержень в любой последовательности и прикрывает их сверху колпачком. На помощь приходит взрослый. Он дает ребенку образец действия, обращает его внимание на ошибки, учит добиваться правильного результата. В конечном счете, ребенок овладевает действием. Но оно может выполняться разными способами. В одних случаях ребенок, разбирая пирамидку, просто запоминает, куда он положил каждое кольцо, и старается нанизать их снова точно так же. В других -- он идет путем проб, замечая допущенные ошибки и исправляя их, в третьих -- подбирает на глаз нужные кольца и надевает их на стержень по порядку. (1;78)
Способы выполнения соотносящих действий, которые формиру-ются у ребенка, зависят от особенностей обучения. Если взрослые дают только образец действия, многократно разбирая и складывая пирамидку на глазах у ребенка, он скорее всего запомнит место, на которое попадает каждое кольцо при разборе. Если взрослые фиксируют внимание ребенка на ошибках и их исправлении, наиболее вероятно, что он начнет действовать путем проб. Наконец, обучая предварительно примеривать кольца, выбирать самое большое из них, можно выработать умение подбирать их на глаз. Только последний способ соответствует цели действия, позволяет выполнять действие в самых разнообразных условиях (дети, обученные первыми двумя способами, не могут собрать пирамидку, если, например, вместо привычных пяти колец получат десять -- двенадцать).
Орудийные действия -- это действия, в которых один пред-мет -- орудие -- употребляется для воздействия на другие пред-меты. Применение даже простейших ручных орудий, не говоря уже о машинах, не только увеличивает естественные силы человека, но и дает ему возможность выполнять разнообразные действия, которые вообще недоступны невооруженной руке. Орудия явля-ются как бы искусственными органами человека, которые он ставит между собой и природой. Вспомним хотя бы топор, ложку, пилу, молоток, клещи, рубанок... (1;79)
Конечно, ребенок знакомится с употреблением только несколь-ких самых элементарных орудий -- ложки, чашки, совочка, лопатки, карандаша. Но и это имеет очень большое значение для его психического развития, потому что и в этих орудиях заключены черты, присущие всякому орудию. Выработанный обществом способ употребления орудий запечатлен, фиксирован в самом их устройстве.
Орудие выступает в качестве посредника между рукой ребенка и предметами, на которые нужно воздействовать, и то, как происходит это воздействие, зависит от устройства орудия. Копать песок совочком или набирать кашу ложкой нужно совсем не так, как рукой. Поэтому овладение орудийными действиями требует
полной перестройки движений руки ребенка, их подчинения устройству орудия. Разберем это на примере использования ложки. Ее устройство требует, чтобы, после того как зачерпнута еда, ребенок сначала поднимал ложку вертикально, не наклоняя, а потом по прямой линии нес в рот. Но пищу, захваченную рукой, несут вовсе не так: рука направляется от тарелки прямо в рот. Следовательно, движение руки, вооруженной ложкой, должно перестроиться. Но перестройка движений руки может произойти только при условии, что ребенок научится учитывать связь между орудием и теми предметами, на которые направлено действие: между ложкой и пищей, совочком и песком, карандашом и бумагой. Это очень непростая задача. Весь опыт манипулятивных действий учит ребенка связывать результат действий с воздействием на предметы при помощи собственной руки, а не при помощи другого предмета. (1;80)
Орудийными действиями ребенок овладевает в ходе обучения, при систематическом руководстве взрослого, который показывает действие, направляет руку ребенка, обращает его внимание на результат. Но и при этом условии усвоение орудийных действий происходит далеко не сразу. Оно проходит несколько ступеней. На первой ступени орудие фактически служит для ребенка только продолжением его собственной руки, и он пытается действовать им, как рукой. Ту же ложку дети захватывают в кулачок как можно ближе к углублению, даже влезая в него пальчиками, и, зачерпнув при помощи взрослого пищу, косо несут ее ко рту, точно так же, как несли бы кулачок. Все внимание при этом устремлено не на ложку, а на пищу. Естественно, что большая часть пищи разливается или выпадает, в рот попадает почти пустая ложка. На этой ступени, хотя ребенок и держит орудие, его действие является еще не орудийным, а ручным. Следующая ступень состоит в том, что ребенок начинает ориентироваться на связь орудия с предметом, на который направлено действие (ложки с пищей), но выполняет его успешно только от случая к случаю, пытаясь повторять движения, приводящие к успеху. И только в конечном итоге происходит достаточное приспособление руки к свойствам орудия -- возникает орудийное действие.(!;80)
Орудийные действия, которыми овладевает ребенок раннего возраста, весьма несовершенны. Они продолжают отрабатываться в дальнейшем. Но важно не то, насколько у ребенка отработаны соответствующие движения, а то, что он усваивает сам принцип употребления орудий, являющийся одним из основных принципов деятельности человека. Усвоение принципа орудийного действия дает ребенку возможность в некоторых ситуациях переходить и к самостоятельному употреблению предметов в качестве простейших орудий (например, использовать палку для доставания далекого предмета).
Начиная выполнять правила пользования предметами, ребенок психологически входит в мир постоянных вещей: предметы
выступают для него как вещи, имеющие определенное назначение и определенный способ употребления. Малыша обучают тому, что предмет в обыденной жизни имеет постоянное значение, закрепленное за ним обществом. Маленькому человеку еще не дают понять, что значение предмета в Экстремальной ситуации может меняться.
Психологически ребенок уже обращен в предметную деятель-ность, но его социальное развитие определяется усвоением элементарной нормы поведения в мире постоянных вещей и усвое-нием некоторых форм взаимоотношений с людьми по поводу этих вещей. Нормы, которые преподносятся ребенку раннего возраста, однозначны и определенны. Правила предлагаются таким образом, чтобы малыш всегда действовал однозначно (мылом намыливал руки, из чашки пил, носовым платком вытирал нос и т. д.). (1;81)
С детьми проводилась так называемая экспериментальная беседа. Взрослый словесно задавал проблемную ситуацию, кото-рую ребенок должен был решать также в словесном плане.
Экспериментатор последовательно показывал ребенку разные предметы и спрашивал: «Что можно делать с этим предметом?», «Можно ли делать еще что-нибудь? Что именно?» «Можно ли использовать этот предмет так? (И экспериментатор называл другое действие, не свойственное данному предмету.) Почему можно? Почему нельзя?» Ребенок в этом случае мысленно проигрывает предлагаемые действия, соотносит их с предметными действиями, с конкретными предметами и высказывает свое суждение о возможности или невозможности предлагаемого использования предмета. Так, ребенку демонстрировался носовой платок, и задавались следующие вопросы: «Вот платок. Что им делают?», «Можно ли вытирать платком руки? Почему можно? Почему нельзя?» «Можно ли вытирать платком стол? Почему можно? Почему нельзя?», «Можно ли вытирать платком туфельки? Почему можно? Почему нельзя?»
Дети раннего возраста чаще всего не могут аргументировать свой ответ, но в подавляющем большинстве случаев стремятся сохранить за платком его функцию. Взрослый спрашивает: «Можно ли вытирать туфельки платком?» Дети отвечают: «Нельзя, потому что». [Витя 3. (2, 3).] «Можно только носик вытирать и больше ничего». (1;81)
Поведение ребенка с предметами с однозначной, фиксиро-ванной функцией и предметами, используемыми различным образом и для разных целей, исследовалось методом многократно-го замещения функций предмета. Этот метод предусматривает, употребление одних и тех же предметов в игровой и реальной ситуациях. В эксперименте ребенок попадает в ситуацию двойной, противоречивой мотивации, когда он должен принять решение о том, как ему действовать с предметом: то ли в соответствии с его прямым, функциональным назначением, то ли в соответствии с предлагаемым переименованием.
В эксперименте использовались предметы, имеющие, с одной стороны возможности полифункционального применения, с дру-гой -- ограничения, выход за которые был грубым нарушением норм, определяющих использование этих предметов.
Ребенку предлагались следующие действия с предметами: действия, отвечающие функциональному назначению предмета; действия', допустимые с точки зрения бытовых нормативов; действия, не одобряемые с точки зрения бытовых нормативов, противоречащие функциональному назначению предмета в ситуа-циях обыденной жизни.
В одной из экспериментальных ситуаций ребенок должен был сам действовать с предметом с фиксированным функциональным назначением (с этой целью был выбран носовой платок) и с полифункциональным предметом (с этой целью была выбрана круглая деревянная палочка размером со стандартную шариковую ручку). (1;82)
Носовой платок в разных ситуациях эксперимента должен был поочередно замещать такие реальные предметы: полотенце, салфетку, тряпку. В эксперименте создавались такие условия, когда разрушение функции предмета при замещении влекло за собой невозможность использования предмета в его основной функции в дальнейшем. В экспериментальной ситуации ребенок должен был использовать носовой платок и по его прямому назначению, и в качестве полотенца, салфетки, тряпки для вытирания грязного стола.
Экспериментатор предлагал следующие действия: «Вытри носик» (дается носовой платок). «Вытри руки. Вот полотенце» (дается носовой платок). «Садись за стол. Вот салфетка» (дается носовой платок). «Пролилось молоко. Вот тряпка» (дается носовой платок).
Как оказалось, ребенок раннего возраста и в игре, и в реальных ситуациях обыденной жизни предпочитает использовать предмет с закрепленной за ним функцией по его назначению. Так, Сережа X. (2,10) на предложение эксперимента-тора вытереть мокрый стол носовым платком отвечает: «Нельзя (платку) быть тряпкой, только платком мне и кукле». (Из наблюдений В. Я Кисленко.)
Для ребенка раннего возраста становится важным использо-вать предмет по его функциональному назначению: в игре и в реальной ситуации предмет с закрепленной за ним функцией выступает для него лишь в своем изначальном назначении. (1;82)
Результаты исследования, полученные в реальных ситуациях, показали, что дети раннего возраста прочно усваивают обще-ственные способы употребления вещей и нарушать правила пользования предметом явно не хотят. Здесь проявляется тот феномен социального общения ребенка с взрослым, когда «истина глаголет устами младенца».
Социальное развитие ребенка зависит от его места в системе общественных отношений, от объективных условий, определяющих характер его поведения и особенности развития его личности. В раннем возрасте ребенок психологически входит в мир посто-янных вещей при эмоциональной непрерывной поддержке взросло-го. Отношение взрослого к ребенку и характер ведущей деятельности создают отчетливо проявляющуюся положительную самооценку «я хороши и», притязание на признание со стороны взрослого, тенденцию к максимализму в суждениях относительно правил поведения и устойчивое стремление использовать предметы соответственно их назначению; ребенок обретает стремление
к признанию со стороны взрослого, из неведения он переходит в мир определенных отношений, в мир постоянных вещей.
С другой стороны, использование полифункционального пред-мета дает позитивные новообразования в психическом развитии ребенка. Приведем пример.
Деревянная палочка в разных ситуациях эксперимента должна была поочередно замещать такие реальные предметы: градусник, ложку, карандаш.
а также конфету. (1;83)
Экспериментатор предлагал выполнить следующие действия палочкой: «Вот градусник. Измерь себе температуру» (дается палочка). «Вот ложка. Поешь каши» (дается палочка и тарелка настоящей каши). «Вот бумага и карандаш. Нарисуй что-нибудь» (дается палочка и чистый лист бумаги). «Вот конфета. Попробуй, какая вкусная» (дается палочка).
Как оказалось, ребенок раннего возраста соглашается в ряде случаев использовать палочку. Замещение допускается, когда не осознается конечный результат замещения: большинство детей соглашается, чтобы палочка стала градусником.
Сережа О. (2,4). Градусник можно, потому что такой бывает.
Оля C. (3,0). Можно, когда кукла болеет.
Замещение допускается, когда действие с заместителем приносит явный, ощутимый результат: палочка вполне замещает ложку. Ваня Л. (2,6). Ложки бывают деревянные и палочные. Света Ф. (3,0). Я ем такой ложкой и куклу кормлю.
Ребенок раннего возраста не согласен использовать полифункциональный предмет в качестве реального предмета, если полифункциональный предмет не может выполнить функцию замещаемого предмета -- палочка не принимается в качестве карандаша и конфеты.
Марина У. (2,9). Нельзя, потому что нет красного.
Моника Н. (2,11). Ничего нельзя рисовать.
Толя В. (2,8). Это не конфета, а палка.
Аня П. (2,4). Палки не едят. (Из наблюдений В. Я. Кисленко).
Полифункциональные предметы выступают для ребенка ранне-го возраста как средство овладения замещениями. Действия замещения освобождают ребенка от консервативной привязанно-сти к функциональному назначению предмета в мире постоянных предметов: он начинает обретать свободу действия с предметами. (1;83)
Зарождение новых видов деятельности в раннем детстве. К концу раннего детства (на третьем году жизни) начинают складываться новые виды деятельности, которые достигают развернутых форм за пределами этого возраста и начинают определять психическое развитие. Это игра и продуктивные виды деятельности (рисование, лепка, конструирование).
Игра как особая форма детской деятельности имеет свою историю развития, связанную с изменением положения ребенка в обществе. Нельзя связывать игру ребенка с так называемой игрой детенышей животных, представляющей упражнение инстинктив-ных, передающихся по наследству форм поведения. Мы знаем, что человеческое поведение не имеет инстинктивной природы, а со-держание своих игр дети берут из окружающей жизни взрослых. На самых ранних ступенях развития общества основным способом добывания пищи являлось собирательство с применением (1;83)
примитивных орудий (палок) для выкапывания съедобных корней. Дети с первых лет жизни включались в деятельность взрослых, практически усваивая способы добывания пищи и употребления прими и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.