На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Теоретические подходы к анализу природы человеческих способностей, выделение критериев одаренности. Характеристика общения как реализации функций обучения и воспитания. Формирование и диагностика творческих способностей детей и направленности педагога.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Педагогика. Добавлен: 22.08.2009. Сдан: 2009. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


1
Федеральное агентство по образованию
Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Московский государственный гуманитарный университет
им М.А. Шолохова»
Егорьевский филиал
Кафедра педагогики, психологии и логопедии
Влияние личности учителя
на творческие способности детей
Выпускная квалификационная работа
2008
Содержание:

Введение
Глава I. Современные трактовки понятия творческих способностей
1.1 Теоретические подходы к анализу природы человеческих способностей
1.2 Характеристика особенностей когнитивных процессов, участвующих в развитии творческих способностей
1.3 Основные подходы к выделению критериев одаренности, творческих способностей
Глава II. Влияние особенностей личности учителя на развитие творческих способностей у детей
2.1 Характеристика общения как реализации функций обучения и воспитания
2.2 Учёт возрастных особенностей в развитии творчества
2.3 Личность учителя
2.4 Формирование и развитие творческих способностей
Глава III. Исследование влияния личности учителя на творческие пособности детей
3.1 Диагностика творческих способностей детей и направленности педагога
3.2 Анализ и результаты исследовательского эксперимента
Заключение
Список литературы
Приложения
Введение

Актуальность данного исследования заключается в том, что современное общество крайне ценит среди всех способностей личности человека способность особого рода -- способность, обеспечивающую создание нового, оригинального. Имеющиеся у нас новые технические средства открывают перед творчеством невиданные в истории возможности. Вычислительная техника дает простор творчеству, питая воображение и вдохновляя разум. Появляются новые пути к самовыражению. Творческие способности никогда не ограничивались одной формой. Каждое общество выражало себя посредством творческих устремлений. Великие и малые творения искусства -- все это стремление человеческого разума передать опыт. Одаренные и творческие дети олицетворяют верхнюю границу человеческих способностей. Какова же природа креативности, и в чем ее отличие от интеллекта? Как развивать творческие способности? Какое из условий является основным? Влияет ли личность педагога на культивирование творческого потенциала у детей? Развитие творческого мышления детей составляет новую задачу совершенствования системы народного образования, дальнейшего развития науки и культуры, обеспечивает прогресс всех областей производства и социальной жизни.
Большой вклад в разработку проблем способностей, творческого мышления, одаренности внесли такие психологи, как С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, Б.Г. Теплов, И.И. Ильясов, Н.С. Лейтес, К.К. Платонов, А.Г. Ковалев, А.М. Матюшин, П. Торренс и другие. Однако вопрос о творческом мышлении остается недостаточно изученным. Перед психологией остро стоит проблема выявления механизмов формирования и развития способностей. Эта проблема не нова, однако чрезвычайно актуальна, так как тонкие механизмы такого процесса еще не известны.
Именно в контексте данной проблемы мы решили развернуть исследовательскую работу.
Цель исследования -- на основе теоретико--методологического анализа выявить зависимость между наличием творческих способностей у детей от личностных качеств, обучающего педагога (уровня притязаний, мотивации, системы отношений, установок); разработать систему формирующих занятий, позволяющих оптимизировать влияние педагога на развитие творческих способностей детей.
Объектом исследования мы избрали направленность личности учителя.
Предмет исследования -- влияние направленности личности учителя на творческие способности детей.
Вышеизложенные положения обусловили выбор темы исследовательской работы -- «Влияние личности учителя на развитие творческих способностей детей».
Нами была выдвинута следующая гипотеза: творческие способности детей формируются и развиваются в процессе обучения и воспитания, и, следовательно, находятся в зависимости от направленности__личноти учителя, а именно от его уровня притязаний, мотивации, установок, а также системы отношений к миру вещей и людей, от психологических свойств личности, относящихся к регуляции социального поведения человека в процессе деятельности. Таким образом, можно предположить, что у педагогов с высоким уровнем притязаний, направленным на дело, отличающихся такими личностными характеристиками, как упорство, ответственность, независимость в суждениях и поведении, творческим подходом к решению задач, внимательностью к мнению и интересам других людей, терпимостью в социальных контактах, дети обладают более выраженным творческим потенциалом, чем у педагогов с низким уровнем притязаний, с направленностью на отношения (коммуникативный аспект), конформностью, консерватизмом, нежеланием считаться с мнением других.
В связи с этим перед нами встал ряд практических и теоретических задач:
1. Подбор и анализ литературы по теме исследования (научные работы, касающиеся разработок теоретических положений понятия способностей, творчества, социальной ситуации развития в контексте исследовательской работы, личности как субъекте деятельности в рамках педагогического общения, направленности личности педагога);
2. Подбор комплекса психодиагностических и исследовательских методик, адекватных целям исследования;
З. Исследование творческих способностей детей, направленности личности педагога.
4. Выявление закономерности между личностью учителя и творческими способностями детей.
5. Разработка системы формирующих средств, направленных на оптимизацию влияния педагога на развитие творческих способностей детей.
6. Проведение коррекционной работы с педагогами.
Методологической основой исследования выступают теория способностей С.Л. Рубинштейна, Б.Г. Теплова, философская концепция А.Г. Спиркина, работы по исследованию психологических проблем развития творческих способностей Л.С. Выготского, Короленко Ц.П., Шведерского А.С., Замятина Е.И., Ротенберга В.С., концептуальные положения гуманистической педагогики М. Монтессори об эффективности практической реализации идей свободного воспитания.
Методы, которые были использованы при решении практических и теоретических задач следующие:
1. Библиографический метод (анализ и обобщение философской, психолого--педагогической, культурологической, лингвистической, методической литературы по теме исследования);
2. Метод экспертов;
З. Наблюдение;
4. Беседа с детьми.
5. Психометрические процедуры.
6. Проективные методы.
Конкретные методики: Для исследования творческого мышления нами применялся краткий тест творческого мышления. Торренса, методика «Дорисовывание фигур» О.М. Дьяченко, направленная на определение уровня развития воображения, способности создавать оригинальные образы.
Для исследования личностных качеств и коммуникативного опыта педагога применялись следующие методики: «Шкала оценки потребности в достижении» - измерение уровня мотивации достижения, «Определение направленности личности» - ориентационная анкета, методика диагностики личности на мотивацию к успеху Т. Элерса, методика диагностика личности на мотивацию к избеганию неудач Т. Элерса, проективная графическая методика «Звезды и Волны» У. Аве -- Лаллемант, тестовая карта коммуникативной деятельности.
Достоверность результатов исследования обеспечивалась методологической обоснованностью и непротиворечивостью его исходных теоретических положений, использованием комплекса методов и методик, адекватных поставленной цели и задачам исследования, репрезентативностью выборки испытуемых, корректной организацией опытно-экспериментальной и формирующей работы и применением качественного анализа в сочетании с методами статистической обработки полученных данных.
Организация экспериментальной работы: опытноэкспериментальная работа проводилась с сентября 2004 года по май 2005 года.
Базой для проведения исследования явилось муниципальное образовательное учреждение школа № 14 г. Егорьевска.
Теоретическая значимость проведённого исследования состоит в том, что предложено психологическое исследование зависимости между наличием творческих способностей у детей и направленностью личности педагога. В нашей работе основные акценты сделаны на исследовании таких психологических характеристик личности учителя, как уровень притязаний, мотивация, установки, система отношений к окружающей действительности.
Практическое значение работы мы видим в том, что ее результаты могут быть использованы в работе школьных психологов и учителей.
Глава I. Современные трактовки понятия творческих способностей.

1.1 Теоретические подходы к анализу природы человеческих способностей

Делая попытку объективно рассмотреть влияние личности учителя на творческие способности детей, вероятно, следует первоначально уделить внимание отдельным частям общей концепции вопроса. В данном случае необходимо подойти к рассмотрению понятия способностей, а, главное, творческих способностей, личности учителя и личности ученика в динамичном временном аспекте. Поскольку центральным понятием, вокруг которого строится наше исследование, является понятие творческих способностей, то рассмотрим первоначально именно его.
Что такое способности? Какие способности выделяют в психологии?. С.Л. Рубинштейн начиная свою монографию, касающуюся вопроса способностей людей написал: «Встречаясь в жизни с различными людьми, наблюдая за ними в работе, сопоставляя их достижения, сравнивая темпы их духовного роста, мы постоянно убеждаемся в том, что люди заметно отличаются друг от друга по своим способностям».[69, 530] действительно, одни люди имеют способности к литературному творчеству, другие - к изобразительному, третьи -- к техническому творчеству и так далее. Способности человека -- деятельное выражение субъектности. Рассмотрим более детально.
«Внутреннее родство понятий «субъект» и «способности» состоит в их общей отнесенности к деятельности человека, к способам ее осуществления», отмечают В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев[72] Заслуга разработки основных положений психологии способностей принадлежит С.Л. Рубинштейну, которые в дальнейшем были развиты работами отечественных психологов. Он пишет: «Способности квалифицируют личность как субъекта деятельности...» [69,538].
Всякая способность является способностью к какой-нибудь деятельности. Под способностями понимают свойства или качества человека, делающими его пригодным к успешному выполнению определенной деятельности. Б.М. Теплов определяет понятие способностей как индивидуально-психологические особенности личности, которые выражают готовность к овладению определенными видами деятельности и к их успешному осуществлению. Он считал, что нельзя считать способностью любое свойство личности и ввел ограничения: способностью можно назвать только такое свойство личности, которое влияет на эффективность деятельности. [3] К.К. Платонов же замечает: «а есть ли такие особенности свойства личности, которые бы косвенно не влияли на эффективность деятельности». [72]
В отечественной психологии разработан точный теоретико-методологический фундамент исследования способностей, получен богатый фактический материал, дана его содержательная интерпретация. Несколько менее интенсивно разрабатываются собственно диагностические методики. Выделяют несколько критериев, по которым можно судить о выраженности способностей -- результативность деятельности, скорость и успешность овладения необходимыми знаниями и навыками, оригинальность и самобытность выполнения работы, а также степень преодоления неблагоприятных условий среды.[43;57;69;72]
Способности несут в себе природные предпосылки развития в виде задатков. Люди от рождения бывают наделены различными задатками. Это различие между людьми в задатках заключается прежде всего в прирожденных особенностях их нервно-мозгового аппарата -- в анатомо-- физиологических, функциональных его особенностях. Задатки -- это врожденные анатомо-физиологические особенности мозга, нервной системы, органов чувств и движения, функциональные особенности организма человека, составляющие природную основу развития его способностей. Задатки облегчают развитие способностей. [69;72]
Исходные природные различия между людьми являются различиями не в готовых способностях, а именно в задатках. Задатки как природные особенности человека неспецифичны по отношению к конкретному содержанию и конкретным формам деятельности, они многозначны и могут реализовываться в различных типах способностей. Задатки -- лишь предпосылки развития способностей. Включаясь в развитие человеческой субъективности, задатки преобразуются и изменяются; они обусловливают развитие способностей человека, но не предопределяют одаренности человека и возможностей его становления именно как человеческого существа. В связи с этим и как доказательство данному положению кратко затронем случаи, когда дети вырастали вне человеческого общества. Пытливые умы человечества издавна задавали себе вопрос: разовьются ли у человека речь и умственные способности, если он со дня рождения будет расти в полной изоляции от других людей?
На поставленный вопрос ответила сама жизнь. Так, французский философ Этьен Кондиляк в 1754 г. описал литовского мальчика, который жил среди медведей. Когда мальчика нашли люди, он не проявлял никаких признаков разума, не умел говорить и ходил на четвереньках. Прошло немало времени, пока мальчик научился понимать человеческую речь и разговаривать. Случаи, когда детей вскармливали животные, были известны не только в Литве, но и в Швеции, Бельгии, Германии, Голландии, Ирландии и Франции. И мало когда удавалось научить таких детей говорить соответственно своему возрасту, другими словами, впоследствии словарный запас таких детей был довольно скуден, несмотря на целенаправленное обучение, а речь напоминала телеграфную.[8] Таким образом, помимо доказательства того, что задатки не предопределяют возможностей становления собственно человеческой психологии, со всей очевидностью можно утверждать, что «способности формируются в результате устанавливающейся в психической деятельности связи субъекта с объектами деятельности, жизненно важными для субъекта, являющимися условиями его жизни» [69,546]. Другими словами, различные способности определяются окружающей средой (что для нашего исследования является очень важным), характером требований, которые предъявляются к избранной человеком деятельности. «Социальная ситуация развития» - понятие, которое является центральным компонентом теорий многих отечественных психологов, среди которых имя Л.С. Выготского выделяется особо. Именно ему принадлежит заслуга разработки данного понятия с учетом динамики детского развития [19, 244 - 268]. Совокупность условий, с которыми приходится сталкиваться ребенку по мере его развития, и определяет в целом то, какими способностями он будет обладать. Н.В. Рождественская также отмечает, что «на проходившей в 1978 г. международной конференции по проблеме способностей было принято мнение тех западных ученых, которые считают, что наследственность и среда приблизительно в равной степени влияют на способности. Указывалось, что важность окружения растет с возрастом».[64] Среди «помех» окружения психологи выделяют следующее: плохое питание и болезни, ограниченность чувственного опыта в дошкольные годы и интеллектуального в школьные, подавление независимости и конструктивных игр, семейное неблагополучие и отсутствие обнадеживающих планов на будущее, недостатки обучения, языковые трудности и непривлекательность взрослых ролей в подростковом возрасте.[44;64] Так, например, биографы Леонардо да Винчи, неутомимого ученого -- экспериментатора и гениального художника, неоднократно обращают внимание на те условия, в которых проходило его развитие: «...он увлекался ботаникой, геологией, наблюдениями за полетом птиц, игрой солнечного света и тени, движением воды. Все это свидетельствует о его любознательности и еще о том, что в молодости он много времени проводил на свежем воздухе, прогуливаясь по окрестностям городка. Эти окрестности, которые мало изменились за последние пятьсот лет, и сейчас чуть ли не самые живописные во всей Италии. Винчи располагается на склоне горы Монте Альбано, одной стороной спускаясь в долину Арно, где лежит Флоренция. Другой стороной городок поднимается вверх, к таинственным скалам, где среди мшистых уступов прячутся многочисленные пещеры и текут холодные стремительные ручьи» [76, 10] Окружающая обстановка являлась предпосылкой для развития таланта и гения художника.
Перед психологией остро стоит проблема выявления механизмов формирования и развития способностей. Тонкие механизмы такого процесса еще не известны. Однако некоторые сведения свидетельствую о существовании сензитивных периодов (Н.С. Лейтес).[43;44] Периоды особой готовности к овладению специальными видами деятельности рано или поздно заканчиваются, и если какая-то функция не получила своего развития в благоприятный период, то впоследствии ее развитие оказывается чрезвычайно затруднено или совсем невозможно. Р. Кайл также отмечает, что для развития способностей существуют свои так называемые периоды. Так, он пишет: «критическим периодом называют отрезок времени в возрастном развитии, когда дети легко усваивают какие-то навыки или модели поведения. Очевидно, что период от рождения до примерно 12 лет является критическим для усвоения языка в целом и овладения грамматикой в частности. Если дети не усвоят язык в этот период, они никогда по- настоящему не научатся языку впоследствии»[33;228]. На сензитивность в определенные периоды в развитии тех или иных способностей указывает и
Ю. Гиппенрейтер. (Введение в общую психологию Гиппенрейтер)[15] Обращаясь к работам Л.С. Выготского, мы также находим похожие мысли. Так, он пишет, что «наиболее фундаментальные функции, которые нужны сначала, которые обосновывают другие, развиваются раньше» [19,344 -345].
Итак, органическая природа задатков налицо. Однако отмечают В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев, и вне органической природы человека становление человеческой реальности невозможно. Хорошо известны многолетние эксперименты, в ходе которых младенец и детеныш обезьяны с рождения воспитывались людьми во внешне одинаковых для них условиях. При этом психическое развитие человека и обезьяньи происходило принципиально по-разному и привело к совершенно разным результатам -- у них были разными исходные органические предпосылки развития.[72]
В связи с рассмотренными выше примерами мы подошли к пониманию того, что природа индивидуальных и родовых способностей человека общая. С.Л. Рубинштейн пишет: «В ходе исторического развития у человечества вырабатываются различные специализированные способности. Все они представляются разнообразными проявлениями способности человека к самостоятельной трудовой деятельности и к освоению в процессе обучения того, что было создано человечеством в его историческом развитии»[69;540].
Их единой нейрофизиологической основой являются, по А.А. Ухтомскому, функциональные органы, складывающиеся прижизненно. Способности -- наиболее явно выраженные функциональные органы человека, сформированные на основе органических предпосылок, К родовым характеристикам человека относят его способность к труду, к рефлексии, к общению с помощью языка, к саморазвитию, т.е. те характеристики, которые присущи специфически человеческому образу жизни.[72] Так, разграничивая понятия общей «одаренности» и специальных способностей С.Л. Рубинштейн (возвратимся к рассмотрению «родовой» способности человека общаться с помощью языка), отмечает следующее: «для формирования способностей нужно, чтобы соответствующие психические деятельности обобщились и, став таким образом доступными переносу с одного материала на другой, закрепились в индивиде. Качество способности, ее более или менее творческий характер существенно зависят от того, как совершается эта генерализация. (...) Существенную роль в формировании способностей к освоению языка играет не только генерализация (и дифференциация) фонетических отношений. Не меньшее значение имеет генерализация грамматических отношений; лежащих в основе словообразования и словоизменения. Способным к овладению языком является тот, у кого легко и быстро, на основании большого числа проб, совершается генерализация отношений, лежащих в основе словообразования и словоизменения, и в результате -- перенос этих отношений на другие случаи. (...) Свойственные данному индивиду тонкость анализа и широта генерализации, легкость и быстрота, с которой эти процессы у него совершаются, образуют отправной путь, исходную предпосылку формирования его способностей -- языковых, математических и т.д.»[69, 546, 547]. Другими словами, он проследил «путь» от задатка до общей, а затем и до специальной способности.
Из единой природы способностей и родовых характеристик человека вытекает определение структуры способностей. В состав каждой способности, делающей человека пригодным к выполнению определенной деятельности, всегда входят некоторые операции или способы действия, посредством которых эта деятельность осуществляется.
При развитии способностей в процессе деятельности существенную роль играет взаимосвязь между способностями и умениями, хотя эти понятия не тождественны. Освоение знаний и умений предполагает наличие способностей; формирование способностей к определенной деятельности предполагает освоение связанных с ней умений и знаний. Способности развиваются и совершенствуются в том, что делает человек. Таким образом, под способностью в специальном смысле слова «обычно разумеют сложное образование, комплекс психических свойств, делающих человека пригодным к определенному, исторически сложившемуся виду общественно полезной деятельности.[43;69;72]
Способности - не статичные, а динамические образования, их формирование и развитие происходит в процессе определенным образом организованной деятельности и общения. Развитие способностей происходит поэтапно. Важным моментом у детей в развитии способностей является
комплексность -- одновременное совершенствование нескольких
взаимодополняющих друг друга способностей.[9;16;69]
Способность является комплексной индивидной характеристикой личности, обеспечивает успех в деятельности, в общении и легкость овладения ими.
Таким образом, нами были получены ответы на вопросы, касающиеся построения теории способностей. Мы пришли к выводу, что способность человека -- это, прежде всего деятельное выражение субъектности. Задатки -- лишь предпосылки способностей. Природа индивидуальных и родовых способностей человека -- общая. Мы пришли также к важному выводу, что развитие способностей как общих, так и специальных полностью зависит от тех условий, в которых приходится вращаться индивидууму, а также, что существуют так называемые «критические» периоды, сензитивные к развитию той или иной способности. Мы проследили путь от задатка к специальной способности. Однако понятие «специальные способности» еще не является конечным пунктом, если рассматривать эту цепочку, как иерархию. Для нас особенно важно, наконец, перейти к такому понятию, как творческие способности. Безусловно, то, что было рассмотрено выше, подвело нас к пониманию именно того, что развитие цивилизаций, технический прогресс, движение вперед вообще стало возможным благодаря развитию человеческих способностей. Это верно, если говорить и в глобальном масштабе, и если затрагивать развитие каждой отдельной личности. Подобное развитие должно иметь в себе некий элемент предвосхищения результатов деятельности «своего» времени. Этот элемент называется творчеством, гением, одаренностью. Но прежде обратимся к краткому обзору особенностей когнитивных процессов, участвующих в развитии творческих способностей.
1.2 Характеристика особенностей когнитивных процессов, участвующих в развитии творческих способностей

Развитие воображения - важное условие формирования интеллекта, творчества, вообще психического развития. Воображение выступает как одно из средств усвоения ребенком общественного опыта. Ч.П. Короленко и Г.В. Фролова в своей работе «Спасительная способность - вообразить» делят воображение на несколько видов, где акцент сделан на его активности и пассивности. Поскольку нас интересует именно проявление творческой активности личности, то в поле нашего зрения попадает активное воображение. Так, пишут они, «активное воображение всегда направлено на решение творческой или личностной задачи. Человек оперирует фрагментами, единицами конкретной информации в определенной области, их перемещением в различных комбинациях относительно друг друга».[35]. Рассмотрим этапы развития воображения, начиная с первых ступеней.
На протяжении всего дошкольного детства воображение из деятельности, нуждающейся во внешних опорах, постепенно превращается в самостоятельную внутреннюю деятельность, позволяющую осуществлять словесное (выдумывание сказок, стишков, истории) и художественное (рисование, лепка, аппликация, конструирование) творчество. Для детей 3-4 лет важно хотя бы минимальное сходство воображаемого предмета с его реальным заместителем, но чем старше дошкольник, тем больше все может быть всем, У старших дошкольников воображение может опираться и на такие предметы, которые вовсе не похожи на замещаемые [52, 184]. Дело здесь в том, что развитие воображения, как и развитие мышления, опирается на формирующуюся знаково-символическую функцию сознания. Старший дошкольный возраст связан с разветвлением знаковой функции: одна ее ветвь ведет к овладению формально-логическим мышлением через игровую деятельность и использование знаков как средство.[36]
Беря начало в игре, воображение охватывает и другие виды деятельности ребенка, в первую очередь, продуктивные - рисование, лепку, аппликацию, сочинение стишков, сказок и песенок. И если сначала продукты творчества детей явно отдают плагиатом (в них действуют известные сказочные и литературные герой, в них повторяются знакомые сюжеты, в песенках лишь слегка изменяются слова и т.д.), то в старшем дошкольном возрасте встречаются элементы подлинного творчества, фантазирования, новизны. Это связано с тем, что сначала ребенок строит свои произведения лишь на образах памяти, а потом овладевает умением трансформировать их [45;61].
В старшем дошкольном возрасте формируются действия воображения: замысел в форме наглядной модели: образ воображаемого предмета, существа: образ действия воображаемого существа или образ действия с предметом. Воображение начинает предварять практическую деятельность, объединяясь с мышлением при решении познавательных задач. Оно в своем развитии проходит две стадии. На первой воссоздаваемые образы весьма приблизительно характеризуют объект, бедны деталями, малоподвижны - это воссоздающее (репродуктивное) воображение.[48;52] И.М. Розетт пишет, что «установление связи между содержанием продуктов фантазии и реальной действительностью представляет собой только первый шаг в решении проблем фантазии».[65] Вторая стадия характеризуется значительной переработкой образного материала и созданием новых образов - это продуктивное воображение. У Ц.П. Короленко мы находим следующее определение воссоздающего воображения: «Воссоздающее воображение -- один из видов активного воображения, при котором происходит конструирование новых образов, представлений у людей в соответствии с воспринятой извне стимуляцией в виде словесных сообщений, схем, условных изображений, знаков и т.д. [35] Далее им делается вывод, что, несмотря на то, что продуктами воссоздающего воображения являются совершенно новые образы, этот вид воображения основан на прежнем опыте. К.Д. Ушинский рассматривал воображение как новую комбинацию былых впечатлений и прошлого опыта, считая, что воссоздающее воображение является продуктом воздействий на мозг материального мира. Это процесс, в ходе которого происходи рекомбинация, реконструкция прежних восприятий в новой их комбинации. Советский психолог Е.И. Игнатьев подчеркивает, что образы воссоздающего воображения являются одной из форм отражения объективной деятельности, через которые человек познает природу материальных вещей и явлений, в данный момент не воздействующих на его органы чувств.[35]
Многочисленные и яркие продукты воображения породили мнение, что воображение ребенка богаче воображения взрослого. В свое время Гете обронил известную фразу: «дети могут из всего сделать все», - и эта нетребовательность, неприхотливость детского воображения стала приниматься за свободу или богатство детского воображения.[77]
Кроме того, было обнаружено, что образы детского воображения резко, ярко расходятся с опытом взрослого. Так, в воображении ребенка живут голубые кони с огненными копытами, люди могут летать, как птицы и т.п.. причем ребенок не заботится о реальной возможности существования всего этого - они есть, и все! Отсюда делались выводы, что ребенок живет в фантастическом, античном, воображаемом мире более чем в реальном.[32]
В-третьих, известны неточности, искажения реального опыта и тяга ребенка к сказкам, волшебству, что также убедило многих ученых в богатстве детского воображения и сильном его отлете от реальности. Именно эти факты лежат в основе представлений о богатстве, необычности, креативности детей.[52;77]
Но это типичный случай, когда слабость ребенка принимается за его силу. Опыт ребенка гораздо беднее, чем опыт взрослого, и именно слабые знания ребенка о свойствах и связях вещей и явлений заставляют его соединять все со всем, создавая иллюзию свободного полета фантазии. Интересы ребенка проще, элементарнее, беднее, чем у взрослых [52,188]. И, наконец, отношения ребенка со средой также не имеют той сложности, тонкости и многообразия, которые отличают поведение взрослого человека, а ведь все это важнейшие факторы, определяющие развитие воображения. Поэтому никогда и ни при каких условиях воображение ребенка не бывает богаче воображения взрослого. Но в то же время следует признать, что воображение ребенка проявляется чаще, он возмещает воображением недостаточный интеллектуальный багаж. При контроле со стороны взрослого воображение становится одним из средств познания ребенком действительности [45].
Воображение, как и другие психические процессы, в детстве непроизвольно и зависит от интереса детей к какому-либо виду деятельности, от произведенного объектом эмоционального впечатления. Формирование преднамеренного воображения выходит далеко за границы дошкольного детства.[45;52]
Начинается развитие воображения с необходимости представить себе картины прошлого, пейзажи, людей, которых ребенок никогда, может быть, не видел. С возрастом реализм детского воображения усиливается, что связано с накоплением знаний и развитием критичности мышления. В I классе воображение опирается на конкретные предметы, но с возрастом на первое место выступает слово, дающее простор фантазии. И вместе с тем особенность детского воображения в том, что ребенок может управлять визуальными образами, толпящимися перед его внутренним взором, и сохранять их в своей памяти во всей последующей жизни [58, 308].Многие психологи и писатели описывают игры, в которых нет внешних действий, а есть чистая фантазия.[33;48;55] Воображение постепенно начинает приобретать самостоятельность [52, 300].
По мнению В.С. Мухиной, в младшем школьном возрасте ребенок в своем воображении уже может создавать разнообразнейшие ситуации [52, 303]. Ж. Пиаже сделал вывод, что воображение претерпевает генезис, подобно тому, который проходят интеллектуальные операции: сначала воображение статично; по мере развития воображение становится более гибким и подвижным, способным к предвосхищению последовательных моментов возможного преобразования одного состояния в другое [56].
Таким образом, умственное развитие ребенка, посещающего школу, качественно меняется. К числу основных задач данного периода относятся:
усвоение значений и смыслов словесных знаков и самостоятельное установление их тонких интегративных связей; решение умственных задач, связанных с преобразованием предметного мира: развитие воображения как способ выйти за пределы личного практического опыта, как условия творчества.[10;11;17]
Творческое воображение -- это такой вид воображения, в ходе которого человек самостоятельно создает новые образы и идей, представляющие ценность для других людей или для общества в целом и которые воплощаются в конкретные оригинальные продукты деятельности. Творческое воображение является необходимым компонентом и основой всех видов творческой деятельности человека. В зависимости от предмета, на который направлено воображение, различают научное, художественное, технологическое воображение.[65]
Образы творческого воображения создаются посредством различных приемов, интеллектуальных операций. В структуре творческого воображения различают два типа таких интеллектуальных операций. Первый -- операции, посредством которых формируются идеальные образы, и второй -- операции, на основе которых перерабатывается готовая продукция.[65;66]
Следующий важный момент, какой уже упоминался выше, заключается в том, что творческое воображение отдельных лиц не следует рассматривать в изоляции их от связи с окружающим миром и другими людьми. Творческий субъект включен в сферу предметов, ценностей, идей и понятий, созданных данной культурой, он всегда опирается на то, что уже было сделано до него, в этом залог прогресса. Е.И. Замятин в связи с этим пишет, что «искусство развивается, подчиняясь диалектическому методу. Искусство работает пирамидально: в основе новых достижений -- положено использование всего, накопленного там, внизу, в основании пирамиды. Революций здесь не бывает, больше, чем где-нибудь, - здесь эволюция. И нам надо знать то, что в области техники художественного слова сделано до нас. Это не значит, что вы должны идти по старым путям: вы должны вносить свое. Художественное произведение только тогда и ценно, когда оно оригинально и по содержанию, и по форме. Но для того, чтобы прыгнуть вверх, надо оттолкнуться от земли, надо, чтобы была земля».[31]Обращаясь снова, к примеру, Леонардо да Винчи, приведем следующую цитату из его биографии: «Леонардо был окружен произведениями своих предшественников: стоило отойти от мастерской совсем недалеко, и перед ним были работы Мазаччо, первого великого художника раннего Возрождения, или современных ему мастеров -- Паоло Уччели, фра Филиппо Линии и Андреа дель Кастаньо, чью «Тайную вечерю» Леонардо наверняка должен был изучать скрупулезно и с пристрастием. Во Флоренции находились скульптуры и рельефы донателло и Гиберти. Все эти люди не просто достигли вершин в освоении натуры благодаря изучению анатомии и эмоциональных состояний человека, но и совершенно по-новому подошли к старым религиозным сюжетам. Именно опираясь на их успехи, Леонардо и другие художники -- Микеланджело, Браманте, Джорджоне, Рафаэль, Тициан -- в один прекрасный день возвели сверкающий купол Высокого Возрождения».[76] данная цитата очень образно раскрывает смысл прогресса.
Согласно этому И.М. Розет пишет: «Отношение фантазии к реальности может быть весьма сложным и тонким. Так, Буарель связывает творческую деятельность с выявлением виртуально (неявно) заложенного в самой природе и вещах «инвентаря» изобретений. i4яаче говоря, сам материал как бы предрасполагает к выбору решения (в глыбе мрамора уже заключена фигура Венеры)».[65] Очевидно, что в данном случае он делал акцент на материальном, но в целом мысль достаточно широко затрагивает различные стороны реальности.
Совершенно сторону представляют собой дети, воспитывающиеся в условиях детских домов. Существует множество разнообразных причин отставания воспитанников закрытых детских учреждений. Сюда относятся сенсорная депривация, социальная депривация, эмоциональная депривация.[46;58;59]
В связи с этим для нас представляет интерес такое понятие, рассматриваемое в структуре сознания, как «чувственная ткань образа». Это обобщенное наименование для различных перцептивных категорий (пространство, движение, цвет, форма и т.д.), из которых строится образ. Согласно Леонтьеву А.Н. «особая функция чувственных образов сознания состоит в том, что они придают реальность сознательной картине мира, открывающееся субъекту» [42,134].
Чувственная ткань образа в сознании субъективно выражается в «безотчетном переживании человеком» чувства реальности. В случаях же нарушения восприятия внешних воздействий появляются специфические переживания нереальности ситуации, окружающего мира, самого себя, отмечают Слободчиков В.И. и Исаев Е.И. И отчетливее всего все эти явления проявляются при сенсорной депривации, в условиях однообразия окружающего мира.[72] Таким образом, о развитии творческого воображения, где необходимо умение преобразовывать действительность, при потере «чувственного» восприятия окружающего мира не может быть и речи. Затрагивая проблему депривации, интересно также в данном контексте обратиться к условиям проявления творческого воображения у душевнобольных, где как раз и произошло нарушение восприятия внешних воздействий. В своей работе «Творчество душевнобольных и арт-терапия в Алексианеровской Психиатрической Больнице Мюнстера» Юткейт Л., Тельгер К. и другие соавторы преследуют мысль, что при организации условий творческое воображение душевнобольных приводит к созданию живописных произведений, поражающих своей неповторимостью, индивидуальностью: «Осознание своеобразия внутреннего мира пациентов является важной частью психотерапевтической работы. Специалисты «сопровождают» душевнобольных в процессе их творческих поисков, предоставляя им помещение и материалы, организуя время для их работы, поддерживая их словом или простым молчаливым присутствием, выступая при этом в роли заинтересованного наблюдателя».[1] Безусловно, внутренняя жизнь этих людей, её механизмы, слишком сложны для поверхностного изучения. В данной работе и не будет сделано даже подобных попыток. Для нас в данном случае важно утверждение авторов о том, что любая творческая активность должна иметь поддержку.
Л.С. Выготский так охарактеризовал потенциальные возможности человека в творчестве: «Стоит только взглянуть на ребенка, чтобы увидеть, что в нем заключено гораздо больше возможностей жизни, чем те, которые находят свое осуществление. Франк говорит, что если ребенок играет в солдата, разбойника и лошадь, то это потому, что в нем реально заключены солдат, и лошадь, и разбойник». [22]
Важными условиями для творческого воображения являются его целенаправленность, то есть сознательное накопление научной информации или художественного опыта, построение определенной стратегии, предвидение предполагаемых результатов; продолжительное «погружение» в проблему.
Интересной особенностью творческого воображения является то, что этот процесс не похож на планомерный, непрерывный поиск нового образа. Усиление творческой продуктивности сочетается с периодами спада творческой активности.
Итак, воображение - очень необходимое составляющее познавательной активности человека. Корни активного творческого воображения лежат в детском возрасте. Его формирование и воспитание зависят от окружающей действительности, от мира вещей, от окружающих людей. Это следует учитывать, если мы говорим о целенаправленном воздействии на этот процесс. Последнее замечание о непланомерности творческой активности является очень важным моментом при рассмотрении творческого воображения. В связи с этим интересно также и то, что разные дети, разные люди по-разному воспринимают одни и те же объекты, что и содержит в себе залог создания нечто нового.[66] Другими словами, творческий процесс несет в себе много субъективных факторов, причины которых не лежат на поверхности сознания, а, следовательно, достаточно трудны для объяснения. Все эти моменты мы рассмотрим ниже, затрагивая в контексте творческой активности особенности мышления.
Мышление -- процесс отражения объективной реальности, составляющий высшую ступень человеческого познания. Мышление дает сложно опосредованное отражение действительности. Как писал А.Н. Леонтьев, разработавший деятельностную теорию мышления, «мышления не существует вне общества, вне языка, вне накопленных человечеством знаний и выработанных им способов мыслительной деятельности». Внутренняя мыслительная деятельность является производной от внешней практической деятельности, они взаимозаменяемы и в состав теоретической, мыслительной деятельности могут входить практические действия. Единицей как практической, так и теоретической деятельности мыслительной деятельности является действие, подчиненное конкретным сознательным целям. Таким образом, мышление -- прижизненно формирующаяся способность к решению задач, поставленных жизнью. Задача должна быть не только понята субъектом, но и принята им, т.е. соотнесено с мотивационной сферой личности.
Мышление сформировалось в процессе деятельности, и является самой
совершенной из психических адаптаций во взаимодействиях субъекта с окружающим миром. Мышление является символом осознанного и неосознанного.
На продуктивность мыслительного процесса влияние оказывают следующие факторы: мотивация, эмоции, обеспечивающие управление поиском решения задачи. Воля, по словам Л.С. Выготского выступает «коренной предпосылкой для научного анализа». Мышление тесно связано с памятью. Ж. Пиаже пришел к выводу о том, что организация памяти изменяется в зависимости от уровня схем мышления.[77]
Мышление не дано человеку от природы, и оно требует от него сверхчеловеческого усилия. Основными стадиями мыслительного процесса можно назвать следующие стадии:
* возникновение темы, рождение чувства необходимости начать работу;
* осознание проблемы, создается модель проблемной ситуации, происходит кристаллизация проблемы;
* мучительная работа над решением проблемы;
* инсайт, возникновение решения;
* исполнительная стадия.
Креативность охватывает некоторую совокупность мыслительных и личностных качеств, способствующих становлению способности к творчеству. Одним из компонентов креативности, который однако не исчерпывает ее полностью, является способность личности к дивергентному мышлению.
Американский психолог Р. Кайл пишет следующее: «Креативность (или творчество) связывают с дивергентным мышлением, направленным не на получение единственно правильного ответа (который часто отсутствует), а на новое и нестандартное развитие мысли».[33] Е.И. Замятин отмечает следующую особенность творческой мысли: «Мысль человека в обыкновенном состоянии работает логическим путем, путем силлогизмов. При творческой работе мысль, как и во сне, идет путем ассоциаций. В связи со словом, вещью, цветом, отвлеченным понятием, о котором идет речь в повести, романе, рассказе, у писателя возникает целый рой ассоциаций».[33]
Согласно Е.Е. Туник, следует дифференцировать креативный продукт и креативный процесс. Продукт творческого мышления можно оценивать по двум факторам -- по его оригинальности и его значению. Креативный процесс -- по чувствительности к проблеме, способности к синтезу, чувству сходства и пониманию различий, способности к воссозданию недостающих деталей, дивергентности мышления (не следовать по избитому пути), беглость мысли (беглость речи) и т.д.[75]
Имя зарубежного ученого Брунера для нас имеет значение в связи с его мнением, что некоторые люди имеют определенные способности для нового необычного кодирования информации, проявляющееся как творческое мышление. Другой американский психолог Гилфорд предложил три основных фактора творческого проявления личности -- оригинальность (способность предлагать свой, необычный способ мышления), чувствительность и интеграцию. Последняя интерпретируется, как способность одновременно учитывать или объединять несколько противоположных условий, предпосылок или принципов. Гилфорд считает, что творческое мышление и решение проблем, по существу, один и тот же психологический феномен. А.В. Гончаренко приводит мнение А. Кестлера о том, что «творческий процесс не есть акт творения в ветхозаветном смысле слова. Он не создает из ничего, а раскрывает, выбирает, переставляет, комбинирует, синтезирует уже существующие и известные факты, идеи, способности, навыки. Чем более знакомы части, тем более поразительно целое».[25]
Проблема творческого мышления глубоко интересовала Б.Г. Ананьева. Он поставил перед психологией творчества ряд вопросов, касающихся психологических особенностей творческого мышления. Так, его тезисы звучат следующим образом: «Начать исследование необходимо с изучения психологических особенностей художественного мышления. Попытка представить искусство лишь с точки зрения эмоциональной направленности неправомерна. Исследование художественного мышления должно стать орудием изучения содержания искусства. У художника должно быть такое своеобразие мышления, которое обеспечивает художественно-образное отражение действительности. Структура интеллекта -- первое, с чего нужно начать изучение одаренности. Как соотносятся невербальные и вербальные характеристики интеллекта? Каков удельный вес тех и других?».[4]
Голландский психолог Ван де Хейр занимался исследованием такого явления в умственной деятельности как решение задач. В его концепции важное место занимает учение о воображаемой ситуации, которая «в какой-то мере соответствует реальной и в то же время отлична (ибо состоит из символов) от нее. Ван де Хейр делает главный упор на деятельность субъекта, решающего задачу. Чтобы обнаружить «новый аспект» в воображаемой проблемной ситуации, следует занять другую «точку зрения» по отношению к ней. Однако «новый аспект» не появится сам по себе, если субъект будет пассивным созерцателем, ожидающим того, что случится. Субъект должен «раскрыть новый аспект», «развернуть объект», иначе говоря, «он должен его как бы выдумать».[65]
В теоретическом анализе творческого мышления заметное место занимает имя гештальтпсихолога Рудольфа Арнгейма. Он считает, что в художественной деятельности неразделимо переплетены мышление и восприятие, так как это форма рассуждения. «Замечательные механизмы, при помощи которых ощущения «понимают» окружающее, тождественны операциям, описанным психологией мышления, И наоборот, есть много доказательств тому, что подлинно продуктивное мышление в любой области знания имеет место в сфере образов».[65;66]
В 1909 г. американский философ и психолог Джон Дьюн в своей книге «Как мы мыслим» подробно описал пять стадий творческого мышления. Прежде всего, человек опознает задачу или ставит вопрос. Вслед за этим начинается анализ задачи, более точное ее определение и сопоставление с другими задачами. Затем наступает стадия выдвижения гипотез, перебора различных предположений, при помощи которых можно было бы решить поставленную задачу. После этого наступает стадия обсуждения и продумывания возможных выводов и следствий из гипотез и принятие решения. Наконец, имеет место оценка решения путем экспериментальных или других проверок.[65]
Большое влияние на концепции стадийности творческой деятельности оказала схема, содержащаяся в книге Грехема Уоллеса «Искусство мышления». Уоллес выделяет следующие стадии творчества:
1. Приготовление. На этой стадии человек собирает нужную информацию и разносторонне рассматривает проблему.
2. Инкубация. Эта стадия характеризуется тем, что человек сознательно не занимается решаемой творческой проблемой.
З. Просветление, по существу -- инсайт. На этой стадии проявляется «счастливая идея», сопровождаемая соответствующими психическими состояниями (удовлетворение, радость и т.д.).
4. Проверка. Взвешивается и рассматривается достоверность и ценность новой идеи.
К. Патрик в своих экспериментальных исследованиях творчества поэтов, художников и научных работников стремилась подтвердить гипотезу Уоллеса о четырех стадиях творчества, отметив в то же время возможность их смещения; например, инкубация часто идет параллельно с первой стадией -- приготовлением, а проверка может совпасть со стадией просветления. В частности, Патрик считает, что увеличение продолжительности инкубационной стадии приводит к увеличению количества и улучшению качества идей.[65]
И.М. Сеченов придавал большое значение процессам анализа, синтеза и обобщения как средствам перехода от чувственного познания к познанию интеллектуальному. «Переход мысли из опытной области во внечувственную совершается путем продолженного обобщения», - писал Сеченов в «Элементах мысли».[65]
В учении И.П. Павлова анализ и синтез выступают в качестве универсальных форм деятельности нервной системы.
«Анализ», «синтез» и т.д. могут применяться для описания определенных умственных действий и соответствующих результатов, но они не объясняют самого процесса. Так, М.Г. Ярошевский пишет, что «собственно психологическую характеристику мышления в отличие от его предметного содержания С.Л. Рубинштейн усмотрел в операциях анализа и синтеза -- предельно формализованных логических понятий. Тем самым испарялось специфически творческое в мышлении».[81]
И.М. Розетт в «Теоретических концепциях фантазии» о творческом мышлении пишет следующее: «...различия между умственной деятельностью человека и операциями, совершаемыми имитирующим устройством, показывают, что к существенным чертам фантазии следует причислить активность, выражающуюся в постановке собственных задач, вопросов, оценочное отношение, выражающееся в предпочтении определенных способов выполнения деятельности, и непредопределенность, выражающуюся в возможности отступать от заданной последовательности, видоизменять форму и характер полученной информации, менять оценку и само задание. Следовательно, адекватная теория фантазии должна органически включать в себя указанные принципы». Таким образом, понятие творческого мышления крайне тесно соприкасается с понятием воображения.
Мы не затронули такой важный и интересный момент как органические предпосылки творческой деятельности -- роль межполушарной асимметрии. Отметим лишь наиболее важные точки соприкосновения с интересующей нас темой.
В настоящее время имеются прямые доказательства решающего значения для творчества правополушарного мышления. Создающего специфический пространственно-образный контекст. Основной отличительной особенностью пространственно-образного, правополушарного мышления является одномоментное установление многочисленных связей между предметами и явлениями. Отдельные свойства образов, их «грани», могут вступать во взаимодействие друг с другом сразу в нескольких «смысловых плоскостях», что и определяет многозначность образа в соответствующем контексте. Эта многозначность очень затрудняет не только выражение таких отношений в логически упорядоченной форме, но может даже препятствовать их осознанию. Но вместо этого образное мышление обеспечивает организующему началу непосредственность восприятия реальности, принятие ее такой, какой она является сама по себе.[66 Рассмотренные нами взгляды на теорию творческого мышления приводят нас к мысли, что концептуальный аппарат представлен множеством
прекрасных теорий, как выразился когда-то Ананьев Б.Г.. Однако все-таки по данному вопросу еще нет единых точек зрения из-за отсутствия достаточного экспериментального подкрепления. Тем не менее, представленная в теориях информация дает основание хотя бы приблизительно уже строить гипотезы о тонких механизмах формирования творческого мышления и воображения.
1.3 Основные подходы к выделению критериев одаренности, творческих способностей

Каким образом выражаются наши творческие способности?
Выделяют следующие уровни способностей: репродуктивный, который обеспечивает высокое умение усваивать готовое знание, овладевать сложившимися образцами деятельности и общения, и творческий, обеспечивающий создание нового оригинального. Но следует учитывать, что репродуктивный уровень включает элементы творческого, и наоборот.
Чтобы лучше разобраться в творческой активности разума, обратимся к размышлениям А.Г. Спиркина. Он пишет, что «подлинно научное открытие состоит в том, чтобы найти принципиальное решение еще не решенных задач, еще не раскрытых проблем. Бывает так, что новое есть лишь оригинальная комбинация старых элементов. Творческая мысль та, которая ведет к новым результатам или посредством комбинаций обычных способов, или совершенно новым методом, нарушающим ранее принятые».[77] Он приводит также разграничение, сделанное в свое время И. Кантом, между открытием и изобретением: «открывают то, что существует само по себе, оставаясь неизвестным, например, Колумб открыл Америку. Изобретение есть создание ранее не существовавшего, например порох был изобретен». [77] далее мы находим следующее, что является важным для нашего исследования. Творческое воображение, фантазия тесно связаны с развитием способности у человека изменять, преобразовывать мир. У фантазии есть свои законы, которые отличаются от законов обычной логики мышления. Сила творческого воображения позволяет человеку взглянуть на примелькавшиеся вещи по-новому и различить в них черты, доселе никем не замеченные. И что самое главное, творческое воображение воспитывается всем ходом жизни человека, усвоением накопленных человечеством сокровищ духовной культуры. Другими словами, в развитии творческого воображения большую роль играет искусство. Именно искусство развивает фантазию и дает большой простор для творческой изобретательности. На роль искусства в развитии творческого воображения указывает Л.С. Выготский.[22] Пытаясь рассмотреть данное развитие на примере рисования, начиная с детского возраста, он отмечает следующее: «... рисование в переходном возрасте не может быть массовым и всеобщим явлением, но и для одаренных детей, и даже для детей, которые не собираются впоследствии быть профессионалами -- художниками, рисование имеет огромное культивирующее значение; когда (...) краски и рисунок начинают говорить подростку, он овладевает новым языком, расширяющим его кругозор, углубляющим его чувства и передающим ему на языке образов то, что никаким другим способом не может быть доведено до его сознания»[21,74]. Ведь далеко не случаен тот факт, что великие мыслители и ученые обладают исключительно высокой эстетической культурой. Например, П. Дирак выдвинул идею о существовании протона по соображениям чисто эстетическим [77].
В научном творчестве, как и в художественном важное место отводится таким понятиям, как остроумие и интуиция.
Остроумие -- это творческая мысль, тесно связанная с чувствами и заключающаяся в неожиданном сопоставлении на первый взгляд несопоставимых явлений, во внезапном нахождении чего-то общего в таких фактах, которые отстоят далеко друг от друга по существу [77]
Интуиция -- это некое полуинстинктивное сознание и вместе с тем стоящее выше обычного сознания, являющее собой по своей познавательной силе по существу сверхсознание. Она, как бы в одно мгновение, пробегая по частям, по малейшим деталькам объекта, схватывает суть целого. Спиркин А.Г. пишет, что «этот способ мышления нередко окутывают густым туманом мистики и объявляют его бессознательным процессом. (...) Интуиция не составляет особого пути познания, идущего в обход ощущениям, представлениям и мышлению. Она составляет качественно особый вид умозаключения, когда отдельные звенья логической цепи проносятся в сознании более или менее бессознательно, а предельно ясно осознается именно итог мысли -- истина»[77].
Признавая большое участие в творческом процессе остроумия и интуиции, следует, однако, с полной уверенностью констатировать, что все талантливые люди, достигшие выдающихся успехов: и Аристотель, и М.В. Ломоносов, и К. Маркс, и Р. Декарт - отличались повышенной склонностью к труду, другими словами, исключительной работоспособностью. Без напряженной умственной деятельности озарения не происходит[77;81].
Таким образом, на данном этапе мы можем сделать несколько важных для нас выводов. Во-первых, творческие способности влияют на способность человека прообразовывать окружающую действительность, и это представляет собой особую ценность. Во-вторых, в процессе творения следует выделять такие понятия, как интуиция, остроумие, однако их существование практически невозможно без предварительной умственной работы. В-третьих, развитие творческих способностей часто ставится в прямую зависимость от знакомства с миром искусства. Вместе с тем, напрашивается вывод, что, поскольку искусство создается творческими людьми, то общение, непосредственное общение с подобными людьми, способными культивировать в развивающейся личности новые идеи, развивать воображение, создает благоприятную почву для воспитания творческой личности.
С.Л. Рубинштейн (продолжая далее рассуждения на тему одаренности) пишет в своей работе, что особенно высокий уровень одаренности обозначают понятиями «талант» и «гений». Если талант характеризуется способностью к достижениям высокого порядка, но в рамках того, что уже было достигнуто, то гений предполагает способность создавать что-то принципиально новое. Это неизбежно связано с незаурядностью в разных или даже во всех областях. Обратимся еще раз к тому, как проявляются способности, а именно к тому, как проявляются творческие способности.
Существенным показателем значительности способностей в процессе их развития, отмечает С.Л. Рубинштейн, могут служить темпы, легкость усвоения и быстрота продвижения. Иногда показателем одаренности может служить раннее их проявление. Однако следует учесть, что существует немало случаев, как в Науке, так и в искусстве, когда люди, ставшие крупнейшими учеными, писателями, художниками, в раннем возрасте не проявляли исключительных способностей. И, вероятно, одно из центральных условий полного раскрытия творческих способностей -- это зависимость от общественных условий, то, что уже акцентировалось выше. Творческий гений должен обладать большой силой воли, если условия не являются благоприятными. С.Л. Рубинштейн в связи с этим пишет следующее: «Не подлежит сомнению, что некоторые люди, которые при благоприятных условиях могли бы широко развернуть свои способности и очень много создать, оказываются не в силах преодолеть те внешние препятствия, которые создают неблагоприятные условия для их развития» [69,545]. Теоретический обзор по нашему исследованию в данном случае требует переноса на процесс формирования творческих способностей у детей.
Воспитание и обучение -- это те процессы, где происходит развитие творческих способностей. Поскольку «человеческие способности, отличающие человека от других живых существ, составляют его природу, но сама природа человека продукт истории», то способности ребенка формируются посредством овладения в процессе обучения содержанием материальной и духовной культуры, техники, Науки, искусства. Начало заключается в задатках, которые через деятельные контакты ребенка с окружающим миром, превращаются в многообразные способности. В свою очередь каждая способность развивается, совершенствуется, и порой высоко проявляется [44].
Каковы же условия, описываемые нами выше одним словом «окружающие», которые стимулируют это развитие?
Р. Кайл, уделяя детскому развитию большое внимание, выделяет следующие предпосылки:
· Ребенку нравится данная область деятельности, и он испытывает почти неодолимое желание достичь в ней мастерства.
· Обучение ребенка развивать свой талант обычно начинается довольно рано и ведется увлеченными и талантливыми педагогами.
· Родители имеют твердое намерение поддерживать и продвигать талант своего ребенка.
Далее он подводит такой итог: «Все это говорит о том, что экстраординарные способности необходимо культивировать. Без одобрения и поддержки родителей, равно как без вдохновляющих и требовательных наставников, детский талант увянет»[33, 206].
С.Л. Рубинштейн созвучен с данной мыслью: «Различная успеваемость разных учеников может быть обусловлена многообразными причинами -- интересом к учебе, который сумел вызвать педагог, предшествующей учебной подготовкой и т.п., а вовсе не только их способностями. (...) Вместе с тем, поскольку успешность учебной работы учащихся зависит в известной мере от их способностей, а развитие, формирование их способностей в свою очередь зависит от того, как ребенок осваивает передаваемые ему в ходе обучения знания, перед педагогом встает задача: учитывая способности учащихся во всем их многообразии и индивидуальных особенностях, вместе с тем и формировать их в надлежащем направлении».[69]
Итак, развитие творческих способностей зависит от окружающих условий. Весь теоретический анализ, сделанный выше, подвел нас к этой мысли. А под окружающими условиями мы теперь с полной ясностью можем считать фактор наличия человека, который будет являться наставником, культивируя в развивающейся личности, как внутренние механизмы -- в данном случае волевое усилие и интерес, так и создавая внешние благоприятные условия, способствующие накоплению знаний об окружающем мире, которые в свою очередь развивают врожденные задатки.
В процессе формирования творческих способностей участвуют два субъекта деятельности: учитель и ученик. Как правило, под учителем мы подразумеваем уже относительно сформированную личность, она уже не столько развивающаяся, сколько самосовершенствующаяся. Ученик же представляет собой личность развивающуюся. Возрастной диапазон «ученичества» затрагивает несколько периодов принятой в психологии возрастной периодизации. Поэтому, вероятно, под факторами, влияющими на развитие творчества в каждом возрастном периоде, несмотря на общие принципиальные положения, имеющие место в психологии, подразумеваются все же разные составляющие, что накладывает отпечаток и на построение педагогического процесса со стороны учителя в целом. Исходя из вышеизложенного, необходимо внимательно рассмотреть личность учителя и личность ученика на разных возрастных этапах, чтобы впоследствии объективно рассмотреть механизмы этого влияния на развитие творческих способностей. Педагогический процесс осуществляется на фоне педагогического общения.
Глава 2. Влияние личностных установок учителя на развитие творческих способностей у детей

2.1 Характеристика общения как реализации функций обучения и воспитания

Б.Д. Парыгин, указывая на основные стороны общения, дает такое определение: «Общение -- это сложный и многогранный процесс, который может выступать в одно и то же время и как процесс взаимодействия индивидов, и как информационный процесс, и как отношение людей друг к другу, и как процесс их взаимовлияния друг на друга, и как процесс сопереживания и взаимного понимания друг друга».[54]Отечественная психолог М.И. Лисина рассматривала общение ребенка со взрослым как своеобразную деятельность, предметом которой является другой человек. Психологическая сущность потребности в общении состоит в стремлении к познанию самого себя и других людей. «Общение -- один из важнейших факторов общего психического развития ребенка. Только в контакте со взрослыми людьми возможно усвоение детьми общественно исторического опыта человечества и реализация ими прирожденной возможности стать представителями человеческого рода».
Итак, в отечественной психологии установлено, что развитие ребенка, его социализация начинается с общения с близкими ему людьми. И все дальнейшее развитие ребенка зависит от того, какое место он занимает в системе человеческих отношений, в системе общения. Развитие ребенка стоит в прямой зависимости от того, с кем он общается, каков круг и характер его общения.
Именно в процессе общения с другими людьми ребенок усваивает общечеловеческий опыт, накапливает знания, овладевает умениями и навыками, формирует свое сознание и самосознание, вырабатывает убеждения, идеалы, отмечают В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев. Философ Э.В. Ильенков утверждает, что «личность и возникает тогда, когда индивид начинает самостоятельно, как субъект, осуществлять внешнюю деятельность по нормам и эталонам, заданным ему извне -- той культурой, в лоне которой он просыпается к человеческой жизни, к человеческой деятельности»[72].
Реализация функций обучения и воспитания подрастающего поколения происходит через общение. Субъектами педагогического общения являются учителя, школьники, родители.[73]
В психологии признается целесообразность в широком понимании связи деятельности и общения: общение рассматривается и как сторона совместной деятельности, и как ее продукт. Идея связи общения и деятельности позволила исследователям поставить вопрос о том, чтоб именно в деятельности может создавать общение.[45;54]
Ведя разговор о педагогическом общении в рамках нашего исследования, для нас важна не только информационная функция общения, но и интерактивная. Данная сторона общения чаще всего проявляется при организации совместной деятельности людей. Обмен знаниями и идеями по поводу этой деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых попытках развить совместную деятельность, организовать ее. Участие одновременно многих людей в этой деятельности означает, что каждый должен внести свой особый вклад в нее. Видающийся педагог В.А. Сухомлинский пишет: «Корень всех трудностей и неудач на уроках в подавляющем большинстве случаев кроется в забвении учителем того, что урок -- это совместный труд детей и педагога, что успех этого труда определяется в первую очередь теми взаимоотношениями, которые складываются между преподавателями и учащимися»[72].
Общение включает в себя определенные способы воздействия индивидов друг на друга; основные из них -- это заражение, внушение, подражание.
Заражение -- это бессознательная, невольная подверженность индивида определенным психическим состояниям. Механизм социально- психологического заражения сводится к эффекту многократного взаимного усиления эмоциональных воздействий общающихся между собой людей.
Внушение есть целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. В отличие от заражения, которое носит, как правило, невербальный характер, внушение носит, напротив, вербальный характер, другими словами, осуществляется посредством речевого сообщения. С особой силой внушение действует на лиц впечатлительных и вместе с тем не обладающих достаточно развитой способностью к самостоятельному логическому мышлению, не имеющих твердых жизненных принципов и убеждений, неуверенных в себе.
Подражание как способ воздействия проявляется в следовании какому- либо примеру, образцу посредством его воспроизведения. Особое значение подражание имеет в процессе психического развития человека[72;73].
Эффективность педагогического общения невозможно понять вне особенностей коммуникатора, другими словами, педагога: его авторитета, компетентности, способов построения общения и т.п. С другой стороны, важны особенности аудитории: возрастные, социально-психологические, индивидуально-психологические. Соединяющим оба полюса является содержание общения (сообщение, текст, задача, творчество и др.).
2.2 Учет возрастных особенностей в развитии творчества

Для того чтобы педагогический процесс протекал результативно, способствовал развитию творческих способностей, необходимо учитывать и тот факт, что дети разного возраста отличаются друг от друга. Другими словами, поскольку педагогический процесс проходит на фоне педагогического общения, следует учесть, что у детей разные ожидания по отношению к взрослым. Поэтому возрастной фактор является очень важным при организации работы по формированию у детей творческих способностей.
Примерно до 7 лет взрослый является центром мира детей. Он предстает как особая человеческая личность -- это то основное, что побуждает ребенка искать с ним контакт. Взрослый человек -- это источник сведений о физическом мире, как компетентный и заинтересованный собеседник. По экспериментальным данным, младшие и средние дошкольники легко понимают вопросы о качествах человека, очень высоко оценивают по этим параметрам взрослого и подмечают свои недостатки в этих отношениях. Этот факт определяет потребность ребенка в уважении со стороны взрослого и обусловливает особую чувствительность дошкольников к той оценке, которую дают им взрослые. Она проявляется в повышенной обидчивости ребенка, в нарушении и даже полном прекращении деятельности после критических замечаний или порицаний, а также в возбуждении и восторге после похвалы. Поэтому проявление творческих способностей на данном возрастном этапе связано полностью с участием взрослого человека, полностью зависит от его оценки. И вместе с тем очень важно то, что именно в данный период появляется тенденция к самостоятельному изготовлению сначала просто каких-то недостающих деталей, а потом самостоятельно задумывать и выполнять оригинальные поделки. Подобное положение мы уже рассмотрели, когда затронули участие воображения в творческом процессе. [52]
Обратимся далее к подростковому возрасту. Школа и учение занимают большое место в жизни подростка, но на ведущие позиции, как считает Д.И. Фельдштейн, выходит не учение, а общественно полезная деятельность, в которой реализуется его потребность в самоопределении, самовыражении, познании взрослыми его активности (участие в спортивных, творческих кружках, секциях и факультативах, посещение студий, участие в молодежных общественных организациях и т.д.). Оценка взрослого попрежнему очень важна. По мнению д.Б. Эльконина, общение на данном этапе -- особая деятельность, предметом которой является другой человек, а содержанием -- построение взаимоотношений и действований в них. Смена деятельности, развитие общения перестраивают и познавательную, и интеллектуальную сферу подростка. В первую очередь исследователи отмечают уменьшение поглощенности учением, свойственное младшему школьнику. К моменту перехода в среднюю школу дети заметно различаются по многим параметрам, в частности: 1) по отношению к учению -- от ответственного до равнодушного, безразличного; 2) по общему развитию -- от высокого уровня до весьма ограниченного кругозора и плохого развития речи; З) по объему и прочности знаний (хотя бы в пределах школьной программы); 4) по способам усвоения материала -- от умения самостоятельно работать, добывать знание до полного их отсутствия и заучивания материала дословно на память; 5) по умению преодолевать трудности в учебной работе -- от упорства до иждивенчества в форме хронического списывания; б) по ширине и глубине познавательных интересов.[55]
Из-за смены типа преподавания (вместо одного учителя появляется несколько) появляется дифференцированное отношение к учителям, и одновременно развиваются средства познания другого человека, формируются новые критерии оценки деятельности и личности взрослого.
Одна группа критериев касается качества преподавания, другая -- особенностей отношений учителя к подросткам. Младшие подростки больше ориентируются на вторую группу, старшие ценят учителей знающих и строгих, но справедливых, доброжелательных и тактичных, которые умеют интересно и понятно объяснять материал, в темпе организовывать работу на уроке, вовлечь в нее учащихся и сделать ее максимально продуктивной для всех и каждого. В VI-VII классах дети очень ценят эрудицию учителя, свободное владение предметом, стремление дать дополнительные к учебной программе знания, ценят учителей, у которых время на уроке не тратится зря, и не любит тех, кто отрицательно относится к самостоятельным суждениям учащихся. [55]
Младшие подростки оценивают учебные предметы по отношению к учителю и успеху в его усвоении (по оценкам). С возрастом их все больше привлекает содержание, которое требует самостоятельности, эрудиции. Появляется деление предметов на «интересные» и «неинтересные», «нужные» и «ненужные», что определяется качеством преподавания и формированием профессиональных намерений. Формирование и поддержание интереса к предмету -- дело учителя, его мастерства, профессионализма, заинтересованности в передаче знаний.
В подростковом возрасте расширяется и содержание понятия «учение». В него вносится элемент самостоятельного интеллектуального труда, направленного на удовлетворение индивидуальных интеллектуальных потребностей, выходящих за рамки учебной программы. Приобретение знаний для части подростков становится субъективно необходимым и важным для настоящего и подготовки к будущему. Именно в подростковом возрасте появляются новые мотивы учения, связанные с формированием жизненной перспективы и профессиональных намерений, идеалов и самосознания. Учение для многих приобретает личностный смысл и превращается в самообразование.
В подростковом возрасте начинают формироваться элементы теоретического мышления. Его специфическое качество -- способность рассуждать гипотетико-дедуктивно (от общего к частному), т.е. на основе одних общих посылок путем построения гипотез и их проверки. Здесь все идет в словесном плане, а содержанием теоретического мышления является высказывание в словах или других знаковых системах. Новое в развитии мышления подростка состоит в его отношении к интеллектуальным как к таким, которые требуют их предварительного мысленного расчленения. В отличие от младшего школьника, подросток начинает анализ задачи с попыток выявить все возможные отношения в имеющихся данных, создает различные предположения об их связях, а затем проверяет эти гипотезы. Умение оперировать гипотезами в решении интеллектуальных задач -- важнейшее приобретение подростка в анализе действительности. Мышление предположениями является отличительным инструментом научного рассуждения. В связи с этим интересно, что формирование взрослости, чувства взрослости происходит и в познавательной сфере интересах -- интеллектуальная взрослость: она выражается в стремлении подростка что-то знать и уметь по-настоящему. Это стимулирует развитие познавательной деятельности, содержание которой выходит за пределы школьной программы (кружки, факультативы, секции и т.д.). У подростка обнаруживаются интересы, касающиеся науки, техники, искусства, религии, ремесел, причем они далеко не всегда связаны с будущими профессиональными намерениями. Увлечение может носить характер страсти, которой отдаются все свободное время и вся активность подростка (библиотека, материалы, инструменты, выставки, музеи, знакомства и т.д.). Это очень важный шаг в развитии интересов и продуктивной деятельности: необходимость в новых знаниях удовлетворяется самостоятельно, путем самообразования. Значительный объем знаний у подростков -- результат самостоятельной работы. Учение приобретает у таких подростков личный смысл, и можно заметить доминирующую направленность познавательных интересов.[52;55]
Юношеский возраст в психологических периодизациях А.Н. Леонтьева, д.Б. Эльконина акцентирован на смене ведущего типа деятельности, в которой в юношеском возрасте становится учебно-профессиональная деятельность.[78] Л.И. Божович определяет старший школьный возраст в соответствии с развитием мотивационной сферы: юношество она связывает с определением своего места в жизни и внутренней позиции, формированием мировоззрения, моральным сознанием и самосознанием. [9;10]
Одним из важнейших новообразований интеллектуальной сферы в юношеском возрасте становится развитие теоретического мышления. Старшеклассники и студенты младших курсов чаще задаются вопросом «почему?», их мыслительная деятельность более активна и самостоятельна; они более критично относятся как к преподавателям, так и к содержанию получаемых знаний. Меняется представление об интересности предмета:
если младшие подростки ценят занимательность предмета и его фактологическую и описательную сторону, то старшеклассник интересуется тем, что неоднозначно, что не изучено, что требует самостоятельного обдумывания. Они очень ценят нестандартную форму подачи материала, эрудицию преподавателя.[39]
Второй особенностью интеллектуального развития в юношестве следует считать выраженную тягу к обобщениям, поиску общих закономерностей и принципов, стоящих за частными фактами. Однако широта интересов, как правило, сочетается в юношеском возрасте с разбросанностью, отсутствием системы и метода в получении знаний и навыков -- интеллектуальным дилетантизмом.
Третьей характерной чертой является распространенная юношеская склонность преувеличивать свои интеллектуальные способности и силу своего интеллекта, уровень знаний и самостоятельности, тяга к показной, вычурной интеллектуальности. Почти во всех старших классах появляется некоторое число безразличных, скучающих школьников, всем видом выражающих усталость и презрение к обыденным школьным знаниям; учеба кажется им прозаичной и примитивной по сравнению с возможностями реальной жизни; они ведут себя так, словно все, что рассказывает учитель, скучно, аксиоматично, прозаично, давно всем знакомо, не нужно и не имеет ничего общего с реальной наукой, интеллектом. Они любят задавать учителям «каверзные вопросы», даже получив ответ, на которые скорбно покачивают головой, пожимают плечами, разводят руками и т.д.
Важно и то, что в юношестве увеличивается степень индивидуализации в интересах и способностях, причем часто разница дополняется, компенсируется негативными поведенческими реакциями. Поэтому в старших классах учитель легко выделяет группу интеллектуалов -- отличников (в современной школьной терминологии -- «ботаников»), группу способных, но безалаберных учеников («богему»), группу «хронических троечников» и т.д.
Развитие познавательных функций и интеллекта в юности имеет количественную и качественную стороны. Первая отражает тот факт, что юношеский интеллект более быстр, подвижен, эффективен, чем интеллект подростка. Качественные изменения -- это сдвиги в самой структуре мыслительных процессов: важно не то, с какими задачами справляется юношеский интеллект, а то, каким образом он это делает.[40]
К 15 годам появляются основы гипотетико-дедуктивного мышления, способность к абстрагированию, формулировке и перебору альтернативных гипотез, интеллектуальная рефлексия. Появление абстрактного мышления тесно связано с обучением, сформированностью учебной деятельности. Одновременно при решении конкретных жизненных задач старшеклассники проявляют незаурядную смекалку, находчивость, сообразительность, порой превосходящие способности к абстрагированию. Развитие интеллекта в юности тесно связано с развитием творческих способностей, предполагающих не просто усвоение информации, а проявление интеллектуальной инициативы, продуктивности, оригинальности.[40]
Сталкивая личность с множеством новых, противоречивых жизненных ситуаций, переходный возраст стимулирует и актуализирует ее творческие потенции. Важнейший интеллектуальный компонент творчества -- преобладание дивергентного мышления, с которым связывают то, что на один вопрос может быть дано множество одинаково правильных и равноправных ответов (в отличие от конвергентного мышления, предполагающего однозначное решение, снимающее проблему как таковую). Юность психологически склонна к поливариантности, неоднозначности в интеллектуальной деятельности, готова искать новые ассоциации, строить новые связи.
Конкретные личностные свойства интеллектуально развитых юношей могут быть различными, но все они сочетаются с развитым интеллектуальным самоконтролем, выраженной мотивацией интеллектуального достижения, придания высокой личностной ценности качествам интеллекта, склонность к самообразованию. Поскольку школьная учебная программа, как правило, регламентирована, юношеское творчество иногда полнее и ярче проявляется вне учебных занятий -- на курсах, факультативах, в кружках, секциях, заочных школах, и т.д., где творчество может сохранять игровые формы и одновременно профессионально ориентировать старшеклассников.[39]
Умственное развитие в юношеском возрасте заключается не столько в накоплении знаний и навыков, изменении свойств и структуры интеллекта, сколько в формировании индивидуального стиля умственной деятельности -- индивидуально -- своеобразной системы психологических средств, к которым сознательно или стихийно прибегает человек в целях наилучшего уравновешивания своей индивидуальности с предметными, внешними условиями деятельности. В познавательных процессах это выступает как стиль мышления, который тесно связан с типом нервной деятельности юноши, темперамента, условиями воспитания и навыками самовоспитания (Н.Е. Малков). Юность характеризуется также и расширением круга личностно значимых отношений, которые всегда эмоционально окрашены. Это связано также с установлением внутренних норм поведения, и нарушение собственных норм всегда связано с актуализацией чувства вины. В юности заметно расширяется сфера эстетических чувств, юмора, иронии, сарказма, странных ассоциаций. Одно из важнейших мест начинает занимать эмоциональное переживание процесса мышления, внутренней жизни -- удовольствия от «думания», творчества. Возрастные сдвиги в восприятии других равным образом относятся и к самовосприятию, самосохранению. В это время отмечается тенденция подчеркнуть собственную индивидуальность, непохожесть на других. Рассматривая ситуацию, складывающуюся в учебных заведениях, мы находим, что формально старшеклассник сохраняет зависимость от преподавателей -- взрослых. Отношения к преподавателям и учебному заведению зависят от нескольких факторов: 1) от отношения к школе, гимназии, колледжу или училищу как учреждению (его престижности, специализации, содержанию образованию и т.д.); 2) от отношений к будущей специальности, процессу обучения и знаниям; З) от отношений к преподавателям и одноклассникам (сокурсникам).[39]
В первую очередь речь идет о профессиональном определении, формирующем отношение к преподавателям как знающим, профессионалам и т.п. Если подростки оценивают преподавателя по внешним факторам преподавания, занимательности предмета и наглядности формы обучения, то юноши делают акцент на его профессиональной компетентности и необходимости тех или иных знаний и умений для будущей профессиональной деятельности. В целом юношеская установка на преподавателя более зрелая, но часто она вырождается в примитивный практицизм, который переносится на отношения с преподавателями как людьми. В юношах в принципе сильно критическое отношение к людям вообще и преподавателям в частности. Но сплошь и рядом оно сочетается с пассивным, неумелым, внешнемотивированным отношением к учебе и самообразованию: например, жалобы на учебную перегрузку часто сочетаются с нежеланием работать самостоятельно, требованием давать больше материала под диктовку.[39;54]
Важным моментом этой возрастной стадии является выбор будущей профессии. На протяжении многих лет опросы старшеклассников показывают, что наибольшей привлекательностью для большинства из них обладают творческие профессии и профессии, связанные с умственным трудом. Свыше 80% старшеклассников на вопрос «Что вы собираетесь делать после окончания школы?» отвечают: «Учиться дальше». Большинство связывают собственное будущее и возможность переживания себя счастливым, свободным и самостоятельным с осуществлением интересной и увлекательной работы, требующей глубокой профессиональной подготовки.
Для юношей характерна также более высокая оценка своих возможностей и уровня достижений по сравнению с оценками преподавателя, престижа своего учебного заведения.[39]
В отношениях с отдельными преподавателями юноши готовы удовлетвориться более или менее специализированными отношениями интеллектуального порядка. Власть преподавателя, хотя и принимается во внимание, оценивается ниже власти, например, спортивного тренера, родителей. Но умение справедливо пользоваться властью старшеклассники всегда оценивают в преподаватели высоко. Если подростки в оценке преподавателя на первое место ставят его человеческие качества (эмоциональные отклик, умение понять и т.д.), на второе -- профессиональную компетентность, уровень знаний и качество преподавания, а на третье -- умение справедливо распоряжаться властью, то юноши выше всего ценят профессионально-педагогические навыки преподавателя. В то же время на второе место они по-прежнему ставят его человеческие качества, приписывая часто любимым преподавателям более высокий уровень эмпатии, понимания, даже по сравнению с родителями.[39;73]
Таким образом, рассмотрев возрастные особенности аудитории учителя, мы можем перейти к рассмотрению особенностей собственно личности педагога.
2.3 Личность учителя

А. Н. Леонтьев считает, что личность не должна рассматриваться как предпосылка деятельности. Личность в структуре деятельности должна быть изучена «как ее внутренний момент». Однако изучение личности «как ее внутреннего момента» является, по мнению А. Н. Леонтьева, одной из сложных проблем. А. Н. Леонтьев видит эти трудности в понимании самой сущности личности. [41]
Субъект деятельности может быть представлен через характеристики сознания, самосознания, самоопределения, регуляции и управления. Личностные характеристики педагога в общении могут быть представлены через смыслообразующие тенденции личности в деятельности, личностного предпочтения, самоактуализации (личностной установки на действие), личностной настройки на партнера в общении. В этой связи рассматриваются такие оптимальные формы общения», которые приводят к согласию, доверию. Проявляются данные формы на основе взаимопонимания и общности, возникающей между педагогом и аудиторией.[41;54]
Скрытые и открытые тенденции личности, являясь внутренним актом деятельности, стимулируют ее результаты. Последнее означает, что деятельность с точки зрения психологического механизма можно изучать по смыслообразующим мотивам.
Смыслообразующие мотивы стимулируют определенные формы активности личности в деятельности, которая выражается в избирательности личности к деятельности. Эту избирательность обозначим термином личностного предпочтения.
Структурирование педагогической деятельности детерминировано социально-личностными факторами. Учитель сталкивается с заданностью структуры педагогической деятельности, в которой отражаются требования «общества к данной деятельности. Но расстановка акцентов, объема и пропорции отдельных видов деятельности зависит от личности педагога. Все сказанное свидетельствует о важности рассмотрения категории личностного предпочтения. Поэтому перейдем к более подробному раскрытию данного вопроса. Мы уже отмечали, что категория личностного предпочтения может быть раскрыта на основе мотивации. При таком подходе необходимо учитывать осознанность мотивации. Это означает, что в деятельности учителя можно выделить такие категории личностного предпочтения, которые не лежат в сфере его сознания.
Однако учитель может определить важность той или иной деятельности в структуре педагогического общения в зависимости от своих профессиональных эталонов и ценностей. Это может быть выражено в формуле: Чему и как учить детей?[51;73]
Личностные предпочтения учителя в деятельности определяются и способами ее овладения. Например, в области ценностноориентационной деятельности можно выделить такие способы: внушение, убеждение, подражание, оценка. Это крупные блоки. Внутри каждого можно выделить более частные приемы: внутри внушения--нотацию, нравоучение, доверие, психический настрой; оценки--поощрение, намек, одобрение, порицание. В убеждении можно использовать приемы аргументации через эталоны, идею, пример.
Анализ педагогической практики учителей показывает, что чаще они пользуются открытой оценкой, нотацией, аргументацией через пример. Такое личностное предпочтение учителя в сфере способов может иметь и отрицательное последствие в педагогической практике, в частности, может выступать причиной конфликтов учителя с учениками.[72]
Современный учитель должен хорошо владеть и способами практической деятельности, лежащей в сфере досуга. Он должен уметь читать стихи, рисовать, делать любительские фильмы и т. д. В свою очередь, широкая включенность учителя в сферу работы клубов, кружков, туристических и спортивных секций, работу вечерних университетов создает социально-психологические предпосылки для личностных предпочтении учителя.
Наличие межличностных каналов свидетельствует о возможности усиления учителем педагогического воздействия на группу, так как межличностные контакты имеют свои резервы воздействия.
Одной из форм межличностного общения в структуре ценностноориентационной деятельности является психический настрой. Он выражается в том, что в определенных ситуациях одна личность получает отклик на воздействия другой личности.
Настрой означает совпадение переживаний по знаку у общающихся людей. Через настрой можно характеризовать как модели парного, так и группового общения. Эта обоюдность переживаний может быть выражена в терминах «сорадоваться», «сопечалиться», «соудивляться».
В итоге проявления таких реакций у коммуникантов возникают согласие, общность, взаимопонимание как внутренний механизм и предпосылка общности.[41;54]
В таких ситуациях создаются состояния доверия к учителю. Группа (класс) может быть охарактеризована как открытая система для воздействия учителя. Использование данного социально-психологического явления создает дополнительные резервы для осуществления воспитательных задач.
В общении учителя и учащихся в качестве предмета общения выступает человек, его духовный мир. Однако в самом _акте общения эти общие характеристики распадаются на ряд частных. духовность человека проявляется в его способности к рефлексии, направленной не только на окружающий мир, но и другого человека, на мир отношений с этим человеком. Через рефлексию человек проявляет и позицию субъекта деятельности. [54]
Психический настрой тесно связан с проявлением доверительного общения. Имеется в виду положительный настрой.
Психологи установили, что личностное предпочтение - важный фактор структурирования педагогической деятельности. На основе личностного предпочтения происходит отбор типов деятельности для реализации тех или иных педагогических целей.[73]
Понятие личностного предпочтения может быть раскрыто через теорию смыслообразования. Каждая личность имеет свои «узлы», центры в структуре конкретной деятельности, через которые она проецирует свои ценности.[41]
Личностная позиция связана с проявлением профессиональной направленности личности и включает ее убеждения и идеалы. Личностная позиция свидетельствует об осознанности поведения личности в структуре профессиональной деятельности.
Доверительность нами рассмотрена как особая форма проявления личностной позиции и предпочтения в актах общения учителя и учащихся. Особое место в структуре доверительного общения занимает личностное предпочтение, которое может быть охарактеризовано через понятие психического настроя.
В одном из приведенных в литературе исследований анализ опыта учителей показывает, что они успешно используют, групповые и индивидуальные эталоны личности при осуществлении педагогических воздействий на класс. Учителей просили дать такие, характеристики класса, в которых бы проявилось знание учителей данного класса.
После таких характеристик за учителем велась серия целенаправленных наблюдений, в которой мы фиксировали зависимость между знаниями учителем класса и особенностями педагогического воздействия. Оказалось, что существует положительная корреляция между названными факторами. Например, учитель дает такую характеристику класса: дружный, сильный по успеваемости, но разболтанный.
Отмеченное выше знание учителем класса обусловило в итоге и отбор воздействий данного учителя на класс. На уроке у данного учителя можно было наблюдать резкое возрастание функции контроля за деятельностью класса и их групповыми настроениями. Учитель часто прибегал к тактике, направленной на то, чтобы погасить отдельные реакции, могущие вызвать отрицательное групповое настроение.
Охарактеризованный учитель является мастером своего дела. Поэтому в его тактике мы могли выделить установки и на активизацию положительных эмоций, снимающих напряжение учеников, возникающее в связи с жестким контролем учителя.
Все это свидетельствует о наличии у учителя неких эталонов поведения ученика и класса, выступающих в качестве программы его общения с учащимися. Эти эталоны имеют жесткую фиксированность в воприятии учителем ученика. Данными эталонами программируются и ролевые ожидания учителя, что рождает стереотип восприятия учителем ученика.
Все сказанное свидетельствует о том, что программирование является важной функцией в общении учителя с учеником. От успешности овладения ею зависят результаты общения учителя.[41;73]
Построение поведенческих программ в деятельности учителя связано с развитием его самосознания. На основе последнего развертывается схема «я» в деятельности. Программирование «я» связано также с процессом формирования профессиональной направленности личности, ее эталонов, идеалов, установок, потребностей.[73]
Но в процесс реализации программы большое место начинает занимать функция самоконтроля личности за реализацией своих программ. Самоконтроль проявляется при наличии обратной связи в реализации поведения. Учитель должен знать степень соответствия своей реакции тому эталону, который предварял данную реакцию. В этом плане самоконтроль есть не что иное, как процесс сличения, двух программ поведения планируемой и реальной.
Самоконтроль заключается не только в том, какие качества личности проявляются в той или иной ситуации, но и как они проявляются. К средствам общения относятся речевые и неречевые средства. Вопросы самоконтроля в речевом высказывании ставятся в исследованиях советских психологов. Психологов интересуют вопросы планирования смысла высказывания (В. В. Андриевская), самоконтроля в различных социальных ситуациях и ролевых позициях (М. И. Боршцевский).[57]
Однако поведенческие акты в деятельности развертываются за счет применения учителем неречевых средств: мимики, позы, жеста, интонации голоса и др. Эти реакции должны протекать не только спонтанно, но и находиться под контролем учителя. В педагогическом общении все проявления эмоций должны протекать под строгим контролем сознания. В этой связи можно говорить о профессиональной маске общения учителя с учащимися.
Чаще всего в школе встречается маска, включающая в себя гамму волевой экспрессии: волевой и целеустремленный взгляд, собранность и организация поведения в пространстве, строгая интонация в голосе, подтянутость позы, лаконизм речи, короткие приказы--инструкции.[9;40;41]
Такая маска создает деловую рабочую атмосферу в классе, гасит нежелательные групповые настроения, концентрирует внимание детей, позволяет рационально планировать деятельность.
Часто эта маска используется наряду с маской для снятия напряжения в классе. Последняя «более индивидуализирована, она встречается в различных вариантах: маска легкой иронии, шутки, маска доброжелательности и сочувствия, маска театрализации действий (что-то рассказать в лицах или попросить рассказать другого). Иначе она может быть названа маской интереса, занимательности, игр, темпа и т. д. для нашего исследование это является важным моментом.
Если первая категория маски характеризует профессиональный стиль общения, то вторая - личностный. В первом случае маска более типизирована, фиксирована в социальных эталонах, связанных с данной профессией. Многие учителя считают, что в общении с детьми необходимо быть строгим, требовательным, целеустремленным.
Владение маской доверительности связано с развитием функции самоконтроля в области проявления неречевых средств коммуникации, что предполагает определенный целевой контроль над протеканием и стимулированием эмоции как у учителя, так и у учащихся. Как показывают наблюдения, такой самоконтроль над сферой своего поведения порой у учителя отсутствует.[9]
Внушение занимает большое место в педагогическом общении. Но сами учителя отрицают возможность применения внушения в педагогическом процессе. Эту же мысль отмечает И. Е. Шварц. В анкетах учителям И. Е. Шварц задавал вопрос о месте и роли внушения в педпроцессе. Большинство учителей отрицало возможность применения внушения. Но стоит побывать в школе, как убеждаешься, что внушение действительно имеет место в педагогической практике. Часто волевая маска подкрепляется внушающими действиями длительный взгляд, повелительные интонации в голосе, повелительный жест: встань сюда, сядь, выйди к доске.
Внушение имеет место и при использовании эмоциональной маски. Но средства подачи внушения - другие. Так, доверительность обращения (обращение по имени, сочувствие и т. д.) оказывает внушающий эффект. В таких случаях ученик охотно принимает программу действий учителя.
Однако те, кто применяет внушающие действия, всегда ли поступает правильно? Это приводит к выводу, что внушение должно быть в сфере управления и самоконтроля личности как при реализации цели деятельности, так и при реализации личностных программ поведения учителя.[9;54]
Подведем предварительные итоги. Осознанность процессов деятельности характеризует позицию субъекта деятельности. У педагога позиция субъекта активно выступает по отношению к объекту воздействия (ученику). Это находит свое выражение в планировании программы и тактики воздействия на класс или ученика.
Личностные программы поведения у учителя не всегда протекают под контролем сознания. Вернее, эти программы не всегда осознаются учителем как личностные программы. Чаще всего они маскируются требованиями самой деятельности.
2.4 Формирование и развитие творческих способностей

В.С. Ротенберг размышляя о творческих способностях человека, отмечает, что «ориентация на творчество может быть воспитана с самых ранних лет и тогда совсем необязательно сужение поля жизненной поисковой активности для того, чтобы субъект из всех форм самореализации выбрал именно творчество». [66]Как осуществить подобное? На что следует обращать внимание в первую очередь? В работе Н.В. Рождественской приведено описание влияния дирижера на коллектив музыкальных исполнителей:
«...умение управлять коллективом оркестра, способность «заражать» своей интерпретацией, своим замыслом прочтения музыкального произведения, способность организовать и направить течение процесса коллективного музыкального исполнения. Основа этих способностей -- психологическая связь дирижера с коллективом». Очевидно, что педагогическая деятельность в рамках школьной педагогики также имеет под собой эту важную основу.[64]
При построении педагогического процесса, целью которого является не только обучение как таковое, но и развитие у детей творческих способностей (так как успешная учеба еще не является творческим потенциалом), необходимо учитывать множество факторов, в том числе и психофизиологического характера. Так, рассмотренное выше положение об органических основах творческого мышления, подразумевает, что существенно с ранних лет правильно строить воспитание и обучение, ориентируя их на развитие образного мышления, чтобы впоследствии оно не оказалось скованным рассудочными рамками.[66] Каролина фон Гейдебранд, последовательница учения немецкого психолога Штерна, пишет, что «вредно действует на детей, когда они в своей деятельности вынуждены больше обращать внимание на «интеллектуальный смысл» и на «значение», чем на творческий процесс. (...) неинтеллектуальное в речи должно особенно оберегаться в начале школьного обучения. Стихотворение здесь ценно не своим содержанием, которое дети научаться понимать позже, а своим ритмом, звучанием, музыкальностью. дети ощущают нечто светлое, сияющее в А, темное, вызывающее страх -- в У, острое, колкое -- в И, отклоняющее, огггалкивающее -- в Е, пробуждающее удивление -- в О. Они связывают свои чувства со звуками. Эвритмия, как подвижная речь, особенно подходит для детей с их непоседливостью. Буквы также должны сначала составляться в художественные, образные формы, прежде чем ребенок будет воспринимать их как знаки, носящие абстрактный смысл».[24,56-57]
Далее необходимо создать вокруг ребенка развивающую среду, богатую разнообразным материалом, служащим пищей для творческой активности. В этой связи для нас наиболее ценными являются разработки педагогической системы М. Монтессори, широко известного итальянского педагога. Она пишет, что «влияние окружающей среды косвенно, но если его не будет, не будет и эффективных постоянных улучшений: физических, интеллектуальных, духовных»[50,64-69]
Особенно интересны положения, касающиеся самостоятельной творческой активности детей, где в школах по типу Монтессори этому уделяется большое внимание. Так, мы находим следующее высказывание:
«Не вмешиваться означает не вмешиваться ни при каких обстоятельствах. Именно в этот момент учитель чаще всего ошибается. Ребенок, который до этого времени был трудным, в конце концов сосредоточивается на какой-то работе». Безусловно, в традиционных школах это представляет собой определенную трудность. Однако в данном случае можно использовать общие принципиальные теоретические положения об организации условий для свободной творческой деятельности детей, описанные в рамках учения
М. Монтессори, т.к. они пронизаны этим «светом» свободы и вполне применимы в общепринятых на сегодняшний день школьных условиях.[49,50]
«Творчество -- это разновидность поисковой активности, под которой нами понимается активность, направленная на изменения ситуации или на изменение самого субъекта, его отношения к ситуации, при отсутствии определенного прогноза желательных результатов такой активности (т.е. при прагматической неопределенности в понимании П.В. Симонова)», - пишет В.С. Ротенберг.[66]
Некоторые авторы провели ряд экспериментов по изучению роли установки в творческой деятельности. В одном из приведенных в психологической литературе экспериментов был сделан следующий вывод: лучшие показатели по выполнению творческого задания были отмечены у тех студентов, которые имели установку на творческий подход.[35] Обратимся к одному из положений концепции поэтапного формирования умственных действий, выдвинутой П.Я. Гальпериным. В концепции Гальперина выделяется шесть этапов, на которых происходят изменения, связанные с образованием у человека новых действий, образов и понятий. На первом этапе формируется мотивационная основа действия (складывается отношение субъекта к целям и задачам предстоящего действия и к содержанию материала, намеченного на усвоение).[23] Интересно, что М. Монтессори это качество назвала «соблазнительностью» учителя. Поскольку мотивы порой лежат и в сфере бессознательного, то для педагога крайне важно добиться, чтобы выработать у детей мотивацию на самостоятельный поиск решения поставленной задачи, пусть находящуюся на первых этапах и в сфере неосознаваемого. Так как одним из важных условий возникновения творческой активности является не только понимание задачи, установки на нее, но и ее принятие. В связи с этим положение Л.С. Выготского о зоне ближайшего развития становится крайне актуальным, так как именно подобного рода задача предполагает собой установку на творческий поиск.[20;28 Р. Кайл, также уделив вопросу влияния личности учителя на формирование творческой активности, отмечает, что личность и «энтузиазм» педагога не главное. Он пишет, что «ученики, как правило, добиваются наибольшего успеха, когда учителя:
· Эффективно управляют классом, так что практически все время тратят на обучение.
· Считают себя ответственными за обучение своих учеников и полагают, что ученики будут хорошо усваивать материал, если его хорошо преподать.
· Особенно тщательно подходят к усвоению отдельной темы. Учителя должны познакомить учеников с новой темой, затем дать им возможность понять, поупражняться и использовать новый материал.
· Обучают активно. Они заставляют учеников участвовать в классной деятельности и поощряют их взаимодействовать, генерировать идеи и вместе решать задачи.
· Уделяют особое внимание продвижению учеников вперед. Ценят индивидуальную работу.
· Обучают детей способам текущего контроля усвоения материала и управления своим собственным учением. другими словами, ученики скорее добьются успеха, если их научат осознавать цели школьного обучения и выбирать эффективные стратегии для достижения этих целей.[33,383]
Как нам кажется, Р. Кайл, описывая данные условия формирования творческой познавательной активности детей, не учел тот важный факт, что как отметил Леонтьев А.Н., рассматривать деятельность без субъективного компонента практически невозможно.[41](Леонтьев деятельность. Сознание. Личность.) другими словами, даже в том, что учитель стремиться обучать учеников активно, дает им возможность иметь собственное мнение, является определенным проявлением личностных установок, т.е. направленности личности педагога.
Шведерский А.С. отмечает, что развивать специальные способности проще чем общие, потому что педагогу в данном случае «требуется для этого лишь определенная сумма знаний и собственных умений». Он особо акцентирует, что развитие общих способностей «требует того, что можно было бы назвать искусством педагогики, ибо они связаны с ощущением интуитивных процессов, с такими категориями, как вкус, мера, тонкость, глубина, ощущение формы, чувства целого, атмосферы и т.д.».[80;67-75]данное высказывание тем более ценно для нашего исследования, что затрагивает проблемы не столько обособленно роль творческого мышления в преобразовании действительности, но конкретизирует связь именно художественного проявления творческого потенциала с необходимостью развития общих способностей человека. И педагог в данном случае ограничиться только совокупностью профессиональных знаний не может. Безусловно, напрашивается вывод, что личностные предпочтения педагога, его конфликтность имеют большое значение. Конфликтность, нежелание выслушивать мнение окружающих как черта личности скорее всего не позволит и в обстановке урока дать возможность самостоятельному проявлению.


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.