На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Выявление эффективности дидактической игры как способа предупреждения дисграфии у детей старшего дошкольного возраста с ОНР III уровня. Методические рекомендации к проведению занятий по совершенствованию навыков звукового анализа и обучению грамоте.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Педагогика. Добавлен: 07.08.2010. Сдан: 2010. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Министерство образования Российской Федерации
Челябинский Государственный Педагогический Университет
Специальность: Логопедия
Квалификационная работа
На тему: Профилактика дисграфии у детей с ОНР посредством дидактических игр на занятиях по обучению грамоте
г.Челябинск 2003г.
План
Введение
Глава I. Аналитический обзор литературных источников по проблеме изучения детей с ОНР
I.1 Медико - психолого - педагогические основы нарушений речевого развития
I.2 Предрасположенность детей с ОНР III уровня к нарушению письма
Глава II. Констатирующий эксперемент
II.1 Описание методики исследования, направленного на выявление предпосылок дисграфии у детей с ОНР III уровня старшего дошкольного возраста
II.2 Анализ экспериментальных данных
Глава III. Система логопедической работы в подготовительной группе МДОУ с детьми с ОНР III уровня с применением дидактических игр
III.1. Дидактическая игра - основной способ профилактики дисграфии
III.2. Основные принципы, используемые в коррекционной работе
III.3. Методические рекомендации к проведению занятий по совершенствованию навыков звукового анализа и обучению грамоте
III.4. Обучение грамоте в подготовительной группе и устранение предпосылок дисграфии у детей с ОНР III уровня
III.5. Анализ данных полученных на контрольном эксперименте
Заключение
Список литературы
Введение
Для современной общеобразовательной школы характерна катастрофическая неуспеваемость многих учащихся по русскому языку. Это явление далеко не случайное. Причины его уходят своими корнями в дошкольный и даже более ранний возраст.
Задолго до изучения грамматических правил ребенок должен овладеть грамотой, то есть хорошо разобраться в звуках и буквах, из которых состоят слова, и научится точно «фотографировать» устную речь в условиях полного совпадения написания с произношением, когда «пишется так, как слышится». К сожалению, даже это удается далеко не всем детям, и у многих из них уже в первые дни пребывания в школе возникают специфические трудности письма, которые свидетельствуют о наличии у ребенка дисграфий.
Дисграфия у детей - это одно из проявлений системного недоразвития речи и ряда неречевых функций, затрудняющих процесс письма, языковых знаний и умений. Нарушения письма выявляются у 6-7% учеников общеобразовательных школ, 18-20% речевых школ, у 35-40% учеников вспомогательных школ. По мнению многих исследователей, нарушения письма и чтения основываются на совокупности дисфункций: дефектов устной речи, недостаточной сформированности психических процессов и их произвольности, мелкой моторики рук, телесной схемы, чувства ритма.
У детей с ОНР в той или иной степени возникают затруднения на всех этапах овладения чтением и письмом. Овладение оптическим единством буквы и акустическим единством звука, соотнесение звука с буквой, анализ и синтез слов идет медленно.
Поэтому цель данной работы: выявление эффективности дидактической игры как способа предупреждения дисграфии у детей старшего дошкольного возраста с ОНР III уровня.
Задачи:
1) Изучить литературу, посвященную анализу такого речевого расстройства, как ОНР;
2) Разобраться в этиологии ОНР, а также предпосылках нарушения устной и письменной речи;
3) Провести констатирующий эксперимент и выявить специфику структуры нарушения у детей старшего дошкольного возраста на базе МДОУ № 7;
4) Определить основные принципы коррекционной работы;
5) Определить содержание, структуру, методы и приемы дидактических игр, как одно из средств профилактики дисграфии и дислексии;
6) Провести обучающий эксперимент и проанализировать результаты полученные в ходе эксперимента.
Гипотеза:
Рассмотрев данный вопрос со всех сторон можно предположить, что дидактическая игра, как средство профилактики, занимает одно из ведущих мест в системе коррекционно-педагогических воздействий.
Если использовать дидактические игры на занятиях по обучению грамоте, то можно предупредить нарушения письменной речи у детей в школе.
Глава I: Аналитический обзор литературных источников по проблеме изучения детей с ОНР.
I.1 Медико - психолого - педагогичиские основы нарушений речевого развития детей
В логопедии как науке понятие «общее недоразвитие речи» применяется к такой форме патологии речи у детей с нормальным слухом и первично сохранным интеллектом, когда нарушается формирование всех компонентов речевой системы.
«При общем недоразвитии речи отмечается позднее ее появление, скудный запас слов, аграмматизмы, дефекты произношения и фонемообразования… Условно можно выделить три уровня общего недоразвития речи».
Понятие «общее недоразвитие речи» основывается на прогрессивной точке зрения о возможности единого педагогического подхода к разнородным по своей этиологии проявлением недоразвития речи у детей, исходя из конкретного состояния языкового развития ребенка.
Термин ОНР отражает фонеменологический подход к нарушению речевого развития, и анализ его доступен педагогу. Такой подход не претендует на патогенетический анализ структуры дефекта, требующий от специалиста солидной общебиологической и медицинской компетенции, что является прерогативой врача.
Однако педагогу-логопеду не безразлично, с кем он работает, на каком фоне возникает общее недоразвитие, какое влияние на темп речевого развития оказывают сопутствующие неврологические нарушения, генетические предпосылки, особенности психической деятельности, личностные особенности ребенка, наличие или отсутствие медикаментозного лечения и другие факторы, которые могут быть проанализированы только в совместной работе педагога с врачом.
Социальный характер возникновения речи
Речь возникает при наличии определенных биологических предпосылок и прежде всего нормального созревания и функционирования центральной нервной системы. Однако это недостаточно, речь возникает только при условии общения ребенка со взрослым. Среди средств общения выделяют экспрессивно-мимические, предметно-действенные и речевые.
Первый год жизни ребенка, когда общение со взрослым осуществляется при помощи экспрессивно-мимических и предметно-действенных средств, мы называем довербальным. Именно в этот период у ребенка формируется устойчивое избирательное реагирование на звуки человеческого голоса по сравнению со звуками физических объектов, равными первым по силе. длительности, составу и высоте.
М.И. Лисина интерпретирует факт избирательного отношения детей первого года жизни к речевому воздействию как выражению важнейшей потребности маленького человека - потребности в общении.
Неблагоприятное влияние на развитие речи оказывает эмоциональная депривация, при которой с самого рождения ребенка имеет место недостаточное удовлетворение его аффективных потребностей, и прежде всего потребностей в теплоте, ласке, любви. Подобная ситуация нередко складывается в неблагополучных семьях, в которых уделяется недостаточное внимание воспитательной работе.
Л.С. Выготским впервые было выдвинуто положение о ведущей роли обучения и воспитания в психическом развитии ребенка.
В настоящее время это положение нашло дальнейшее развитие и подтверждение в нейрофизиологических исследованиях. Установлено, что чем более интенсивный и разнообразный поток информации поступает в мозг ребенка, тем быстрее происходит функциональное и анатомическое созревание центральной нервной системы. Однако следует учитывать, что интенсивность поступающей информации должна соотносится с возрастом, физическим и психическим состоянием ребенка, ибо всякая перегрузка отрицательно влияет на ЦНС.
Клинический опыт показывает, что поражение разных участков коры головного мозга приводит к качественно отличным нарушениям речи.
Физиологические механизмы речи
Анализ нейрофизиологических механизмов речи основывается на принципе динамической системной локализации функций, который впервые сформулировал И.П. Павловым и получил свое дальнейшее развитие в исследованиях Н.А. Бернштейна, П.К. Анохина, А.Р. Лурии.
Несмотря на большое число противоречивых взглядов на роль правого и левого полушарий в развитии речи ребёнка, большинство авторов приходят к выводу о том, что в детском возрасте, правое полушарие играет значительно большую роль в речевых процессах, чем у взрослых, и вносит свой специфический вклад в их развитие. Высказывается точка зрения, что недостаточная осознанность и произвольность детской речи на разных этапах её становления с активным участием в организме речевого акта именно правого полушария. В формировании его сознательного и произвольного притяжения речевых средств, ведущая речь принадлежит структурам доминантного по речи (обычно левого) полушария мозга.
Особенностью речевых нарушений в детском возрасте является их обратимость, что связано с высокой пластичностью детского мозга.

Становление механизмов речи в онтогенезе

Сенсомоторной основой психического развития ребёнка являются те координации, которые возникают между глазом и рукой, между слухом и голосом (А. Валлон). Формирование речевой функции в онтогенезе происходит по определённым закономерностям, определяющим последовательность и взаимосвязанное развитие всех сторон речевой системы (фонетической стороны, лексического запаса и грамматического строя).

Изучению вопроса о функциональном взаимодействии речедвигательного и речеслухового анализаторов в процессе формирования устной речи посвящены труды А.Н. Гвоздева, Н.Х. Швачкина, Н.И. Красногородского, В.И. Бельтюкова,

А. Валлона и др. исследователей. Функция слухового анализатора формируется у ребёнка значительно раньше, чем функция речедвигательного анализатора: прежде чем звуки появятся в речи, они должны быть дифференцированы на слух. В первые месяцы жизни ребёнка звук сопровождает непроизвольную артикуляцию, возникая вслед за движениями органов артикуляционного аппарата. В дальнейшем, соотношения между звуком и артикуляцией в корне меняется: артикуляция становится произвольной соответствуя звуковому выражению (Н.Х. Швачкин).

Образцом произношения для ребёнка является речь окружающих. Но на определённом этапе речевого развития, ребёнку недоступна артикуляция какого-то звука. ребёнок вынужден временно заменить его одним из артикуляционно близких и доступных звуков. Такой заменитель нередко бывает акустически далёк от слышимого образца. Это акустическое несоответствие становится стимулом к поиску более совершенного артикуляционного уклада, который соответствовал бы слышимому звуку. В этом процессе обнаруживается ведущая роль слухового восприятия, но при этом ход приближения к искомому звуку подчинён возможностям развития речедвигательного анализатора (В.И. Бельтюков). К моменту, когда фонетическая сторона речи сформирована, слуховой анализатор получает функциональную самостоятельность. Звуки речи как бы уравниваются по степеням сложности их различения и воспроизведения.

Звуки речи не существуют обособлено, а лишь в составе слов, слова же в словосочетаниях, фразах, в потоке речи. Взаимодействие фонетической и лексико-грамматической сторон речи раскрывается в теории механизмов речи Н.И. Калкина, в соответствии с которой, механизмы речи влияют на два основных звена:

1) образование слов из звуков,

2) составление сообщений из слов.

Слово - есть место связи двух звеньев механизма речи. На корковом уровне произвольного управления речью, образуется фонд тех элементов, из которых формируются слова («решетка фонем»). Во второй ступени отбора элементов, образуется так называемая «решетка морфем». По теории Н.И. Жинкина, слова становятся полными только в операции составления сообщений. Весь смысл работы речедвигательного анализатора заключается в том, что он может продуцировать каждый раз новые комбинации полных слов, а не хранить их в памяти в такой комбинации. Как только определена тема сообщения, сужается круг лексики. Правила отбора конкретных слов определяются целью данного конкретного сообщения. все речевые обозначения и их перестройки могут совершаться только материальными слоговыми средствами, так как слог - основная произносительная единица языка. Именно поэтому, как считает Н.И. Жинкин, то главное, с чего начинается речевой процесс и чем он заканчивается, есть код речедвижений (отбор требуемых речедвижений), и в этом его великая роль на пути от звука к мысли.

Для овладения письменной речью имеет существенное значение степень сформированность всех сторон речи. Нарушение звукопроизношения, фонетического и лексико-грамматического развития находят отражение в письме и чтении.

В процессе письма активно включается ещё глаз и рука, и тогда вопрос о взаимодействии слухового, зрительного, речедвигательного и двигательного компонентов письма приобретает особую важность. Как отмечает П.Л. Горфункель, некоторые исследователи склонились к предположению о необязательности зрительного участия в письме, считая, что письмо грамотного человека опирается на способность слухового и речедвигательного представлений непосредственно включать двигательные представления, минуя зрительное звено. Но тем большую роль должно играть зрение в самом акте формирующегося письма, когда ещё не сформированы сами двигательные представления, а не только их связи со слуховыми и речедвигательными представлениями. Письмо может быть рассмотрено как двигательный акт, в котором различают его двигательный состав и смысловую структуру.

Итак, начатый период обучения грамоте должен иметь целью формирование сложного единства, включающего представления об акустическом, артикуляторном, оптическом и кинетическом образе слова.

Причины возникновения ОНР

Различные неблагоприятные воздействия как во внутриутробном периоде развития, так и во время родов (родовая травма, асфексия), а также в первые годы жизни ребёнка могут приводить к общему недоразвитию речи.

Структура речевой недостаточности и процессы компенсации во многом определяются тем, когда произошло мозговое поражение. В настоящее время доказано, что от времени поражения в значительной степени зависит характер аномалии развития мозга в целом. Наиболее тяжёлое поражение мозга под влиянием различных вредных факторов (инфекций, интоксикаций и т.п.) обычно возникает в период раннего эмбриогенеза. В зависимости от того, какие отделы нервной системы наиболее интенсивно развивается в период влияния того или иного вредного фактора, недоразвитие может касаться преимущественно двигательных, сенсорных, речевых или интеллектуальных функций.

Среди причин, вызывающих указанные повреждения или недоразвитие мозга, наиболее частыми являются инфекции или интоксикация матери во время беременности, токсикозы, родовая травма, несовместимость крови матери и плода по резус-фактору или групповой принадлежности, заболевания центральной нервной системы (нейроинфекции) и травмы мозга в первые годы жизни ребёнка.

Большая роль в возникновении речевых нарушений, в том числе и общего недоразвития речи, принадлежит генетическим факторам. В этих случаях речевой дефект может возникнуть под влиянием даже незначительных неблагоприятных внешних воздействий.

Возникновение обратимых форм общего недоразвития речи может быть связано с неблагоприятными условиями окружения и воспитания. Психическая депривация в период наиболее интенсивного формирования речи приводит к отставанию в её развитии. Если влияние этих факторов сочетается хотя бы с не резко выраженной органической недостаточностью центральной нервной системы или генетической предрасположенностью, то нарушения речевого развития приобретают более стойкий характер и проявляются в виде общего недоразвития речи. На основании представленных данных можно сделать общее заключение о сложности и полиморфизме этиологических факторов, вызывающих общее недоразвитие речи. Наиболее часто имеет место сочетание последовательности предрасположенности, неблагоприятного окружения и повреждения или нарушений созревания мозга под влиянием различных неблагоприятных факторов, действующих во внутриутробном периоде, в момент родов или в первые годы жизни ребёнка.

Этнология и патогенез общего недоразвития речи многообразны, но с клинической точки зрения, наибольшее значение имеет группа общего недоразвития речи, связанная с ранним органическим поражением центральной нервной системы.

Особое место в этнологии общего недоразвития речи занимает так называемая перинатальная энцефалопатия (ПЭП) - поражение мозга, возникшее под влиянием сочетания неблагоприятных факторов как во внутриутробном периоде развития, так и в период родов. Нередки в практике и комбинации нескольких вредностей, которые вызывают не только речевые, но и психолого-педагогические отклонения в развитии.

Т.О., проблема коррекции ОНР в подавляющем большинстве случаев является комплексно медико-педагогической проблемой. Исключение составляют не осложненные варианты общего недоразвития речи, как правило, функционального характера.

Естественно, от логопеда не требуется медицинских рекомендаций и даже определения клинического диагноза. Однако квалифицированная педагогическая диагностика с учётом структуры дефекта, причин речевой аномалии, а также психолого-педагогических особенностей ребёнка необходима.

Всестороннее знание возможных, а затем и подробное выявление имеющихся психологических особенностей воспитанников необходимо логопеду для определения тех черт и качеств дошкольника, которые могут быть скорректированы в ходе его обучения и воспитания. К ним относятся: подготовительная деятельность (её целенаправленность , продуктивность и пр.), эмоционально-волевая сфера, особенности мышления, запас знаний и сведений, состояние внимания и восприятия, личностные черты (интересы, самооценка, коммуникабельность и пр.).

Психолого-педагогическая характеристика детей с ОНР III уровня.

При нормальном речевом развитии дети к пяти годам свободно пользуется развернутой фразовой речью, разными конструкциями сложных предложений. Они имеют достаточный словарный запас, владеют навыками словообразования. К этому времени окончательно формируется правильное звукопроизношение, готовность к звуковому анализу и синтезу.

Однако не во всех случаях эти процессы протекают благополучно: у некоторых детей даже при нормальном слухе и интеллекте резко задерживается формирование каждого из компонентов языка (фонетики, лексики, грамматики). Это нарушение впервые было установлено Р.Е. Левиной и определено как общее недоразвитие речи.

У всех детей с общим недоразвитием речи всегда отмечается нарушение звукопроизношения, недоразвитие фонематического слуха, выраженное отставание в формировании словарного запаса и грамматического строя. Общее недоразвитие речи может проявляться в разной степени. Поэтому выделяют три уровня речевого развития.

I уровень речевого развития характеризуется отсутствием речи (так называемые «без речевые дети»).

II уровень речевого развития зачатки общеупотребительной речи.

Подробно остановлюсь на третьем уровне речевого развития, который характеризуется наличием развернутой фразовой речи с элементами лексико-грамматического и фонетического и фонетико-фонематического недоразвития.

Дети этого уровня не имеют выраженных нарушений нервно-психической деятельности. Это неосложненный вариант ОНР. У этих детей отсутствуют локальные поражения ЦНС. В их анамнезе нет четких указаний на выраженные отклонения в протекании беременности и родов. Лишь у одной трети обследуемых при подробной беседе с матерью выявляются факты нередко выраженного токсикоза второй половины беременности или недлительной асфиксии в родах. В этих случаях часто можно отметить недоношенность или незрелость ребенка при рождении, его соматическую ослабленность в первые месяцы и годы жизни, подверженность детским и простудным заболеваниям.

В психическом облике этих детей отмечаются отдельные черты общей эмоционально-волевой незрелости, слабая регуляция произвольной деятельности.

Отсутствие парезов и параличей, выраженных подкорковых и мозжечковых нарушений свидетельствует о сохранности у него первичных (ядерных) зон речедвигательного анализатора. Отмеченные же малые неврологические дисфункции в основном ограничиваются нарушениями регуляции мышечного тонуса, недостаточностью тонких дифференцированных движений пальцев рук, несформированностью кинестетического и динамического праксиса. Это преимущественно дизонтогенетический вариант общего недоразвития речи.

Несмотря на отсутствие выраженных нервно-психических нарушений в дошкольном возрасте, дети этой группы нуждаются в длительной логопедической коррекционной работе.

Дети этого уровня вступают в контакты с окружающими, но лишь в присутствии родителей (воспитателей), вносящий соответствующие пояснения. («Мамой ездиля асьпак. А потом ходиля, де летька, там зьвана. Потом аспальки не били. Потом посьли пак»- С мамой ездила в зоопарк А потом ходила, где клетка там обезьяна. Потом в зоопарке не были. Потом пошли в парк.)

Свободное же общение крайне затруднено. Даже те звуки, которые дети умеют произносить правильно, в их самостоятельной речи звучат недостаточно четко.

Характерным является недифференцированное произнесение звуков (в основном свистящих, шипящих, аффрикат и саноров), когда один звук заменяет одновременно два или несколько звуков данной фонетической группы.

Например, ребенок заменяет звуком C`, еще недостаточно четко сформированным, звуки С («сяпоги» вместо сапоги), Ш («сюба» вместо шуба), Ц («сяпля» вместо цапля).

Вместе с тем на данном этапе дети уже пользуются всеми частями речи, правильно употребляют простые грамматические формы, пытаются строить сложно сочиненные и сложноподчиненные предложения («Кола посол в лес, поймал маленькую белку, и тыла у Коли кетка» - Коля пошел в лес, поймал маленькую белку, и жила и Коли в клетке).

Улучшаются произносительные возможности ребенка (можно выделить правильно и неправильно произносимые звуки, характер их нарушения), воспроизведение слов разной слоговой структуры и звуконакопляемости. Дети обычно уже не затрудняются в назывании предметов, действий, признаков, качеств и состояний, хорошо знакомых или из жизненного опыта. Они могут свободно рассказывать о своей семье, о себе, о товарищах, о событиях окружающей жизни, составляя короткий рассказ. Однако тщательное изучение состояния всех сторон речи позволяет выловить выраженную картину недоразвития каждого из компонентов языковой системы: лексики, грамматики, фонетики.

В устном речевом общении дети стараются обходить трудные для них слова и выражения. Но если поставить таких детей в условие, когда оказывается необходимым использовать те или иные слова и грамматические категории, пробелы в речевом развитии выступают достаточно отчетливо.

Хотя дети пользуются развернутой фразовой речью, но испытывают большие трудности при самостоятельном составлении предложений, чем их нормально говорящие сверстники.

На фоне правильных предложений можно встретить аграмматичные, возникающие, как правило, из-за ошибок в согласовании и управлении. Эти ошибки, не носят постоянного характера: одна и та же грамматическая форма или категория в разных ситуациях может использоваться и правильно, и не правильно.

Наблюдается ошибки и при построении сложноподчиненных предложений с союзами и союзными словами («Мишиа запякаль атому упал» Миша заплакал, потому что упал»). При составлении предложений по картине дети, нередко правильно называя действующее лицо и само действие, не редко включают в предложение название предметов, которыми пользуется действующее лицо.

Несмотря на значительный количественный рост словарного запаса, специальное обоснование лексических значений позволяет выявить ряд специфических недочетов: полное незнание значений ряда слов (болото, озеро, ручей, петля, бретелька, локоть, ступни, беседка, веранда, подъезд и д.р.) неточное понимание и употребление ряда слов (подшивать-зашивать -кроить, подрезать-вырезать). Среди лексических ошибок выделяются следующие:

а. замена названия части предмета названием целого предмета (циферблат - часы, донышко -чайник);

б. подмена названий профессий названием действия (балерина - «тетя танцует», певец - «дядя поет» и т.п.);

в. замена видовых понятий родовыми и наоборот (воробей - «птичка», короткий - «маленький»).

В свободных высказываниях дети мало пользуются прилагательными и наречиями, обозначающими признаки и состояние предметов, способы действий.

Недостаточный практический навык применения способов словообразования объединяет пути накопления словарного запаса, не дает ребенку возможности различать морфологические элементы слова.

Многие дети нередко допускают ошибки в словообразовании. Так, наряду с правильно образованными словами появляются ненормативные («столёнок» - столик, «кувшинка» - кувшинчик). Подобные ошибки в качестве единичных могут встречается у детей в норме на более ранних ступенях речевого развития и быстро исчезают.

Большое число ошибок приходится на образование относительных прилагательных со значением соотнесенности с продуктами питания, материалами, растениями и т.д. («пухный», «пухавый», «пуховный» - платок; «клюкный», «клюкин», «клюконный» - кисель; «стекляшкин», «стекловый» - стакан и т.п.)

Среди ошибок грамматического оформления речи наиболее специфичны следующие:

а. неправильное согласование прилагательных с существительными в роде, числе, падеже (книги лежат на большими столах - книги лежат на больших столах);

б. неправильное согласование числительных с существительными (три медведям - три медведя, пять пальцем - пять пальцев);

в. ошибки в использовании предлогов - пропуски, замены, недоговаривание («ездили магазин мамой и братом» - ездили в магазин с мамой и братом)

г. ошибки в употреблении падежных форм множественного числа («летом был у бабушки. Там речька, много деревов, гуси»)

Фонетические оформление речи у детей с третьим уровнем речевого развития значительно отстает от возрастной формы: у них продолжается наблюдаться все виды нарушений звукопроизношения (сигматизм, ротоцизм, ламдацизм, дефекты озвончения и смягчения).

Отмечается стойкие ошибки в звуконаполняемости слов, нарушение слоговой структуры в наиболее трудных словах («гинасты выступают в цирке», топовотик чинит водовод»- водопроводчик чинит водопровод).

Недостаточное развитие фонематического слуха и восприятия приводит к тому, что у детей самостоятельно не формируется готовность к звуковому анализу и синтезу слов, что в последствии не позволяет им успешно овладеть грамотой в школе без помощи логопеда.

Итак, совокупность перечисленных пробелов a фонетико-фонематическом и лексико-грамматическом строе речи ребенка служит серьезными препятствиями для овладения или им программы детского сада общего типа, а в дальнейшем и программы общеобразовательной школы.

Необходимо учитывать, что для грамотного чтения и особенно письма детям данной категории недостаточно знать буквы и уметь их писать. Только после получения отчетливых представлений о том, что предложения складываются из слов, слова состоят из слогов и звуков, а звуки в каждом слове располагаются в определенной последовательности, и стойкого навыка определения порядка звуков в двух- и трехсложных словах со стечениями согласных целесообразно учить буквы. В противном случае они могут остаться для ребенка бессмысленными знаками и пользоваться ими дошкольник с речевым недоразвитием не сумеет.

I.2 Предрасположенность детей с ОНР III уровня к нарушению письменной речи
Этиология нарушения письменной речи у детей
Этиологическое исследование нарушений письменной речи затруднено тем, что оно всегда ретроспективно, ибо факторы, вызвавшие указанные расстройства, к моменту поступления ребенка в школу могут отойти на второй план.
Тем не менее, анализ литературных данных позволяет установить целый ряд причин, возникших одновременно или последовательно.
Нарушения чтения и письма могут быть обусловлены задержкой в формировании определенных функциональных систем, важных для освоения письменной речи, вследствие вредностей, действовавших в различные периоды развития ребенка. Кроме того, дислексия и дисграфия возникают при органических речевых расстройствах (А.Р. Лурия, С.М.Блинков, С.С. Ляпидевский, М.Е. Хватцев). Некоторые исследователи отмечают наследственную предрасположенность к дислексии (Б. Хальгрен, М. Рудинеско и др.), когда передается качественная незрелость отдельных мозговых структур, участвующих в организации письменной речи. В отечественной литературе распространена концепция Р.Е. Левиной, трактующей нарушения чтения и письма как проявление системного нарушения речи, как отражение недоразвития устной речи во всех ее звеньях.
Исследования последних десятилетий доказывают, что нередко одной из причин рассматриваемых нарушений чтения и письма являются трудности становления процесса латерализации (функциональной асимметрии в деятельности парных сенсомоторных органов). Несформированная в срок, а также перекрестно сложившаяся латералита обнаруживает, что не установилась доминантная роль одного из больших полушарий головного мозга. Это может явиться причиной нарушений речевого развития. В случаях задержки процесса латерализации и при различных формах «конфликта доминирования» затруднен корковый контроль - за многими видами деятельности. Так, письмо правой рукой у ребенка-левши может страдать из-за снижения аналитико-синтетических способностей подчиненной гемисферы.
Дислексия и дисграфия могут быть следствием расстройства, имеющего место в обширной области праксиса и гнозиса, обеспечивающих восприятие пространства и времени, ибо важнейший фактор дислексии и дисграфии заключается в трудности нахождения исходной точки в пространстве и времени, а также в анализе и воспроизведении точной пространственной и временной последовательности (М. Суле, Ж. Ажуриагерра, Ф. Кошер).
Н. Гранжон и Ж. Ажуриагерра выражают мнение, что хорошо латерализованный ребенок имеет в своем правшестве или четком левшестве ясные «справочные пункты», тогда как слабо или перекрестно латерализованный теряет опорные пункты, важные для его конструктивных действий. Связь между плохой латерализацией и нарушениями письменной речи имеет опосредованный характер, т.к. решающую роль играет не само состояние латералиты, а связанная с нею несформированность пространственных представлений и ориентировок.
Интересно наблюдение М. Куцема и К. Лоная, указавших в качестве одной из причин дислексии на нарушение синтеза слуховых и зрительных возбуждений на уровне коры головного мозга.
Исследования выявляют также у детей с нарушениями чтения и письма в значительном проценте случаев несформированность произвольной моторики, недостаточность слухо-моторных координации и чувства ритма.
Возможно сочетание дислексии и дисграфии с умственной недостаточностью, снижением слуха или.зрения, двуязычием в. семье, нерегулярностью школьного обучения. Каждый подобный случай требует тщательной диагностики.
По данным исследовательской группы Института Клапареда, в основе дислексии и дисграфии можно нередко наблюдать действие отрицательной связи «мать-ребенок». Так, ребенок, которого кормят насильно, и который приучается сопротивляться в отношении съестного, приобретает ту же манеру и в отношении пищи интеллектуальной. Сопротивление, которое он обнаруживает при общении с матерью и при случае переносит на педагога, позволяет порой объяснить механизм дислексии, когда ошибки, обычные для начального периода обучения, продолжают удерживаться и в дальнейшем.
Подтверждением значимости первичных аффективных расстройств являются рецидивы дислексии и дисграфии, когда после тревожных событий в семье ребенка уже частично преодоленные нарушения чтения и письма обнаруживаются вновь со всеми своими проявлениями.
Значительная задержка в осознании ребенком телесной схемы может иметь различные причины. А.-М. Фишо указывает основные из них: нарушения неврологического характера; аффективные потрясения; недостаток знаний у ребенка; недостаточность его моторного развития. Когда в дальнейшем временно-пространственная организация усовершенствуется, могут остаться в виде последствий трудности чтения и письма.
Ошибки чтения и письма не являются ни постоянными, ни идентичными для конкретного слова. Такая изменчивость нарушений показывает, что ни один из патогенетических факторов не является , решающим, но каждый имеет значение в совокупности с другими. Невозможно найти универсального объяснения, применимого ко всем случаям нарушений чтения и письма. Эти нарушения основываются на совокупности дисфункций: недостаточной сформированноcти речи, ручной умелости, телесной схемы и чувства ритма (Ж. Ажуриагерра, К. Лонай, Н. Гранжон, С. Борель-Мэзонни). Многообразие патогенетических факторов рассматриваемых нарушений позволяет некоторым исследователям утверждать, что нет дислексии, есть дислексики (Рудинеско, Трела). Такое разнообразие научных толкований природы нарушений чтения и письма говорит о сложности данной проблемы.
Тем не менее, продолжаются попытки классифицировать нарушения письменной речи. Новейшая классификация дислексии разработана Р.И. Лалаевой и включает следующие виды: фонематическую, семантическую, аграмматическую, оптическую и мнестическую дислексию. Разработана также и близкая данной классификация дисграфий, в которой выделены следующие формы: артикуляторно-акустическая; аграмматическая; оптическая; дисграфия на почве нарушения языкового анализа и синтеза; дисграфия на основе нарушений фонемного распознавания.

Ошибки фонематического восприятия

В основе таких ошибок лежат трудности дифференциация фонем, имеющих акустико-артикуляционное сходство. В устной речи недифференцированность фонем ведет к заменам смешениям звуков. Применительно к письму мы обнаруживаем смешение букв, но не замену, что означало полное исключение из письма одной из смешиваемых букв, чего не происходит. Смешение букв указывает на то, что пишущий выделил в составе слова определенный звук, но для его обозначения выбрал несоответствующую букву. Это может иметь место при:
- нестойкости соотнесения фонемы с графемой, когда не упрочилась связь между значением и зрительным образом-буквы;
- нечетком различении звуков, имеющих акустико-артикуляционное сходство.
По акустико-артикуляционному сходству смешиваются обычно следующие фонемы: парные звонкие и глухие согласные, лабиализованные гласные; сонорные; свистящие и шипящие аффрикаты смешиваются как между собой, так и с любым из своих компонентов.

Ошибки звукового анализа

Д.Б. Эльконин определил звуковой анализ как действие по установлению последовательности и количества звуков в составе слова. В.К. Орфинская выделяла простые и сложные формы фонематического анализа, среди которых -узнавание звука среди других фонем и вычленение его из слова в начальной позиции, а также полный звуковой анализ слов. Простые формы анализа формируются в норме спонтанно - до поступления ребенка в школу, а сложные - уже в процессе обучения грамоте. Несформированность действия звукового анализа проявляется в письме в виде следующих типов специфических ошибок: пропуск, перестановка, вставка букв или слогов.
ДИСГРАФИЯ - нарушения письма у детей
В практике наблюдаются следующие виды дисграфий.
1. АРТИКУЛЯТОРНО-АКУСТИЧССКАЯ ДИСГРАФИЯ представляет собой отражение в письме неправильного звукопроизношения. Ребенок пишет так, как произносит. На начальных этапах овладения письмом ребенок пишет проговаривая. Опираясь при этом на дефектное произношение звуков, он отражает свое неправильное произношение на письме.
Артикуляторно-акустичсская дисграфия проявляется в заменах, пропусках букв, соответствующих заменам и пропускам звуков в устной речи. Иногда замены букв на письме остаются и после их устранения в устной речи. Это можно объяснить тем, что при внутреннем проговаривают у ребенка нет еще достаточной опоры на правильную артикуляцию, так как не сформированы четкие кинестетические образы звуков.
2. АКУСТИЧЕСКАЯ ДИСГРАФИЯ (дисграфия на основе нарушений фонемного распознавания) в своей основе имеет чаще всего нарушение слуховой дифференциации звуков речи. При этой форме дисграфий, в отличие от предыдущей, нет нарушений произношения тех звуков речи, которые неправильно обозначаются на письме.
Акустическая дисграфия проявляется в заменах букв, соответствующих фонетически близким звукам. Чаще всего на письме наблюдаются замены букв, обозначающих следующие звуки: свистящие и шипящие, звонкие и глухие, особенно смычные, аффрикаты и компоненты, входящие в их состав (ч -- т', ч -- щ, ц -- т, ц -- с). Этот вид дисграфии проявляется и в неправильном обозначении мягкости согласных на письме вследствие нарушения слуховой дифференциации твердых и мягких звуков, а также сложности их обозначения («писмо», «поут», «лижы»). Частыми ошибками являются замены гласных даже в ударном положении, особенно акустически и артикуляторно сходных (о -- у, е-- и: туча -- «точа», лес -- «лис»).
3. ДИСГРАФИЯ, СВЯЗАННАЯ С НАРУШЕНИЕМ РАЗЛИЧНЫХ ФОРМ ЯЗЫКОВОГО АНАЛИЗА И СИНТЕЗА -- деления предложений на слова, слогового и звукового анализа и синтеза.
4. АГРАММАТИЧЕСКАЯ ДИСГРАФИЯ обусловлена недоразвитием грамматического строя речи _ морфологических, синтаксических обобщений. Аграмматическая дисграфия проявляется в аграмматизмах на письме на уровне слова, словосочетания, предложения и текста, и является компонентом системного недоразвития речи
Аграмматизмы на письме проявляются также в искажении морфологической структуры слова, замене префиксов, суффиксов, флексий (запереть -- «напереть», козлята -- «козлетон», много деревьев -- «много деревов»), в нарушении предложно-падежных конструкций («на столом», «около ним»), в нарушении согласования («дети бежит», «красны платье»). При этой форме дисграфии наблюдаются также трудности конструирования сложных по структуре предложений, пропуски членов предложения, нарушение последовательности слов в предложении.
5. ОПТИЧЕСКАЯ ДИСГРАФИЯ связана с недоразвитием зрительного гнозиса, пространственных представлений и проявляется в заменах и искажениях графического образа букв.
Нарушения в воспроизведении букв на письме бывают двух видов:
а) замены графически сходных букв -- состоящих из одинаковых элементов, но различно расположенных в пространстве в - д, т - ш или букв, отличающихся одним дополнительным элементом: и - ш, л - м;
б) искажение графического образа букв: зеркальное написание, пропуски элементов буквы, особенно когда соседние буквы имеют одинаковые элементы, написание лишних элементов, неправильное расположение элементов: х - сс, т - пп.
Выделяются литеральная и вербальная формы оптической дисграфии. При литеральной дисграфии отмечается нарушение воспроизведения даже изолированных букв. При вербальной дисграфии изолированные буквы ребенок воспроизводит правильно, однако при написании слов наблюдаются искажения и замены букв.
«Школьная зрелость» и готовность к усвоению грамоты
Понятие школьной зрелости достаточно широко и включает показания как физического, так и психического развития ребенка. Готовность к школьному обучению начинает формироваться задолго до поступления в школу и не завершается с приходом в первый класс. Понятие готовности к обучению , взятое в широком смысле , включает не только количественную характеристику запаса знаний и представлений ребенка, но и уровень развития обобщающей деятельности мышления, то есть способности обобщать и дифференцировать в соответствующих понятиях предметы и явления окружающего мира (Л. И. Бажович). Школьное обучение предъявляет новые требования к речи , вниманию, памяти детей.
Весьма существенную роль играет психологическая готовность к обучению, то есть осознание ребенком общественной значимости его новой деятельности.
Более узкое понимание готовности к усвоению грамоты включает целый ряд вопросов о становлении тех процессов и функций в ходе онтогенетического развития ребенка, которые участвуют в формировании письменной речи. Путь становления устной речи, по словам Р.Е. Левиной, «Содержит в себе последовательно накапливаемый опыт познавательной работы как в сфере звуковых обобщений, так и в сфере морфологического анализа. Чем лучше обеспечены данные линии речевого развития, тем лучше ребенок оказывается подготовленным к письму». Вместе с тем, как отмечал Л.С. Выготский ,письменная речь требует для своего развития высокой степени абстракции, так как в ней нет интонации, экспрессии, звучания и, более того, нет ситуации общения, то есть собеседника. По этим причинам ребенок оказывается психологически не подготовленным письму - у него нет для этого побудительных мотивов. Кроме того, устная речь формируется до внутренней речи, а письменная предполагает ее наличие (у семилетнего ребенка уже есть обособление «речи для себя» и «речи для других» из нерасчлененной речевой функции). Внутренняя речь и письменная речь отличаются по своей структуре. Внутренняя речь максимально свернута, предикативна. Письменная речь развернута более, чем устная. Отсюда трудности перестройки внутренней речи в письменную.
Главная трудность при обучении родному языку заключается в том, что язык как особая система долгое время не существует для сознания ребенка. Ему надо перейти от непроизвольного пользования речью к произвольному, воспринять язык как особый предмет изучения.
Для развития готовности к обучению грамоте в первом классе существует так называемый добукварный период. Он занимает 2-3 недели, что не позволяет решить всего круга задач: научить звуковому анализу и синтезу слов, укрепить внимание, связи между слухоречевой и речедвигательной сторонами единого речевого акта, приучить к слушанию как особому виду речевой деятельности и т. д. Специфику готовности ребенка к усвоению грамоты составляют сложные процессы, которые формируются в ходе самого обучения чтению и письму. К ассоциативному ряду, включающему слуховой, речедвигательный и зрительный образы слова, добавляются графические навыки, то есть мышечно-суставные восприятия речи. Для овладения письменной речью необходимы два основных условия: осознание собственной речи (в то время как устная речь протекает неосознанно) и произвольное владение ею. Формирование аппарата письменной речи происходит на начальной, элементарной стадии освоения чтения и письма, и лишь спустя полтора-два года от начала обучения письмо и чтение могут рассматриваться как умственное действие, поскольку их техническая сторона автоматизируется, «свертывается» а на первый план выступает смысловая сторона этих процессов.

Вывод по главе


Осталось совсем не много времени до поступления ребенка в школу, а речь его отстает от возрастной нормы. Имея такое сложное нарушение, как общее недоразвитие речи, детям трудно будет справиться со школьной программой.
Для полноценной подготовки к школе детей с недоразвитием всех компонентов языковой системы необходимо следующее:
- выработать у детей навык продуктивной учебной деятельности;
- устранить фонетико-фонематическую недостаточность;
- сформировать навык звукового анализа, а затем и послогового чтения;
- развить связную речь;
- предупредить нарушения письма и чтения, вероятность проявления которых особенно велика у детей данной категории.
Осуществить такой объем работы можно лишь при условии квалифицированного, комплексного и систематического обучения дошкольников.
Глава II. Констатирующий эксперимент
II.1 Описание методики исследования, направленного на выявление предпосылок дисграфии у детей с ОНР III уровня старшего дошкольного возраста
В проведении констатирующего эксперимента по выявлению предпосылок дисграфии у детей старшего дошкольного возраста я воспользовалась опытом работы психолого-педагогического центра «Здоровье» Петроградского района Санкт-Петербурга.
Это исследование было ориентировано непосредственно на выявление предпосылок дисграфии у дошкольников 6-7 летнего возраста. Мною было обследовано 10 детей подготовительной группы детского сада компенсирующего вида № 7 города Трехгорного.
Разработка схемы обследования детей исходила из принятой в настоящее время классификации дисграфии с учетом лежащего в основе каждого ее вида «слабого звена».
В связи с этим изучалось следующее
1. Состояние слуховой дифференциации акустически близких звуков, нарушение которой рассматривалось как предпосылка акустической дисграфии (или дисграфии на почве нарушения фонетического распознавания).
2. Состояние звукопроизношения (особенно в плане наличия полных звуковых замен, являющихся предпосылкой артикулярно акустической дисграфии).
3. Сформированность элементарных видов фонематического анализа слов, доступных детям дошкольного возраста. Ее отсутствие рассматривалось как предпосылка дисграфии на почве несформированности фонематического анализа и синтеза слов.
4. Сформированность зрительно-пространственных представлений и зрительного анализа и синтеза, недостаточность которых свидетельствовала о наличии предпосылок оптической дисграфии.
Выявление предпосылок акустической дисграфии.
Наиболее короткий и безошибочный путь выявления трудностей слуховой дифференциации звуков - это проверка возможности правильного показа детьми называемых логопедом картинок, название которых отличается друг от друга лишь одним звуком.
Обязательной проверке подлежит состояние слуховой дифференциации наиболее часто не различаемых детьми групп звуков:
- мягких и твердых (с-сь, т-ть, л-ль и др.)
- глухих и звонких (п-б, т-д, к-г, ф-в, с-з, ш-ж)
- свистящих и шипящих (с-ш, з-ж, ч-ц, ч-щ, и д.р.)
- р,л и й(р-л,рь-ль,р-й,рь-й,ль-й).
При обследовании предлагаются картинки на все перечисленные группы звуков ( приложение №1). В подписях под этими картинками донно краткое разъяснение смыслового значения самих слов, которое обязательно должно быть понятно ребенку. Для исключения зрительного восприятия ребенком артикуляции взрослого (которое может сыграть роль «подсказки») рот взрослого закрывается экраном.
Названия картинок произносится в именительном падеже и без всяких других относящихся к ним слов, которые могут сыграть роль подсказки. Например, используя картинки «лук-люк», нельзя просить ребенка показать горький и зеленый лук, поскольку это сразу поможет ему понять, что речь идет именно о луке, а не о люке.
Выявление предпосылок артикуляторно-акустической дисграфии.
С целью обследовать состояние звукопроизношения ребенку предлагается назвать все картинки ( приложение № 1), специально подобранные на наиболее сложные по артикуляции. Каждый звук находится в трех положениях в слове: в начале, в середине, в конце.
Исключения составляют лишь звуки з-ж, приводимые только в начале и в середине слова, поскольку в конце слова они оглушаются. Картинки должны называться ребенком самостоятельною, то есть без предварительного называния их взрослым, что позволяет исключить элемент подражания.
В ходе проверки обращается внимание не только на замены одних звуков речи другим, но и на полное отсутствие звуков, а также на искаженное произношение звуков. Хотя искаженное произношение звуков, как правило, не отражается на письме в виде буквенных замен, однако и этот дефект нужно постараться устранить до поступления ребенка в школу. Такого рода дефекты (искаженное звучание) «не проходят с возрастом».
Если проверка состояния звукопроизношения покажет, что в речи ребенка старшего дошкольного возраста все еще сохранятся звуковые замены, то это следует считать явной предпосылкой артикуляторно акустической дисграфии. Корректнно-профилактическую работу с таким ребенком нужно начинать безотлагательно.
Выявление предпосылок дисграфии на почве несформированности фонематического анализа и синтеза слов.
У ребенка старшего дошкольного возраста необходимо проверить владение им теми видами звукового анализа слов, которые доступны детям данного возраста. К таким видам анализа относятся следующие:
1. Узнавание звука на фоне слова.
Ребенок, владеющий этим видом анализа, должен уметь ответить на такой вопрос: «Есть ли звук Р в слове р-р-раза? в слове шуба? слове луна? В слове шар-р-р?» (Интересующий нас звук произносится несколько утрировано). Точно так же можно проверить и наличие в словах любого другого звука.
2. Определение примерного места звука по принципу: в начале, в середине или в конце находится данный звук.
Ребенку предлагается ответить на следующие вопросы:
а) Где ты слышишь звук С в слове с-с-сумка: в начале, в середине или в конце слова?
б) Где ты слышишь звук С в слове ле-с-с?
в) Где ты слышишь звук С в слове вес-с-сна?
Но прежде чем предлагать ребенку эти задания, необходимо убедиться в том, что он хорошо понимает значение слов «начало» и «конец», поскольку нередко дети дошкольного возраста не видят между этими словами смыслового различия, а значит отвечают наугад.
3. Выделение звука из начала и конца слова.
а) Какой первый звук в слове и-и-ива? А в слове а-а-астра?
б) Какой последний звук в слове мак? А в слове но-с-с?
При попытке выделения из начала слова не гласного, а согласного звука (Какой первый звук в слове сахар?), что является более сложным заданием, ребенок на первых порах вместо звука может выделять целый слог и отвечать, что первый звук здесь СА.
Тоже самое может наблюдаться и при попытке выделения гласного звука из конца слова ( например, в слове Луна последним «звуком» ребенок нередко считает НА). Именно по этой причине и следует начинать с приведенных выше самых простых заданий.
4. Проверяется и состояние звукового синтеза.
С этой целью ребенку предлагается узнать слово но отдельно предъявленным звукам, то есть синтезировать его из этих звуков. Ребенок должен ответить на следующие вопросы: «Какое слово получается из таких звуков С-Л-О-Н? К-А-Р-Т-А ? С-Т-Р-А-У-С?»
Если ребенок 6-7 летнего возраста окажется не в состоянии справится с приведенными здесь видами достаточно простых заданий, то есть если он не имеет даже самого элементарного представления о звуковой структуре слова и « не слышит» в них никаких отдельных звуков, а воспринимает их лишь как неразличимое целое, то это следует считать явной предпосылкой рассматриваемого здесь вида дисграфии. Такой ребенок не сможет в отведенные школьной программой довольно короткие сроки овладеть полным фонематическим анализом слов и неизбежно будет страдать дисграфией на почве несформированности фонематического анализа и синтеза слов.
Выявление предпосылок оптической дисграфии.
Одним из наиболее простых способов выявления сформированности у ребенка зрительно-пространственных представлений является проверка понимания им предлогов, обозначающих расположение предметов в пространстве по отношению друг к другу.
Сделать это можно следующим образом:
1) Положить один карандаш НА книгу, другой ПОД книгу, третий - В книгу, четвертый -ЗА книгу, пятый ОКОЛО книги, а шестой удерживать НАД книгой. После этого последовательно задаются ребенку такие вопросы: «Покажите, какой карандаш лежит НА книге? А какой ПОД книгой? и т д.».
Затруднения при выполнении этого задания будут свидетельствовать о недостаточной сформированности у ребенка зрительно-пространственных представлений, выражающейся в непонимании расположения предметов в пространстве по отношению друг к другу 2) При том же самом расположении в пространстве книги и карандашей нужно поменять характер вопросов. Попросить ребенка взять карандаш ИЗ книги, ИЗ-ПОД книги, ИЗ-ЗА книги, С книги, ОТ книги. Здесь проверяется понимание уже других предлогов.
В cлучае затруднений при выполнении этих двух заданий можно предложить ребенку следующее, более простое задание.
3) Одну книгу и карандаш положить перед собой, другую книгу и карандаш - перед ребенком. Положив свой карандаш НА книгу, попросить ребенка сделать то же самое и с его карандашом (предлог не называется). Не исключено, что ребенок положит свой карандаш В книгу или ОКОЛО книги, то есть что он не сможет правильно воспроизвести пространственное расположение этих двух предметов по отношению друг к другу. Это означает: ему не понятно само пространственное расположение предметов, а значит и сам смысл употребления в речи соответствующих предлогов. Для большей убедительности можно сделать еще несколько подобных проб: положить карандаш В книгу, ПОД книгу и д.р. и каждый раз предлагать ребенку сделать то же самое.
Невыполнение этого последнего задания будет свидетельствовать об особенно грубом отставании в развитии у ребенка пространственных представлений (невыполнение первых 2 заданий может объясняться не только непониманием самих пространственных отношений, но также незнанием их словесных обозначений).
4) Это задание позволяет выяснить правильность ориентировки ребенка в левой и правой сторонах пространства.
а) положить карандаш справа от книги и попросить ребенка сделать то же самое с его карандашом. Вполне возможно, что он положит свой карандаш слева, то есть воспроизведет расположение в пространстве этих двух предметов «зеркально».
б) Сложить два параллельных карандаша в виде печатной буквы «Г» и попросить ребенка сделать то же самое с двумя другими карандашами. Расположить каким либо образом три карандаша и попросить ребенка воспроизвести точно такое же расположение карандашей.
в) Попросить ребенка показать на картине тот предмет, который находится справа от тарелки, а затем слева от нее. Потом спросить его, где лежит ложка (справа от тарелки) и где вилка (слева от тарелки см. Приложение)
г) Попросить ребенка поднять вверх правую руку. Если он затрудняется в «нахождении» своей правой руки, то это окончательно подтвердит его полную дезориентированность в левой и правой сторонах пространства.
5) а) Попросить ребенка сказать, чем (какими деталями) отличаются друг от друга две похожие вазы (рис. в приложении). Для нахождения всех этих довольно мелких различий ребенок из приведенных выше заданий будет свидетельствовать о несформированности у него зрительного- пространственных представлений и должен сделать достаточно развитым зрительным анализом.
б) Предложить ребенку сложить из детских кубиков по образцу какой-либо предмет.
Для выполнения этого задания ребенок должен уметь синтезировать отдельные части в целый предмет.
Трудность выполнения ребенком старшего дошкольного возраста хотя бы некоторых из приведенных выше заданий будут свидетельствовать о несформированности у него зрительно- пространственных представлений и зрительного анализа, а значит и о наличии явных предпосылок оптической дисграфии.
Выявление предпосылок аграмматической дисграфии.
1) Исследование сформированности системы словоизменения.
Эта группа заданий рассчитана на проверку правильности:
- образования множественного числа имен существительных;
- согласования прилагательных с существительными;
- согласования существительных с числительными;
- употребление предлогов.
Задание 1.
Назвать картинки по типу : стол-столы (Приложение №1)
Задание 2.
Ответить на вопросы о величине предмета:
- комар по величине маленький, а стол? (большой)
- А зебра? (большая)
- А море? (большое)
- А медведи? (большие)
Задание 3.
Назвать картинки по типу: Один жук-два жука - пять жуков (Приложение №1)
Задание 4.
Сказать где лежит карандаш (Взрослый кладет его то НА книгу, то ПОД книгу, то В книгу и т.д., а ребенок каждый раз отвечает на вопрос, где карандаш).
2) Исследование сформированности системы словообразования.
Эта группа заданий на проверку правильности образования:
- имен существительных при помощи уменьшительных суффиксов;
- глаголов при помощи приставок;
- относительных прилагательных;
- притяжательных прилагательных;
Задание 1.
Назвать картинки по типу: стол-столы (Приложение №1)
Задание 2.
Дополнить одним словом предложения, составленные взрослым по картине. Например, взрослый говорит: «Девочка цветы из лейки …, Девочка молоко в чашку …, Мальчик воду из ведра…» (Приложение №1).
Задание 3.
Ребенку предлагается назвать признак предмета с учетом того материала, из которого сделан предмет. Например, взрослый говорит: «Лопата из железа. Какая она?» (железная)
Монета из меди….
Ложка из олова…
Платье из шелка…
Рукавички из шерсти…
Шапка из меха…
Шляпка из соломы…
Сумка из кожи…
Задание 4.
Ребенку предполагается ответить на вопрос о том, чья голова и хвост у того или иного животного, изображенного на картине. Но сначала надо дать пример подобного ответа. (Приложение №1)
Если в результате проверки состояние грамматических систем у ребенка старшего дошкольного возраста выясняется их недостаточная сформированность, то это следует рассматривать как несомненную предпосылку аграмматической дисграфии.
Если данная система не будет сформирована у ребенка к семи годам, то нужно немедленно начинать корректно-профилактическую работу с ребенком в этом направлении.

II. 2 Анализ экспериментальных данных

С целью выявления предрасположенности к нарушению письменной речи у детей старшего дошкольного возраста был проведен констатирующий эксперимент.
В нем участвовали 10 детей с диагнозом ОНР 3 уровня в возрасте от 6 до 7 лет. Эксперимент был проведен на базе МДОУ компенсирующего вида № 7 «Сказка» , г. Трехгорного.
Методика экспериментального исследования включала сбор анкетных данных, анамнестических данных, выявление уровня речевого и общего развития и предрасположенности детей к каким-либо видам дисграфии.
Для оценки предрасположенности к нарушению письма мы использовали процентный метод обработки данных первичного экспериментального обследования. Отмечалось сколько процентов детей не справилось с заданием.
Полученные данные фиксировались в таблице, а затем переведены в график.
1. Анализ анкетных данных показал, что все дети из благополучных семей, с нормальными социальными условиями. Все дети посещают логопедическую группу детского сада компенсирующего вида. Дома родители занимаются с детьми, следуя советам логопеда группы. Все родители обеспокоены неумением детей пользоваться синтаксическими конструкциями, грамматическими формами, ошибками в звукопроизношении.
2. Также из беседы с родителями и анализа медицинских карт можно выяснить общий анамнез, раннее психомоторное развитие, речевой анамнез. Вывод: у 90% детей отягощенный анамнез. Раннее психомоторное и речевое протекало с задержкой. В период внутреутробного развития наблюдались угрозы выкидыша, токсикозы в третий триместр беременности, продолжительные стрессы. Один ребенок родился недоношенным, 50% детей родились с небольшой асфексией. У 70% детей поставлен диагноз ПЭП.
3. Анализ психических особенностей показал, что познавательная деятельность, эмоционально-волевая сфера, особенности мышления, запас знаний, состояния внимания и восприятия у 70% детей имеет средний уровень развития, у 30% детей - уровень чуть выше среднего.
4. Анализ данных полученных при выявлении предпосылок дисграфий можно отразить в таблице № 1.
Таблица 1.
№ задания
Предпосылки аккустической дисграфии
Подгруппы звуков
Предпосылки арикуляционно-аккустической дисграфии
№ задания
Предпосылки дисграфии на почве несформированности фонематического анализа и синтеза
№ задания
Предпосылки оптической дисграфии
№ задания
Предпосылки аграмматической дисграфии
1
20%
свистящие
С Ш
С Ш
З З`
Ц С`
40%
1
30%
1
10%
1
а) 40%
б) 70%
в) 70%
г) 40%
2
20%
шипящие
Щ С`
Ж З
30 %
2
10%
2
40%
2
а) 20%
б) 40%
в) 80%
г) 100%
3
40%
соноры
10%
3
20%
3
40%
4
30%
Йотированные
20%
4
60%
4
10%
5
10%
20,7%
25%
30%
20,2%
57,5%
Большинство детей имели предпосылки сразу нескольких видов дисграфии, то есть предпосылки смешанной дисграфии. Данные приведенные в таблице, можно отразить в графике № 1.
График №1.
Ось абсцисс - средний процент детей, имеющих предпосылки дисграфии.
Ось ординат - виды дисграфии.
Анализ полученных данных показал, что несомненные предпосылки того или иного вида дисграфии имели от 20,2 % до 57,5 % детей.
Приведенные цифры свидетельствуют о том, что более половины (57,5%) детей старшего дошкольного возраста явно не готовы к началу обучения в школе и, следовательно заранее обречены на неуспеваемость по русскому языку.
Вывод
Таким образом, было обследовано 10 детей с диагнозом ОНР III уровня посещающих логопедическую группу детского сада компенсирующего вида. Дети обучались по программе Каше Г.А. «Исправление недостатков речи у дошкольников».
В результате эксперимента было выявлено, что в среднем 30,68% детей будет иметь затруднения при овладении письменной речью. для того, чтобы избежать этих трудностей необходимо вести целенаправленную коррекционную работу по устранению предпосылок дисграфий посредством применения дидактических игр на занятиях.
Глава III .Система логопедической работы в подготовительной группе МДОУ с детьми с ОНР III уровня с применением дидактических игр
III. 1 дидактическая игра - основной способ профилактики дисграфии
Игра - это жизненная лаборатория детства, дающая тот аромат, ту атмосферу молодой жизни, без которой эта пора не была бы бесполезна для человечества. В игре, этой специальной обработке жизненного материала, есть самое здоровое ядро разумной школы жизни.

С. Т. Шацкий

Современные условия характеризуются гуманизацией образовательного процесса, обращением к личности ребенка, развитию лучших его качеств, формированию разносторонней и полноценной личности. Реализация этой задачи объективно требует качественно нового подхода к обучению и воспитанию детей, организации всего образовательного процесса. В первую очередь это означает отказ от авторитарного способа обучения и воспитания детей. Обучение должно быть развивающим, обогащать ребенка знаниями и способами умственной деятельности, формировать познавательные интересы и способности.

Соответственно, должны претерпеть изменения способы, средства и методы обучения и воспитания детей. В связи с этим особое значение приобретают игровые формы обучения и воспитания детей, в частности, дидактические игры.

Дидактические игры достаточно широко используются в детских дошкольных учреждениях, в начальной школе и родителями. В литературе в большей степени представлены дидактические игры, направленные, преимущественно, на развитие познавательных процессов (внимания, памяти, мышления). Другой очень важный и существенный аспект дидактических игр, -- а именно, рассмотрение их как способа обучения, -- освещен в несколько меньшей степени. Вместе с тем, не секрет, что многие родители так или иначе пытаются сформировать у детей-дошкольников первоначальные навыки счета, письма, чтения и дают это подчас недостаточно грамотно и умело, в меру своих представлений. Однако именно посредством дидактических игр можно достичь желаемого результата.

Каждый период жизни и развития ребенка характеризуется определенным ведущим видом деятельности. В отечественной психологии под ведущей деятельностью понимается та, в процессе которой происходят качественные изменения в психике детей, происходит формирование основных психических процессов и свойств личности, появляются психические новообразования, характерные именно для данного конкретного возраста.
Сущность игры как ведущего вида деятельности заключается в том, что дети отражают в ней различные стороны жизни, особенности взаимоотношений взрослых, уточняют свои знания об окружающей действительности. Игра есть средство познания ребенком действительности.
Таким образом, игра -- это деятельность по ориентации в смыслах человеческой деятельности. В целом игра рассматривается как: 1) особое отношение личности к окружающему миру; 2) особая деятельность ребенка, которая изменяется и развертывается как его субъективная деятельность; 3) социально заданный ребенку и усвоенный им вид деятельности (или отношение к миру); 4) особое содержание усвоения; 5) деятельность, в ходе которой происходит развитие психики ребенка; 6) социально-педагогическая форма организации детской жизни и «детского общества».
Игра -- это сложное социально-психологическое явление. Являясь ведущей деятельностью дошкольного периода, она обеспечивает существенные новообразования в физической, психической и личностной сферах, дает эффект общего психического развития. В игре ребенок учится управлять собой.
Игра и учеба - это две разные деятельности. Между ними имеются значительные качественные различия. Справедливо замечено еще Н.К. Крупской, что «школа отводит слишком мало места игре, сразу навязывая ребенку подход к любой деятельности методами взрослого человека. Она недооценивает организационную роль игры. Переход от игры к серьезным занятиям слишком резок, между свободной игрой и регламентированными школьными занятиями получается ничем не заполненный разрыв. Тут нужны переходные формы». В качестве таковых и выступают дидактические игры. Эта своеобразная форма учебной деятельности -- учение в дидактической игре - появляется уже в дошкольном возрасте. К. Д. Ушинский подчеркивал, что обучение в форме игры может и должно быть интересным, занимательным, но никогда -- не развлекающим.
Сделать серьезное занятие для ребенка занимательным -- вот задача первоначального обучения. К.Д. Ушинский
Сущность дидактических игр как средства обучения
Дидактические игры -- это разновидность игр с правилами, специально создаваемых педагогикой в целях обучения и воспитания детей. Они направлены на решение конкретных задач обучения детей, но в то же время в них проявляется воспитательное и развивающее влияние игровой деятельности. Необходимость использования дидактических игр как средства обучения детей в дошкольный период и в младшем школьном возрасте определяется рядом причин:
1. Игровая деятельность как ведущая в дошкольном детстве еще не потеряла своего значения (неслучайно, поэтому многие дети приносят в школу игрушки). Можно согласиться с Л. С. Выготским, который писал, что «в школьном возрасте игра не умирает, а проникает в отношения к действительности. Она имеет свое внутреннее продолжение в школьном обучении и в труде». Отсюда следует, что опора на игровую деятельность, игровые формы и приемы -- это важный и наиболее адекватный путь включения детей в учебную работу.
2. Освоение учебной деятельности, включение в нее детей идет медленно (многие дети вообще не знают, что такое «учиться»).
3. Имеются возрастные особенности детей, связанные с недостаточной устойчивостью и произвольностью внимания, преимущественно непроизвольным развитием памяти, преобладанием наглядно-образного типа мышления. Дидактические игры как раз и способствует развитию у детей психических процессов.
4. Недостаточно сформирована познавательная мотивация. Основная трудность в начальный период обучения заключается в том, что мотив, с которым ребенок приходит в школу, не связан с содержанием той деятельности, которую он должен выполнить в школе. Мотив и содержание учебной деятельности не соответствуют друг другу. Побуждать же к учению должно то содержание, которому ребенка учат в школе. Существуют значительные трудности адаптации при поступлении ребенка в школу (освоение им новой роли -- роли ученика, установление взаимоотношений со сверстниками и учителями). Дидактическая игра во многом способствует преодолению указанных трудностей.
А. В. Запорожец, оценивая роль дидактической игры, подчеркивал: «Нам необходимо добиться того, чтобы дидактическая игра была не только формой усвоения отдельных знаний и умений, но и способствовала бы общему развитию ребенка». С другой стороны, некоторые педагоги склонны, наоборот, неправомерно рассматривать дидактические игры лишь как средство интеллектуального развития, средство развития познавательных психических процессов. Однако дидактические игры -- это еще и игровая форма обучения, которая, как известно, достаточно активно применяется на начальных этапах обучения, т. е. в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте.
А. И. Сорокина выделяет следующие виды дидактических игр: игры-путешествия, игры-поручения, игры-предположения, игры-загадки, игры-беседы.
Дидактическая игра имеет определенную структуру. Структура -- это основные элементы, характеризующие игру как форму обучения и игровую деятельность одновременно. Выделяются следующие структурные составляющие дидактической игры: 1) дидактическая задача; 2) игровая задача; 3) игровые действия; 4) правила игры; 5) результат (подведение итогов).
При проведении игр необходимо сохранить все 5 структурные элементы, поскольку именно с их помощью решаются дидактические задачи.
В ситуации дидактической игры знания усваиваются лучше. Дидактическую игру и урок противопоставлять нельзя. Самое главное -- и это необходимо еще раз подчеркнуть -- дидактическая задача в дидактической игре осуществляется через игровую задачу. Дидактическая задача скрыта от детей. Внимание ребенка обращено на выполнение игровых действий, а задача обучения с ним не осознается. Это и делает игру особой формой игрового обучения, когда дети чаще всего непреднамеренно усваивают знания, умения, навыки. Взаимоотношения между детьми и педагогом определяются не учебной ситуацией, а игрой. Дети и педагог -- участники одной игры. Нарушается это условие -- и педагог становится на путь прямого обучения.
Таким образом, дидактическая игра -- это игра только для ребенка. Для взрослого она -- способ обучения. В дидактической игре усвоение знаний выступает как побочный эффект. Цель дидактических игр и игровых приемов обучения -- облегчить переход к учебным задачам, сделать его постепенным. Сказанное позволяет сформулировать основные функции дидактических игр:
1) функция формирования устойчивого интереса к учению и снятия напряжения, связанного с процессом адаптации ребенка к школьному режиму;
2) функция формирования психических новообразований;
3) функция формирования собственно учебной деятельности;
4) функции формирования обще учебных умений, навыков учебной и самостоятельной работы;
5) функция формирования навыков самоконтроля и самооценки;
6) функция формирования адекватных взаимоотношений и освоения социальных ролей.


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.