Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Социальная функция высшей российской школы. Интеллектуальная репродуктивность общества и стратегический показатель численности студентов. Изменения в структуре подготовки студентов в ситуации социально-экономического давления, распад на отдельные вузы.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Педагогика. Добавлен: 20.04.2009. Сдан: 2009. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


6

Развитие вузовской системы образования и участия в ней студентов в России

Высшая школа это особый социальный институт. Его положение в обществе и исполняемые социальные функции двойственны. С одной стороны, высшая школа предназначена для удовлетворения потребностей населения в образовательных услугах. При исполнении высшей школы этой роли, естественно, главным субъектом деятельности является студент, потребитель услуг высшей школы. С другой стороны, высшая школа предназначена для удовлетворений потребностей многообразных деятелей рынка в специалистах. Она готовит профессионалов, способных выдержать конкуренцию на рынке труда, решению актуальных задач воспроизводства товаров, услуг, знаний, образцов поведения, ценностей духовной жизни. При таком подходе к высшей школе потребителями ее услуг является работодатель. Такое двойственное положение высшей школы ставит перед ней крайне важную задачу определения приоритетов этих функций.

Многочисленные исследования социологов показывают, что проблемы высшей школы и системы образования находятся на самом последнем месте в списке актуальных проблем. Как показывают опросы, проблемы высшей школы находятся на периферии общественного сознания, они даже не второстепенны для них, они просто несущественны.

И для такого утверждения имеются серьезные основания. Во-первых, часть людей, особенно из слоя, так называемых, "новых русских", ставят образованность (как фактор, способствовавший экономическому успеху) на последнее место. Во-вторых, представители науки и системы образования за время экономических реформ стали экономическими аутсайдерами: ныне уровень оплаты их труда самый низкий по сравнению с оплатой в других отраслях занятости. Все это привело к крайне низкому престижу образования, к устойчивому равнодушию людей к проблемам высшей школы, к представлению о том, что успех в жизни достигается не благодаря образованию, а вопреки.

На фоне социального невнимания к нуждам высшей школы, обострения социально-экономических проблем, система образования довольно быстро меняется. Высшая школа стремительно сокращает масштабы и объем своей деятельности. Преподаватели энергично ищут (и находят!) приработки на стороне. Явно, что "на стороне" ему платят не как вузовскому интеллигенту, а как профессионалу-интеллектуалу. Вуз все менее притягателен для преподавателей как область приложения педагогических, гуманитарных усилий. Болезненная трансформация преподавательского корпуса сказывается на всей вузовской жизни. Прежде всего это сказывается на уменьшении числа студентов.

Показатель численности студентов является показателем стратегическим: он как ни какой другой измеряет масштаб деятельности высшей школы. Этот показатель оценивает интеллектуальную репродуктивность общества. Снижение означает интеллектуальную деградацию нации. В любом обществе высшая школа - это не только воспроизводство интеллектуальных ресурсов страны, это еще и институт по воспроизводству социальной структуры.

Российская высшая школа явно не справляется ныне с этой социальной функцией, становясь инструментом усиления социального расслоения. Так, 18% наиболее активного, адаптированного и экономически успешного населения интеллектуальных страт рекрутируют в высшую школу почти 80% студенчества. Парадокс состоит в том, что это происходит без всякого влияния и противодействия системы государственной власти. Это результат дрейфа высшей школы, испытывающей огромное социальное напряжение. Направления этого дрейфа уже угадываются: воспроизводство социальной структуры с глубокой социальной дифференциацией. Если это так, что это означает, что высшая школа (возможно, впервые) стала исполнять социально неблаговидную роль: она стала охранять кастовые различия, она консервирует сложившуюся структуру, уменьшая (в 2 раза) шансы на социальный успех 80-процентного "низа", увеличивая (в 3 раза) шансы 20-процентного "верха". Социальная неблаговидность этой роль состоит и в убыстрении расслоения общества. Создание мощного третьего сословия в этой связи становится весьма проблематичной социальной перспективой.

Высшая школа меняет структуру подготовки специалистов под мощным давлением экономики. Сигналы, побуждающие высшую школу менять структуру подготовки специалистов, поступают от рынка труда. Значителен спрос на специалистов, не связанных с производством и ориентированных на обслуживание движения товаров (только в сфере торговли) и капиталов (в сфере финансов).

Наиболее неблагоприятно конъюнктура на рынке труда складывается в отношении инженерных вузов. Дефицит специалистов отсутствует, спрос (и без того низкий) сокращается, падает и качество подготовки специалистов. Сокращение масштабов научной деятельности и особенно студенческой привели к тому, что классическое университетское образование, ориентированное на научную деятельность, свертывается. Социальные последствия этих изменений могут быть крайне негативными. Цена подобной трансформации может быть утрата передовых позиций в науке, в высоких технологиях, в современном инжиниринговом обслуживании производства.

В последние годы высшая школа приобретает черты коммерческого заведения, теряя свойства культурного и научного центра. Во многом это диктуется экономическими обстоятельствами. Противиться им высшая школа уже не может. Однако есть предел экономического давления. Он состоит в том, что есть области вузовской жизни, не коммерческие в принципе. Это области фундаментальных и гуманитарных наук.

За последние годы заметно возросло число студентов, считающих свою специальность неперспективной. Уменьшилось число "азартных" студентов Значительно возросла установка на утилитарность обучения. Но студент 1995 года стал по сравнению со своим предшественником 1989 года более рациональным, прагматичным, требовательным к себе.

Студент сегодня, несколько растерял романтическую увлеченность учебой, для него характерен консерватизм. Представляя все в большей степени круги новой российской буржуазии, демонстрирует лояльность политическому режиму власти.

Двойственное положение высшей школы, естественно, обусловливает и двойственность ролевого поведения преподавателей в отношении студенчества. С одной стороны, они должны стремиться развить способности студенческой личности, а с другой - дать необходимый объем знаний и навыков, позволяющий выдержать конкуренцию на рынке труда. Исполнение этих ролей - конфликтно. Этот конфликт отмечают и студенты: за последние годы понизился уровень интереса преподавателей в работе со студентами.

Преподаватели все менее охотно исполняют просветительско-воспитательную (интеллигентскую) роль, все более отчетливо склоняясь к исполнению утилитарно - рыночной роли интеллектуалов, продающих свои знания и умения тем же студентам. Трансформация ролевого поведения преподавателей является вынужденной, определяемой экономическими причинами. Исследования показывают экономическую зависимость преподавателей от студентов. В целом видно, что если высшая школа еще сохраняет уровень профессиональной подготовки, то культурно-гуманистическая, воспитательная роль вуза стремительно ослабевает.

Преподаватель российского вуза ныне озабочен поиском дополнительных заработков. Педагогические проблемы ушли на второй план. Снизилась и требовательность преподавателей. Преподавателя уже мало волнуют проблемы вузовских реформ. Они ничего хорошего от них не ждут. Они им просто не интересны. В целом психологический и эмоциональный ресурс реформирования высшей школы исчерпан. Ныне преподаватели вуза не считают себя сопричастными вузовским реформам. Эти оценки сопровождаются высоким уровнем незнания программных целей реформ.

Интенсивные поиски преподавателями дополнительного заработка дают свои результаты. За последние 2-3 года доля бедных преподавательских семей уменьшилась незначительно с 73% до 62%, в то время как доля состоятельных семей выросла с 11% до 23%. Разрыв между этими двумя группами увеличивается за счет размывания средней группы. Обратим внимание и на другое обстоятельство: студенты (и их семьи) живут лучше, чем преподаватели. Это обстоятельство, наряду с расслоением преподавательской корпорации, чревато серьезными последствиями (рост взяточничества, вымогательства, еще большее снижение престижа вузовского преподавателя, рост напряженности в отношениях преподавателей со студентами и преподавателей между собой). Возможно, в этом причина и политической поляризации вузовского преподавательского сословия и студенчества. Значит, возможен рост и политической конфликтности в российских вузах.

Высшая школа находится в ситуации мощнейшего социально-экономического давления. Под влиянием этих сил сформировались траектории дрейфа высшей школы. Противостоять этому дрейфу, формирующему новый облик высшей школы, вузы ничего не смогли. Вузы не играют сколько-либо заметной роли ни в освоении рыночного пространства, ни в культурной, ни в политической, ни в нравственной областях. Ничего не смогли противопоставить наши вузы свертыванию научных проектов.

Вузы "в чистую" уступили натиску утилитаризма и экономизма. Гуманитарные, естественно-научные и инженерные направления деятельности вузов стали свертываться. Нарастает рыночная, коммерческая составляющая деятельность высшей школы. Экономическая целесообразность, выгода оттеснили из вузовской жизни все остальные ценности социальной, духовной и интеллектуальной жизни на второй план. Происходит социальное расслоение преподавательского корпуса и студенчества. Последствием этому будет рост политической конфликтности в вузах.

Значительны темпы снижения масштабов деятельности. Становится явным снижение, как мы уже говорили, численности студентов. Россия уже не может претендовать на почетное место в "клубе" интеллектуальных стран. Снижение числа студентов означает потерю интеллектуального потенциала. Страна будет и далее терять перспективы научного и технологического прорыва, перспективы приоритетного положения в уже достигнутых областях науки и техники.

Высшая школа тяготеет к распаду на отдельные вузы. Происходит резкая дифференциация вузов по уровню финансового благополучия, определяемого профилем вуза. Явно становятся лидирующими вузы с экономическим обучением, управления. Однако будут снижать свой статус и сокращать масштабы деятельности инженерно-технические вузы. Выделится небольшая группа благополучных, процветающих вузов на фоне основной массы нуждающихся и слабых.

Все это происходит на фоне социального равнодушия. Государство так и не нашло в вузах своего партнера. Проблемы образования находятся на периферии общественного сознания. Значительны трансформации в социальной роли высшей школы и студенчества. Доминирующей ее ролью становится социальное расслоение в социальной структуре общества, поскольку высшая школа не обеспечивает равную доступность образования. Студенчество нынешней российской вышей школы все в больших масштабах представляет новую буржуазию.

На пути к рынку мощнейшие трансформации произошли в преподавательском сословии. Оно стремительно избавляется от иллюзий и напластований интеллигентского мессианства, просветительства и образовательности. С этим теряется и культурообразующая роль преподавательского сословия. Преподаватель ныне осваивает роль интеллектуала, продавая свои знания и умения. Те, кому это удается, живут неплохо, они адаптированы и составляют экономически успешный слой вузовских преподавателей. Большинство же этого сделать не может: нет спроса на их профессиональные знания. Преподавательство расколото по материальному признаку. Оно уязвлено тем, что в целом студенты живут лучше, чем они. Преподавательство осваивает новые для себя гувернерские (обслуживающие) функции.

Поведение и положение студента определяется рынком. Вуз при этом в поисках дополнительных средств, в поисках областей приложения своих интеллектуальных ресурсов будет прожигать все свои накопления: продавая идеи, разработки западным фирмам, рекрутируя за рубеж свои лучшие головы, сдавая в аренду помещения. Лишь бы выжить. В этой борьбе за выживание основная масса вузов приобретет черты высших профессиональных коммерческих училищ, курсов, окончательно потеряв свойство научных и культурных центров.

Преломить эту тенденцию возможно через приоритетное развитие образования и высшей школы, через культуру, науку. Производительной силой обладают, прежде всего, интеллектуальные ресурсы. Это означает, что приоритеты государственной политики состоят в развитии образования, науки и культуры. В эпоху перемен всегда в наиболее трудном положении оказываются образование, наука и культура, так как падает востребованность общества, находящегося в кризисе, к тем сферам общественного организма, которые создают духовные ценности, работают не столько на день сегодняшний, сколько на перспективу.

Сегодня никто не оспаривает огромной роли образования и науки в научно-техническом прогрессе России. Но и не предлагает кардинальных мер по решению современных проблем выхода из глубокого кризисного состояния. Рыночные преобразования в экономике России привели к изменению условий функционирования образования и науки и сопровождались резким сокращением их финансирования. Ничего удивительного, однако, в этом нет. Проводимая политика в отношении образования всего лишь выражает общественное мнение об образовании.

Анализ состояния промышленности еще в 1984-1985 годах показывал, что уже тогда назрела проблема выделения перспективных отраслей, обеспечив им кадровое сопровождение, которое позволило бы сделать научно-технический прорыв в развитии технологически отсталого народного хозяйства страны. Необходимость таких изменений была связана с тем, что около 50% промышленного производства составлял малоквалифицированный, часто ручной труд, нарастали показатели кризиса экономики страны: сокращались показатели внутреннего валового продукта и национального дохода. Научные секторы - академический, вузовский и отраслевой - практически были изолированными не только друг от друга, но и от системы образования, которую они должны были питать новыми научными идеями, оказывающими практическое влияние на подготовку кадров.

Затянувшийся экономический спад привел к резкому сокращению спроса отраслей народного хозяйства и, прежде всего, промышленности на результаты исследовательских работ, а расходы государства на образование и науку снизились с 1,85% от валового внутреннего продукта до 0,74% - в 2006 г. В обществе формируется устойчивое мнение, что наука и образование перестали рассматриваться как необходимое условие для будущего процветания страны и превратились всего лишь в статью бюджета, которую можно постоянно сокращать.

Сегодня очевидно, что отказ государства от финансирования образования и науки обернется для этой важнейшей сферы общества катастрофой, так как опыт вузов последних лет показал, что вузы и научные учреждения могут с помощью внебюджетных источников финансирования покрывать не более 20-25% своих потребностей. Налицо очевидный факт - состояние с образованием в России еще никогда не было столь драматичным и угрожающим, как сегодня. В обществе создалась ситуация, провоцирующая разрушение академического сообщества. Впервые за годы существования российского государства можно ожидать, что сегодняшнее поколение учащихся будет хуже образовано, чем предшествующее.

Сложившиеся условия сокращения расходов на вузовскую науку требуют переориентации акцентов научно-технической политики, разумное ранжирование, которое позволит не только стабилизировать ситуацию, но и пойти вперед.

И здесь важнейшим элементом является интеграция высшего образования и фундаментальной науки. Именно интеграция в таком варианте укрепляет идею фундаментализации образования, ликвидации увеличивающегося в последнее время разрыва между вузовскими и академическими организациями, вузовской и академической наукой и, как следствие, разобщенностью ученых и снижением качества образования. Решение этих вопросов потребовало разработки отдельной президентской федеральной программы, которая предусматривает развитие всех форм взаимодействия академической и вузовской науки, поддержку совместных исследований, проводимых Российской академией наук, отраслевыми академиями, университетами и вузами, информационное, методическое и материально-техническое обеспечение учебного процесса.

Большое значение придается развитию системы непрерывного образования: школа - вуз - аспирантура - докторантура как базы селективной подготовки и воспитания научной студенческой элиты. Это продиктовано тем обстоятельством, что процесс старе и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.