На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Понятие Доктрины образования. Образование как вид инвестиций в человеческий капитал. Российское образование в ХХ веке. Проблемы участия России в Болонском процессе. Идеал учащегося народа и модель образования ХХI века в форме образовательного общества.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Педагогика. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2010. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


    СОДЕРЖАНИЕ
    Введение
    I. Понятие «Доктрины образования» и основные доктринальные положения
    II. Национальная доктрина российского образования как исторический итог «Потока образования и просвещения» в истории развития российской цивилизации
    III Российское образование в ХХ веке
    3.1 Национальная доктрина развития образования и национальная идея России
    IV. Образование в ХХI веке
    4.1 Образование как вид инвестиций в человеческий капитал
    4.2 Двухуровневая система образования и рынок труда
    4.3 «Болонский процесс»
    4.4 Взгляды на участие России в Болонском процессе
    4.5 Проблемы участия России в Болонском процессе
    4.6 Опыт других стран
    V. Высшее образование в России сегодня
    VI. «Идеал учащегося народа» и модель образования ХХI века в форме образовательного общества. Основные принципы
    Заключение
    Список использованной литературы
    ВВЕДЕНИЕ

    Доктрина российского образования по своему смыслу и значимости должна быть разработана до начала любых концепций реформ образования. Но так не произошло. Ее отсутствие свидетельствует о камуфлировании истинных целей реформирования образования и образовательной политики в целом, которые связаны с сокращением образовательного и научного потенциалов России по сравнению с достигнутыми рубежами по подсказке советников Международного валютного фонда. Такие цели независимо от желаний авторов реформ укладываются в стратегии идеологов «силового мондиализма», в первую очередь находящиеся в США, по превращению России в сырьевой придаток Запада, лишения ее экономической и геополитической самостоятельности.
    Образование - один из ключевых моментов в стратегии выживания России в начале XXI века, реализации концепции ее устойчивого развития, обеспечения всей системы национальной безопасности. Россия сможет выжить только как «образованная, просвещенная Россия», в которой государство вместе с обществом постоянно несет ответственность за темпы повышения среднего образовательного ценза населения. Образовательная политика является ядром всей системы внутренней политики российского государства. Поэтому вопрос о Доктрине российского образования - ключевой вопрос внутренней политики, стратегии реформ, долгосрочных перспектив развития России.
    Категория Доктрины образования в России нами разрабатывается с 1992 года [1-17]. На III-ем съезде Петровской академии наук и искусств «Образованная Россия: специалист XXI века» в итоговом документе принято решение о разработке Доктрины российского образования [1, с. 27, п. 1].
    Доктрина образования - это сжатое, декларативное, системное изложение основных целей, принципов и положений организации, функционирования и развития образования на базе принятых общественных идеалов, механизмов и условий их осуществления.
    Доктрина образования есть баланс учета традиций развития национального образования, зарубежного опыта в сфере образования и прогнозных оценок в форме моделей образования будущего.
    Доктрина образования всегда есть исторический итог развития образования в стране. Поэтому Доктрина образования не может быть создана только в целенормативной логике разработки проекта, она формируется исходя из тенденций эволюции отечественного образования мировых тенденций развития образования и прогнозного сценария его роли в обществе XXI века.
    Доктрина образования - основа долгосрочной образовательной политики.
    I. ПОНЯТИЕ «ДОКТРИНЫ ОБРАЗОВАНИЯ» И ОСНОВНЫЕ ДОКТРИНАЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

    Национальная Доктрина российского образования исходит из следующих основных положений, подводящих итог современным воззрениям на развитие и будущее отечественного образования.
    1. Образование -- ведущий механизм развития российского общества и российской цивилизации.
    Данное доктринальное положение цивилизационной статусности образования обусловлено характеристиками образования в конце ХХ века как:
    -- главного механизм социокультурной преемственности и развития;
    -- основы воспроизводства духовного потенциала России и развития личности;
    -- родовой потребности, формы жизни человека в «изменяющемся обществе»;
    -- механизма воспроизводства науки и культуры;
    -- базы сохранения исторической и национально-этнической самоидентификации русского народов и народов России;
    -- «базиса» современной интеллектоемкой, наукоемкой, образованиеемкой экономики, технологического и социального развития России;
    -- основы национальной безопасности России -- военной, экономической, демографической, экологической, информационной, национально-этнической, духовно-нравственной;
    -- механизма обеспечения исторического здоровья нации;
    -- главного механизма воспроизводства общественного интеллекта.
    От 40 - 70 % прироста национального дохода обеспечивается приростом знаний и образования. Образование становится главной воспроизводственной функцией всех социальных институтов. В конце ХХ века происходит интеллектуализация производительных сил общества и изменение природы действия экономических механизмов. Образование на фоне роста интеллектоемкости и наукоемкости экономических процессов -- главный фактор в изменении движущих сил развития экономики.
    В конце ХХ века развернулась геополитическая и экономическая межстрановая конкуренция по качеству интеллектуальных ресурсов и качеству образования на долгосрочных горизонтах упреждения. Не случайно, в 80-х годах Конгресс США неоднократно возвращался в своих обсуждениях к оценке качества образования в страновом и геополитическом измерениях как фактору конкурентоспособности экономики страны в XXI веке высшего приоритета.
    Рекомендации Международного валютного фонда по сокращению науки и высшего образования на 30-60 % в России имеют скрытую стратегическую цель - лишить Россию необходимого качества образовательного потенциала, чтобы понизить и экономическую конкурентоспособность на долгосрочную перспективу, открыть возможности ее интеллектуально-духовной, информационной колонизации, а на ее основе - экономической колонизации.
    2. Образование -- основа устойчивого развития России.
    Наши исследования и обобщения показали, что единственная модель устойчивого развития российского общества и человечества в целом -- это управляемая социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта и образовательного общества.
    В конце ХХ века уже состоялась первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы. Сформировались Пределы сложившимся механизмам цивилизационного развития, определившим стихийный, спонтанный, непредсказуемый характер Истории.
    Возник императив выживаемости человечества, и России в том числе, в ХХ веке. В центре механизмов реализации этого императива -- императив качественного скачка в управляемости социально-экономическим и экологическим развитием на базе общественного интеллекта, доминирования общественных собственности и капитала, механизмов закона опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе как ведущего закона системы устойчивого развития в форме управляемой социоприродной эволюции.
    Средний образовательный ценз экологического выживания населения к 2000 г. составит 16-17 лет обучения. Возник императив перехода в начале XXI века к всеобщему высшему образованию. Данный императив является и экологическим, и экономическим.
    Уже ряд развитых стран приняли программы перехода к всеобщему высшему образованию. Реформы в российском образовании должны исходить из этой долгосрочной перспективы.
    Образовательная политика лежит в основе экологической политики, движения России к модели «общества устойчивого развития». Вне этих реалий экологическая политика России и стратегии ее устойчивого развития приобретают утопические черты.
    Данное положение усиливается под воздействием угрозы появления «экологического империализма», когда недостаточность образовательного и научного потенциалов в обществах «развивающихся стран» для создания возможностей разработки технологий добычи ресурсов, удовлетворяющих международным стандартам, будут использоваться для обоснования и оправдания захвата добычи ресурсов со стороны «развитых стран». Такая угроза «экологического империализма» будет усиливаться и для России, если будет происходить разрушение ее образовательных и научных потенциалов и ее способности разрабатывать интеллектоемкие и наукоемкие технологии.
    3. Образование -- основа качества жизни личности в изменяющемся мире, основа ее становления и самореализации.
    Образование становится главной формой существования личности в «мире изменений», трансформируясь в непрерывное образование.
    Переход образования в конце ХХ века в статус непрерывного образования -- часть основной тенденции образовательной революции в мире.
    При этом непрерывность как фундаментальное свойство отечественного образования приобретает два основных смыслообразующих измерения:
    -- институциональное;
    -- личностно-ориентированное.
    «Институциональное измерение» непрерывности обеспечивается инфраструктурой сети образовательных учреждений, что бы она обеспечивала такое согласование «мощностей» ступеней непрерывного образования в стране, которое бы обеспечивало реализацию потребности личности и общества в непрерывном образовании.
    «Личностно-ориентированное измерение» непрерывности обращено к ценностным аспектам образовательной политики, к ее целям: создать мотивацию личности, ценностные ориентации личности к непрерывному образованию и условия для реализации таких мотиваций и ценностных ориентаций.
    В такой постановке качество непрерывного образования - системообразующий фактор качества жизни личности в «изменяющемся мире».
    Забота государства о качестве жизни личности и общества начинается с заботы о качестве образования. Поэтому мониторинг качества образования является важнейшей подсистемой управления качеством жизни личности и общества со стороны государства и общества.
    II. НАЦИОНАЛЬНАЯ ДОКТРИНА РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИТОГ «ПОТОКА ОБРАЗОВАНИЯ И ПРОСВЕЩЕНИЯ» В ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

    Образование и просвещение, как его неотъемлемая часть, в социогенетическом и институциональном измерении есть исторический поток, норма которого определяет поток исторического здоровья нации. В этом своем измерении образование предстает как внутренний механизм воспроизводства исторического здоровья нации.
    «Доктрина» включает в себя, как принцип, концептуально-методологически системную триаду [12, с. 12] 1) Здоровье нации - историческое здоровье; 2) Просвещение как часть и механизм исторического развития; 3) Образование как механизм просвещения, движитель потока просвещения и как часть механизма сохранения.
    Данная системная триада определяет образовательную политику как важнейшее основание здравоохранительной, демографической, национально-этнической политики российского государства. Ядром в этой политике выступает цель формирования такого «мировоззренческого фона» у личности (В.П.Казначеев), «мировоззренческого экрана», которое бы обеспечило социальное поведение личности, создающее прогрессивное развитие исторического здоровья нации, его приращение в историческом времени, прогрессивное развитие репродуктивного этнического «потокового» потенциала нации во взаимодействии с прогрессивным развитием витально-природного базиса жизни российского общества. Здесь Образование (и просвещение) предстают как «история в потоке» и одновременно как «поток» геополитических и социально-культурных оснований и взглядов на существование и развитие российской цивилизации.
    В мире «действуют» и развиваются разнообразие цивилизаций, культур, этносов и их «сканирующих» разнообразия страновых образовательных систем. Закон развивающегося необходимого разнообразия в социальной эволюции есть закон ее прогрессивной направленности.
    Существующее разнообразие цивилизаций, культур, этносов и образовательных систем -- необходимое условие прогрессивного развития человечества и отражение разнообразия социальных, этнокультурных, географических, ландшафтных, климатологических условий развития различных народов, уникальности их исторических опытов.
    Действует Закон социоморфности, нацио-, этноморфности, государствоморфности образовательных систем. Этим определяется и существование разнообразия «доктрин образования» [2,6,12,18].
    Существует целый спектр различных доктрин образования, крайними полюсами которого являются «немецко-российская общественно-государственная доктрина образования», по которой государство несет ответственность за образование, просвещение общества, за темпы «возвышения» среднего образовательного ценза населения, за обеспечение доступности образования, в том числе высшего образования, всем слоям населения независимо от экономического положения (экономического и социального статуса), и «либеральная, англо-американская доктрина образования», по которой образование является личным делом каждого гражданина, рассматривается только как «индустрия образовательных услуг», поставляемых на «рынок таких услуг» [2,3,10-13].
    III РОССИЙСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ХХ ВЕКЕ

    Сложная социальная, экономическая, а особенно политическая атмосфера, сложившаяся в России в начале XX века, в значительной мере сказывалась на развитии образования.
    Ключевым словом в то время было понятие "модернизация". В принципе ее добивались все силы, но вкладывали в это понятие различный смысл.
    Не подвергалась сомнению необходимость ускоренного развития отечественной промышленности, познавшей уже первые горькие уроки кризиса. А значит, возрастала потребность в усилении прагматической, технологической направленности содержания образования.
    Вместе с тем развитие экономики толкало вперед политическую жизнь. Причем одни хотели с помощью школы задержать революционные и демократические процессы, "подморозить" Россию. Другие же видели в детях "работников будущего" и стремились максимально развить в них гражданские качества.
    Мощные и глубокие поиски в сфере духовной культуры были обусловлены нарастающим по мере индустриализации дискурсом к отчуждению: личности - от производства, от общества, людей - друг от друга.
    И все же, несмотря на острые социальные катаклизмы (Первая революция, русско-японская война), это десятилетие оказалось самым стабильным в первой половине XX века. Стабильной осталась и система образования.
    ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА. Собственно образовательной политики у императора Николая II не было. Более того, под образованием он понимал воспитание, а под воспитанием - такой процесс, в результате которого и студенты и гимназисты жили и поступали как добродетельные православные люди, хранители трона. Поэтому главным критерием результативности системы образования для императора был один: участвуют или не участвуют массы студентов и гимназистов в антиправительственных выступлениях. Именно при помощи этого "магического кристалла" он оценивал состояние просвещения.
    Потому все министры народного просвещения, чередой сменявшие друг друга в первое десятилетие, заранее оказывались обреченными на заклание. Ведь они прекрасно понимали, что реформы необходимы. И каждый из них в силу своих возможностей и отпущенного министерского срока предпринимал попытки осуществить преобразования. Другое дело, что все они носили верхушечный характер и в основном касались уменьшения преподавания древних языков в гимназиях.
    Однако с неизбежностью падающего ножа гильотины даже эти робкие попытки в условиях острого социального кризиса середины десятилетия воспринимались как фактор, дестабилизирующий систему образования и порождающий выступления учащейся молодежи.
    Между императором и министрами образования не налаживался конструктивный диалог. Николай II требовал одного - прекратить беспорядки в подведомственных им учреждениях.
    А министры в ответ предлагали перебросить два часа с латыни и греческого на математику и физику.
    ИДЕИ. Начало XX века - это время усвоения российским образованием глобальных педагогических идей. Речь идет в первую очередь о педоцентризме - развороте образовательного процесса в сторону ребенка - солнца, вокруг которого должны были в соответствии с его интересами и потребностями вращаться учителя, предметы, учебный план. Одновременно происходило и проникновение комплекса психолого-педагогических знаний, интегрированных тогда в новую и очень модную дисциплину "педологию", или науку о ребенке.
    Другим мощным импульсом, стимулировавшим развитие отечественной педагогики, стала пришедшая из Германии и Америки парадигма трудовой школы. Идеи активно-деятельностного участия школьника в разнообразной познавательной деятельности, акцент на самостоятельное добывание и применение знаний, связь интеллектуального, физического и эстетического труда будоражили педагогическую мысль.
    Заметим, что все эти да и другие инновационные образовательные идеи пали в России на благоприятную, подготовленную почву. Напряженный интерес к личности ребенка, стремление познать его во всех проявлениях, гуманизировать отношения наставника и питомца были свойственны корневым основам российской педагогики.
    СУДЬБЫ. В первое десятилетие XX века на авансцене еще действовала "старая гвардия" отечественных педагогов и просветителей. Это были те, чей основной мировоззренческий капитал сформировался еще в 89-90-е годы и в дальнейшем уже мало менялся.
    Главную роль играли такие корифеи, как Толстой, Каптерев, Вахтеров, Стоюнин. Они выражали гуманистические и демократические идеи. Их голос был исключительно авторитетен среди учительства.
    Другим направлением, и тоже авторитетным в своей "епархии", были выразители идей православной педагогики: Победоносцев, Анастасиев, Демков.
    Однако все активнее заявляли о себе и те, кто действовал вне официальной школы и педагогики, будоражил общественную мысль, выдвигал максималистские требования. Как всегда, это были не профессиональные педагоги, которые и в школе-то, собственно говоря, никогда не работали, - такие, как Вентцель и Шацкий. Но они смело выдвигали идеи свободного воспитания, призывали к созданию гуманной атмосферы, в которой могли бы проявляться и развиваться заложенные от природы таланты и склонности учащихся.
    Но, несмотря на наличие в педагогической атмосфере различных, причем достаточно противоположных направлений, все же основные дискуссии на страницах педагогических журналов и книг не выходили за гимназические рамки. В их центре находились такие проблемы, как стимулирование познавательной активности школьников, форсирование у них способности к длительной самостоятельной деятельности, и особенно воли - как качества, которое обеспечивает осознанное участие ребенка в учебном процессе.
    ШКОЛЫ. В это время заявили о себе, пожалуй, все основные типы образовательных учреждений. Наряду с традиционными - гимназиями, лицеями, прогимназиями, начальными училищами, земскими и церковно-приходскими школами, начинают возникать школы нового типа. В первую очередь это частные гимназии, строящиеся, как правило, по типу английских привилегированных школ, где детей учили не только двум-трем языкам и комплексу естественно-научных знаний, но и прививали им навыки гигиены, воспитывали любовь к физическому труду. Здесь стремились выращивать будущих хозяев жизни - образованных помещиков, капиталистов, которые должны были в дальнейшем способствовать прогрессу России.
    Другой характерной особенностью является развитие учреждений, как сейчас сказали бы, дополнительного образования. Это были своеобразные социально-педагогические комплексы, где на основе самоуправления действовали различные кружки, мастерские. Разумеется, их было немного.
    В целом система образования России первого десятилетия напоминает предприятие, где наряду с самыми современными технологиями существуют архаичные производства. Впрочем, и здесь все не так однозначно. В свое время множество критических стрел было направлено в адрес церковно-приходских школ, дававших за один-два класса элементарное образование, но уделявших львиную долю времени изучению Закона Божьего, молитв, обрядов. Однако, если взглянуть на это непредвзято, то совершенно очевидно, что церковно-приходская школа выполняла свою важнейшую роль, которая заключалась в укоренении личности в окружающем социуме. Ведь без знания хода и сущности религиозных обрядов человек не мог чувствовать себя субъектом происходящего в церкви - единственном тогда в деревне культурном учреждении.
    НАСЛЕДИЕ. Начало века скорее поставило вопросы, которые в дальнейшем будут определять развитие российского образования, чем ответило на них. У современников тоже было глубокое чувство неудовлетворенности от происходящего в средней школе. Вообще в ее оценке есть какое-то глубинное противоречие. Были исписаны сотни страниц публицистических и мемуарных статей и книг, где образовательные учреждения этого времени показывались исключительно как "школьные тюрьмы", где царил дух подавления детской личности, широко применялось насилие, процветали бездушный формализм и репродуктивность. Установка делалась на зубрежку. Совершенно не учитывались индивидуальные особенности и возможности, потребности гимназистов. К ним ко всем подходили с одинаковым и достаточно жестким шаблоном. У нас нет оснований не верить всем этим статьям и воспоминаниям.
    Но несомненно и другое: тот мощнейший культурный, образовательный потенциал, который несла в себе школа начала века, по сути будет питать всю русскую культуру, ее лучших представителей на протяжении последующих десятков лет. Люди, которые успеют окончить классическую гимназию до революции, затем будут выглядеть настоящими титанами культуры. Они будут свободно знать два-три языка, прекрасно разбираться в мировой и отечественной литературе. Конечно, судьба гимназистов начала XX века в 20-40-е гг. сложится непросто. Уделом наиболее счастливых станет работа переводчика, редактора. Разумеется, тех, кто уцелеет...
    УРОКИ. Воистину: что имеем - не ценим, потерявши - плачем. Сейчас гимназическое, да и в целом общее среднее образование в России начала XX века представляется как достаточно стабильная и счастливая страница истории отечественного просвещения.
    Но как раз эта-то стабильность и воспринималась современниками как чуть ли не самое главное зло.
    Традиция не ощущалась как благо, в ней искали лишь отрицательные самодержавно-православно-охранительные черты. И наоборот, в инновациях, а по сути - в дестабилизации образовательного процесса видели желательное направление развития.
    Основной акцент прогрессивная педагогическая общественность делала на пробуждение у школьников оппозиционных чувств, формирования гражданской позиции. Все это осуществлялось через привлечение внимания к определенным сюжетам русской истории, страницам отечественной литературы, где всегда проливалось много слез о "страждущем русском народе".
    Так, внешне выступая против втягивания школьников в политику, преподаватели из лучших чувств готовили будущих революционеров, которые в последующее десятилетие круто раскачают и повернут не только корабль российской государственности, но и ладью отечественного образования.
    В ходе второго десятилетия ХХ века произошла радикальная трансформация российского общества, что не могло не оказаться переломным и для образования.
    Первая мировая война остро поставила вопрос о создании в России русской национальной школы, а также о решительном повороте в содержании образования к "патриотическим предметам" - истории, литературе, географии наравне с предметами техническими.
    Февральская революция разбудила дремавшие до поры силы общественно-педагогического движения. Был сформирован орган общественно-государственного управления - Комитет по народному образованию. Он действовал при Министерстве народного просвещения, но подминал, а в законодательной и научно-педагогической сфере подменял его. В результате был подготовлен ряд проектов о развитии образования в России, построенных на самых прогрессивных для того времени основаниях. Но приняты они, к сожалению, так и не были.
    Октябрьская революция дезорганизовала систему образования, особенно среднюю и высшую школу. А развернувшаяся масштабная гражданская война расколола образовательное пространство на территории красных, белых, зеленых, интервентов.
    Однако, несмотря на все жестокие потрясения, школа выжила и даже обновлялась, пусть и не всегда в лучшую сторону.
    ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПОЛИТИКА. Можно говорить о четырех образовательных политиках, действовавших на протяжении этого десятилетия. Первая, охватывавшая 1910-1914 гг., - это политика стабилизации системы образования и воспроизводства в ней всех существовавших ранее положительных и отрицательных черт. По сути это было золотое время, пик развития того образования, которое начало складываться с 1860-х годов.
    1915-1916 гг. - время проектов реформ, предпринимавшихся лучшим за всю историю России министром просвещения графом Павлом Николаевичем Игнатьевым и его блистательной командой. Они продемонстрировали образец построения образовательной политики с четкой постановкой стратегических и тактических целей, выделения приоритетов. Неудивительно, что потенциала сформулированных в ходе подготовки реформ конструктивных идей, подготовленных программно-методических материалов хватило на то, чтобы наполнить образовательную политику Временного правительства, большевиков и русской школы эмиграции.
    Образовательная политика Министерства народного просвещения Временного правительства, конечно же, не отличалась целостностью и систематичностью. Три министра побывали у руля за сакраментальные 9 месяцев. Но вместо рождения законодательного акта об образовании, который был подготовлен Комитетом по народному образованию, последовал октябрьский переворот.
    У Наркомпроса изначально образовательной политики не было. Все сводилось к нескольким высказываниям Маркса, отдельным декларациям Ленина да работам представителей германской социал-демократии. Поэтому в основу образовательной политики были поначалу положены три основных источника: соответствующие декреты и проекты эпохи Великой французской революции, документы, подготовленные Комитетом по образованию Временного правительства и книга Блонского "Трудовая школа".
    Главной доминантой 1918-1919 гг. стал курс на разрушение старой школы, которая воспринималась исключительно негативно - как школа зубрежки, насилия, подавления детской личности. К сожалению, этот курс привел во многом к разрушению школы вообще.
    ИДЕИ. Социально-политический кризис, приведший к глобальным сдвигам и трансформациям в 1910-е годы, парадоксально сказался на развитии мировоззренческих основ отечественного образования.
    Очень обидные, больно ранившие душу поражения во время Первой мировой войны разбудили чувство национального самосознания, выразившееся в стремлении опереться на традиции русской педагогики, создать русскую национальную школу. Так оказались востребованными те базисные ментальные идеи, которые определяли социокод народной педагогики. Наступил своеобразный неоправославный педагогический ренессанс. Среди же педагогических имен прошлого оказалось поднятым на щит наследие К.Д. Ушинского.
    Отторжение чрезвычайно до этого популярных идей и моделей германской школы развернуло российское образование к тем подходам, которые выдвигались в американской, английской и французской педагогике. Это были действительно для того времени передовые, прогрессивные и гуманные идеи, во многом способствовавшие модернизации российского образования.
    После Октябрьской революции заимствование всех передовых идей и подходов приняло совершенно неуправляемый и безграничный характер. Это в полной мере воплотилось в документе гуманистическом, вдохновляющем, замечательном, но в равной степени и утопичном, и эклектичном - "Основных принципах Единой трудовой школы РСФСР" (1918).
    Что же касается изменений в направлении стратегии развития образования, то, несомненно, социальный переворот обусловил и переворот педагогический. На смену доминировавшей прежде парадигме "школы учебы" стала приходить новая образовательная парадигма - "школа труда".
    СУДЬБЫ. 1910-е годы - это время, когда старая гвардия педагогов покидает авансцену и в итоге удаляется - кто на периферию педагогической жизни, а кто и вовсе эту жизнь покидает. На первые роли выходят те, кто и в 20-е, а кому повезет - и в 30-е годы будут в основном определять развитие отечественной педагогической мысли - П. Блонский, М. Рубинштейн, А. Пинкевич, В. Зеньковский, С. Шацкий, В. Сорока-Росинский, С. Гессен.
    Особенно ярко заявили о себе Блонский и Рубинштейн. Каждая их статья вызывала споры, дискуссии. Они, с одной стороны, призывали к построению педагогики на научно-психологической, философской, культурологической основе. А с другой - выдвигали идеи серьезных социально-педагогических преобразований, призывали к смене образовательных парадигм.
    Но педагогом десятилетия, несомненно, был Блонский. Популярный еще во время Первой мировой войны он, решительно перейдя в 1918-1919 гг. на сторону новой власти, стал главным теоретиком Наркомпроса. Его оригинальные, но совершенно не вписанные в контекст тогдашней российской действительности идеи при попытке их практической реализации привели к тому, что пропагандируемые им школы-коммуны потеряли свои образовательные функции.
    ШКОЛЫ. Это десятилетие, как на проявляемой фотографии, предъявило современникам чуть ли не весь потенциал возможного многообразия типов и видов школ. Среди них были как перспективные, добротные образовательные учреждения, так и всколыхнутые революционной волной забавные и даже причудливые образцы.
    Блистательных успехов накануне революции добивались коммерческие училища. Благодаря тому, что они подчинялись не Минпросу, а Министерству финансов, в них проводились смелые эксперименты. Решительно модернизировалось содержание образования, использовались удачные приемы стимулирования самостоятельной творческой деятельности учащихся. Широко применялись наглядные пособия, ставились опыты, проводились многочисленные экскурсии. В этих училищах собирались лучшие учителя, которым было тесно в казенных учебных заведениях. Кстати, среди них было много евреев, которых не жаловало гимназическое руководство.
    Другим интересным феноменом стали появившиеся в 1918-1919 гг. первые опытные станции и школы Наркомпроса. Лучшие из них действительно поражали воображение своими успехами. Что, впрочем, было неудивительно, т.к. они основывались на хорошей материальной базе бывших гимназий и лицеев. Здесь работали прекрасные педагоги - люди широко образованные, высоко культурные, настоящие подвижники образования, соль русской интеллигенции.
    Оригинальным типом учреждений, который лишь относительно можно назвать образовательным, стали появившиеся в начале гражданской войны школы-коммуны. В них была предпринята попытка реализации народнических идей. Располагавшиеся в сельской местности, в помещичьих усадьбах, эти школы строили всю свою деятельность на основе самоуправления, самообслуживания, постоянного и тяжелого труда педагогов и воспитанников на полях и огородах, в мастерских. Неудивительно, что на учебу времени оставалось мало.
    Это десятилетие оставило богатое наследство, причем не только идей, но и законодательных актов, программно-методических материалов. Почти все они не были практически реализованы в то время. Революционная эпоха, конечно, оказалась богатой на различные футурологические проекты, в которых школа менялась до неузнаваемости, превращаясь в своеобразный город-государство, где все его жители - и взрослые и дети - вместе трудились, учились, строили свою жизнь.
    Не менее богатым оказалось это десятилетие и на уроки. Стало очевидно, чем чревато вовлечение детей в политическую борьбу. Не менее серьезным уроком - легкомыслия - явилась вся первоначальная образовательная политика Наркомпроса, когда в угоду фантастическим проектам переустройства школы на коммунистической основе были принесены в жертву идеалы российского просвещения.
    Таким образом, на протяжении последних 100 лет государство постоянно заботилось о повышении среднего образовательного ценза населения в России. В 20-х годах в рамках «культурной революции» была уничтожена полностью безграмотность населения. В 1935 году в России -- СССР было введено всеобщее 7-летнее образование в городе и в 1937 году -- в деревне, а с 1940 года 7-летнее образование стало обязательным. В 1958 году уровень неполного среднего образования был поднят до 8 лет, а в 1984 году -- до 9 лет. В 1966 году вводится всеобщее среднее образование, а к 1977 году всеобщее среднее образование становится обязательным. В советском обществе начальное и неполное среднее образование было бесплатным, а в 1956 году отменена плата за обучение в старших классах школ, средних специальных и высших учебных заведениях [20].
    Доктрина российского образования, как она сложилась, исторически ориентировалась на высокий уровень фундаментализации и математизации образования, на гармоничное сочетание высоких уровней естественнонаучной и историко-гуманитарной подготовок. Фундаментальное образование в школе синтезировалось с широким профилем подготовки специалистов, особенно в областях инженерного и медицинского отраслей высшего образования, что определило выход системы советского образования в 1950-х годах на 1-ое -3-е места в мире.
    В настоящее время исторический опыт советского образования с его принципами государственности, народности, массовости, высокого уровня математической и естественнонаучной подготовки положен американскими властями в США в основание ориентиров американской реформы образования на ближайшую перспективу. Признано, что, если США не перейдут на государственное управление развитием образования и государственную поддержку необходимого уровня естественнонаучной и математической подготовки в американской школе, то США ждет потеря экономической конкурентно способности в начале XXI века, что по оценкам властей США с позиций национальной безопасности является недопустимым.
    Крах либерального идеала развития Западной цивилизации и человечества в конце ХХ века на форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, возвестившей Финал Классической, Стихийной Истории и одновременно Финал рыночно капиталистического устроения бытия человечества, определил и исторический крах либеральной, англо-американской доктрины образования [10-17, 21].
    Ориентация реформ образования в России в 1992-1997 годах (и позднее) на принципы англо-американской доктрины образования, обусловленная целями экономических реформ на капиталистическую реформацию в России и «свободно рыночных» механизмов регуляции экономического развития, обернулась крахом образовательных реформ с одновременным крахом экономических реформ [9, 15, 20].
    Россия переживает системный кризис образования и экономики.
    Необходим возврат к основным принципам Национальной доктрины российского образования, как они сложились исторически, с учетом императива выживаемости человечества в XXI веке и модели устойчивого развития в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества.
    3.1 Национальная доктрина развития образования и национальная идея России

    Образованная, просвещенная Россия - ядро национальной идеи России, русской идеи [1]. Национальную идею невозможно изобрести, создать с помощью какой-либо группы ученых или «идеологов» по заказу, она складывается исторически, она есть итог российской истории. Высокие образованность и профессионализм, военное могущество, социальная справедливость, общинность, соборность, коллективизм, социализм, культ женщины, любви и материнства, примат духовного над материальным, уважение к труду и к человеку труда, трудовое воспитание, общее дело как «стержень» русской идеи, всечеловечность, всемирная отзывчивость, ноосфера как форма гармонии в эволюции человека и природы, добролюбие, спасительная функция красоты, здоровая окружающая среда -- вот основные измерения национальной идеи, определяющие общественный идеал России.
    Россия -- уникальная евразийская цивилизация, цементирующим звеном которой являются русский народ, русский язык и культура, русские философия и космизм [1, 16, 17, 20]. Это не означает, что умаляется вклад в уникальную историю и культуру России многочисленных других народов России, это означает только признание исключительной роли русского народа, его культуры с его духовностью, с открытостью его Духа к взаимодействию с другими народами, с его философией любви, без которых российская цивилизация в этой своей исторической неповторимости не состоялась бы.
    Разрешение проблемы формирования исторического достоинства русского народа и русской культуры должно стать одним из ведущих направлений Национальной доктрины российского образования. Необходимо поставить барьер скрытой русофобии в системе российского образования, особенно активно проводимой через историческое образование в школе.
    Умаление значения роли русского народа и русской культуры истории России как ее движущих сил, искажение побудительных мотивов в военной истории России, преднамеренная фальсификация логики и итогов Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг., игнорирование экономического прорыва России в период советской истории, дегероизация истории русского народа, игнорирование освободительной миссии русского народа и народов России по отношению к славянским народам балканских стран (освобождения от турецкого ига), по отношению к народам Европы в 1812 - 1814 гг. и в 1941 - 1945 гг. Является проявлением скрытой русофобии в школьном историческом образовании России. Близкие явления наблюдаются и в преподавании русской литературы.
    Имеется множество фактов, что историческое образование находится в центре образовательной политики всех стран, главной целью которого является патриотическое воспитание, формирование исторического достоинства нации. Например, в США подвергаются цензуре все учебники по истории.
    И именно в России в процессе реформы появились школьные учебники по истории России, носящие явный антирусский и антисоветский характер, фальсифицирующие характер и героику созидания в советский период и в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.).
    Возвращению историческому образованию в России функции патриотического воспитания, воспитания национальной гордости, укорененности в национальных культуре и традициях, чувств достоинства, продолжения общего исторического дела предыдущих поколений -- важнейшее доктринальное положение, сопрягаемое с национальной идеей России. «Счастливы те, кто несет в себе национальную культуру, кто чувствует себя частицей своего народа» [19, с. 81].
    Россия -- общинная цивилизация, в которой свойство общинности, соборности, коллективизма является фундаментальным историко-социогенетическим, обусловленным логикой историко-духовного развития русского народа и всего единства народов России на евразийском континенте.
    Поэтому коллективные, общинные формы бытия российского общества, общее дело по Н. Ф. Федорову являются важнейшими измерениями русской идеи и национальной идеи России. Именно в этой общинной логике развития Россия отвергла капиталистический путь развития в 1917 году и открыла миру путь к социалистическому устроению жизни общества. Именно коллективистическое измерение российской духовности породило педагогическую систему А. С. Макаренко, не имеющую себе равных в ХХ веке.
    Национальная идея России требует возврата к коллективистскому воспитанию в российской школе на базе принципа «труда -- заботы». При этом коллективизм приобретает новое содержание, в котором духовность личности, ее самоопределение, ее свобода не подавляются, а наоборот получают истинное свое раскрытие, поскольку только через служение своему народу, обществу, человечеству, в отношениях товарищества, дружбы, сотрудничества, творчества и самораскрытие личности приобретают истинную масштабность и социально-историческую значимость. «Народ. Род. За этим словами стоит вся таинственная предыстория Рода... В роде скрывается, таится и проявляется сущность человека. Конкретный индивид ничто, он получает свое звучание только в роду... Каждый человек -- определенная частичка рода и он в той мере человек, в какой он несет в себе эту частицу» (В. Д. Шадриков) [19, с. 89].
    IV. ОБРАЗОВАНИЕ В ХХI ВЕКЕ

4.1 Образование как вид инвестиций в человеческий капитал

Известно, что в экономических кругах широко распространена точка зрения о делении истории развития человеческого общества на 3 этапа, идея о трёх цивилизациях: доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной. Можно сказать, что Россия находится на высоком уровне развития второй стадии. Но, между тем, и переход к самой молодой эпохе (постиндустриальной) не за горами. Основанием этого служат всё отчётливее проявляющиеся в нашей стране признаки последней. Это и переход лидирующей роли от материального производства к сфере услуг, и обозначение информации и знания в качестве основных ресурсов. Именно они и являются основными факторами развития экономики (это подтверждается на примерах развитых стран), то есть наблюдаются очевидные тенденции резкого роста значения человеческого капитала, человеческого потенциала в экономике.

При этом важность материального производства нисколько не уменьшается, напротив, промышленность должна служить некой основой экономики. А для её развития необходимо развивать и совершенствовать образование, ввиду сложнейших технологий производства. И если наше государство стремится не отставать в развитии от передовых стран, то модернизация экономики невозможна без должного внимания к науке и образованию.

Прежде чем говорить об образовании в России в настоящее время, необходимо показать, какую роль оно играет в формировании человеческого капитала. Под человеческим капиталом в экономической теории понимается мера воплощения в человеке способности приносить доход (как врождённые способности и таланты, физическую силу и здоровье, так и приобретённые в течение жизни знания, навыки и опыт). А все затраты, которые несёт человек во время своей жизни с целью увеличить уровень текущего потребления, не только способствуют последнему, но и предполагают увеличение дохода в будущем, то есть являются долгосрочными вложениями (инвестициями). Они делаются всю жизнь и в числе наиболее важных выделяют расходы на образование. Несомненно, они выгодны для индивида, так как от этих вложений напрямую зависит его будущий доход. В своей же работе я рассматриваю аспект инвестиций исключительно со стороны государства. Насколько же долгосрочные вложения в образование населения резонны для него? Действительно ли они так необходимы?

Во всех передовых государствах развитие образования является важнейшей задачей социальной политики страны. А что же в России? К сожалению, до 2005 года подобного внимания к этой сфере не было: ни в отношении разработки каких-либо программ модернизации системы образования, ни в отношении решения проблемы обеспечения кадрами. А ведь именно образованные, а, следовательно, обеспеченные люди по статистике гораздо менее склонны к совершению преступления (хотя, конечно, при этом также важно решить проблему трудоустройства). Более того, страна не может активно развиваться с безграмотным населением. Здесь всё дело в очень быстро меняющихся, совершенствующихся технологиях производства. Чтобы идти в ногу со временем, нужно быстро учиться, повышать свою квалификацию, что невозможно с отсутствием качественного образования в стране. И, наконец, любое государство стремится утвердить в обществе определённые приоритеты и ценности, что также сделать куда проще с грамотным населением. Решение всех данных проблем на самом высоком уровне даёт стране объективные преимущества для дальнейшего роста экономики.

К настоящему времени сложились объективные причины реформирования системы нашего образования. По оценке ректора МГУ В. Садовничего, за 1992-2004 гг. наша наука сократилась примерно вдвое: из неё ушли около миллиона научных сотрудников, многие из которых успешно теперь работают на благо уже не нашей страны. Подобная ситуация и в высшей школе. Хоть в Росси и было открыто 3200 государственных и негосударственных ВУЗов, но преподавателей больше не стало. В свою очередь эти проблемы тесно связаны с проблемами средней школы. Не секрет, что сейчас ученики, чтобы поступить в интересующий их ВУЗ, должны заниматься репетиторством или на различных курсах, так как школа не обеспечивает необходимого уровня знаний. Падает качество учебников, молодые перспективные преподаватели покидают школу из-за низкой заработной платы, материально-техническая база оставляет желать лучшего.

Несмотря на это, среди специалистов существует две крайние позиции: одни считают, что наше образование - лучшее в мире, другие - что безнадёжно отставшее. Я считаю, что истина, как обычно ей свойственно, находится посредине. Действительно, наше высшее образование по-прежнему востребовано, в том числе и за рубежом. Но надо ли бояться его модернизации? Ведь поиск новых, более эффективных методов работы необходим не потому, что старые плохи, а потому, что могут существовать и другие, более совершенные. Таким образом, можно согласиться, что наша система образования нуждается в модернизации, только вот вопрос - в какой.

4.2 Двухуровневая система образования и рынок труда

Для решения вышеперечисленных проблем наше правительство в прошлом году разработало ряд программ, связанных с инвестициями в человеческий капитал. Среди них национальный проект «Образование». В чём же заключается реформирование нашей образовательной системы? Во-первых, планируется унификация российских стандартов с европейскими (вступление в так называемый Болонский процесс, что означает в перспективе дипломы международного стандарта, то есть единое европейское образовательное пространство). Во-вторых, государство намерено продлить обучение в школе до двенадцати лет, а также повсеместно ввести единый госэкзамен (что, собственно, уже происходит). Остро также стоит вопрос о переходе на двухступенчатую систему подготовки специалистов (бакалавр - магистр). Некоторые выступают против повсеместного введения этой системы, например, в инженерном направлении. Оно в настоящее время становится всё более сложным, и для подготовки по многим специальностям четыре года представляются явно не достаточными. Кроме того, весьма сомнительно, что работодатель посчитает обучение на уровне бакалавра достаточным для выполнения ответственной работы.

Любые изменения в системе образования должны следовать из потребностей рынка труда, причём квалифицированного. Спрос и предложение на нём традиционно описываются через понятие профессии, что подразумевает высокую степень специализации работников.

Традиционный взгляд на устройство сферы квалифицированного труда исходит из того, что здесь действует жесткое разделение труда, и труд этот организован на основе жестко закрепленных профессий. Другими словами, человек приобретает специальное высшее образование, получает определенную профессию (специальность) и затем занимает в организации должность, соответствующую имеющейся у него профессии (специальности). Согласно этой точке зрения, работа не по профессии, ее смена, повторное приобретение высшего образования являются событиями редкими, представляют собой скорее исключения, нежели правило.

Происходящие сегодня в России и в мире быстрые изменения рынка труда и системы образования поставили все эти постулаты под сомнение. Значительно вырос темп изменений отраслевой структуры экономики, технологии, содержания труда на рабочих местах. И если раньше было вполне обычным продолжать свою трудовую деятельность по одной единственной профессии, то теперь типичной стала внутри - и межпрофессиональная мобильность, постоянное повышение квалификации, а иногда и переучивание в рамках непрерывного образования.

В связи с этим возник новый взгляд на профессиональное образование, больше соответствующий гибкому и мобильному современному обществу. Он исходит из того, что существует множество рабочих мест, специальные знания и навыки, для занятия которых не столь важны, и потому для эффективного выполнения квалифицированной работы часто достаточно общего высшего образования, формирующего у будущего работника такие универсальные деловые способности, как высокая обучаемость, гибкость, адаптивность и т.п. Специальные же знания и навыки легко приобретаются в процессе обучения непосредственно на рабочем месте или в ходе дополнительного образования.

Этот подход (его называют дженералистским, от английского general - общий) соответствует уже утвердившейся в России рыночной экономической системе. Подготовка специалистов, четко ориентированных на занятие определенных рабочих мест предполагает наличие процедуры государственного заказа и механизма распределения выпускников по предприятиям, что практиковалось в СССР. В рыночной же экономике, где выпускник системы профессионального образования свободен в поиске работы, ему желательно иметь как можно более широкий диапазон возможностей, и понятно, что чем шире, универсальнее его подготовка, тем большими шансами трудоустройства он будет обладать.
Данный подход соответствует и сильно изменившейся за последнее десятилетие отраслевой структуре российского рынка труда: российская экономика за последние пятнадцать лет превратилась в экономику услуг (данный сектор становится ведущим), в сфере услуг занято сегодня около 60% всех работников. Особенность же занятости в секторе услуг как раз и состоит в большой доле неспециализированного, хотя и квалифицированного, труда и некоторых универсальных профессиональных навыков, присущих широкому спектру профессий обслуживания. Преобладают рабочие места, которые требуют скорее не образования, а общей культуры. К их числу относятся, например, умение общаться с клиентом, ориентировать свою деятельность на его индивидуальные потребности, умение гибко перестраиваться и обучаться в ходе взаимодействия с клиентом и т.п. Это такие профессии в сфере сервиса, как линейные менеджеры, специалисты по продажам, коммивояжеры, продавцы, турагенты, секретари, офис-менеджеры. Следовательно, сама структура изменившегося российского рынка труда заставляет тех, кто хочет прогнозировать его потребности, брать на вооружение дженералистский подход к профессиональной квалификации.
Система профессионального образования, как уже отмечалось, не может не реагировать на вызовы, идущие со стороны меняющегося спроса на труд. Человеческий капитал подвержен моральному износу, то есть быстро устаревает, поэтому в западных странах постепенно утверждается многоуровневая модель высшего образования. В рамках этой модели на первой ступени обучения (бакалавриат) приоритетным является передача человеку обобщенного, универсального человеческого капитала (так называемое общее обучение), т.е. обучение его знаниям, навыкам и способностям (и прежде всего способности к дальнейшему учению), которые могут быть применены на разных рабочих местах. Такие знания устаревают медленно, и в результате продуктивность труда индивида возрастает независимо от места его работы. Специализация же осуществляется на последующих этапах высшего образования, на третьем-четвёртом курсе студенты сдают экзамены на программу второго уровня: специалиста или в магистратуру. Для подготовки специалиста достаточно одного года, для магистра - 2. При этом из ВУЗов по-прежнему выходят профессионалы, готовые работать по конкретной специальности: инженер, врач, юрист. А бакалавры могут рассчитывать на те рабочие места, куда сейчас в России идут выпускники непрофильных ВУЗов, и их профессионализм будет пополняться в процессе работы. В 1999г. эта модель была принята в качестве ориентира европейскими странами, начавшими в рамках Болонского процесса движение к единому европейскому пространству в сфере высшего образования. Это пространство, по замыслу, должно сформироваться к 2010г. В сентябре 2003г. под Болонской конвенцией поставила свою подпись и Россия

4.3 «Болонский процесс»


«Болонским» принято называть процесс создания странами Европы единого образовательного пространства. Его начало было положено подписанием и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.