На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Основные принципы и проблемы в русской орфографии: классификация орфографических трудностей русского языка и его преподавание в школе. Развитие орфографической зоркости на основе понятия опознавательный признак орфограммы у младшего школьника.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Педагогика. Добавлен: 26.09.2014. Сдан: 2011. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Министерство образования Ставропольского края
Педагогический колледж г. Железноводска
ПЦК русского языка и литературы
Выпускная квалификационная работа
Тема Система работы по формированию орфографических навыков у учащихся начальных классов
Специальность: 0312 «Школьное образование»
Руководитель (фамилия, имя, отчество; должность):
Саенко Татьяна Петровна, преподаватель русского языка и литературы.
2006
ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА I Основные принципы и проблемы русской орфографии
1. Основные принципы русской орфографии
2. Классификация орфографических трудностей русского языка
3. Причины орфографической безграмотности
ГЛАВА II Вопрос методики преподавания орфографии русского языка
1. Грядущая реформа русской орфографии
2. Проблемы изучения орфографии в начальной школе
3. Развитие орфографической зоркости на основе понятия «опознавательный признак орфограммы»
4. Обобщение опыта работы учителей начальной школы по развитию орфографической зоркости у младшего школьника
ГЛАВА III Исследование уровня орфографических навыков учащихся начальной школы
1. Описание методики исследования и процедуры её проведения
2. Анализ и обработка результатов
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ЛИТЕРАТУРА
ПРИЛОЖЕНИЯ
Введение

Тема данной выпускной квалификационной работы “ Система работы по формированию орфографических навыков у учащихся начальных классов” выбрана не случайно. Ведь значение орфографической грамотности очень велико. Современное поколение отличается безграмотностью и, несомненно, с этим нужно бороться. Методисты и преподаватели предлагают новые методики, способы обучения подрастающего поколения; учеными разрабатывается реформа орфографии поэтому тема интересна и увлекательна.
Слово "орфография “ образовано от греческого orthos - прямой, правильный и grapho - пишу. Правописание. Орфография - это исторически сложившаяся система правил и написаний, которую принимает и которой пользуется общество. Если написание в слове или между словами может быть изображено различными графическими знаками (двумя - тремя), то на выбор знака влияет орфографическое правило, устанавливающее только один вариант как правильный. Т.е. орфография обеспечивает однообразное написание в тех случаях, где возможны варианты, что значительно облегчает восприятие письменной речи.
Цель орфографии - служить удобным средством письменного общения, и потому её прямое назначение - точно и ясно передавать содержание речи, выражать те или иные мысли.
Значение орфографической грамотности рассматривают с позиции социальной: как часть общей культуры человека, как признак образованности и воспитанности личности, а также рассматривают в речевом и функциональном аспектах как средство решения речевых задач.
Соблюдение принятых правил говорит о хорошей или плохой орфографии рукописей, писем, диктантов и даже печатных изданий.
В работе освещаются вопросы:
- основные принципы русской орфографии;
- различные классификации орфографических трудностей русского языка;
- причины орфографической безграмотности;
- грядущая реформа русской орфографии;
- проблемы изучения орфографии в начальной школе;
-развитие орфографической зоркости на основе понятия «опознавательный признак орфограммы»;
-обобщение опыта работы преподавателей по развитию орфографической зоркости у младшего школьника;
Объект исследования - методика изучения орфографии.
Предмет исследования - методика и приемы работы по формированию орфографических навыков у учащихся начальных классов.
Цель данной работы - определить особенности методики преподавания орфографии для преодоления трудностей в изучении данного раздела.
Для достижения этой цели были поставлены задачи:
- изучить материал о грядущей реформе русской орфографии;
-выявить, с чем связаны трудности при изучении орфографии младшими школьниками и рассмотреть их различные классификации.
-проанализировать методическую, педагогическую литературу по данному вопросу;
-на основании практической работы по проблеме выявить уровень орфографических навыков у младших школьников, показать перспективу работы в направлении повышения орфографической зоркости учащихся.
В работе используются методы:
a. Теоретический уровень: метод теоретического анализа, синтеза, обобщенной конкретизации, метод сходства и различия, метод сравнения.
b. Эмпирический уровень:
- анализ продуктов деятельности младших школьников;
- включенное, сплошное, частично-косвенное наблюдение;
- применение системы упражнений по формированию орфографических навыков у учащихся начальных
Рассматривается и доказывается гипотеза: «Систематическое использование методик для развития орфографической зоркости на уроках русского языка в начальной школе способствует повышению орфографической грамотности».
Исследование проводилось в начальной школе №1 г. Железноводска на базе 3В класса в составе 27 человек из них 13 девочек в возрасте и 14 мальчиков в возрасте 9 - 10 лет.
Данная работа будет интересна начинающим преподавателям начальных классов, а также студентам - практикантам педагогических учебных заведений.
орфография школьник орфограмма
ГЛАВА I Основные принципы и проблемы русской орфографии

1. Основные принципы русской орфографии

Морфологический принцип.
Орфографические принципы - это руководящие идеи выбора букв носителем языка там, где звук может быть обозначен вариативно.
Природу и систему русской орфографии раскрывают с помощью ее принципов: морфологического, фонематического, традиционно-исторического, фонетического и принципа дифференциации значений. [14, С. 18]
Морфологический принцип требует, чтобы проверка орфограммы была ориентирована на морфемный состав слова, он предполагает единообразие, одинаковое написание морфем: корня, приставки, суффикса, окончания независимо от позиционных чередований (фонетических изменений) в звучащем слове, происходящих при образовании родственных слов или форм слова. К числу таких несоответствий письма и произношения относятся: безударные гласные в разных морфемах - в корне, приставке, суффиксе, окончании; оглушение звонких и озвончение глухих согласных в слабых позициях; непроизносимые согласные; орфоэпическое, традиционное произношение многих слов и сочетаний: [синиэвъ]- синего, [кан`эшнъ] - конечно и мн. др. Правописание, строящееся на морфологическом принципе, внешне расходится с произношением, но не резко и лишь в определённых звеньях речи. При этом расхождение между написанием и произношением осуществляется при морфологическом написании на основе строго определенных соотношений с произношением. Морфологическое написание является следствием понимания ищущим структурного членения слова по составляющим его значимым частям (морфемам) и имеет своим результатом по возможности единообразную передачу этих частей на письме. Способ письма с единообразной графической передачей значимых частей слов облегчает при чтении «схватывание» смысла. Сохранение на письме графического единства одних и тех же морфем там, где это возможно, является характерной чертой русской орфографии. Единообразие написаний значимых частей слов достигается тем, что в русском письме не отражаются позиционные чередования гласных и согласных звуков.
Проверка орфограмм, пишущихся по морфологическому принципу, включает в себя:
а) понимание значения проверяемого слова или сочетания слов, без чего невозможно подобрать родственное проверочное слово, определить грамматическую форму слова и т.п.;
б) анализ морфемного состава слова, умение определить место орфограммы - в корне, в приставке, в суффиксе, в окончании, что необходимо для выбора и применения правила;
в) фонетический анализ, определение ударяемых и безударных слогов, выделение гласных и согласных, уяснение сильных и слабых фонем, позиционных чередований и их причин. Далее - решение орфографической задачи по алгоритму.
Необходимо отметить, что усвоение написаний, соответствующих морфологическому принципу, не может быть эффективным без прочных речевых умений учащихся: выбора слов, образования их форм, построения словосочетаний, предложений.
Издавна морфологический принцип в правописании считается основным, ведущим, ибо он обеспечивает ведущую роль семантики в преподавании языка. Но в последние десятилетия на роль ведущего принципа претендует новый, фонематический принцип.
Следующий принцип, который мы рассмотрим - фонематический принцип.
В современной фонологии принято считать, что если два или несколько звуков чередуются позиционно, то в системе языка они являются тождеством. Это фонема - языковая единица, представленная рядом позиционно чередующихся звуков. Так, фонема [о] может быть представлена следующими звуками, регулярно воспроизводимыми в речи носителей русского языка: сильная позиция - под ударением [дом]; слабая позиция - безударный [дама]; слабая позиция - редуцированный [мълако], [облъкъ].
Фонематический принцип орфографии гласит: одна и та же буква обозначает фонему (не звук!) в сильной и слабой позициях. Русская графика - фонемная: буква обозначает в ее сильном варианте и в слабой позиции тоже в той же морфеме, разумеется. Фонема - смыслоразличитель. Буква, фиксируя фонему, обеспечивает единое понимание значения морфемы (например, корня) независимо от вариантов ее звучания.
Фонематический принцип объясняет в основном те же орфограммы, что и морфологический принцип, но с другой точки зрения, и это позволяет глубже понять природу орфографии. Он более определенно объясняет, почему при проверке безударной гласной буквы следует ориентироваться на ударяемый вариант, на сильную позицию морфемы.
Фонематический принцип позволяет объединить многие разрозненные правила: проверки безударных гласных, звонких и глухих согласных, непроизносимых согласных; способствует пониманию системности в правописании; приобщает учителя и учащихся к новому лингвистическому учению - фонологии.
Морфологический и фонематический принцип не противоречат один другому, но углубляют друг друга. Проверка гласных и согласных в слабой позиции через сильную - от фонематического; опора на морфемный состав слова, на части речи и их формы - от морфологического (морфематического) принципа.
Некоторые современные программы и учебники русского языка (например, школа В.В.Репкина) предусматривают элементарные сведения по фонологии, и в тех школах, где используют учебник В.В.Репкина, взаимодействие двух рассмотренных принципов и практических методик уже реализуется.
Существует также фонетический принцип, то есть такой, при котором следующие друг за другом цепочки звуков в словах обозначаются на основе прямой связи « звук - буква», без учета каких - либо иных критериев. Коротко этот принцип определяется девизом «пиши, как слышишь». Но очень важным является вопрос, какие же звуки следует обозначать при фонетическом принципе, с какой их детализацией. В практическом письме, каким является любое буквенно-звуковое письмо и при фонетическом принципе правописания, могут и должны обозначатся только фонемы.
Фонетический принцип правописания с появлением понятия и термина «фонема» можно было бы назвать фонемным принципом правописания, но поскольку последний термин в современной лингвистической литературе используется в другом смысле, удобнее оставить для него прежнее наименование.
Фонетический принцип как определенное орфографическое начало провозглашается тогда, когда на письме специально отражаются позиционные чередования фонем (если они имеют место). Фонетический принцип-это такой принцип обозначения фонем, когда фонемы слабых позиций, с которыми чередуются фонемы сильных позиций, обозначаются буквами, адекватными фонемам слабых позиций на основе прямой связи “ фонема - адекватная ей буква.
Кроме того, в русском языке много слов, которые невозможно (или трудно) проверить правилами, и они пишутся так, как принято, как повелось, т.е. по традиции. Традиционный принцип в русском правописании - это такой принцип, при котором фонемы, находящиеся в слабых позициях, обозначаются одной из ряда букв, фонологически возможных для обозначения данной фонемы. Фонологически же возможны буквы, адекватные фонемам, возглавляющим фонемные ряды морфологической системы языка, в которые могла бы входить та или иная подлежащая обозначению фонема слабой позиции. Традиционный принцип - это как бы намеченный к осуществлению морфологический принцип, однако не имеющий возможности в него перейти. Поскольку при обозначении фонем слабых позиций на основе традиционного принципа фонемные противопоставления в словоформах не нарушены, то этот принцип можно было бы назвать фонемно-традиционным.
В этом принципе окончательный выбор буквы опирается на традицию (на основе этимологии, транслитерации, транскрипции или просто условности). Но набор букв для выбора тоже ограничен и совершенно конкретен. Здесь представлены только фонемные ряды, которые можно назвать потенциальными.
Непроверяемые слова усваиваются на основе запоминания буквенного состава, целого «образа» слова, сравнения и противопоставления, т.е. зрительно, путем проговаривания, с опорой на кинестезии, на речедвигательную память, через употребление в речи письменно и устно и т.п.
Итак, знание основных принципов русской орфографии позволяет обобщать изученные правила, находить в них единую закономерность. Орфография необходима для обеспечения полноценной коммуникации и естественно, что коммуникативно целесообразен каждый ее принцип.
2. Классификация орфографических трудностей русского языка

Существует достаточно много точек зрения на этот вопрос. Рассмотрим сначала классификацию орфографических трудностей русского языка, предложенную В.Ф.Розенталем [27,С. 3-7]. Он считает, что в орфографические трудности входят слова, «написание которых хотя и регулируется «Правилами русской орфографии и пунктуации» 1956 г, но в отдельных случаях вызывает затруднения». Это:
1) слова с непроверяемыми безударными согласными: бечевка, кощей, наваждение и др.;
2) слова с трудно проверяемыми безударными гласными: кочан, снегирь, пескарь и др.;
3) слова с чередующимися гласными типа: плавучий - пловец, подравнять - подровнять и т.п.;
4) слова с гласной после шипящей в корне: желоб, жернов, саженки, трущоба, шепот и др.;
5) слова с гласными после буквы ц в корне: панцирь, цигейка, цинга, циновка, цокотать и др.;
6) слова с сомнительными согласными: варежка, вперемежку - вперемешку, деревяшка, изморозь - изморось, копчушка, набалдашник, скворечник и др.;
7) слова с непроизносимыми согласными: дилетантский - интриганский, чувствовать - чествовать, явственный - яства и др.;
8) слова с ассимилирующимися одиночными и двойными согласными в корне и на стыке морфем: брезжить, вожжи, возжечь - возожжешь, дребезжать, дрожжи и др.;
9) слова с приставками пре- - при- типа: пребывать - прибывать, преемник - восприемник, презирать - призирать и др.;
10) слова с гласной ы после приставки типа безыдейный и т.п.;
11) слова суффиксального образования:
а) имена существительные типа: времечко, горлинка, завалинка, полосонька; воробушек - воробышек, камешек - камушек; печение - печенье; корчевка;
б) имена прилагательные типа: дощатый, веснушчатый; ветреный - ветряный; масляный - масленый; баскский, этрусский, хвощовый, чесучовый;
в) прилагательные и причастия с суффиксами -н- и -нн- типа деланный, путанный, раненый, раненный;
12) слова с дифференцированным написанием окончаний:
а) имена существительные типа домишко, род. домишка и (разг.) домишки; топорище, мн. число топорищи и (разг.) топорища;
б) имена прилагательные типа бескрайний - бескрайный, иногородний - загородный;
13) наречия:
а) со слитным написанием типа: внакидку, вразбивку, вразрядку, навынос;
б) с дефисным написанием типа: по-видимому, по-прежнему, подобру-поздорову, с бухты-барахты;
в) наречные выражения с раздельным написанием типа: без удержу, в подбор, до упаду, на ощупь, под стать, с разбегу;
14) сложные слова со слитным и дефисным написанием:
а) имена существительные типа: автодело, агротехника; а так же типа вертишейка, перекати-поле, блокпост, блок-система;
б) имена прилагательные типа: морально-политический, морально устойчивый, общественно-экономический , общественно полезный;
15) слов (главным образом, иноязычного происхождения), не регламентируемые никакими правилами, написание которых проверяются в словарном порядке: бриолин, винегрет, конфорка, периферия, эликсир и др.;
16) иноязычные слова:
а) с гласной э - е: мер, пленэр, адекватный, диета, пенсне, стенд и др.;
б) с гласной и - й: ион - йод и др.;
в) с одиночными или двойными согласными: агрегат, агглютинация, аттракцион, рессора и др.;
г) пишущиеся в соответствии с их иноязычным звучанием: ин-кварто, сальто-мортале, форс-мажор и др.;
17) особые трудности вызывает слитное и раздельное написание приставки - частицы не;
18) употребление строчных и прописных букв.
Еще одна классификация трудностей русской орфографии, основу которой составили взгляды А.М.Пешковского и Д.Н.Богоявленского на психологическую разнородность усвоения реальных и формальных значений в «правописном искусстве». Эту классификацию предлагает И.В.Борисенко - кандидат педагогических наук Ярославского педагогического университета им. К.Д.Ушинского. Он выделяет четыре группы орфограмм: 1) «смысловые» орфограммы пробел между словами, большая буква в именах собственных; 2) орфограммы, имеющие смысло -грамматическое значение (правописание корней, некоторых падежных и личных окончаний, разграничение предлогов и приставок, большая буква в начале предложения); 3) формально - грамматические орфограммы (правописание аффиксов); 4) орфограммы без опоры на какое-либо значение (традиционная орфография). В начальной школе наибольшее число орфограмм и допускаемых ошибок связано со «смысловой» и «смысло-грамматической» орфографией: чем пион и чемпион (пробел между словами); роман и Роман (большая буква в именах собственных); леса и лиса, плод и плот (правописание гласных и согласных в корнях слов); с ухой и сухой (разграничение предлогов и приставок); семя и семья, сели и съели (употребление разделительных ь и ъ); подарок Коле и подарок коли (правописание падежных окончаний существительных); будит и будет (правописание личных окончаний глаголов) и др.
Итак, можно сделать вывод, что младшим школьникам трудно усвоить орфографические правила из-за того, что они воспринимают правописание как набор разрозненных, не связанных между собой указаний, запретов и разрешений. Осознание же детьми коммуникативной целесообразности того или иного написания является тем связующим звеном, которое позволяет школьникам воспринимать орфографию как систему. Обобщение правил правописания через уяснение их коммуникативной целесообразности есть обобщение более высокого порядка, чем через орфографические принципы, и вместе с тем обобщение более доступное для детей, приступающих к овладению правописанием. Понимание коммуникативной значимости того или иного написания привлекает внимание учащихся к смысловой стороне письма. Например, чтобы верно написать слово сто(г\к), надо соотнести его в зависимости от контекста или со словом стога, или со словом стоки[7, С.31- 40].
3. Причины орфографической безграмотности

С началом обучения в школе у некоторых детей вдруг обнаруживаются проблемы с чтением и письмом. Ребята оказываются не в ладах с русским языком, часто допускают орфографические ошибки. В чем заключаются причины орфографических ошибок в школе? Пытаться перечислить решительно все причины явно непосильная задача, наметим главнейшие из них.
· Неправильное теоретическое обоснование методики правописания. Здесь необходимо, прежде всего, отметить неправильное решение о взаимодействии устной и письменной речи. Язык и письмо представляют собой качественно различные системы речевых знаков. Язык - основан на зрительных представлениях, речь - на слуховых, но неверно делать отсюда вывод, что между устной и письменной речью существует полный разрыв [22, С. 15].
· Чрезвычайное увлечение методом списывания. Механическое списывание часто порождает ряд чрезвычайно своеобразных ошибок, перестановки, пропуски и пр. Некоторые педагоги сталкивают учащихся с учебником и считают свою работу выполненной. Необходимо выбирать не только наиболее простые пути обучения правописания, но и задумываться над необходимостью комбинировать методы [22, С.16].
· Бесконтрольное письмо учащихся. Часто преподаватели предметов обществознания, физики, математики и др. не учитывают орфографическую неподготовленность учеников. Удивительно ли, что на занятиях по другим предметам, где учащиеся много пишут под диктовку, совершенно уничтожается то, над чем с таким трудом бьется учитель русского языка. Школа не ведет борьбы с безграмотностью общим фронтом. А также дети могут не получать помощи от родителей и не контролируются ими.
· Недостаточный школьный орфографический режим. Уменьшается количество часов, отведенных программой на уроки русского языка. А тем временем дом, улица, окружающая среда не всегда дают толчок к укреплению грамотности. Даже некоторые афиши, газеты, плакаты, объявления не свободны от орфографических и стилистических ошибок.
· Бездумная зубрежка правил и недостаток практики приводит к неглубоким, несистематизированным знаниям.
· Около 5-8 процентов школьников страдают дислекцией (стойкое нарушение чтения), и дисграфией (нарушение письма). Такие дети допускают ошибки при чтении: пропускают звуки, добавляют ненужные, искажают звучание слов, скорость чтения у них невысокая, ребята меняют буквы местами, иногда пропускают начальные слоги.… При дисграфии учащиеся младших классов с трудом овладевают письмом: их диктанты, выполненные ими упражнения содержат множество ошибок. Они не используют заглавные буквы, знаки препинания, у них ужасный почерк. В средних и старших классах ребята стараются использовать при письме короткие фразы с ограниченным набором слов, но в написании этих слов они допускают грубые ошибки. Нередко дети отказываются посещать уроки или выполнять письменные задания. В данном случае помощь может оказать только квалифицированный логопед[8, С. 20-22].
· Ложная этимология. Когда говорящий, желая осмыслить новое слово, вольно или невольно сопоставляет его с известной ему лексикой и изменяет его звуковой облик, нередко значительно. Подобная переделка и переосмысление может стать причиной орфографических ошибок.
· Незнание правил или знание правила, но неумение его применить.
· Недостаточный уровень развития памяти, мыслительные процессы протекают медленно.
· Отсутствие положительной мотивации к изучению орфографии.
· Дети мало и плохо читают, при чтении допускают ошибки.
· Не получение помощи от родителей и бесконтрольность выполнения заданий.
· Отсутствие орфографической зоркости или слабая ее сформированность. Эта причина сводит на нет хорошее знание орфографических правил и умение их применять, школьник не видит орфограмм в процессе письма, а значит ошибка в этом месте для него полная неожиданность.
Причины у каждого ребенка индивидуальны и своеобразны, но в любом случае все они подлежат полному или частичному устранению. Необходимо только выявить причину, разработать стратегию ее ликвидации и претворить идею в жизнь. Важно приложить старания и не оставаться равнодушным наблюдателем, а также привлечь в процесс самого ребенка.
ГЛАВА II Вопрос методики преподавания орфографии русского языка

1. Грядущая реформа русской орфографии

Как известно, населению России грозит орфографическая реформа. Новый закон «О русском языке», проект которого ждет своей очереди в Думе, грозит уголовными наказаниями за безграмотность. Авторы этого законодательного акта не дали себе труда задуматься, что в стране уже действует мощная «орфографическая полиция» -- учительство, армия редакторов, корректоров с немалым числом добровольных помощников (в Интернете, например, за орфографические ошибки постоянно извиняются и столь же постоянно на них пеняют). Существует жесточайшая система санкций за нарушение орфографических правил: пара ошибок может радикальным образом изменить судьбу молодого человека, закрыв перед ним дорогу в вуз. Внушительное число репетиторов «обучает природной грамотности в кратчайшие сроки», методическая литература по русскому языку распродается как газировка в жаркий день. Надеяться, что грамотность населения вырастет, если ее будет контролировать еще и правоохранительная система полный абсурд. Прежде чем пытаться закрутить гайки еще туже, может быть стоит задуматься, какой цели мы хотим добиться. Какова природа орфографических правил и стоит ли прилагаемых усилий введение строго единообразного письма? Есть еще одна причина задуматься над этими вопросами: планируемая орфографическая реформа.
Инициаторам любой орфографической реформы можно только посочувствовать. Положение их незавидное. Они посягают на автоматизированный навык письма, который приобретался многими годами тренировки и составляет важную часть интеллектуального капитала взрослого человека. То есть активная часть населения -- люди, способные наиболее здраво судить о вещах, представляющих общественный интерес, -- заведомые противники реформы. В то же время две категории могли бы потенциально выиграть от продуманной реформы: во-первых, школьники и все люди, которым предстоит овладеть русским языком. Это весомая часть населения, так как Россия постепенно превращается в страну иммигрантов. От лица этой группы должна была бы говорить школа, но пройдет много времени, прежде чем педагоги научатся экономить труд -- свой и учащихся. Во-вторых, предприниматели, которые не могут не видеть, чем сложнее их бизнес, чем более высокие технологии в нем используются, тем больше потери от неэффективного документооборота. Для национальной экономики несовершенная орфография стоит в том же ряду негативных факторов, что и суровый климат. Но потенциальным сторонникам реформы нужно продемонстрировать, что предлагаемые изменения реально повышают эффективность процесса создания документа. С точки зрения филолога, орфография -- это не научная, а «технологическая» и социально-психологическая проблема. С технологической стороны орфографическая реформа -- это введение нового стандарта. Прежде всего, юридическими и другими мерами необходимо обеспечить его обязательность. Порядок введения правил определит еще не принятый закон «О русском языке», в ст. 19 которого говорится, что правила орфографии и пунктуации русского языка разрабатываются Российской академией наук, рассматриваются Советом по русскому языку при правительстве РФ и утверждаются правительством РФ. Похоже, что ни авторы закона, ни разрабатывающая его комиссия не заметили препятствий на пути такого введения стандарта.
Первое препятствие состоит в том, что чисто юридическим путем ввести правила на всем пространстве, где активно используется русский язык, будет невозможно, хотя авторы реформы и предполагают, что новый свод правил будет общеобязательным. Это в 1956 г., когда проводилась последняя орфографическая реформа, было достаточно соответствующего постановление Совета Министров. Но сегодня часть русскоязычного населения, которое хотели бы сохранить культурные связи с Родиной, живут вне пределов его юрисдикции. Еще в двух странах, кроме России, русский язык является государственным -- в Белоруссии и в Казахстане. Так что новым правилам придется побороться за то, чтобы стать единым стандартом.
Теперь о фундаментальной проблеме, которая состоит в ограниченных возможностях всякой системы проверки орфографии, основанной на использовании словаря (а других сейчас и нет). С точки зрения такой автоматизированной системы, все орфографические проблемы можно разбить на две категории.
С одной стороны, это проблемы, которые можно решить, просто увеличивая объем словаря. Все написания, основанные на традиции, сколько бы их не было, просто заносятся в словарь. Компьютер великолепно справляется с хранением и поиском в списках. Человеку, наоборот, очень трудно запомнить длинный неструктурированный список. Многие правила и исключения из них, сформулированные в очень нетривиальных лингвистических категориях, в сущности, нужны лишь для одной цели -- облегчить учащемуся запоминание этих списков. Все эти «терпеть, видеть, ненавидеть...», «стеклянный, оловянный, деревянный», «уж, замуж, невтерпеж», на заучивание которых было потрачено столько сил и времени, у компьютера не вызывают никаких трудностей. Вместо того чтобы объяснять школьникам, по каким принципам составлены такие списки, а потом заставлять эти списки заучивать, можно было бы ограничиться одним «правилом»: смотри в словарь. Школа едва ли скоро признает, что норма состоит в том, что человек создает тексты с помощью компьютера и пользуется при этом спеллером, и трудно осуждать школу за ее консерватизм, он во многом вынужденный. Но, выйдя из школы, все больше людей забывают все эти правила, и если они пользуются компьютером, их тексты не становятся от этого менее грамотными. Так что с ликвидацией действительно нелогичных (если не сказать «нелепых») написаний типа брошюра, парашют и некоторых других (при бережном сохранении жюри) авторы реформы несколько опоздали. Школьники их перестали заучивать или неизбежно перестанут, как утратили навык письма с «нажимом», а компьютеру абсолютно безразлично, хранить ли в памяти в качестве образца брошюра или брошура. Сейчас можно было бы восстановить «ять» и вообще все упраздненные буквы и все правила дореволюционной орфографии, и это нисколько не сказалось бы на эффективности системы автоматизированной правки текста. Поэтому анализировать предлагаемые в рамках последней реформы новации (их не очень много), если они относятся к «словарному» типу, просто не имеет смысла.
С другой стороны, компетентность любой системы, основанной на использовании автоматизированного орфографического словаря, ограничена. Некоторые -- продуктивные -- классы слов, просто нельзя целиком поместить ни в один словарь. Вот для таких классов слов некоторый род правил действительно нужен, и эти правила должны быть рассчитаны на применение их человеком. Авторы реформы предлагают несколько новых правил написания слов, относящихся к продуктивным классам. Во-первых, нового правила правописания сложных прилагательных типа народнохозяйственный, естественнонаучный, центральноазиатский, приходо-расходный и др., во-вторых, правила использования прописных букв.
Чуть ли не в каждом тексте научного или социально-политического характера появляются новые сложные прилагательные, не зафиксированные ни в одном словаре. Эти слова могут писаться слитно (сельскохозяйственный), через дефис (христианско-демократический) или рассматриваться как словосочетания прилагательного и наречия (агрессивно послушный). Употребление их ограничено рамками данного текста и, может быть, нескольких других. Поэтому их часто не имеет смысла включать в словари. Бесчисленное количество подобных слов можно построить хотя бы по образцам двоякоперистосложный, двусемянодольный, двуххромовокислый, трехмилиардноголововый и проч., просто варьируя элементы со значением числа. Столкнувшись с задачей выбора написания отсутствующего в слове слова, мы либо подбираем «аналогичный случай», либо пишем, как Бог на душу положит.
Действовавшее с 1956 г. и никем доселе не отмененное правило написания подобных прилагательных выглядит, казалось бы, очень просто: 1) найти эквивалентное по смыслу словосочетание, от которого образовано данное сложное слово (сельскохозяйственный < сельское хозяйство, приходо-расходный < приходный и расходный); 2) если связь в исходном сочетании является сочинительной (приходный и расходный), то слово пишется через дефис (приходо-расходный), в противном случае оно пишется слитно (сельскохозяйственный). Это правило стоит в ряду других правил русской орфографии, основанных на принципе перефразирования исходной единицы в эквивалентное по смыслу сочетание слов. Так, чтобы отличить сложное прилагательное от сочетания прилагательного с наречием, которое пишется раздельно, нужно первую часть (совпадающую с наречием) попытаться поставить в постпозицию или дополнить зависимым словом,если смысл не изменился -- пиши раздельно. По тому же принципу построены правила правописания некоторых разрядов наречий, частицы не- с некоторыми категориями слов и проч. Однако приведенному выше правилу написания сложных прилагательных мало кто следует. От него отступили уже сами составители Правил 1956 г., приведя как правильную форму глухонемой, хотя по введенному ими же правилу нужно было бы писать глухо-немой (< глухой и немой). С 50-х гг. накопилось огромное число аналогичных отступлений, «узаконенных» учебниками и орфографическими словарями. Даже в написании часто употребляемых слов данного типа, для которых орфографические словари на протяжении многих десятилетий рекомендуют одно и то же написание, сегодня царит поразительный разнобой.
Пытаясь ввести какой-то порядок в этот хаос, реформаторы предлагают новое правило правописания сложных прилагательных. Прилагательное предлагается писать через дефис, если первый компонент совпадает с основой относительного прилагательного с суффиксом, оканчивающимся на -н-, -ов-, -ск-, -ик- (соотносящеесяся с -ический) и некоторыми другими. То есть предлагается писать: народно-хозяйственный, естественно-научный, южно-русский, церковно-славянский, конно-спортивный, горно-спасательный, водно-спортивный, водно-лыжный, частно-правовой, авторско-правовой, теоретико-числовой и т.д., потому что существуют прилагательные народный, естественный, южный, церковный, конный, горный, водный, частный, авторский, теоретический. Если в прилагательном нельзя выделить перечисленных суффиксов, то прилагательное пишется слитно, без дефиса: нефтегазовый, товаропассажирский, спускоподъемный, приходорасходный, латиноамериканский и проч.
Данное правило по сравнению с действующим (или, вернее, недействующим) требует не полного перефразирование, а частичного: мы «восстанавливаем» форму только одного компонента словосочетания -- первого и выделяем в нем суффикс, что, конечно, более простая операция, и результат ее чаще однозначен, чем результат перефразирования, которое предлагали проделывать Правила 1956 г. Однако это правило, хотя и вносит некоторый элемент порядка написание сложных прилагательных -- не более чем скромная заплатка, наряду с ним остаются еще очень много правил регулирующих правописание сложных слов.
Авторы проекта новых орфографических правил рассказали, что предложили свой вариант написания сложных прилагательных, основываясь на свободном выборе пишущих. Он позволил им выявить тенденцию, которую они хотят закрепить. Странно, что они не увидели другой «тенденции»: если считать, что сколько-нибудь устойчивая орфография сложилась лет двести тому назад, и весь этот срок правописание сложных слов оставалось не урегулированным, и при этом никаких серьезных проблем не возникло, то почему бы вообще не оставить использование дефиса при написании некоторых слов на усмотрение пишущих. Ведь реальный смысл использования дефиса примерно такой же, как и использование черточки при записи телефонного номера или разделении записи большого числа на разряды: удобство восприятия громоздкого и не очень привычного слова. [20,С.50-61]
Подведем итог. Русская орфография возникла не в 1956 г., принятые тогда правила в основном были просто попыткой закрепить сложившуюся практику. Реформа 1918 г. по большому счету тоже была поверхностной. На протяжении столетий орфография складывалась более или менее стихийно, путем постепенного приспособления церковно-славянской орфографии к потребностям хоть и родственного, но все-таки иного славянского языка -- русского. Возникла очень громоздкая постройка, содержание которой обходится довольно дорого, целесообразность косметических ремонтов типа предложенного в «Своде» -- сомнительна, а предложения радикальной перепланировки сейчас кажутся кощунственными. Реальный выход из этой ситуации в том, чтобы не навязывать обществу болезненной реформы, а показать, во что ему реально обходится содержание обветшавшего здания и что можно было бы построить на его месте. «Втягивание» общества в процесс перемен - подход не слишком характерной для нашей «шоковой» ментальности, он может потребовать десятилетий, но здесь можно и подождать, ведь проблема изменения правил орфографии не самая для нас жгучая. Сейчас же, с точки зрения политики и бизнеса, лучше было бы сохранить status quo и пользоваться едиными правилами орфографии (хотя и очень несовершенными), чем создавать потенциальную опасность появления для русского языка одновременно многих вариантов орфографии, даже если один из них и будет на какую-то йоту лучше существующего.
2. Проблемы изучения орфографии в начальной школе

«Мне могут сказать: истина - истинная наука о языке - недоступна детям; но, во-первых, истину всегда можно сделать доступной и удобопонятной - стоит только самому хорошенько понять ее, а во-вторых, это все равно что сказать: если детям не доступно, что 2х2= 4, то учите их, что 2х2=5, или так как трудно объяснить, что земля вращается вокруг Солнца, то учите их обратному»
Л.В.Щерба
На данный момент среди лингвистов, учителей и филологов существует несколько точек зрения на современную методику преподавания русского языка. Именно поэтому в настоящее время появилось множество альтернативных программ помимо традиционной программы.
Так, например, О.Е.Ворончев, кандидат филологических наук, исполняющий обязанности заведующего кафедрой русского языка и методики его преподавания Белгородского государственного университета считает, что школьная методика преподавания русского языка продолжает поклоняться идолу орфографии (уровень овладения которой тем не менее продолжает снижаться) и приносит ему в жертву многие другие узловатые аспекты изучения родного языка, в частности, осознание основных законов его развития. Антиномия (основные законы развития языка) проявляется в таких важных принципах, как закон экономии языковых средств или закон аналогий. И хотя в последнее время усилилось внимание к другим, неорфографическим аспектам культурно - речевого развития (например, к орфо-эпии и риторике), проблема комплексного полноценного лингвистического образования остается нерешенной, поскольку игнорируется не только изучение названых выше законов, но и в постижении общей логики развития языка. С другой стороны, не является ли такая подача материала сложной для младшего школьника? На что О.Е.Ворончев заявляет, что учитель лишь тогда достоин уважения, когда «в стремлении гордом к свободе, к свету» способен постоянно расширять границы своего исследовательского кругозора. Иначе фактический обман ребенка за счет вульгаризации и искажения принципиальных научных истин, усвоение которых способствует формированию целостного представления о системе родного языка, потребует в дальнейшем от других преподавателей немалых усилий для переучивания и разрушения ложных стереотипов. Все, что, подчиняясь стройным законам логики, органично вписывается в стройную грамматическую систему литературного языка, в частичном или полном объеме может быть доведено до сознания учеников, для которых понять языковой факт гораздо важнее, чем механически «зазубрить» его и слепо принять на веру как догму.[11,С.31-35]
Еще один «неизживаемый» недостаток традиционной методики, который был выявлен еще столетие назад Л.В.Щербой, заключается в том, что основные виды лингвистического анализа - морфемный, словообразовательный и морфологический - продолжают основываться на графическом, а не фонетическом (или фонематическом) облике слова, к тому же при этом часто остается без внимания лексическое значение, а эти методические просчеты тоже могут привести к принципиальным ошибкам.
Также лексические различия имеют принципиальное значение и для синтаксического разбора словосочетания и простого предложения.
Итак, все уровни языковой системы тесно взаимосвязаны, что иногда остается без внимания в начальной школе. Учебный материал должен быть расположен в порядке возрастания сложности в соответствии с каждым более высоким уровнем языковой системы. Только такой комплексный подход способен, по мнению Л.В.Щербы, способен устранить изолированность разделов русского языка и заполнить пробелы во всех областях изучения русского языка.
О.Е.Вороничев считает в корне неправильными методы определения категории рода и одушевленности /неодушевленности у имен существительных. Некоторые учителя, утверждает он, «ставят телегу впереди лошади» когда определяют род по личному местоимению. Ведь если не знать род до того, как употребишь личное местоимение, то по местоимению его так и не узнаешь. Например, ученики начальных классов без труда определяют род слов: стол, парта, стул, яблоко, машина и др. И напротив, если встретятся проблемные слова типа шампунь, тюль, мозоль, фамилия и другие, то не знающий их истинного родового статуса скорее всего сделает ошибку.
Также и при определении одушевленности предмета по вопросу кто? или что? Извращение логической связи возникает тогда, когда учитель убежден сам и заставляет поверить своих учеников в то, что вопросительные местоимения кто? и что? способны помочь в определении категории одушевленности того или иного существительного. На самом деле все обстоит с точностью до наоборот, как и при определении рода. Чтобы избавиться от ложного стереотипа, достаточно в виде эксперимента предложить ученикам определить, одушевлены ли существительные робот, кукла, матрешка, ферзь, покойник и т.п., которые логически не могут быть отнесены к предметам живой природы. Учащиеся наверняка поставят вопрос что? однако в русской грамматике эти слова одушевлены.
Школьная методика преподавания русского языка не должна отставать от современной научной мысли, и неизжитые противоречия между научным взглядом на язык и школьно - методической его модификацией вызвано все тем же стремлением упростить и облегчить восприятие не имеющих практической (орфографической) значимости языковых явлений «с учетом возрастных психофизиологических особенностей младшего школьника», обучаемостный потенциал которого на самом деле позволяет усвоить и более «сложную» информацию.
Рассмотренные некоторые учебные ситуации могут приводить к грамматическим, фонетическим, словообразовательным ошибкам в традиционной практике уроков русского языка. Такие нарушения можно справедливо рассматривать как нарушение научности.
М.Р.Львов, член-корреспондент РАО, профессор Московского педагогического государственного университета, член редакционной коллегии журнала «Воспитание и обучение» напротив считает, что первые программы русского языка составлялись в середине XIX в. Крупнейшими ведущими языковедами, а именно: Ф.И.Буслаевым, И.И.Срезневским, а позже - В.И. Чернышевским, А.М.Пешковским, Л.В.Щербой; участие ведущих языковедов в создании школьных программ и обсуждении проблем преподавания стало традицией. Особенно интенсивно в последние десятилетия обсуждались возможности языковой теории в начальных классах - ее объем существенно возрос. Сдерживающим фактором была и остается необходимость не только изучить структуру языка, но сформировать умения в области чтения и понимания текста, развития речи детей, устной и письменной, усвоение норм литературного языка, культуры речи, умения строить текст, передавать в нем мысли. Как известно, немалые трудности для детей составляет орфографии, необоснованно осложненная и во многом непреодолимая для младших школьников.
3. Развитие орфографической зоркости на основе понятия «опознавательный признак орфограммы»

Орфографическое понятие «опознавательный признак орфограммы», введенное в методику преподавания русского языка в середине 60-х годов нашего столетия, тесно связано с проблемой орфографической зоркости, которая занимала и продолжает занимать методистов. Впервые понятие орфографической зоркости встречается у известного ученого-методиста второй половины XIX века В.П. Шереметевского. Под орфографической зоркостью В.П.Шереметьевский понимал пристальное внимание при чтении и списывании к орфографической стороне слова, умение заметить те места в слове, которые могут затруднить пишущего. То же содержание в данное понятие вкладывал и А.Д. Алферов, усматривавший источник орфографической слабости учащихся в «недостаточно воспитанной зоркости к форме слова». Об орфографической «слепоте» и грамматической «неповоротливости» как причинах безграмотности говорил и А.М Пешковский. Н.С. Поздняков указывал на то, что для орфографического усвоения слова важно «сосредоточить внимание пишущего на той его части, где заключается какая-нибудь орфографическая трудность».
А.В. Текучев, Н.С. Рождественский, Н.Н. Алгазина, М.Т. Приступа, М.М. Разумовская, Д.Н. Богоявленский, С.Ф. Жуйков, В.В. Репкин и многие другие методисты и психологи понимают под орфографической зоркостью умение видеть любую трудность на письме независимо от характера восприятия орфограмм - зрительного или слухового.
В связи с разработкой теоретической основы развития у школьников орфографической зоркости Н.Н. Алгизиной в 1965 г. был введен термин «опознавательные признаки орфограмм» для обозначения условий выбора конкретной орфограммы. В 1970 году М.Т. Баранов [с. 22 - 28] уточнил содержание понятия, определив опознавательный признак орфограммы как особый сигнал наличия орфограммы в слове или между словами и - одновременно - одно из условий выбора определенной орфограммы, тогда же был предложен общий перечень опознавательных признаков разных типов орфограмм, позже в усовершенствованном виде вошедших в справочные материалы учебника по русскому языку.[1, С.18]
Однако современная школьная практика свидетельствует о том, что теоретические сведения об опознавательных признаках орфограмм и их типах не используется в современном учебном процессе. Так, исследование, проведенное Л.Ю. Комисаровой в 5 -7 классах общеобразовательных и специальных школ Москвы в марте 1997 / 98 учебного года, обнаружило полное отсутствие у учащихся знаний об опознавательных признаках орфограмм и, как следствие этого, несформированность умения школьников различать опознавательные признаки орфограмм разных типов (лишь 0,5 % учащихся, принявших участие в исследовании, смогли определить опознавательные признаки орфограмм, в основном, небуквенного типа, при зрительном и 0,2% - при слуховом восприятии текста). В связи с этим глубокую озабоченность вызывает и низкий уровень состояния умения учащихся 5 - 7 классов видеть отдельные орфограммы в словах и между словами, средний показатель этого умения колеблется в пределах от 26,4 до 30,3%.
Итак, резервы развития умения учащихся видеть орфограммы на письме и определять на слух с опорой на опознавательные признаки орфограмм совершенно не реализуются при изучении орфографических тем.
Организация такого обучения предполагает введение в существующий курс школьной орфографии уже на начальном этапе работы с орфограммой (2 класс) (1 - 4) сведений о слабой и сильной позиции звуков, понятия опознавательный признак орфограммы, классификацию опознавательных признаков орфограмм, связанных с произношением, по видам на основе фонемно-морфологического признака русской орфографии, создание типологий упражнений и разработку ряда алгоритмов распознавания орфограмм буквенного типа по опознавательным признакам в целях формирования соответствующего умения находить точки применения орфографического правила в слове.
Во втором классе предполагается изучение основных орфографических понятий, а так же начало формирования важнейших орфографических умений и навыков. Учащиеся знакомятся с базовыми орфографическими понятиями «орфограмма» и «орфограмма-буква», понятие же «опознавательный признак орфограммы» целесообразно вводить после выяснения сущности понятия «орфограмма» и «орфограмма-буква», при изучении тем «правописание безударных гласных в корне слова».
Приведем фрагмент урока с использованием эвристического метода объяснения нового материала, в котором показан возможный вариант ознакомления с вышеназванными понятиями.
Вниманию учеников предлагаются слова, записанные на доске:
Сосна
Река
Леса
Вопросы для беседы:
- В каком месте слов, записанных на доске, вы можете допустить ошибку?
- По каким приметам вы это определили?
- Почему именно это место, на ваш взгляд, является опасным с орфографической точки зрения?
- Обозначьте его сверху знаком V.
Далее учитель уточняет ответы учащихся, обращая внимание на то, что отмеченная ими безударная позиция гласной о в слове сосна и е в словах река, леса, в которой эти звуки слышатся нечетко, и служит причиной возникновения ошибки, потому что позволяет пишущему предположить несколько вариантов написания.
Учитель. Безударная позиция гласного звука в фонетике называется слабой, так как гласные, находящиеся в ней звучат, звучат неясно. Что необходимо сделать для того, чтобы неясно звучащие гласные звучали отчетливо?
Ученики говорят о роли ударения для гласных звуков, подбирают к данным словам проверочные, отмечая, что в положении под ударением гласные не дают повода для ошибок.
На доске рядом с первым столбиком слов появляется второй:
Сосна - сосны
Река - реки
Леса - лес
Учитель. Действительно, наиболее отчетливо гласные звучат под ударением, это положение называется сильной позицией гласного звука. Слабая (безударная) позиция гласного звука - это особая примета, сигнализирующая о том, что в данном месте слова всегда существует орфограмма - гласная буква. Такая примета называется опознавательным признаком орфограммы-гласной буквы. Опознавательный признак есть у каждой орфограммы, их знание поможет вам свободно найти саму орфограмму и применить нужное орфографическое правило. Трудные места в слове, на которые указывают опознавательные признаки, мы будем сверху обозначать знаком V.
Знакомство с опознавательными признаками орфограмм буквенного типа (орфограмм-гласных букв, орфограмм-согласных букв, ь неразделительного, ь и ъ разделительных) по позициям продолжается по мере изучения новых видов орфограмм и орфографических правил Классификация опознавательных признаков орфограмм буквенного типа по слабым и сильным позициям может быть предложена на уроках повторения и обобщения по орфографии в виде таблицы. (Приложение 2(1);)
Основным средством усвоения введенных понятий и выработки соответствующих им умений обнаруживать опознавательные признаки орфограмм, определять по ним место применения правила в слове и предвидеть орфограмму или находить ее на письме являются специальные орфографические упражнения, такие как неосложненное списывание и обучающие диктанты с заданиями типа:
- найти (зрительно или на слух) по опознавательным признакам те места в слове, в которых вы можете ошибиться;
-обозначить знаком V опознавательные признаки изученных вами орфограмм-гласных букв, орфограмм-согласных букв и т. п.;
- назвать опознавательные признаки «точек» применения правил в конкретной части слова (в приставке, в корне, в суффиксе, окончании).
Неосложненное списывание опирается на зрительный вид орфографической памяти и будет использоваться в целях обучения школьников поиску опознавательных признаков орфограмм буквенного типа и их обозначений. Списывание с пропуском орфограмм (осложненное списывание) в данном случае представляется не всегда эффективным, потому, что в упражнениях этого вида орфограммы как таковые уже определены на месте пропусков букв.
Для проведения обучающих диктантов применяется зрительная и словесно-слуховая форма подготовки. Зрительная подготовка заключается в предварительном чтении либо всего текста, либо отдельных слов из него, в которых орфограммы могут затруднить учащихся. Наибольший обучающий эффект дают при этом словесные объяснения условий выбора орфограмм. Поскольку опознавательные признаки орфограмм являются частью условий выбора, использование зрительной подготовки к диктанту для формирования умения определять по опознавательным признакам место применения правила, особенно важно. В школьных учебниках имеются специальные тексты диктантов со зрительной подготовкой, да и любое упражнение учебника можно предложить в качестве такового, сопроводив его одним из представленных выше заданий.
Словесно-слуховая подготовка к диктанту тоже может служить формированию умения школьников находить в словах орфограммы с опорой на опознавательные признаки. Определение на слух опознавательных признаков орфограмм и выявление их с учетом самих орфограмм проводиться до записи (предупредительный диктант), вовремя записи (комментированный диктант) и после записи (объяснительный диктант) слов и словосочетаний.
Облегчению процесса формирования умения распознавать орфограммы по опознавательным признакам в ходе указанных видов упражнений способствует включению в систему обучения дихотомической модели обобщающих алгоритмов (термин психолога К.М. Шоломий), которые дают ученикам четкое представление о структуре их умственного действия (Приложение 2(2);).
Еще в 1970 году А.В. Текучев писал: « Орфографическая зоркость не есть какая-то постоянная величина… Степень и уровень ее развития в значительной мере определяется тем, на сколько внимательна бывает школа к этой стороне обучения русскому языку, не отсутствует ли вообще система в обучении орфографии» [29,С.328]
4. Обобщение опыта работы преподавателей по развитию орфографической зоркости у младшего школьника

Как научить правильно писать - эта проблема всегда волновала учителей и ученых. Как сделать так, чтобы количество ошибок уменьшалось, а письмо стало бы более осознанным и правильным. Хорошо, когда ребенку «дано» от Бога: правила чувствует интуитивно и пишет правильно. Но ведь таких единицы. Известно что, основанием проверки орфограмм служит умение увидеть орфограмму, опознать ее, т.е. соотнести с правилом, с грамматической основой.
Для этой операции нужны значительный объем памяти, ее готовность, четкое знание грамматики и орфографических правил. Узнавание орфограммы, соотнесение ее с правилом должны протекать с большой скоростью, чтобы не задерживать письма, не отвлекать школьника от того, что он пишет. Зоркость формируется на протяжении многих лет. Обследование уровня зоркости детей дают неутешительные результаты: она колебалась от 20 до 60% (учитывались только изученные виды орфограмм) и лишь у отдельных учащихся достигал 90%. Поэтому слабость орфографической зоркости принято считать важнейшей причиной ошибок школьников в письменных работах. А орфографическое комментирование - лучшее средство выработки зоркости и предупреждения ошибок.
Обнаружение орфограмм облегчают их опознавательные признаки. Обычно говорят, будто орфограмму обнаруживают по несовпадению звука и буквы, произношения и написания: много звезд - [звост]. Но забывают, что это несовпадение обнаруживается только тогда, когда ученик не только слышит слово, но и видит (или знает) буквы. До тех пор пока он слышит слово хотя бы внутренним слухом, он ни в чем не сомневается. Чтобы понять, что здесь есть орфограмма, ученика должно что-то насторожить, побудить к поиску. Здесь и нужны опознавательные признаки орфограмм, помимо предполагаемого несовпадения звука и буквы.
В процессе самостоятельного письма (сочинения) или письма под диктовку ученик сам должен на основании внутреннего, воображаемого слуха обнаружить орфограмму. Как срабатывает этот внутренний слух, пока не вполне ясно.
Когда неопытный, неподготовленный школьник пишет услышанное (продиктованное) слово сад, то последний звук этого слова не вызывает в нем никаких сомнений: он слышит звук [т]. В слове сбежал он слышит первый звук [з]. Оказывается, что первый опознавательный признак орфограмм неприменим в самостоятельном письме. Но он весьма эффективен в процессе тренировок, в ходе анализа написанного (напечатанного) текста, комментирования.
Второй опознавательный признак - это звуки и сочетания звуков, которые дают наибольшее количество несовпадений с буквами и, следовательно, создают опасность ошибок. Нужно научить школьников замечать в словах такие «опасные» места.
Для ориентирования в орфограммах, для их обнаружения и проверки надо знать:
а) природу данного явления, т.е. принцип, лежащий в его основе;
б) опознавательные признаки орфограмм данного типа;
в) какие знания и умения необходимы школьнику для проверки - решения грамматико-орфографической задачи.
Умение - это вид опыта личности, этап овладения новым способом деятельности: оно формируется на основе теории, правила, инструкции, а также на основе подражания по принципу «делай, как я». Закрепленное, автоматизированное умение принято называть навыком, что особенно важно для правописания. Процесс формирования орфографических умений и навыков проходит следующие этапы:
Мотивационный этап: потребность письменного изложения мысли.
Жизненная (учебная) ситуация порождает потребность проверять написание слов, сочетаний, конкретнее - проверять орфограммы.
Поиск способа решения задачи: грамматическое обоснование, опора на правило, осознание алгоритма (ориентировочный этап).
Составление алгоритма для данного случая, проверка орфограммы по ступеням алгоритма (операционный, исполнительский этап).
Повторное, многократное выполнение действия по правилу в измененных условиях и вариантах, с постепенным нарастанием трудности, с постепенным свертыванием алгоритма, его сокращением, с ускорением действия (тот же операционный, исполнительский этап).
Появление элементов автоматизма, дальнейшее сокращение алгоритма, усиление автоматизма в результате тренинга, упражнения.
Достижение более или менее полного автоматизма; самоконтроль, самопроверка, укрепление безошибочного письма (самооценочный этап)
Свободное автоматизированное письмо в различных ситуациях жизни. Все внимание сосредотачивается на содержании того, что пишется.
Итак, грамотный ученик тот, кто читает и пишет без ошибок. Учителя и родители часто задают вопрос: «Как добиться прочных и глубоких знаний учащихся по русскому языку?»
Одним из эффективных приемов в усвоении орфограмм учащимися является использование раздаточного материала.
Уже в 1 классе можно использовать раздаточный материал на уроках русского языка.
Для сознательного усвоения орфограмм «Парные согласные», «Непроизносимые согласные» большое внимание должно уделяться звукобуквенному, слого-звуковому анализу слов. В процессе закрепления, повторения изучаемой орфограммы учащиеся формируют навыки грамотного письма способом выполнения разноуровневых заданий. Эти задания предлагаются на индивидуальных карточках. Задания дети выполняют в тетради.
Раздаточный материал - это карточки из плотной бумаги, на которой написаны тренировочные тексты, столбики слов, схемы слов, предложений, образцы выполнения заданий (см. Приложение 1).
Например, каждая карточка содержит разный материал, объединенный одной орфограммой. Карточки раздаются группе детей одного ряда или варианта (от 5 до 15 карточек).
Дети могут работать в паре или индивидуально в зависимости от поставленной цели урока: закрепление орфограммы или отработка ее.
Работа с карточками дает полную картину усвоения учащимися изучаемой орфограммы. Подобная работа дисциплинирует детей, экономит время. Для ребят сильной группы свободное время не пропадает даром в ожидании, когда другие дети выполняют задание. Работая с карточкой, учащийся должен проявить самостоятельность, еще раз повторить орфограмму и закрепить ее при выполнении разноуровневого задания, проявить упорство и аккуратность.
Как показывает опыт работы преподавателей, дети быстро привыкают к требованиям работы с индивидуальной карточкой (Приложение 1), совместной деятельности с соседом по одной карточке, когда материал нужно усвоить с помощью более сильного ученика.
Не удивительно, что в тетрадях отдельных детей можно увидеть по 2 - 3 оценки. Накопляемость оценок за письменные работы очень высокая. Во время урока ученик по желанию учителя может выйти к доске и получить оценку за правильную работу или получить помощь от учителя для дальнейшего выполнения задания.
Валентина Владимировна Смирнова - учитель начальных классов Моргаушской средней школы в Чувашской республике, изучив «Методические рекомендации» Е.В Бунеевой и М.Е.Яковлевой к учебнику «Русский язык» для 4-го класса Образовательной системы «Школа 2100», пришла к выводу, что авторы нашли оптимальный путь к решению проблемы развития грамотности учащихся. Приняв за основу их методику проведения языковой разминки, она так организовала работу на уроках, что за короткое время ей удалось снизить количество ошибок у детей до минимума. В диктантах и творческих работах ученики стали допускать ошибки, в основном, лишь в тех случаях, когда им непонятно значение слова, а эти проблемы нам создает двуязычие.
На уроках русского языка В.В.Смирнова с учениками широко использует ручки с пастой зеленого цвета и цветные мелки. Саму работу она вместе с детьми назвала «письмо через строчку». Предложения в тетрадях записываем, пропуская строчку для проверочных слов. Если только устно находить и подчеркивать орфограммы и называть проверочные слова, то слабоуспевающие ученики (а их в классе бывает немало) могут все «пропустить мимо ушей». Очень нелегко научить детей находить орфограммы в словах предложения, когда они все сливаются, и подбирать проверочные слова. И учителю трудно проверять тетради, и сам ученик ничего не различит. Вот тут-то нас и выручает зеленый цвет.
Многолетняя практика показывает, что достичь орфографической грамотности у младших школьников можно лишь каждодневным упорным трудом. Поэтому на каждом уроке русского языка дается на дом упражнения такого вида. После записи «Домашняя работа» записываем под диктовку 1-2 предложения через строч и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.