На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Приобщение японских подростков к нормам поведения в обществе с помощью группового сознания. Патриархальность и культ предков в семье. Домашние алтари камидана и буцудан. Вид наказания в детских организациях - татакинаоси. Японские традиционные обряды.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Педагогика. Добавлен: 14.09.2009. Сдан: 2009. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


6

Япония: культурные традиции в социализации детей и юношества

Особенностью приобщения японских подростков и юношества к нормам поведения в обществе является развитие группового сознания. Начинается социализация в семье, которая, как зеркало, отражает социальную психологию нации. Каждая нация культивирует свою, неизменную в главном, присущую только ей атмосферу семейных отношений. Современная японская семья сохраняет от прошлого ряд специфических особенностей, и главная среди них - патриархальность. Первый мальчик с момента рождения пользуется особым расположением окружающих. Очень скоро он начинает ощущать свою значимость, и это способствует формированию в его характере эгоцентризма и стремления к лидерству. Младших братьев побуждают развивать в своем характере покорность и послушание. Что касается девочек, то очень быстро они начинают осознавать свое подчиненное положение и смиряются с необходимостью прислуживать, терпеть и покоряться.

В современной Японии, поразившей за последние десятилетия мир своими достижениями во всех областях науки и техники, патриархальность хотя и приглушена, однако, как неотъемлемый элемент культуры, буквально врывается в сегодняшнюю жизнь из глубины веков. В японском языке нет слов "брат" или "сестра", вместо этого находим "старший брат" и "младший брат", "старшая сестра" и "младшая сестра" [1, с.530]. Идея выше и ниже стоящего никогда не покидает сознание японского ребенка независимо от того, имеет ли он в виду только своих братьев и сестер.

Сильное чувство солидарности в семье, распространенное в Японии повсеместно, является другим важным свойством семейной системы. В жизни это чувство выражается в неукоснительном соблюдении заповедей о почитании родителей. Семья, как ее представляют японцы, включает в себя всех предков далекого прошлого и всех потомков далекого будущего. Поэтому понятие долга подразумевает определенные обязательства перед теми и другими.

Чувство особого почтения умершим в Японии пережило сотни поколений и сохраняется поныне, несмотря на ряд социальных потрясений. Японская культура не только успешно противостояла "оппозиционным" взглядам на культ предков, но даже некоторым образом укрепила его в сознании нации.

Культ предков в Японии берет начало из далекого прошлого. В японской действительности имеются три разновидности этого культа: почитание императорского дома; почитание покровителя рода; почитание семейных предков. В японских домах для этого всегда устраивались камидана (синтоистская "домашняя божница", или "святой божественный алтарь") и буцудан (буддийский "домашний алтарь", или "алтарь Будды") [2, с. 209]. Камидана - это деревянная доска-подставка, посредине которой ставится тайма (жертва), представленная рисом, сакэ и веткой сакаки, синтоистского священного деревца. Домашние каждое утро совершают ритуал почитания перед этим алтарем, хлопая в ладоши и низко кланяясь. Вечером перед ним зажигаются свечи. Алтарь буцудан также представляет собой полированную доску, на которой устанавливают модели монументов с именами умерших [3, с. 20]. На алтаре в виде приношений помещают цветы, ветки сикими, бадьян, чай, рис и другую растительную пищу. В домах, где исповедуют преимущественно синтоизм, имеется еще доска, предназначенная исключительно для почитания предков семьи. На ней размещают символы с указанием имен предков, дат их рождения и смерти. Жертвоприношения здесь состоят из риса, чая, рыбы и веток сакаки.

Семья в понимании японца прочно покоится на родовых устоях. Члены семьи, подобно струям воды, поддерживают поток рода в его нескончаемом движении. Обычно японская семья в недалеком прошлом имела свиток-список своего рода, клана, и эта реликвия передавалась от поколения к поколению. Концепция семьи в Японии подчеркивает непрерывность семейной линии, затухание которой воспринимается как страшное бедствие. Предки для японца являются неотъемлемой частью настоящего.

В Японии считают, что благополучие семьи зависит от того, насколько преданно каждое поколение выполняет ритуал благопочитания предков. Сыновняя почтительность выступает здесь как цементирующее средство. Согласно учению Конфуция, существуют три тысячи проступков, степень тяжести которых подпадает под пять категорий, но нет более тяжкого проступка или даже преступления, чем непочтительность детей по отношению к родителям. В патриархальной семье брак заключается вне зависимости от эмоционального влечения. Хотя в современной Японии положение изменилось, пережитки прошлого дают о себе знать. Естественное стремление молодых людей друг к другу в принципе не оценивается как нечто серьезное. В японской литературе часто описывались случаи самоубийства влюбленных, не имевших возможности соединиться. И хотя сегодня подобный финал встречается не столь часто, угроза разлучения влюбленных вполне реальна. Преграды на пути осуществления желаний молодых сердец порождают меланхолию и смирение. Сиката - га най ("ничего не поделаешь") - фраза, которую можно услышать от японцев очень часто [2].

Каждый в Японии является частью социальной группы. На первом месте идет семья, где ребенок учится преданности, верности, четкому усваиванию различий между старшими и младшими. По мере того как он взрослеет, семейные навыки распространяются на другие группы - школу, клуб, бизнес. В группе культивируется конформизм, т.е. следование групповым нормам. Подросток, нарушивший эти нормы, подвергается остракизму и неизбежно оказывается моральным изгоем. Групповой конформизм присутствует даже в игре маленьких детей.

В японских детских организациях известен особый способ воздействия на их членов - татакинаоси (исправление с помощью наказания), когда нарушителей установленного порядка исключают из группы или объявляют им бойкот [4, с.67]. И пусть группа, к которой принадлежит человек, меняется, японец, как правило, остается ей верен. Лицо, переходящее из группы в группу, от одной компании к другой, вызывает в Японии недоверие.

В школе каждый принадлежит к группе, где все одного возраста, с одинаковым положением, с общими интересами. И матери этих детей устанавливают контакт друг с другом. По окончании школы, сохраняя преданность бывшим школьным друзьям, японец все внимание обращает на товарищей по работе. С ними он делит горести и радости. Мнение членов группы для японца оказывается решающим. Даже в действиях, которые формируются индивидуально, например в борьбе каратэ, влияние группы всегда огромно. Наблюдения показывают, что если обучающийся каратэ иностранец не сможет усвоить дух подчинения группе, он никогда не станет искусным бойцом. В сущности, любой поступок в Японии - это проявление группового поведения. В группах протекают трудовые процессы, проводятся каникулы и даже организуются свадебные путешествия.

Интенсивность усвоения психологии группового поведения возрастает, когда ребенок вступает в группы сверстников по месту жительства. Такие группы товарищей по играм, как правило, формируются в каждой деревне. В них может войти любой мальчик, достигший нужного возраста. Имеются также группы девочек.

Раньше группы мальчиков назывались кодомогуми [5, с.38], они имели строгую иерархию: например, старшего по возрасту называли головой - когасира. Распределение прав и обязанностей в группах проводилось по принципу: чем моложе участник группы, тем меньше его значимость. Теперь такая формальная организация детских групп практически сошла на нет, однако групповая игровая деятельность детей сохранилась. Более "серьезные" мероприятия организуют молодежные группы, которые раньше создавались в каждом населенном пункте и назывались вакамоногуми. В эпоху Мэйдзи они были преобразованы в ассоциации молодых людей, имеющие самые различные названия. В наши дни такие ассоциации известны по функциям, которые они осуществляют в том или ином районе страны. Вступление в такую группу означало, что юноша достиг совершеннолетия, и с этого момента окрестные жители начинали считать его взрослым. Иногда группы имели дома для собраний - ядо, куда допускались только члены группы. На полуострове Идзу и в некоторых рыболовецких поселках в южной части острова Кюсю такие дома есть и теперь, их называют домами для встреч молодых людей. Известны два типа домов: те, что посещались в течение года, и те, что использовались по какому-то случаю. Иногда такие дома строились специально, иногда их арендовали у зажиточных жителей [6, р.358-359].

В дневное время юноши принимали участие в трудовой деятельности семьи, а вечером отправлялись в свои ядо, где занимались плетением соломенных циновок или ремонтом сетей [7, р.2]. Иногда они проводили время в играх или же за разговорами. Ядо способствовали выработке у юношей самостоятельности, давали им чувство личной свободы. В настоящее время сохранившиеся молодежные группы оказывают общественности помощь в борьбе с пожарами и другими стихийными бедствиями. Однако основное время у них занято подготовкой и проведением праздников.

Так, обряды микоси, связанные с переносом паланкина синтоистского божества, выполняются главным образом членами таких групп [8]. Во многих районах Японии они берут на себя организацию различных спортивных состязаний и игр. Кстати сказать, до сих пор встречаются и такие игры, где играющим причиняют значительную физическую боль. Раньше существовало поверье, что только через познание боли человек может добиться совершенства, что если человек умрет до того, как пройдет болевое испытание, его душа не сможет обрести покоя.

В былые времена молодежные организации, в частности вакамоногуми, пользовались определенной финансовой поддержкой общественности и властей. После войны эта система была ликвидирована, и теперь в Японии можно встретить группы, существующие лишь на собственные средства. Имеются такие группы и у девушек. Раньше они назывались мусумэгуми, мусумэнакама или о наго вакасю, их можно было встретить на западном побережье Японии. В эти группы девушки вступали по достижении 15-16 лет, в некоторых районах - 12 лет. У них, как и у юношей, были дома для собраний, где они могли проявить активность и самостоятельность. После вступления в брак посещение этих домов прекращалось [9, с.11].

Существующие ныне в Японии разнообразные ассоциации молодых женщин в некотором роде напоминают мусумэгуми, хотя и отличаются по характеру своей деятельности [10]. Если раньше названные группы были для девушек в некотором роде отдушиной от будничных забот, то сегодняшние ассоциации служат женщинам средством для завоевания достойного места в жизни нации. Японские девушки включаются в профсоюзное движение, принимают участие в работе различных воспитательных комитетов, проявляют активность в деятельности спортивных организаций. Все эти групповые движения стали довольно широко освещаться по радио и телевидению.

В целом, групповое поведение японской молодежи носит специфический характер. Оно способствует культивированию у девушек и юношей основных черт японского национального характера, развивает у них национальное самосознание и патриотическое чувство. В то же время, именно среди молодежи в первую очередь распространяется западная культура (во многом чисто внешняя). Все чаще соседствуют кимоно и джинсы. Это соседство демонстрирует не только столкновение стилей, но и конфликт поколений. Джинсы оказываются практичнее, кимоно стало теперь очень дорогим удовольствием. Правда, японские девушки все еще не представляют свой гардероб без кимоно. Но когда за настоящее нарядное кимоно надо заплатить уйму денег (тысячи долларов), девушки задумываются. Кимоно становится у японских женщин исключительно праздничным платьем, в будни лучше одеться по-европейски.

Японская одежда, в частности кимоно, отчасти дисциплинирует. В кимоно девушка предпочтет пройти мимо кафе, куда шумной ватагой заходят молодые люди. Иногда, впрочем, в этой ватаге можно встретить и девушек в кимоно, веселящихся за столиками и пьющих коктейль. Но любой японец, увидев такую картину, обязательно скажет или подумает: "Это не по-японски!"

Многое сегодня в Японии делается "не по-японски". Молодежь легче расстается с национальными традициями. В ее среде развивается так называемый западный комплекс гайдзин компрэксу - представление о том, что "все западное лучше". Однако японская общественность с неодобрением наблюдает наводнение страны элементами западной культуры, которую зачастую привносят молодые люди, прожившие по нескольку лет на Западе.

В настоящее время Япония поддерживает отношения со многими странами мира. Тысячи японцев работают в учреждениях японского бизнеса и различных правительственных организациях за рубежом. Срок пребывания японцев вместе с семьями за пределами своей страны колеблется в основном от двух до пяти лет. За рубежом проживают более 23 тыс. японских детей.

Дети японцев обычно посещают местные школы, где обучаются основам наук. Вместе с тем многие дополнительно учатся в японских классах, а некоторые - только в японских. Функционирование таких классов и даже школ поддерживается за счет средств японского правительства и фондов промышленных корпораций.

Несмотря на предпринимаемые меры, японские дети за рубежом теряют важные черты национального характера. Подростки, вернувшиеся из-за границы, нередко уже не владеют искусством каллиграфии, плохо читают на родном языке, слабо разбираются в подлинно японских проблемах. В поведении подростков обнаруживаются навыки чужой культуры, подхваченные в детских садах, школах или просто на улице среди сверстников в стране, где они жили. Все это вызывает беспокойство старшего поколения, особенно педагогов. Об этом много пишут. М. Уайт, например, в статье "Японские возвращенцы" рассказывает, что мать одного из вернувшихся в страну школьников учитель отчитал и выставил из класса за то, что она попросила, чтобы ее сыну вместо риса с овощами давали на завтрак сэндвич; эту женщину настоятельно попросили поторопиться с приобщением ребенка к японским нормам жизни.

Для реадаптации вернувшихся из-за границы детей к японскому образу жизни в ряде мест создаются специальные воспитательные центры. Иногда в них обучают около трех месяцев, иногда больше. Некоторые дети долго еще чувствуют себя иностранцами на родной земле, они с трудом усваивают дисциплины, преподаваемые японскими учителями. Учителя настойчиво внушают им мысль о том, что нужно забыть иностранный язык. "В ваших головах, - говорят они возвращенцам, - должно быть место только для родного языка. Выкиньте из головы все, что связано с иностранным языком". Однако сделать это не так-то просто. В ряде городов существуют различные частные пансионы, где за весьма высокую плату вернувшихся из-за границы подростков и юношей обучают японской каллиграфии и стилистике.

Все эти осложнения оставляют глубокий и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.