На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Идеологические постулаты марксизма. Идея уничтожения частной собственности на средства производства и наемного труда, уничтожение рыночных отношений. Эффективность системы открытого управления. Формирование производственных отношений рыночного социализма.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Главные ошибки марксизма и пути их преодоления

Отсутствие теории отнимает право существования у революционного направления и неизбежно обрекает его, рано или поздно, на политический крах.
В.И.Ленин (9)
Одним из главных источников теоретических и практических ошибок марксизма является ошибочность трудовой теории стоимости вообще и теории прибавочной стоимости в частности.
В соответствии с этими теориями наемный работник производит необходимую стоимость, равную стоимости воспроизводства своей рабочей силы и прибавочную стоимость, отчуждаемую собственником средств производства. Так как необходимая стоимость - по Марксу - целиком используется для воспроизводства наемной рабочей силы, то источником накопления любых видов богатства (денежные средства, средства производства, предметы роскоши и искусства) может служить только прибавочная стоимость. А прибавочная стоимость в марксизме изначально криминальна: она рождается исключительно посредством эксплуатации через увеличение продолжительности рабочего времени сверх необходимого, за пределами которого как раз-то и производится прибавочная стоимость.
К тому же, из произведенной наемной рабочей силой прибавочной стоимости, - по Марксу, - не без помощи обмена рождается главное средство эксплуатации - капитал.
Отсюда основные идеологические постулаты марксизма: уничтожение неразрывной пары - частной собственности и наемного труда, уничтожение рыночных отношений в целом, установление вместо всего этого криминала диктатуры пролетариата, которая и должна была обеспечить честное и справедливое - по труду - распределение благ в обществе.
Как мы знаем, в реальной жизни диктатура пролетариата обернулась диктатурой кучки партийных функционеров, построивших во многих странах социалистического лагеря бесчеловечные диктаторские режимы, уничтожившие миллионы невинных людей.
За ошибки марксизма человечество заплатило высокую цену.
А источником этих ошибок было всего лишь неверное осмысление процесса формирования стоимости товаров вообще, стоимости труда в частности, и неверный вывод о том, что накопление богатства вообще и первоначального капитала в частности может иметь только криминальную форму.
На самом же деле, уже на ранней стадии развития человеческого общества производительность труда позволяла производить прибавочную стоимость в виде части произведенной работником стоимости (части добавленной стоимости), которая не уничтожалась (во всяком случае, не полностью) в процессе удовлетворения работником своих потребностей. Эта часть стоимости могла накапливаться самим работником, в том числе и в качестве первоначального капитала, имеющего абсолютно честный, трудовой источник, или отчуждаться собственником средств производства, феодалом или рабовладельцем.
Вопрос о методе отчуждения прибавочной стоимости в виде увеличения рабочего времени сверх необходимого в марксизме тоже решён неверно.
Капиталистический метод отчуждения прибавочной стоимости по своей сути ни чем не отличается от рабовладельческого и феодального. Как рабовладелец и феодал являются монополистами в определении цены труда, соответственно, рабов и крепостных, так и собственник средств производства-работодатель является монополистом процесса определения цены, как своего труда, так и труда наемных работников. Отчуждение прибавочной стоимости осуществляется работодателем посредством завышения цены собственного труда посредством занижением цены труда работающих на него наемных работников. Понятно, чем большее количество наемных работников имеет возможность обобрать работодатель, тем на большую величину он имеет возможность завысить цену своего труда.
В соответствии с трудовой теорией стоимости, стоимость товара определяется величиной труда, вложенного в товар в процессе его производства.
На самом деле, формирующаяся немонополизированным рынком, объективная величина стоимости товара определяется величиной стоимости труда (а не величиной труда) вложенного в товар в процессе его производства (15).
Причем, как теперь выясняется, цену и стоимость можно считать синонимами, что на практике уже имеет место быть, и что в теории, пока, ни одной теорией стоимости не обосновывается.
Удивителен тот факт, что исследователи, пытаясь раскрыть тайну формирования стоимости товаров и выдумывая сложнейшие теории, как будто не замечают, что реальные покупатели и продавцы без всяких сложностей и теорий ежедневно формируют пропорции обмена.
А ведь простота формирования пропорций обмена говорит о том, что участники обмена делают это на основе каких-то элементарных и всем понятных обстоятельств.
Что это за обстоятельства?
Если, ничего не выдумывая, взглянуть на работу реального рынка, то нетрудно заметить, что участники обмена остаются удовлетворенными обменом, если, сравнивая свое положение как участника обмена с положением своих конкурентов, обнаруживают как минимум равенство положений.
Если все это перевести на язык диалектики, получим следующее:
«Борьба» в виде конкуренции покупателей формирует спрос рынка на товары, где все одинаковые товары имеют равные цены у всех продавцов и для всех покупателей.
«Борьба» в виде конкуренции предпринимателей формирует переливы средств из менее прибыльных видов предпринимательства в более прибыльные, выравнивая все средневидовые прибыли в среднерыночную, и формирует предложение рынка по ценам, равным средневидовым издержкам производства, плюс среднерыночная прибыль с равных величин издержек.
«Борьба» покупателей с продавцами за удовлетворенность ценой товара формирует соответствие между спросом и предложением на уровне цен, равных средневидовым издержкам производства товара, плюс среднерыночная прибыль с соответствующей товару величины издержек, то есть на уровне цен товаров, равных ценам их производства,или, что то же самое, равных сумме цен труда всей череды производителей товара.
Так «борьба» за равенство положений рождает эквивалентный обмен, источник которого более двух тысяч лет искали внутри товаров в виде трудозатрат производства товаров или их полезности, а им оказалось равенство положений конкурирующих субъектов обмена.
То есть немонополизированный рынок является классической диалектической системой, которых в природе необозримое множество, и внутреннее, «спонтанейное» развитие которых устремлено к равновесию, к равенству противоположностей внутренних (её образующих) диалектических систем (17).
Итог внутренней «борьбы» диалектической системы, называемой немонополизированным рынком, формирование объективной цены, объективной величины стоимости товаров.
В стоимости товаров нет ничего загадочного, так как внитри обменивающихся товаров нет никакой эквивалентности. Эквивалентность формируется посредством стремления каждого участника обмена к собственной выгоде. Но если ни у кого нет никаких привилегий - формируется равенство выгод, формируется эквивалентный обмен.
Стоимость товара это та же цена, только не цена конкретного товара, а видовая цена товара. Цена формируется в "борьбе" конкретной системы "покупатель - продавец", а стоимость формируется некоторой совокупностью таких систем. Цена и стоимость соотносятся так же, как и конкретный стол, и стол вообще.
Стоимость производства товара складывается из стоимостей труда всех производителей этого товара.
Воплощенный в товаре труд стоит ровно столько, сколько стоит созданный им товар. Если сформированная рынком стоимость товара равна нулю, то и стоимость создавшего товар труда тоже равна нулю.
Труд, толкущий воду в ступе, не имеет стоимости.
Труд, уничтожающий стоимость, имеет отрицательную стоимость, равную по величине рыночной стоимости уничтожаемых товаров.
Объективная величина стоимости, как товара, так и труда формируется только в условиях равновесного рынка.
Если систематизировать все многообразие условий формирования равновесного рынка, то это многообразие можно свести к двум основным условиям.
Первое - достаточное, чтобы рождать конкуренцию, количество субъектов "борьбы".
Второе - отсутствие каких-либо привилегий в этой "борьбе" у каких-то субъектов обмена. Нарушение хотя бы одного из этих условий рождает возможность соответствующим субъектам обмена смещать обмен из точки равновесия в свою пользу. В результате чего рождается субъективная величина стоимости, которая может многократно отличаться от объективной ее величины.
"Борьба" диалектической системы «работодатель - наемный работник», где результаты труда наемного работника обмениваются на его заработную плату, не удовлетворяет ни первому условию, ни второму. Работодатель, в нарушение первого условия, является абсолютным монополистом в этой "борьбе", а в нарушении второго условия, может отстранить наемного работника от этой "борьбы" посредством увольнения. В этих условиях величина стоимости труда наемного работника не может быть ни чем иным, как только субъективной величиной, определяемой волей работодателя.
Работодатель, продавая в условиях равновесного рынка обычных товаров результаты труда наемного работника, получает взамен эквивалент объективной величины стоимости труда наемного работника. Наемному же работнику за результаты его труда достается субъективная величина стоимости его труда. И эта величина формируется исключительно субъективной волей работодателя, присваивающего часть стоимости труда наемного работника в виде субъективной надстройки над объективной стоимостью труда самого работодателя. Так, предельно просто, открывается ларчик капиталистической эксплуатации.
Понятно, с позиции высокой нравственности (но не с позиции капиталистического закона) это - узаконенный обман.
Обман начинается с того, что основная масса средств производства, посредством которых наемными работниками производятся товары, работодателями приобретаются за счет труда наемных же работников. Капиталистическим же законом эти средства производства объявляются собственностью работодателя, за счет чего он и становится монополистом в "борьбе", формирующей стоимость, как своего труда, так и труда наемных работников.
Обман осуществляется посредством экономической науки, где рынком труда считается биржа труда - институт, где обмениваются не труд на его оплату, а способность к труду на рабочее место. А истинный рынок труда, где у работодателя есть монопольное право завышать цену своего труда посредством занижения цены труда наемных работников, где осуществляется эксплуатация наемных работников работодателями, этот рынок труда выпадает из поля зрения экономической науки.
Обман осуществляется посредством коммерческой тайны, скрывающей истинную разницу между доходом работодателя и доходами наемных работников.
Обман осуществляется посредством статистики, где 10% низкодоходного населения сравнивается с 10% высокодоходных граждан, и для России, например, получается всего лишь двадцатикратная разница.
А почему бы не сравнить 0,1% низкодоходных с 0,1% высокодоходных? А потому, что придется сравнивать доходы бомжей с доходами олигархов, и устремленная в бесконечность разница сразу же вскроет лживость данной методики сравнения в частности и экономической науки в целом, скрывающей факты и методы эксплуатации работодателями наемных работников.
Истинная же наука никак не может пройти мимо того факта, что доходы эксплуатируемых работодателями наемных работников и доходы эксплуататоров - это, как говорят в Одессе, две большие разницы.
Разделение членов общества на владеющих средствами производства и наемных работников, разделение их по способу и форме получения дохода от труда - есть не что иное, как разделение членов общества на общественные классы, есть рождение классовых противоречий, которые и становятся в обществе, - в период дикого капитализма, - основными социальными противоречиям, которые формируются, прежде всего, по поводу эксплуатации одного класса другим.
И этот вопрос в марксизме решен безошибочно.
Хотя ошибочным является отрицание Марксом наличия в обществе индивидуальных противоречий, из которых по принципу общности интересов, общности проблем формируются групповые, классовые и межгосударственные противоречия. Уничтожьте классовые противоречия, и исчезнут индивидуальные - говорил Маркс.
Эта ошибка, во-первых, стала основой для идеализации пролетарского класса, внутри которого, - по логике этой ошибки, - не могло быть никаких противоречий, и которому по этой причине можно доверить и диктаторскую форму управления обществом, не опасаясь, что диктатура пролетариата может переродиться в диктатуру кучки пролетарских лидеров, и нерыночные формы распределения благ в обществе.
Во-вторых, эта ошибка стала основой для абсолютного антагонизма ко всем другим слоям населения, антагонизма, породившего самые позорные страницы истории социалистического строительства в виде раскулачивания, жесточайшего подавления крестьянских волнений, воинствующего атеизма, физического уничтожения представителей чуждых классов.
В-третьих, эта ошибка встала на пути развития теории социализма, ибо теория социализма есть теория организации бесклассового общества на основе совершенствования законодательства, обеспечивающего бесконфликтное решение именно индивидуальных противоречий, как основных противоречий бесклассового общества.
Ошибочным является и положение марксизма о том, что рыночные отношения (свободный обмен товарами) неизбежно ведет общество к рождению частной собственности и наемного труда, ведет общество к расколу на общественные классы.
В реальности вопросы рождения более совершенных форм собственности, вопросы разрешения социальных противоречий вообще и классовых в частности, вопросы рождения формы собственности, уничтожающей общественные классы - все эти вопросы решаются в процессе прогрессивного развития общественного сознания. И никакого автоматизма, - неосознанного индивидуальным и общественным сознанием решения, - эти вопросы не имеют.
Развитие общественного сознания, - опять же в противоречие мнению Маркса, - является базой, основой, движущей силой всех видов прогресса, включая технический, технологический и социальный.
Не общественное бытие (способ производства, форма распределения дохода) определяет развитие общественного сознания (идеи и идеология), а наоборот: базисом является индивидуальное и общественное сознание, развитие которого определяет развитие надстройки - общественного бытия.
Бытие самостоятельно развиваться не способно.
Формула социального прогресса Маркса - развивающиеся производительные силы общества, перерастая производственные отношения как диалектическую форму своего развития, сбрасывают их и рождают новые - верна, но лишь с поправкой Ленина: главной производительной силой человечества является человек.
Революционизация общественного сознания: осознание людьми того, что дальше так жить нельзя, что нужны коренные изменения всей системы общественных отношений, необходимо изменение формы собственности на средства производства, необходимо изменение способа производства и форм распределения доходов - осознание всего этого общественным сознанием это и есть момент перерастания производительными силами общества существующих в этом обществе производственных отношений.
Идеи, и только они развивают наше бытие (16).
И это не идеализм потому, что идея, мысль, сознание - настолько же материальные явления, как и бронзовый бюст мыслителя (19).
Ленин, поправив Маркса в одном месте, в другом - сам делает ошибку, заявляя, что «борьба» противоположностей абсолютна.
На самом же деле «борьба» рождается только при отклонении диалектической системы от состояния равновесия. Интенсивность «борьбы» определяется степенью неравновесия системы. При равенстве противоположностей «борьба» имеет потенциальную форму, определяя мирный характер существования противоположностей, и нулевую скорость развития соответствующего процесса природы. Например, при равенстве уровней жидкости в сообщающихся сосудах, «борьбы» (перелива жидкости) нет, разница уровней сразу же рождает «борьбу». В социальных диалектических системах «борьба» не рождается автоматически, так как она опосредована индивидуальным или общественным сознанием. Если один общественный класс эксплуатируется другим, то «борьба» рождается, если, во-первых, эксплуатируемый осознает факт эксплуатации, а во-вторых, находит силы, умение и мужество организовать борьбу против эксплуататоров.
Поднять на борьбу общественный класс очень непросто. Нужна революционная идея. Нужна революционная партия. Нужны революционные лидеры. Но первое, что нужно, так это абсолютно точно (адекватно реальности) отразить в революционной идее факты и методы эксплуатации, а также методы скрытия этих фактов эксплуататорами. Если, например, есть качественные различия по форме и способу получения доходов между различными слоями населения, то сравнение величины доходов по принципу: 10% богатых и 10% бедных есть намеренное искажение истины.
Сравнивать нужно доходы собственников основной массы средств производства России, которых 1% граждан, с доходами работающих на них наемных работников, которых 85% работоспособных граждан России. Здесь-то и открывается истина: 85% граждан эксплуатируются одним процентом граждан с разницей величины доходов более чем в две тысячи раз. Не нужно обладать очень уж могучим интеллектом, чтобы понять, что антагонизм между бедностью и богатством - классовый антагонизм - определяется вовсе не самой по себе большой разницей в доходах, - (антагонизма, например, не возникает между богатой звездой эстрады и бедными её поклонниками) - а тем, что эта большая разница формируется за счет обворовывания собственниками средств производства наемных работников. Причем, понятие "воровство" употребляется вполне правомерно, ибо безнравственность факта отчуждения части стоимости труда наемных работников для увеличения стоимости своего труда собственниками средств производства отчетливо осознается. От того-то они эти факты прикрывают коммерческими тайнами.
Кстати, еще об одном аспекте нравственности. Хорошо ли считать деньги в чужом кармане?
Если в чужом кармане оказались наши деньги - нет нравственных барьеров, препятствующих выяснению того, как они там оказались.
А оказались они там по причине неравновесия рынка труда, которое в данном случае определяется наличием монопольного права собственника средств производства определять стоимость как собственного труда, так труда наемных работников.
Уничтожение этой привилегии есть, по сути, уничтожение частной собственности на средства производства.
Идея уничтожения частной собственности на средства производства в известное время уже была реализована.
Но в противоречие лозунгу тех времен "землю - крестьянам, фабрики - рабочим", все средства производства оказались в руках партийных функционеров, которые опять же имели монопольное право определять стоимость, как своего труда, так и труда рабочих и крестьян.
Поэтому вместо планируемой большевиками диктатуры пролетариата родилась диктатура чиновников, а вместо декларируемой системы распределения доходов по труду родилась система распределения по усмотрению чиновников. Вместо страны, где каждый гражданин должен был стать собственником средств производства родилась страна, где все граждане оказались наемными работниками.
Распределение доходов по труду, или, что то же самое, формирование объективной величины стоимости труда каждого члена производственного коллектива может быть реализовано, если рынок труда будет организован аналогично немонополизированному рынку обычных товаров.
Кстати, в вопросах разработки теории производственных отношений в направлении более справедливого распределения доходов ученые-капиталисты преуспели гораздо больше, чем ученые-социалисты. Объяснить это, видимо, можно тем, что свобода мысли ученых-социалистов скована идеологическими постулатами политических течений с абстрактными целями равенства и справедливости.
Ученые-капиталисты озабочены прагматичной и ясной целью - повышение экономической эффективности.
Но история прогресса социальной справедливости и повышения экономической эффективности труда со всей очевидностью показывает, что эти два процесса прогрессируют в единой связке.
Поэтому нет ничего странного в том, что пути решения проблем социалистов, озабоченных социальным прогрессом, и капиталистов, озабоченных экономической эффективностью, сейчас, в двадцатьпервом веке, сходятся в одну и ту же точку - необходимость создания формы собственности, где средства производства принадлежат тем, кто их обслуживает, производя товары. Оказывается такая форма собственности демонстрирует наилучшие показатели как экономической эффективности, так и социальной справедливости.
Если проанализировать и обобщить посттейлоровские и постфордовские концепции: «человеческих отношений», «обогащения труда», «гуманизации труда», (Ш. Фурье, Э. Мэйо, А. Маслоу, И. Деламот, О. Желинье …), а также более поздние идеи «горизонтальной организации», «сетевого предприятия», «интеллектуального предприятия» (Ф.Острофф, В.Халал, М.Кастельс…), то суть всех этих концепций можно свести к очень небольшому количеству основных организационных принципов:
1. Уничтожение неповоротливой вертикальной командно-административной системы управления корпорацией.
2. Максимальная автономия первичных производственных коллективов (бригады, отделы) с «горизонтальными» отношениями между ними, максимально приближающимися к рыночным.
3. Выборность руководителей подразделений корпорации и привлечение рядовых работников к управлению подразделением.
4. Уничтожение бесстыдно большой разницы (более 20 крат) в доходах руководителей и рядовых работников.
5. Коллективное демократическое решение таких вопросов, как распределение прибыли и вопросов инвестиционной политики.
Нетрудно заметить, что ни один из перечисленных принципов несовместим (в полной мере) с монополизмом работодателя-собственника корпорации.
Нетрудно заметить, что все эти принципы органично могут вписаться только в форму собственности, где первичные производственные коллективы являются собственниками используемых ими средств производства.
То есть современные научные изыскания по вопросам повышения экономической эффективности работы крупных корпораций выработали организационные принципы, которые требуют перехода к форме собственности, где:
* видимость совладения предприятием заменяется истинным совладением используемых коллективом средств производства,
* видимость демократии заменяется истинно равноправными компаньонскими отношениями между всеми членами трудового коллектива,
* видимость отсутствия классового антагонизма заменяется уничтожением основы антагонизма - частной собственности и наемного труда.
Кстати, капиталисты опередили нас не только в разработке теории более справедливых производственных отношений, но и вопросах их внедрения в производственную практику.
Одним из первых разработчиков формы собственности под названием собственность работников был американский экономист, юрист и предприниматель Луис Кесло, который в 1958 году издал книгу «Капиталистический манифест», где автор, утверждая, что «современный капитализм плох тем, что капиталистов становится все меньше», предлагает его усовершенствовать, продавая средства производства тем, кто их обслуживает. В начале семи и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.