На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Конституция как основной закон государства. Плюралистическая демократия как условие социальной саморегуляции и эволюционного развития общества. Конституция России о пределах политического плюрализма. Критерии неконституционности общественного объединения.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


webkursovik.ru/
КОНСТИТУЦИЯ РОССИИ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПЛЮРАЛИЗМ (МЕТОДОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, ОРИЕНТИРЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ)
конституция политический плюрализм демократия
В науке конституционного права явственно складывается тенденция к тому, чтобы понятие демократии в России интерпретировать в отрыве от Конституции, а ее саму - сквозь призму априорных теоретических представлений о демократии, сложившихся вне Основного Закона. Причем в случае несоответствия между ними корректируется не доктрина, а под сомнение ставится «конституционность» самой Конституции. Именно это наблюдалось в процессе разрушительной критики прежней Конституции Российской Федерации, павшей жертвой оторванных от реальной практики представлений об идеальной организации власти в Российской Федерации, которой она не соответствовала и потому была объявлена «нелегитимной», а сегодня такая критика рефлексирует на действующий Основной Закон.
Между тем методология юридического познания демократии исключает ее объяснение на основе абстрактных представлений, сложившихся вне Конституции Российской Федерации, правда, с одной оговоркой: демократия в России в ее западноевропейском «измерении» явилась результатом не естественно-исторической эволюции, а социального выбора, не подготовленного историческим развитием общества. Именно поэтому она не способна немедленно оправдать возлагавшиеся на нее надежды. И результатом такого разочарования может быть либо рецидив прошлого, и в этом случае науке конституционного права угрожает опасность превратиться в схоластическую систему понятий, оторванную от реалий жизни и перемен, происходящих в государственно-правовой действительности, а также в народном правосознании, либо упорное и последовательное утверждение институтов демократии во всех сферах жизни общества.
В последнем случае - тяжелая и не всегда благодарная работа, сложность которой усугубляется тем, что у демократии, как она закреплена в Конституции, с точки зрения магистрального пути развития России в обозримом будущем нет альтернативы. И никакие особенности исторического развития страны, оказывающие несомненное влияние на ее государственно-правовые характеристики, не могут служить основанием для игнорирования объективных закономерностей социально-политического развития, подтвержденных опытом не только других государств, но и нашей собственной историей. Социологическим фактом является то, что именно идеологический и политический монизм, конституционно институционализированный и поддерживавшийся всем арсеналом властного воздействия на общество, лишили его способности к саморегуляции, а внешний по отношению к обществу регулятор в лице правящей партии оказался неспособен найти выход из кризиса, в котором оно оказалось. В результате в 1991 году прекратило свое существование великое государство, а общество оказалось разрушенным.
Плюралистическая демократия как условие социальной саморегуляции и эволюционного развития общества
Конституция провозглашает Россию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления, в котором человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а носителем суверенитета и единственным источником власти является ее многонациональный народ. Именно демократия как политическая форма существования многонационального народа России является основополагающим принципом Конституции. Отсюда, в том числе, следует, что проблема демократии связана со всей совокупностью общественных отношений и всей системой конституционного права, а сама она выступает одной из гарантий поступательного развития цивилизационного процесса в его упорядоченной и эволюционной форме.
При этом Основной Закон «скуп» в использовании термина «демократия». Причем в нем, пожалуй, нет другого понятия, содержание которого было бы столь мало определено и которое подвергалось бы столь различным интерпретациям.
Термин «демократия» в действующей Конституции Российской Федерации употребляется дважды - в преамбуле и статье 1: если в преамбуле говорится о “возрождении суверенной государственности России и утверждении незыблемости ее демократической основы”, то статья 1 Конституции Российской Федерации определяет Россию как демократическое государство. А это означает, что именно этот принцип занимает доминирующее положение во всей системе принципов, составляющих основы конституционного строя Российской Федерации, а во многом носит и универсальный характер, поскольку в большей или меньшей степени охватывает своим содержанием все иные принципы и присутствует в каждом положении Конституции.
Не вдаваясь в анализ многочисленных концепций демократии, нередко противоречащих друг другу или даже взаимоисключающих, подчеркнем, что выявление его подлинно конституционного содержания как доктриной, так и практикой правореализации, с одной стороны, не может быть оторвано от конкретного развития демократии в Конституции. Доминирующее значение, особенно для практики правоприменения, имеют не представления, сложившиеся до или вне Конституции, а нормативное выражение демократии в Конституции, имея в виду также общие принципы права, как они отражены в Основном Законе. С другой стороны, в Конституции демократия представлена не как завершенная модель, а в своих основных чертах как необходимая база для регулирования организации и функционирования конституционного строя. Содержание этого принципа обогащается в процессе выявления потенциала Конституции в процессе развития отечественной конституционно-правовой доктрины и практики конституционного контроля.
Опираясь на эти посылки и более 370 решений Конституционного Суда РФ, в которых содержатся ссылки на ст. 1 Конституции и анализируется ее нормативное содержание, возможно выявить следующие характеристики конституционного нормирования демократии в Основном Законе Российской Федерации. Прежде всего, это понятие используется Основным Законом для характеристики созданного в России государства (государственности) и носит всеобщий в смысле охвата всех аспектов его деятельности характер. Тем самым определяется форма государства, включая три его основные стороны, - форму правления, форму государственного устройства и политический режим. И поскольку Конституция не дает дефинитивного определения содержания, вкладываемого в этот термин и обозначаемое им понятие, оно выводится из всего текста Конституции, прежде всего, основ конституционного строя и главы о правах и свободах человека и гражданина, а также последующих положений Конституции, конкретизирующих принципы конституционного строя, включая организацию публичной власти, порядок ее формирования и пр.
В частности, в статье 1 Конституции специально оговариваются два аспекта формы Российского государства - форма правления (республика) и форма государственного устройства (федерация) и, следовательно, указание на то, что Российская Федерация есть демократическое государство есть, прежде всего, указание на политический режим. При этом, если в преамбуле Конституции, как представляется, речь идет о демократии как характеристике политической жизни страны и политической системе общества, то в статье 1 речь главным образом идет о демократическом политическом режиме именно как явлении государственной жизни, как совокупности приемов и способов формирования и функционирования государственной власти и ее институтов.
Иначе говоря, Конституция закрепляет демократию не в смысле господства народа, основой которого могла бы быть его единодушная воля; речь идет о рациональной организации политического процесса и обеспечении политического единства народа в условиях многопартийности и плюрализма. Именно такое понимание, базирующееся на отказе от интерпретации демократии как господства народа в смысле идентичной демократии, т.е. совпадения управляющих и управляемых, нашло выражение в Постановлении Конституционного Суда РФ от 11 июля 2003 г. № 10-II о проверке конституционности ФКЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации».
Стало быть, демократия составляет форму государства. От имени народа выступает федеральный парламент, народом избирается глава государства. Наряду с этим Конституция предусматривает формы прямого народовластия, прежде всего референдум и свободные выборы. Закрепление в Конституции демократического государства означает также выражение обязанности государства по обеспечению провозглашенных в Конституции прав и свобод. Этим определяется содержание государственной деятельности. Для демократического государства в рассматриваемом аспекте, как оно закреплено в Конституции, характерны, по меньшей мере, следующие черты и принципы: принцип политического единства общеобязательной воли, формирующейся в результате противоборства множества частных воль, из которого органично следует также принцип большинства; непосредственное политическое волеизъявление народа на свободных демократических выборах и референдуме; свобода и гласность политического процесса, которые предполагают, поскольку демократия имеет плюралистический характер, защиту меньшинства и др.
При этом один из основных признаков демократического государства заключается в том, что государственная власть в нем ограничена. Речь идет не об объективной ограниченности любого государства экономическими, социальными или геополитическими факторами, а об установлении Конституцией и действующим законодательством пределов государственной власти, которые последней не могут быть преодолены правовым образом. Речь идет об обязанности всех государственных властей и их должностных лиц соблюдать Конституцию и действовать совместимым с законом образом. При этом ограничение государственного вторжения в сферу индивидуальной автономии или политической активности личности осуществляется посредством признаваемых за человеком и гражданином неотъемлемых прав и свобод, которые не могут быть нарушены или произвольно ограничены государством. Именно благодаря этим правам - экономическим, социальным и культурным, а также гражданским и политическим - государственная власть не только ограничивается по сферам своего проявления и способам воздействия, но и становится подзаконной, а демократия обретает личностное измерение.
Основные принципы демократического правового государства - легитимность публичной власти, взаимная ответственность государства и личности, разделение властей, новый, более высокий уровень законности, единство естественного и позитивного права и связанная с ним тенденция сближения права и морали - оказывают решающее влияние на его организацию и функционирование. Демократическому государству присуща определенная организация власти. Не подавление властью индивида как отдельной личности, так и совокупного человека - народа, а участие их в организации власти в правовом государстве. Отдельная личность, а также ассоциации индивидов, народ в целом выступают при этом не только объектами власти, но и субъектами ее и участвуют в ее осуществлении в различных формах, включая выборы и народное представительство, референдум, народную инициативу, петиции и институт конституционной жалобы, собрания и сходы граждан, институты народных и присяжных заседателей и пр. Именно народоправство лежит в основе правового и является одной из главных характеристик демократического государства.
При этом в зависимости от форм участия народа в осуществлении государственной власти обычно различают непосредственную демократию и демократию представительную. Непосредственная демократия отличается тем, что сам народ, а не его представители, осуществляет важнейшие государственные функции законодательства и управления, в частности, посредством референдума.
Для представительной демократии, напротив, характерно участие народа в осуществлении важнейших функций законодательства и управления не непосредственно, а через своих представителей. Причем народное представительство является доминирующей организационной формой демократического правового государства, что, однако, не означает слияния государственной власти и народа. Речь идет о передаче народом посредством свободных выборов права на законодательную власть парламенту при сохранении им за собой контроля за деятельностью парламента и иных форм реализации государственной власти. Поэтому покушение на институт народного представительства есть покушение на народный суверенитет, полноту власти народа и его верховенства. Обновление представительной системы как с точки зрения ее организационных форм, так и персонального состава народных представителей - право самого народа, осуществляемое им посредством свободных выборов.
Иначе говоря, главным способом выражения воли народа и обеспечения его прав являются свободные выборы, индивидуализированным рефлексом которых выступает всеобщее равное и прямое избирательное право при тайном голосовании. Это право в равной мере актуально не только для свободных выборов как формы высшего непосредственного выражения власти народа, но и референдума, так же получившего непосредственное закрепление в Конституции.
Несомненно при этом, что высказанная выше мысль о методологии «юридического познания» не означает отказа от учета реалий социальной действительности. Такой отказ в данном случае особенно опасен, поскольку чреват превращением науки в схоластическую систему понятий: в действительности всеобщее равное и прямое избирательное право при тайном голосовании создает лишь формальную возможность для волеобразования народа и ее адекватного выражения. Оно способно выявить частные интересы и атомизированную волю каждого отдельного гражданина как сочлена государства, но неспособно их возвести к принципу общего блага, составляющему основу и цель деятельности демократически организованного и демократически действующего государства, в котором существует подлинное народное представительство, а не собрание доверенных приказчиков различных олигархическим групп с их своекорыстием, которое не вправе выступать от имени народа и не вправе именоваться его представительством.
Опыт государственно-правового развития убеждает в том, что сильное народное представительство есть результат не избирательного права, а политики, субъектами которой выступают политические партии. Именно политические партии, выявляя всю глубину социальных, политических и иных интересов, идеалов, противоречий, предрассудков, вырабатывают путь мирных социальных преобразований и служат условием не революционного, а эволюционного развития общества. В этом - путь не только к формированию политической культуры народа, но и его превращению в единую государственную гражданскую нацию, осознанно создающую народное представительство и бдительно контролирующую ее.
Именно поэтому свобода создания и деятельности политических партий получила конституционное признание всех претендующих на демократизм государств; в противном случае неизбежно либо создание тайных обществ, противостоящих государству и угрожающих самим основам государственности, либо превращение парламента в собрание представителей отдельных групп населения, объединенных экономическими, национальными и т.д. интересами и руководствующихся эгоистическим расчетом, а не общим благом. Что же касается государства, утрата им своей демократической природы и либо авторитаризация, когда орган народного представительства превращается в простой придаток исполнительной власти, формируемый и всецело ею контролируемый, либо «приватизация» той или иной мощной в экономическом отношении группировкой неминуема, что особенно убедительно доказывается нашим собственным опытом 90-х годов прошлого столетия.
Не этим ли объясняются встречающиеся порой выступления против многопартийности и политического плюрализма, хотя на деле острие критики чаще всего направлено не против плюралистической демократии, а против суррогата многопартийности?! В самом деле, так называемые политические партии, в великом множестве возникшие на рубеже 80-90-х годов прошлого столетия, в действительности выступали лоббистскими группировками, объединенными эгоистическими экономическими интересами, активно способствовали разграблению общественных богатств, созданных трудом многих поколений, и беззастенчиво торговали общественным благом под флагом демократии. Под угрозу были поставлены даже единство и целостность Российского государства, а мелкая корысть (не по масштабам и степени влияния на власть, а в ее соотношении с благом общества) стала определяющим вектором государственной деятельности [1].
Отсюда - надуманная дилемма: либо «закрытие» политических партий и отказ от конституционных принципов плюралистической демократии и тогда неизбежно развитие антисоциальных тенденций, в перспективе угрожающих самим основам государственности, либо открытие простора для развития политических партий и участия в них самых широких масс народа, объединенных общими интересами, реализуемыми в народном представительстве, как это предусмотрено Основным Законом.
Конституция России в 1993 году с учетом опыта собственной истории на советском этапе ее развития и воспринимая общедемократические цивилизационные стандарты, закрепила принципы плюралистической демократии, основанной на многопартийности и идеологическом многообразии. Другое дело, что установленная ею юридическая форма нуждается в реальном политическом наполнении, формируемом временем и активностью народа, которая единственно способна насытить ее социальным содержанием. Временем и активностью народа, облагороженной гражданским чувством и ответственностью за настоящее и будущее страны!
При этом не следует впадать в распространенную методологическую ошибку, отождествляя многопартийность и политический плюрализм. Наличие нескольких или даже многих партий способно обеспечить действительно плюралистическую демократию лишь при условии, что они раскрывают и выражают все многообразие общественных противоречий и всю палитру интересов различных социальных групп, образующих в целом общество, и их представительство в парламенте, назначение которого - утверждение в законодательстве, следовательно, во всей государственной деятельности принципа общего блага, сочетания и взаимодействия всего многообразия существующих в обществе интересов.
Это означает, что суррогат многопартийности, этап которого мы еще далеко не прошли, способен превратиться и превращается в политический плюрализм только в результате упорного труда и с течением времени. Что же касается Конституции - она может лишь способствовать этому путем закрепления свободы слова и различных форм политической деятельности, гарантирующих осознанное участие граждан и их объединений в осуществлении государственной власти. При этом подчеркнем: конституционный принцип политического плюрализма легализует не борьбу за власть, а борьбу за участие во власти. И только в этом случае может в полной мере проявиться значение демократии как способа саморегуляции и саморазвития общества, исключающего социальные катаклизмы, которые угрожают самим основам отечественной государственности (вспомним печальную участь СССР!), и гарантирующего эволюционное развитие общества.
Согласно статье 13 Конституции, закрепляющей одну из основ конституционного строя России как демократии в рамках правового государства, в Российской Федерации признается идеологическое многообразие, никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, признаются политическое многообразие и многопартийность, закрепляется равенство общественных объединений перед законом, устанавливается запрет на создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание расовой, национальной и религиозной розни. Тем самым Конституция закрепляет идеологический и политический плюрализм как основу развития общества и одну из содержательных характеристик демократии [2].
Рыночная экономика, основы которой также закреплены Конституцией, объективно обусловливает неоднородность общества. В силу различных обстоятельств экономического, социального, политического характера, а также в зависимости от пола, возраста, направленности личных интересов и других факторов оно делится на различные классы, слои и группы населения, объединенные совпадением интересов их членов и осознанно или неосознанно исповедующие общие идеалы и преследующие общие цели. Именно эта множественность составных элементов общества образует основу идеологического и политического плюрализма и объективно предопределяет его.
Иными словами, многообразной действительности больше соответствует плюрализм, составляющий часть внутреннего механизма саморегуляции и саморазвития общества, что в свою очередь является условием эволюционного развития общества и определяет пределы государственного руководства обществом. Что же касается монистического видения общества и реализации этого видения в форме установления той или иной идеологии в качестве государственной или обязательной или в его политической системе, они изначально несут в себе семена отрицания и будущего разрушения, поскольку требуют наличия внешнего по отношению к самому обществу регулятора, способного работать без ошибок и сбоев.
Признание идеологического многообразия (наряду с признанием политического многообразия и многопартийности) в качестве одной из основ конституционного строя Российской Федерации есть не только рефлекс на насаждавшийся десятилетиями идеологический монизм, закреплявшийся в советских конституциях и поддерживавшийся всеми институтами государственной власти, но и отражение в политической системе закономерностей экономического развития, основанного на свободном рынке и конкуренции. При этом такое признание означает существенное сужение пределов государственной власти, поскольку из-под контроля государства выводится сфера идеологии под которой обычно понимается система политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических и философских взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности.
Одновременно такая конституционализация, поскольку она реализована в социальной практике, выступает гарантией демократии, основанной на свободной циркуляции политических взглядов и обсуждении разнообразных политических программ, которые, однако, не могут ставить под сомнение саму демократию. На этом основывает общеевропейское видение демократии. В частности, Европейский суд по правам человека, интерпретируя Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, в решении от 25 мая 1998 года по делу «Социалистическая партия и другие против Турции» отметил: «Сущность демократии в том, чтобы позволить выдвигать и осуждать разнообразные политические программы, даже те, которые подвергают сомнению тот порядок, согласно которому организовано в настоящее время государство, при условии, что они не наносят ущерба самому государству».
Отсюда проистекает запрет для государства, его органов и должностных лиц в своей официальной деятельности по осуществлению государственно-властных функций и полномочий руководствоваться не Конституцией, законом, иными нормативными актами, а той или иной идеологией, включая идеологию либерализма, социал-демократизма, марксизма-ленинизма и пр. В этом отношении государство «выше идеологии».
Кроме того, из такого признания вытекают некоторые индивидуальные и коллективные права граждан и их объединений на разработку и развитие воззрений и теорий идеологического характера, их распространение в непротиворечащих закону формах и в установленном им порядке, практическое осуществление способами, соответствующими конституционному строю Российской Федерации, и т.п.
Из признания в Российской Федерации идеологического многообразия органично вытекает положение, согласно которому никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. По существу, это означает запрет, адресованный органам государственной власти, включая главу государства, законодателей и исполнительную власть, иные органы государства и их должностных лиц, на установление той или иной идеологии в качестве государственной. Тем самым устанавливаются определенные пределы деятельности государства и его органов. Одновременно этот запрет адресован иным субъектам права, включи например, общественные объединения, церковь, и означает признание антиконституционности провозглашения той или иной идеологии в качестве обязательной в сфере образования, художественном творчестве и иных сферах коллективной жизнедеятельности людей.
Признание идеологического многообразия сопровождается признанием политического многообразия и многопартийности, которая является структурированным выражением идеологического многообразия, его оформлением в виде различных политических партий, объединяющих граждан в зависимости от их социальной и политической ориентации. Именно партии играют самую существенную роль в обеспечении политического плюрализма и успешного функционирования его институтов.
Таким образом, политические партии являются институтом, необходимым для функционирования демократии в рамках правового государства и в формах, установленных Конституцией Российской Федерации. Поскольку коллективное участие граждан, в своей совокупности составляющих многонациональный народ Российской Федерации - носитель суверенитета и единственный источник власти в Российской Федерации - в осуществлении власти в Российской Федерации, провозглашенное в преамбуле Конституции и структурированное в ее статье 3 и ряде иных положений, предполагает формирование политической воли народа, определяющей деятельность публичной власти, то по смыслу статьи 13 Конституции Российской Федерации именно политические партии содействуют процессу волеобразования народа в условиях открытости такого процесса и свободы создания и деятельности самих политических партий, отвечающих критериям демократии в рамках федеративного правового государства с республиканской формой правления.
Федеральный закон от 11 июля 2001 г. «О политических партиях» (с посл. изм. и доп.) предусматривает принципы образования, регистрации и деятельности политических партий и их региональных отделений, государственную поддержку и государственное финансирование политических партий (в зависимости от полученных на выборах голосов), формы их участия в выборах, гарантии их деятельности и механизмы контроля за соб и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.