На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Контрольная Общая характеристика и современные тенденции развития мусульманско-христианских отношения на Ближнем Востоке, анализ и оценка их дальнейших перспектив. Положение и привилегии коптов после формального провозглашения Египта независимым государством.

Информация:

Тип работы: Контрольная. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Кризисные тенденции в мусульманско-коптских отношениях в АРЕ в конце XX - начало XXI вв.

В начале XXI столетия мусульманско-христианские отношения на Ближнем Востоке - главной арене исторического сосуществования и взаимодействия двух великих мировых религий - характеризуются противоречивыми тенденциями. С одной стороны, религиозные лидеры Ближнего Востока активно участвуют в исламо-христианском диалоге. Этому способствует вековая практика сосуществования мусульман и христиан, породившего проявления определенного религиозно-культурного синтеза между представителями обеих религий. С другой стороны, объективные религиозные и «идентитарные» различия между мусульманами и христианами сохраняют известный конфликтогенный потенциал, который реализуется в кризисных условиях при наличии дополнительных идеологических, социальных, политических и иных факторов.
Из всех стран региона наиболее «проблемной» в этом плане является в настоящее время Египет, где в последние годы наблюдается явная эскалация конфликта между мусульманами и христианами-коптами. Напряженность во взаимоотношениях двух общин, возникшая еще в начале 70-х годов XX века, выливается в периодические вспышки насилия.
Как будет показано в этой статье, кризисные тенденции в мусульманско-коптских отношениях, развивающиеся на протяжении последних трех десятилетий, напрямую связано с ростом в этот период радикального исламизма на фоне противоречия между политикой «исламизации сверху», начатой президентом Садатом (1970-1981), и реакцией на эту политику со стороны Коптской церкви и египетской христианской общины в целом. Важность этого «фонового» противоречия делает необходимым краткий экскурс в историю положения коптов в мусульманском Египте.
К моменту арабского завоевания Египта, бывшего в то время провинцией Византийской империи, Коптская церковь переживала жестокие гонения со стороны византийских церковных властей. Греческий наместник страны, мелькитский патриарх Кир, в борьбе с монофизитской ересью рьяно насаждал в Египте монофелитское учение. Его посланцы врывались в коптские монастыри, требуя подписания актов о принятии официального догмата, а особо упорствовавших подвергали пыткам. Одни копты бежали от гонителей веры в горы и пустыни, другие, принимая внешне монофелитскую догму, тайно сохраняли свои убеждения.
Неудивительно, что когда в 439 г. арабский полководец Амр ибн аль-Ас пересек со своим войском границы Египта, копты не имели никакого желания помогать византийской армии. По некоторым сведениям, коптский патриарх Вениамин, скрывавшийся от преследователей в монастырях Верхнего Египта, даже направил своей пастве послание с призывом помогать арабам. И хотя утверждение о том, что копты встретили арабских захватчиков как освободителей, выглядит преувеличением, мусульманское завоевание по крайней мере облегчало их положение как религиозной общины. Символично, что патриарх Вениамин, вернувшийся под ликование египтян в свою резиденцию в Александрии вскоре после занятия города войсками Амра ибн аль-Аса в 642 г., призвал единоверцев сотрудничать с арабами в борьбе с христианской Византией.
В Египте, как и в других областях быстро разраставшегося Халифата, христианам (наряду с иудеями, а впоследствии и зороастрийцами) был предоставлен статус покровительствуемых иноверцев (ахль аз-зимма). Этот статус гарантировал им неприкосновенность личности и имущества, городской стены, церквей и монастырей, невмешательство правителей во внутренние дела общины. В обмен зимми должны были выплачивать особую подушную подать (джизъю), предоставлять мусульманам помещения для постоя и не помогать их врагам.
Никаких ограничений религиозного или бытового характера для христиан в Халифате первоначально не существовало. Предписания носить отличительную одежду, запрещение строить новые церкви и проводить крестные ходы и пр. появились в Халифате лишь в начале VIII в., а окончательно утвердились лишь к концу столетия.
В VIII в. в Египте проживало приблизительно 15 млн. коптов. Вопреки арабским историографам, включение страны в состав Халифата отнюдь не сопровождалось их массовым переходом в ислам уже в первые десятилетия после прихода арабов: почти столетие спустя 98% египтян продолжали исповедовать христианство. Процесс исламизации населения шел постепенно и носил добровольный характер: принятие веры завоевателей избавляло коптов от уплаты джизьи. Этот же мотив лежал в основе частых коптских восстаний (только в 739-831 гг. их было шесть), подавление которых также сопровождалось переходом многих коптов в ислам. В сочетании с переселением в страну крупных аравийских племен этот процесс медленно, но верно вел к превращению коптов в этноконфессиональное меньшинство. Ту же роль играло и распространение в Египте арабского языка, который в 706 г. был введен вместо коптского в качестве языка официальной переписки и делопроизводства.
На протяжении столетий отношение мусульман и мусульманских властей к коптам в целом оставалось терпимым, хотя периодически они все же становились жертвами притеснений, иногда жестоких.
Еще на заре мусульманской эпохи в Египте начала складываться влиятельная прослойка коптского чиновничества, которое в значительной мере контролировало административную жизнь страны, в особенности сбор налогов. Этому способствовал прагматизм мусульманских правителей, хотя пророку Мухаммеду, одна из жен которого была копткой, приписывалось следующее изречение: «Копты помогут правоверным обрести благочестие тем, что переложат на свои плечи мирские заботы». Влиятельность коптских «писарей» в некоторые периоды было огромным. Это обстоятельство вызывало возмущение мусульман, выступавших «против этого невыносимого для истинно верующих господства над ними покровительствуемых». Как отмечал знаменитый швейцарский востоковед Адам Мец, в IX в. «большинство беспорядков из-за христиан в Египте было вызвано заносчивостью коптских чиновников». Недовольство неизбежно выливалось на христианскую общину в целом, что приводило к стычкам, поджогам церквей и монастырей. Чтобы успокоить мусульман, многие правители вводили новые (или возвращали прежние) ограничения для христиан, призванные подчеркнуть их неравенство с правоверными.
В эпоху правления Фатимидов (969-1171) копты пользовались особой благосклонностью со стороны первых халифов этой династии. Один из них, аль-Азиз, имел даже зятьев среди христианского духовенства, пользовавшихся у него большим уважением. Позднее аль-Азиз назначил своим везиром христианина Ису, который добился от него разрешения заново отстроить церкви и монастыри и помогать бедным единоверцам деньгами. При нем вспыхнуло антихристианское восстание, вызванное подозрением в причастности христиан к пожару на каирской верфи. При этом было избито 160 христиан, в ответ по распоряжению везира Исы 20 мусульман - зачинщиков беспорядков были казнены.
При фатимидском халифе аль-Хакиме (996-1021), отличавшемся болезненной эксцентричностью, на христиан и других иноверцев обрушились суровые гонения, пик которых пришелся на 1008-1015 гг. Аль-Хаким восстановил старые законы, предписывавшие христианам носить определенную одежду, а на шее - тяжелые деревянные кресты. Были запрещены церковные праздники и колокольный звон, с наружных стен храмов были выдраны изображения крестов. При аль-Хакиме была разрушена большая часть церквей и монастырей, в том числе большой монастырь аль-Касайир на горе Мукаттам под Каиром. Правда, уже при преемниках аль-Хакима терпимость в отношении христиан была восстановлена, а некоторые из фатимидских халифов даже принимали участие в праздновании христианских праздников.
Тяжелым для коптов был период правления мамлюков (1250-1517), в течение которого христиане неоднократно подвергалось репрессиям. Их пик пришелся на 1320 г., когда главные коптские церкви были разграблены и разрушены. В отместку копты сожгли многие мечети, дворцы и жилые дома мусульман.
Включение Египта в состав Османского государства в начале XVI в. улучшило положение коптов по сравнению с эпохой мамлюков. Тем не менее, и при османах они периодически становились объектом преследований. Одним из таких периодов было правление вассального османам мамлюкского бея Али-бея аль-Кабира (1760-1773), обложившего христиан и других иноверцев грабительскими поборами. Известен случай похищения Али-беем четырех христианских священников с целью получения выкупа.
При последних мамлюкских беях, с правлением которых покончила экспедиция Наполеона Бонапарта в Египет (1798 г.), положение коптов было нестабильным. В надежде на помощь со стороны христианской державы копты поддержали французское вторжение (несмотря на прагматичный промусульманский курс Наполеона), однако после их ухода из Египта в 1801 г. вновь подверглись преследованиям за сотрудничество с «неверными» со стороны вернувшихся на время в Египет мамлюков и османских войск.
С приходом к власти в 1805 г. реформатора Мухаммеда Али, покончившего с претензиями мусульманского духовенства на роль сплоченной политической силы, гонения на коптов прекращаются. Коптский нотабль Муаллим Гали становится финансовым советником паши. Коптская община во главе с патриархом Бутросом (Петром) VII, связанным личной дружбой с Мухаммедом Али, обретает «новое дыхание».
Кратковременный период правления внука Мухаммеда Али, Аббаса I (1849-1854), сторонника проосманской ориентации Египта, отмечен новыми притеснениями христиан. Однако с приходом к власти Саида-паши (1854-1863), внука и наследника Мухаммеда Али, положение коптов радикально меняется в лучшую сторону: в 1856 г. отменяется уплата иноверцами подушной подати - джизьи. Копты и мусульмане уравниваются в праве на военную службу. Реформаторский курс Саида-паши продолжает его племянник Исмаил-паша (1863-1879). Провозглашенный при нем в 1866 г. «конституционный статут» - прообраз конституции европейского образца - отменяет разделение египтян по религиозному признаку. Однако в ходе реализации этих либеральных мер смысл некоторых из них выхолащивается. Так, например, вразрез с принципом равенства религий в армии, военнослужащих-коптов заставляют принимать ислам.
Национальное движение 1881-1882 гг. во главе с Ахмедом Ораби (Ораби-пашой) носило откровенно антиевропейский и отчасти антихристианский характер. Сам Ораби-паша заявлял об «опасности», которую, по его мнению, представляло для ислама «растущее участие коптов во власти». В июне 1882 г. в Александрии произошли крупные антиевропейские и антихристианские выступления мусульман, в ходе которых по официальным данным погибло 50 иностранцев и 150 египтян. По неофициальным же данным, общее число погибших составило 1400 человек. События в Александрии вызвали волну эмиграции коптов из Египта: к 18 июня страну покинуло около 32 тысяч человек, среди которых было немало египетских христиан.
Когда, воспользовавшись александрийскими событиями как поводом для интервенции, Англия направила в Египет свои войска, коптская община встретила их с нескрываемым энтузиазмом. В первые три десятилетия британской оккупации Египта копты придерживались откровенно проанглийской ориентации. Эти годы стали годами взлета политической карьеры коптского нотабля Бутроса-паши. В египетском правительстве, сформированном в 1882 г., он занимал посты сначала министра финансов, затем министра иностранных дел, и наконец, премьер-министра. Пробританские симпатии стоили Бутросу-паше жизни: в 1910 г. этот видный коптский политический деятель был убит мусульманином Ибрахимом Вардани - членом террористической организации «Общество братской солидарности». Хотя сам Вардани отрицал, что руководствовался в своих действиях религиозными чувствами, оккупационные власти в лице британского генерального консула Элдона Горста придали делу характер мусульманско-христианской розни, используя убийство Бутроса-паши Гали как повод для репрессий в отношении националистов и мусульман в целом.
Видя в британском присутствии гарантию своей безопасности и статусного благополучия, копты не сочувствовали первым египетским националистам-мусульманам, которые в борьбе против колонизаторов апеллировали к панисламизму. Одним из них был Мустафа Камиль, основатель партии «Ватан» («Отечество»). В открытом письме лидеру партии, опубликованном на страницах ее печатного органа - газеты «Аль-Лива» («Знамя»), один из коптских публицистов писал: «Мне странно видеть, что ты - сын Египта и больше всех любящий Египет - апеллируешь к исламской лиге и зовешь мусульман к единству и согласию, совершенно не думая о твоих братьях - коптах, которые являются твоими соотечественниками и ближе к тебе, чем мусульмане Явы, Бухары и Индии».
В феврале 1911 г. в Асьюте (Верхний Египет) прошел коптский съезд, потребовавший отмены дискриминации коптов в административной сфере, реформы избирательной системы, препятствовавшей представительству коптов в провинциальных советах и предоставления коптам равных прав с мусульманами в области образования. Однако через два месяца в Каире мусульмане провели свой альтернативный съезд, в результате чего требования коптов остались не удовлетворены.
Между тем рознь между мусульманами и христианами, подпитываемая различием политической ориентации, обострялась. Это подтолкнуло коптскую общину к пониманию того, что ее интересы требуют от нее не связывать свою судьбу с колонизаторами и отказаться от гарантий защиты, которые дали коптам англичане. С этого времени борьба за прекращение британской оккупации перестает быть делом исключительно египетских мусульман и приобретает характер подлинно национального движения.
Революция 1919 г., которую возглавил известный египетский политик-националист, основатель партии Вафд («Делегация») Саад Заглюль, явилась мощным стимулом к сближению между мусульманами и коптами. Это стало возможным во многом благодаря позиции самого Заглюля, заявившего, что «Египет принадлежит коптам так же, как и мусульманам». Под лозунгом «Египет для египтян» копты активно поддерживали партию Вафд, а многие из них вступали в нее; генеральным секретарем партии стал копт-протестант Вильям Макрам Обейд. В стране царила атмосфера полного межрелигиозного согласия: мусульманские шейхи проповедовали в церквах, а коптские священники шли в мечети.
Подавление революции сопровождалось репрессиями как против мусульман, так и против коптов. Когда коптский политик Юсеф Вахбе, согласившись в 1919 г., уже после подавления движения, занять пост премьер-министра, нарушил тем самым антианглийский бойкот националистов, он был убит выходцем из собственной религиозной общины.
После формального провозглашения Англией Египта в феврале 1922 г. независимым государством копты пользовались значительными привилегиями. Много коптов входило в комитет по выработке текста первой египетской конституции 1923 г., которая гарантировала свободу отправления культа и равенство всех граждан перед законом и при занятии государственных должностей. В составе кабинета, сформированного в 1926 г. Саадом Заглюлем, было два копта - Васыф Бутрос Гали (министр иностранных дел) и Макрам Обейд (министр финансов). Включение коптов в состав правительства страны стало правилом, соблюдавшимся последующими кабинетами.
Тем не менее, не все рядовые мусульмане приветствовали такую политику. Эйфория межрелигиозного национального единства, характерная для начала 20-х годов - периода господства идей «фараонизма» (партикулярного египетского национализма) постепенно уступала место более настороженному отношению мусульман к коптам. Антивафдистские движения, в том числе созданное в 1929 г. Общество «Братьев-мусульман», говорили о «захвате» коптами партии Вафд и обвиняли египетских христиан в намерении, по примеру евреев, «создать свой национальный очаг».
Что касается представительства коптов в законодательной власти Египта, то до 1922 г. они делегировались из расчета 1 депутат-копт на 13 депутатов-мусульман. Хотя при короле Фуаде I (1922-1936) это правило было отменено, копты по-прежнему были достаточно широко представлены в парламенте страны.
После антимонархической революции 1952 г. копты оказались в значительной мере вытеснены из политической жизни. Ни один из христиан не входил в состав Совета революционного командования - первого египетского правительства во главе с Гамалем Абдель Насером. Временная конституция, принятая в январе 1956 г., провозгласила ислам государственной религией, а в школах, в рамках борьбы с неграмотностью, было введено в качестве обязательного предмета - в том числе и для коптов - изучение Корана как главной сокровищницы литературного арабского языка. Националистическая политика Насера, его конфликт с Англией, Францией и США, вызвали в Египте антизападные настроения и волну ксенофобии, которая задела и коптов. По интересам верхушки коптской общины, которую традиционно составляли крупные земельные собственники, больно ударила предпринятая Насером аграрная реформа, перераспределившая землю в пользу мусульман. В число депутатов Национального собрания (парламента), избранного в 1957 г., не попало ни одного копта.
Хотя очередная временная конституция страны, принятая в марте 1958 г., уже не упоминала об исламе как о государственной религии и провозглашала равенство всех граждан перед законом, среди избранных в том же году депутатов парламента вновь не оказалось коптов. Своей волей «назначив» в него 10 христиан, лидер Египта создал прецедент, который позднее, после принятия мартовской конституции 1964 г., стал законодательной нормой. Насер предпринимал и другие жесты в адрес коптской общины, с главой которой, патриархом Кириллом VI, он поддерживал дружественные личные связи. Так, по распоряжению Насера на средства госбюджета была выстроена новая патриаршая резиденция в Каире; он лично выделил деньги на перевоз в Египет из Флоренции мощей св. Марка - основателя Коптской церкви. Насер также дал согласие на создание в Египте коптского университета (который, однако, был создан лишь в 1984 г., через 14 лет после его смерти).
Невозможность полноценного участия в политической жизни страны, антизападный курс, определенная «исламская» тональность насеровского варианта идеологии арабского национализма и социалистические «эксперименты» режима вызывали недовольство коптов (особенно их богатой верхушки). Это привело к эмиграции многих из них в 60-е годы в страны Европы и в США, где образовалась влиятельная коптская диаспора. Однако были обстоятельства, делавшие режим Насера в целом приемлемым для коптской общины: это светский характер государства и решительная борьба Насера с «Братьями-мусульманами», в которых копты не без основания видели главную угрозу для своего благополучного существования. Смена режима после смерти Насера 20 сентября 1970 г. поставила коптскую общину в качественно новую ситуацию.
Заняв президентское кресло в октябре 1970 г., Анвар Садат приступил к демонтажу насеровского политического наследия. Первым шагом на этом пути стало отстранение от власти в ходе «исправительной революции» 1971 г. ближайших сторонников бывшего президента и чистка в правящей партии - Арабском социалистическом союзе. В борьбе с насеристами и левыми Садат стремился опираться в идеологическом плане на ислам, влияние которого в стране заметно возросло на почве кризиса идей светского арабского национализма после поражения Египта в «шестидневной войне» 1967 г.
Новая конституция страны, принятая 11 ноября 1971 г., восстановила положение об исламе как о государственной религии в Египте. По указу Садата из тюрем были выпущены репрессированные при Насере «братья-мусульмане» и активисты других исламистских организаций. При негласной поддержке властей в студенческих городках появились «исламские ассоциации» (Гамаат исламийя), которые по замыслу режима должны были играть роль противовеса влиянию насеристов и марксистов в студенческой среде.
Все эти изменения не могли не отразиться на состоянии межобщинных настроений в Египте. Наметившийся в стране рост мусульманского фанатизма привел к целой серии инцидентов на религиозной почве.
Между тем важное событие произошло и в самой коптской общине: в октябре 1971 г. на патриарший престол Коптской церкви взошел Шенуда III - динамичный религиозный лидер современной формации. Будучи сторонником сближения между христианами и мусульманами, Шенуда III занял активную позицию в деле защиты прав и интересов коптской общины, в которой с конца 60-х годов также происходил заметный рост религиозных настроений, и которая все больше сплачивалась вокруг Церкви как символа своей идентичности.
Первый конфликт между Коптской церковью и режимом Садата произошел в июле 1972 г. 18 июля съезд коптских общин Александрии направил главе государства меморандум с перечнем требований, среди которых были запретить публикацию антикоптских печатных материалов, отменить систему квот при приеме христиан и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.