Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Марониты как представители одной из религиозных конфессий территории Ливана. Политический маронизм, находящийся на пике своего развития во время гражданской войны 19751990 годов. Деятельность Франжье с Севера Ливана. Маронитская община в наше время.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


webkursovik.ru/
Реферат
Марониты Ливанской республики


Среди 17 религиозных конфессий, представители которых и сейчас населяют небольшой по территории Ливан, особое место занимают марониты. Притом, что их община насчитывает около 700 тыс. чел., они являются третьей по численности религиозной группой в Ливане вообще и первой среди христианских конфессий.
Корни трагических событий 1958 г., 1975-91 гг., а также многие аспекты современного социально-политического положения в Ливане уходят в далекое прошлое, когда на Ливанском хребте находили убежище тогдашние еретики - марониты. Позже взаимоотношения между представителями этой секты, их региональным окружением, а также европейскими державами стали определять образ жизни и пути развития тех территорий, которые сейчас мы называем Ливанской Республикой.
По крайней мере до середины XX в. именно марониты внесли основной вклад в формирование специфического облика ливанского общества. Пройдя путь от мелкой и изолированной религиозной группы до общины, представители которой занимают высшие государственные посты, марониты смогли сохранить свою самобытность в «мусульманском море», установить прочные политические, экономические и религиозные связи с Западом, а также добиться относительного единства в своих рядах.
На рубеже XIX-XX вв. в христианской среде начал зарождаться ливанский национализм. В 30-е годы XX в. с появлением сначала движения, а затем и партии «аль-Катаиб аль-Любна-нийя» ливанский христианский национализм постепенно приобретает «маронитское лицо». Важным аспектом остается и численное превосходство маронитской общины над представителями других христианских и мусульманских конфессий. Лидирующее положение маронитов было зафиксировано в неписаном Национальном пакте 1943 г., когда за маронитами был закреплен президентский пост с весьма широкими полномочиями.
Тем временем угроза быть поглощенными «мусульманским морем» становилась все более реальной с возрастанием просирийских настроений у ливанских мусульман, с всплеском насеризма и, наконец, в связи с обострением в конце 60-х - начале 70 годов палестинской проблемы.
Во время гражданской войны 1975-1990 гг. т.н. «политический маронизм» находился на пике своего развития. Маронитская община обладала серьезным военным потенциалом, значительной поддержкой извне, ею руководили сильные лидеры, такие как К.Шамун, П.Жмайель, Б.Жмайель, Р.Эдде и др. Возникли и вполне могли быть реализованы амбициозные проекты «нового Ливана», управлявшегося бы из христианского анклава к северу от Бейрута. Однако со второй половины 80-х годов ситуация развивалась уже по другому сценарию. В начале произошел раскол в военно-политическом руководстве общины, а затем ливанская армия во главе с главнокомандующим-маронитомМ.Ауном повернула оружие против главной военной силы общины - «Ливанских сил».
90-е годы обернулись полным крахом надежд ливанских маронитов. В соответствии с джентльменским соглашением 1943 г. марониты все еще сохраняли за собой посты президента и главнокомандующего ливанскими ВС. Тем не менее в целом установление режима «PaxSyriana» вызвало недовольство у духовных и политических лидеров общины. Таифские соглашения 1989 г. и Договор о братстве, сотрудничестве и координации 1991 г. сделали реальностью то, против чего в течение века боролись марониты. Кроме того, уже к 70-м годам ливанские христиане по численности стали уступать мусульманам, после войны они потеряли свое привилегированное положение в руководстве страны. За счет урезания полномочий президента были расширены права премьер-министра и спикера парламента, а роль главнокомандующего армией в условиях сирийского контроля за ливанскими силовыми ведомствами также становилась незначительной. Разумеется, с такой системой «разделения властей» не могло смириться руководство ослабленного во время войны правохристианского лагеря. Кроме того, фактически под контролем Сирии оказалась и ливанская внешняя политика. В конечном итоге маронитские идеологи заговорили о фактическом «аншлюсе Ливана Сирией».
Сирийское военное присутствие и значительное политическое влияние сирийцев в Ливане в результате способствовали завершению боевых действий, разоружению негосударственных вооруженных формирований, а в конечном итоге - стабилизации ситуации в этой стране. Однако установление в Ливане «PaxSyriana» нанесло сильный удар по военно-политическому руководству маронитской общины. Так, в 1994 г. после обвинения во взрыве бомбы в церкви в городке ЗукМикаэль был арестован лидер «Ливанских сил» С.Джаджа. Ему также было инкриминировано убийство бывшего премьер-министра Р.Караме в 1987 г. и одного из крупных маронитских лидеров Д.Шамуна в 1990 г.; в итоге С.Джаджа был приговорен к пожизненному заключению. Сама организация, трансформировавшаяся к тому времени в чисто политическую партию, была распущена.
К христианской оппозиции формально можно отнести маронитаМ.Ауна и возглавляемое им «Свободное патриотическое движение». В целом аунистское движение возникло в христианской среде и первое время даже сотрудничало с «Ливанскими силами». Однако в конце концов М.Аун встал на позиции светского ливанского национализма и по этой причине пользуется значительной поддержкой среди нехристиан1. Сам генерал пока находится во Франции, а деятельность созданного его сторонниками «Свободного патриотического движения» в Ливане в основном сводится к акциям протеста с участием студентов, в среде которых позиции аунистов оказались особенно сильны.
Происходившие процессы затронули и традиционного выразителя интересов маронитской общины - партию «Катаиб». В 90-е годы ее руководство пошло на сотрудничество с правящим режимом и defactoодобрило сирийскую политику в Ливане. Таким образом, маронитский политический истеблишмент в большинстве своем был вынужден следовать в фарватере нового просирийского руководства Ливана. Тем самым Дамаск смог на деле подтвердить значимость и необходимость своего военно-политического присутствия в стране, т.к. в результате удалось несколько снизить экстремистские и реваншистские настроения в рядах маронитов, которые могли угрожать и сохранению пока еще хрупкого мира в Ливане, и интересам безопасности САР, напрямую связанной, по мнению сирийцев, с безопасностью Ливана.
Единственной силой, «недосягаемой» для Дамаска и открыто выступающей с антисирийских позиций, оставалось маронитское духовенство и лично патриарх Н.Сфейр. В силу своего положения он не может оказывать непосредственного влияния на политику в стране, однако уже с начала 90-х годов активно выступал как духовный лидер всех антисирийских выступлений в Ливане (притом, что в 1989 г. он заявил о своей поддержке Таифских соглашений - мирного урегулирования «по-сирийски»). Фактически после разгрома или подчинения маронитских политических структур официальному Бейруту маронитская церковь должна была заполнить образовавшийся вакуум и взяла на себя роль защитника маронитской общины, которая, по ее мнению, значительно пострадала во время войны.
Наиболее активной политической силой ливанской христианской оппозиции можно назвать действующий с 2001 г. блок «Корнет Шехван». К 2005 г. в это объединение входят 22 центристских и правоцентристских, в основном маронитских политика, действующих под покровительством маронитского патриарха Н.Сфейра. В целом в политической программе объединения говорится о необходимости защиты демократии и обеспечении полноценного разделения властей, уважения прав человека и разработки более справедливого избирательного закона. В современных условиях особенно важен пункт об ограничении вмешательства служб безопасности в различные сферы жизни. Что касается отношений с Сирией, то, по мнению членов объединения, связи между двумя странами в их современной форме губительны для обеих сторон. Только «полное восстановление суверенитета Ливана» и возвращение ему свободы принятия политических решений поможет сохранить исторически дружеские отношения между двумя странами.
Развитие событий с лета 2004 г. во многом создало питательную почву для активизации деятельности маронитских политических сил. В ноябре того же года в Ливане должны были пройти очередные президентские выборы, и ожидалось, что в соответствии с конституцией Ливанской Республики Э.Лахуд покинет президентский пост после завершения срока своих полномочий. Получив поддержку маронитской общины и церкви в момент прихода к власти в 1998 г., в 2000 г. генерал Э.Лахуд уже начал терять ее, когда развернул масштабную и достаточно жесткую кампанию против антисирийской оппозиции, основу которой составляли тогда маронитские политики и студенты. К 2004 г. он окончательно скомпрометировал себя в глазах маронитов как полностью зависимая от Дамаска фигура.
В преддверии президентских выборов оппозиция была намерена добиться ухода Э.Лахуда с высшего государственного поста и избрания нового, независимого от Дамаска президента. Таким образом, можно было бы развить успех парламентских выборов 2000 г. и еще больше ослабить позиции просирийских сил в стране. Тем не менее 3 сентября полномочия Э.Лахуда были продлены на 3 года, а днем раньше СБ ООН принял резолюцию № 1559, которая вывела внутренний кризис на международный уровень. Вовлечение в проблему мирового сообщества подчеркнуло активность ливанской диаспоры (особенно в США), а также придало дополнительный импульс политической деятельности как умеренной демократической оппозиции, так и более радикальным националистическим организациям («Ливанские силы», «Свободное патриотическое движение»). В конце концов своего рода объединяющим фактором в деятельности всех оппозиционных сил стало требование скорейшего вывода из Ливана сирийских войск и освобождение страны от политической опеки Дамаска.
В декабре 2004 г. блок «Корнет Шехван» принял участие в формировании более широкого «Бристольского объединения», которое сейчас чаще всего обозначается как «объединенная оппозиция во главе с В.Джумблатом». У новой организации нет конкретной политической программы, однако декларация принципов призывает к проведению демократических выборов и полной реализации Таифских соглашений, прекращению сирийского вмешательства в ливанскую политику, к уважению демократических принципов и прав человека, а также к укреплению солидарности всех ливанцев, вне зависимости от конфессиональной принадлежности. После ухода в отставку в октябре 2004 г. на сближение с будущими участниками «Бристольского объединения» пошел и бывший премьер-министр Ливана Р.Харири. Считалось, что такой альянс может изменить баланс политических сил в стране и значительно увеличить шансы оппозиции на победу в парламентских выборах в мае 2005 г.
Несмотря на то, что в состав блока входят представители различных религиозных групп, в т.ч. и мусульмане, важную роль в нем по-прежнему играют марониты. Устойчивость их позиций обеспечивается существованием оси (хотя и достаточно непрочной): маронитская эмиграция - маронитская оппозиция в Ливане - маронитская церковь. Что касается, например, суннитских политиков, то их духовные лидеры по основополагающим вопросам пока придерживаются позиций официального руководства и просирийского лагеря. Таким образом, климат внутри оппозиционного объединения во многом и сейчас определяется межмаронитскими отношениями и их готовностью сотрудничать с другими политическими силами.
Однако не стоит забывать и о том, что далеко не вся община находится на антисирийских позициях. Уже было сказано о партии «Катаиб», однако ее просирийская ориентация объясняется не настроениями членов, а лояльностью Дамаску высшего партийного руководства, в первую очередь лидера партии К.Пакрадуни.
В этой связи стоит упомянуть и род Франжье с Севера Ливана, который занимает особое место среди маронитовЛивана. Франжье, являясь по сути дела представителями традиционных ливанских кланов (в частности С.Франжье, президент Ливана 1970-76 гг.), имеют неплохие отношения с Дамаском. В большинстве своем они поддерживают современное руководство, а самое главное - исторически испытывают неприязнь и даже прямую ненависть к Жмайелям и их сторонникам. Кроме того, «Марада» (бывшая вооруженная организация рода Франжье и г. Згорта) является фактически единственной маронитской организацией, входящей в состав просирийской политической коалиции «Айн ат-Тине».
Все это показывает, что внешне кажущийся единым маронитский политический истеблишмент на самом деле разрывается изнутри от множества противоречий (некоторые, в частности конфликт между Жмайелями и Франжье, носят исключительно характер кровной вражды), которые тянутся со времен гражданской войны, и изжить их в ближайшей перспективе вряд ли возможно. И сегодня, спустя почти 15 лет после завершения гражданской войны, не удается достичь внутреннего консенсуса даже в рамках христианской общины, нельзя говорить и о примирении внутри ливанского общества вообще. В таких непростых условиях страна вступила в новый этап.
Наиболее острую форму кризис принял в феврале 2005 г. после гибели бывшего премьер-министра Р.Харири. Главным результатом сложившейся кризисной ситуации стал вывод из Ливана сирийских войск и сотрудников спецслужб. Такое развитие событий вероятнее всего повлечет за собой кардинальное изменение социально-политической обстановки в стране. Недавняя серия взрывов в христианских районах Бейрута позволяет ожидать и возможного всплеска насилия в стране, в том числе и на конфессиональной почве.
На сегодняшний день все легальные политические силы демонстрируют настрой на мирное разрешение политического кризиса. Противники режима воздерживаются от агрессивных действий как против «официального Бейрута», так и против сирийских интересов. Сейчас их основным «оружием» является энергия общественного недовольства политикой властей, а также всячески демонстрируемое единение ливанской нации.
В то же время на современном этапе опасность раскола существует не только на национальном уровне, но и внутри самой маронитской общины, чьи представители участвуют в деятельности практически всех общественно-политических сил. Это политики, лояльные «официальному Бейруту», умеренная и радикальная оппозиция, церковь.
Пока текущие события указывают на все возрастающую угрозу единству объединенного оппозиционного фронта, действующего под руководством В.Джумблата. Уже практически стало реальностью возвращение в Ливан генерала М.Ауна, намеченное на 7 мая4. И пока он еще не отказался от своих слов о возможности участия в парламентских выборах в конце мая и президентских в 2007 г. Помимо того, в одном из своих заявлений он сообщил о готовности идти на парламентские выборы в альянсе с «Хизбаллой». Ее представители официально также не отрицали такую возможность5, тем более что «Партия Аллаха» и аунисты никогда не выступали в качестве прямых политических противников.
Как отмечают местные наблюдатели, единственным серьезным препятствием этому союзу может стать требование М.Аунао разоружении шиитской организации. Готовность сторон найти взаимовыгодное решение этого вопроса действительно может привести к оформлению нового политического альянса.
При этом оппозиция во главе с В.Джумблатом также ожидает, что генерал и его сторонники пополнят ее ряды. Однако при своей оппозиционности просирийскому режиму аунисты, скорее всего, не смогут вписаться в течение, возглавляемое В.Джумблатом. Независимый и бескомпромиссный генерал вряд ли сможет долгое время действовать в рамках существующей оппозиционной организации. Поэтому попытки втянуть генерала в этот политический альянс могут привести только к расколу среди оппозиционеров. В частности, уже сообщается о разногласиях по поводу будущего кандидата на пост президента, возникших между В.Джумблатом и маронитами.
На сегодняшний день в рядах ливанской оппозиции нет персоналий, способных сравниться по популярности и авторитетности с убитым Р.Харири. Без его участия деятельность оппозиции будет лишена единого стержня, объединяющего ее членов, которые, являясь ливанскими политиками, все равно тяготеют ксвоим регионам, религиозным общинам и защите их интересов. При этом ее отдельные представители еще до событий 14 февраля начали утрачивать свои позиции. Так, судя по настроениям в Ливане, даже такой авторитетный деятель, как В.Джумблат, теряет поддержку друзской общины, традиционным лидером которой он является и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.