На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Информационное оружие современности и понятие информационной безопасности. Основные причины информационных споров. Значение исхода информационных столкновений над военными во Второй Ливанской войне 2006 г. Роль информационных баталий в сети Интернет.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 3. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


webkursovik.ru/
21
Реферат:
Место и роль СМИ в информационной войне против Ливана во время вторжения Израиля
Информационное оружие стало мощнейшим оружием современности. В наше время боевые фронты конфликтов характеризует война информационная, так как каждое реальное вооруженное столкновение сопровождается и нередко даже заслоняется кампанией СМИ.
Человеческое общество - это сложная информационная система. Войны - неотъемлемая часть истории этого общества. Они неизбежны в силу различий интересов и ценностных ориентаций сторон. Однако информационные баталии, вызванные реальными войнами, - это сравнительно новое явление нашей современности, поскольку «… ранее информационное оружие по критерию эффективность/стоимость значительно уступало другим средствам вооружения». Причин тому масса: природно-климатические условия, развитие науки, промышленности, технологий. В наши дни сложились условия для того, чтобы поток информации мог быть поставлен на конвейер, а сама информация стала мощным средством широкого применения. Более того, эти условия «позволили говорить об информационном оружии, как о наиболее значимом оружии современной эпохи».
Схема передачи информации «человек-человек» преобразовалась в схему «человек-техническое средство-человек». Информация, как правило, проста и дешева в производстве, распространении и восприятии. Она легко передаваема и быстро применима вне зависимости от расстояний, обладает способностью наносить колоссальный ущерб государствам. Не случайно понятие информационной безопасности стало составляющим понятия национальная безопасность.
Один из результатов информационной войны - «иррациональное поведение поверженных систем; это их единственный путь «встать на ноги». Иррациональное поведение - это хаос, это стихийная смута, это терроризм». А терроризм поражает мирное население, которое, не умея защищаться, и несет основные потери.
Кроме того, «…развивающейся тенденцией современного терроризма является попытка переноса соответствующих акций на телеэкраны, мониторы компьютеров, страницы газет и журналов». Террористы демонстрируют миру свои операции, а также пропагандируют цели и требования своих организаций. Ради достижения преимуществ на информационном поле боя они порой не брезгуют даже убийством своих сограждан, дабы приписать злодеяние врагам, а также охотно выставляют на всеобщее обозрение страшные кадры, запечатлевшие изуродованных жертв.
По сути, в ряде случаев подобными операциями из арсенала психологической войны террористы вынудили некоторые страны в той или иной мере менять свою политику, или, по меньшей мере, учитывать их информационное воздействие на собственное население.
Удары в информационных войнах наносят как правительства или руководства противоборствующих сторон, так и военные пресс-центры, как СМИ, так и блоггеры, воюющие на виртуальных фронтах в пространстве Интернета. Целью их борьбы является подрыв убежденности оппонентов и внушение им заданных взглядов на происходящее. И это возможно, поскольку при глобальности информации субъективные знания обретают объективность. Вместе с тем разная история государств, представляемых оппонентами, заставляет их по-своему воспринимать одну и ту же информацию. Поэтому для эффективного применения информационного оружия требуется знание истории, культуры, полиэтнической среды и тонкостей системы управления в лагере противника.
Одна из основных причин информационных споров - менталитет одного из субъектов конфликта, отказ делиться актуальной и общественно значимой информацией. Нередко это происходит постольку, поскольку источники опасаются обнаружить свою некомпетентность вследствие обнародования и анализа выданных ими сведений. Такого рода преграды вынуждают журналистов прибегать к рискованным, иногда незаконным способам получения информации. Полученные таким образом данные не всегда верны и это ведет к обострению споров оппонентов. Не меньший вес при этом имеют ошибки журналистов и редакций в освещении сложных событий. Основные причины, как правило, - очевидная некомпетентность в данной теме и скоропалительность в выводах.
В целом журналистский интерес к вооруженным конфликтам объективен. Для СМИ они источник горячей востребованной информации, стимулирующей их рейтинги. Вместе с тем следует заметить, что зачастую именно военные корреспонденты способствовали как разрешению, так и обострению подобных конфликтов. Здесь важна гражданская и профессиональная позиция журналиста.
Разрешение ситуации возможно при распространении объективной, правдивой и толерантной информации об очагах напряженности, о ее сути и развитии, о субъектах противостояния и их целях, о реальных человеческих и материальных потерях, о действиях властей и иных «игроков», о перспективах мирного урегулирования и вероятных последствиях. Так СМИ формируют представления о происходящем и нередко также диагностируют, прогнозируют и предлагают варианты разрешения ситуации. Важно, чтобы журналисты на войне были самостоятельным субъектом, - тогда становится возможным их влияние на развитие событий.
Способствование журналиста возникновению и (или) обострению конфронтаций происходит, когда он становится на одну из сторон и, как следствие, теряет адекватность оценки, становится носителем ее конфликтности, языка вражды и стереотипов. «На мотивационном уровне стереотипное восприятие вызывает стремление к простой для усвоения информации, схематизм при оценке фактов, их фильтрацию в соответствии с установкой, продиктованной стереотипом». В результате предвзятый журналист навязывает аудитории определенный односторонний взгляд, оспариваемую идеологию. Он становится «поджигателем мира» и «сеятелем паники» - причиной дефицита информации или источником целенаправленного дезинформирования, что особенно опасно в плане обострения конфликта на его ранней стадии. Не менее вредно акцентирование этнических и религиозных факторов, «прислонение к авторитету» (драматизация с помощью «экспертного» мнения, «надежных» статистических данных), а также навешивание ярлыков, поскольку «от навешивания ярлыков до создания образа врага - один шаг». Кроме того, «просто сообщая факты», вовсе «необязательно сознательно дезинформировать читателя или зрителя. Можно «просто» недобросовестно отнестись к проверке подлинности сообщения, умолчать о «неприятном» факте (…), перефразировать оппонента (…), опровергать чужое мнение посредством дискредитации высказавшего его человека (…), выдвигать ложные альтернативы (…), проводить некорректные обобщения (…), применять «двойной стандарт» в освещении «своих» и «чужих» (…), использовать ссылки на неопределенные источники (…), задавать в интервью предопределяющие ответ вопросы (…), вырывать высказывания из контекста (…), провозглашать безапелляционным тоном неочевидные и спорные утверждения (…) и т. п.». Такой подход лишает аудиторию «…возможности нравственно оценивать происходящее, формулировать к нему свое личное моральное отношение, вырабатывать безоговорочное неприятие несправедливости, жестокости, предательства - чем бы они ни оправдывались».
Многое зависит от приоритета в выборе темы, от частоты упоминания определенных фактов, от четкости формулировок. Кроме того, существует небезызвестный «эффект Си-эн-эн» - «прямые трансляции, организуемые этой компанией из зоны боевых действий, оказывают воздействие на политиков, на тех, кто принимает решения», сокращая, таким образом, их время на реакцию и влияя на ее адекватность.
Суть другой стороны медали в том, что в результате получается нигде не оговоренное столкновение двух противоположных начал - принципа свободы выражений мнений (получение, передача и распространение информации) и права на ограничение этих свобод в интересах безопасности государства и общества. Бенджамин Франклин четко выразил свои предпочтения: «Те, кто приносят свободу в жертву безопасности, не получают ни свободы, ни безопасности». Однако в наши дни сложно представить себе освещение войн без вмешательства военной цензуры. В сложных случаях все зависит от личной профессиональной способности журналиста найти компромиссное решение и выдать сбалансированную информацию и картинку.
Вторая Ливанская война июля-августа 2006 г. стала ярким примером превалирующего значения исхода информационных столкновений над военными.
Непопулярный в Израиле премьер ЭхудОльмерт пошел вразрез с политикой своего неожиданно сошедшего с политической арены предшественника - Ариэля Шарона и отреагировал широкомасштабными военными действиями на захват в плен израильских военнослужащих. Этот конфликт вырос в одну из самых длительных войн из всех, которые когда-либо вел Израиль со своими соседями, - в войну, стоившую беспрецедентного количества жертв со стороны израильского гражданского населения и ставшую во многом знаковой с точки зрения влияния информационно-пропагандистских баталий на ее исход.
Парадоксально, что Израиль, для которого столь важно благожелательное отношение мирового сообщества, лишь недавно начал всерьез ценить силу информационного оружия. Ведь в своем традиционном информационном противостоянии с палестинцами он неизменно проигрывал. В данном конфликте все было иначе, и первые удары в информационной борьбе нанес именно Израиль. Его основными пропагандистскими константами были требования освободить ЭльдадаРегева и ЭхудаГольдвасера и утвердить «победоносность Израиля». Результатом, как известно, стало информационное фиаско. В чем же ошибся Израиль, столь долго державшийся на пьедестале обладателя самой мощной и непобедимой армии в регионе, и каковы последствия этих ошибок для него, для его противника и для региона в целом?
Особенность данного конфликта состоит в том, что сопровождавшая его информационная война была еще более жесткой, чем реальная, и ее исход нанес мощнейший и непоправимый удар по устоявшейся репутации самого сильного государства в регионе. Беспрецедентный урон ей был нанесен не только в восприятии «победившего» противника и его сторонников, не только в мировом общественном мнении, но и во мнениях многих граждан самого еврейского государства.
Причина в том, что была нарушена традиционная сдержанность Израиля в ведении информационных войн.
С территории Израиля транслировали немало представителей арабских СМИ (Аль-Джазира, Аль Хура и проч.), а израильские журналисты проводили интервью по телефону с жителями Ливана. В принципе это было единственное средство, позволявшее им «заглянуть на ту сторону», поскольку за исключением единиц, обладавших двойным гражданством, и тех, кому удалось проникнуть на территорию Ливана с силами ЦАХАЛа, они не имели такой возможности.
В день начала военных действий израильскими ВВС была предпринята неудачная попытка уничтожения главной антенны телестанции противника «Аль-Манар». Всемирная федерация журналистов осудила Израиль, в ответ на что представители израильских СМИ покинули эту организацию13. Неблагоприятный информационный фон вынудил Израиль прекратить попытки уничтожения телестанции, но не помешал старанию внести помехи в новостные трансляции телеканала.
Кроме того, израильская армия координировала ведение пропаганды среди арабов посредством телефонных звонков и SMS с целью оказать психологическое давление и возложить вину за беды населения на «Хизбаллу». Со временем телефонным оружием овладел и противник Израиля.
В начале Израиль лидировал в информационных баталиях, однако вскоре перевес явно качнулся в пользу «Хизбаллы». Отчасти причиной тому стала жесткая израильская военная цензура, которой были вынуждены подчиняться все СМИ, в том числе и иностранные, независимо от способа передачи информации. Ужесточение цензуры последовало из-за поведения некоторых телеканалов, превращавших свои трансляции из приграничной зоны в своеобразное шоу, нередко с недопустимой, по мнению военных, наводкой на конкретную местность. К примеру, в немалой степени именно телевизионные репортажи, которые транслировали многие телеканалы, привели к тридцати прицельным ударам ракет по поселению Ирон.
Запрету цензуры подлежали сведения о последствиях ракетных ударов, время выхода граждан из бомбоубежищ, информирование в реальном времени о присутствии представителей власти на линии фронта, о месте падения ракет «Хизбаллы», о потерях вблизи стратегического объекта, о количестве жертв. К тому же по негласному соглашению не обнародовались имена и фотографии погибших до передачи сведений их родственникам. В первое время после инцидентов по тем же соображениям в израильских СМИ вообще не упоминали убитых, а только сообщали о наличии пострадавших.
Несмотря на то, что эту войну освещали журналисты из разных, порой полярных израильских СМИ, взгляды журналистов на происходящее были в основном схожи. Основной поток информации поступал от армии и от правительства. Единственным способом выявить что-либо дополнительно было обнаружение несоответствий между сведениями этих двух источников.
Самым успешным ударом в этой информационной войне стало раскрытие террористической угрозы взрывов самолетов в Великобритании 10 августа. Широкое освещение этой темы и связанных с ней проблем вытеснили неблагоприятное на тот момент для Израиля освещение конфликта с «Хизбаллой» (жертвы бомбардировки жилых кварталов в Ливане и потери ЦАХАЛа) и напоминало о позитивной антитеррористической направленности его действий. Игнорирование темы ближневосточных проблем в СМИ США привело к маршу-протесту против данной тенденции.
«Хизбалла», со своей стороны, по ее же официальным утверждениям в СМИ, не ожидала военной реакции со стороны Израиля. Однако она оказалась отлично подготовленной в плане информационном и гораздо более сильной в военном плане, чем кто-либо мог ожидать.
Для начала ливанская шиитская организация сумела наладить мощную технологическую базу, благодаря которой велся перехват и мониторинг телефонных разговоров в Израиле. Ответом Израиля стала организация помех связи в «горячем» регионе.
В отношении свободы потока информации «Хизбалла», а также власти Ливана и поддерживающего его Ирана и других арабских государств внешне почти не ограничивали представителей СМИ. Однако при этом «Хизбалла» умело превратила как собственных, так и иностранных журналистов в послушное орудие в своих руках, прицельно наводя их на нужные «Хизбалле» объекты, неизменно сопровождая корреспондентов и, в сущности, не оставляя им любого иного выбора.
В результате вразрез с воздействием пропаганды Израиля вместо раскола между шиитской «Хизбаллой» и суннитами Ливана было достигнуто их идеологическое сближение в борьбе против общего врага. Кроме того, пропаганда, показывающая желанную победу «Хизбаллы» в противостоянии с Израилем как свершившийся факт, принесла успешные плоды в восприятии как в арабском мире, так и в немалой степени в мировом общественном мнении: был положен конец многолетнему мифу о непобедимости ЦАХАЛа.
Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад открыл собственный Интернет-сайт, на котором на фарси, арабском, английском и французском языках наряду с собственной биографией и изложением общественно-политического кредо пригласил на теледебаты американского президента Джорджа Буша. Благодаря этому сайту и действиям иранских СМИ, способствовавших облегченному доступу международных экспертных и аналитических центров к определенным Интернет-ресурсам, была также осуществлена благоприятная подвижка в мировом общественном мнении в отношении образа ислама. Вопреки активной пропаганде США и Израиля против Ирана, представители последнего предстали не как подстрекаемая террористами толпа, а как организованно борющееся общество, способное к использованию передовых технологий. Попытки Израиля взломать сайт увенчались лишь временным успехом.
Другим преимуществом «Хизбаллы» и ее союзников была неблагоприятная для Израиля ассоциация его действий с акцией США в Ираке, которая в глазах мирового сообщества обрела устойчиво негативную окраску.
Кроме того, восприятие этой войны во многом наложилось на еще свежую память о предыдущем конфликте, завершившемся выводом израильских войск с территории Ливана в 2000 г. Это не было военным поражением Израиля, и, следовательно, принятое решение не являлось следствием признания слабости. Однако в арабском мире этот шаг расценивался иначе, и это была первая трещина в имидже военной непобедимости еврейского государства.
Наряду с этим благодаря успешной пропаганде со стороны «Хизбаллы» и ее сторонников на улицах Европы проходило множество митингов и демонстраций, организованных в поддержку Ливана. Мировые СМИ были наводнены репортажами о «зверствах израильской военщины» и откровенными документальными кадрами, запечатлевшими ливанских гражданских лиц на фоне дымящихся развалин.
Перевес в соотношении этих кадров против изображений руин на израильской стороне и рядами пластиковых мешков с погибшими израильскими солдатами явно зашкаливал не в пользу Израиля. Такой же результат давало сопоставление официальных цифр пострадавших среди ливанского и израильского гражданского населения. Информация о страданиях израильского населения Севера, как и об общей израильской позиции и реалиях, была гораздо слабее представлена в мировых СМИ.
Кроме того, не оправдал израильские ожидания ни факт предварительного разброса израильскими ВВС листовок, призывавших мирное население покинуть зону обстрела, ни то, что «Хизбалла» размещала свои боевые позиции поближе к постам ООН и прятала бункеры в населенных пунктах, прикрываясь гражданскими, как живым щитом, а затем демонстрировала миру результат «неадекватного применения силы» Израилем в виде откровенных кадров с изображением изувеченных жертв. Мировое общественное мнение осталось глухо и к очевидной асимметрии между четкой направленностью ракет «Хизбаллы» против израильского гражданского населения и стараниями Израиля поражать боевые силы противника.
Самые мощные удары сторон в этой информационной войне были нанесены в Интернете. По инициативе израильского МИДа тысячи израильских студентов, а вскоре и их единомышленники во многих странах мира включились в круглосуточный мониторинг различных форумов Сети. Их задачей было размещать и положительно реагировать на благоприятные для Израиля сообщения в блогах, разъяснять свою позицию и в результате менять знания и внушать своим оппоне и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.