На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Контрольная Решение национального вопроса в СССР. Война в нерусских районах России. Центробежные тенденции и объединительные импульсы. Столкновение между Лениным и Сталиным. Каким быть Союзу. Политика в области культуры и религии. Флаг, герб.

Информация:

Тип работы: Контрольная. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


ПЛАН:
I. Введение
II. Национально - государственное устройство и особенности политической системы. Решение национального вопроса в СССР
1) Война в нерусских районах России
2) Центробежные тенденции и объединительные импульсы
3) Столкновение между Лениным и Сталиным
4) Каким быть Союзу
5) Политика в области культуры и религии
6) Образование Союза Социалистических Республик
7) Государственный флаг
8) Государственный герб
III. Заключение
Список использованной литературы
3
4
4
10
12
19
21
25
26
27
28
29
I. Введение
В 20-х годах бы-ло испробовано много достаточно противоречивых подходов к созданию «нового социума общей судьбы», который уничтожил бы местный сепаратизм, нашел бы компромисс между комму-нистическими планами всеобщего объединения и националь-ными традициями, породил бы новую культуру -- «пролетар-скую по содержанию и национальную по форме» (Сталин). Это предполагало укоренение и вживание национальных коммуни-стических партий в местные условия; уничтожение культурных традиций неславянского населения, все большее единообразие условий жизни и социальных структур; предпочтение отдель-ных языков и культур в ущерб другим, чтобы не допустить объ-единений вокруг национальных движений (например, татар и казахов); последовательную интеграцию местной промышлен-ности в государственную.
В 1921--1922 гг. большинство национальных коммунистиче-ских партий были очищены от «подозрительных элементов». В Туркестане местные партийные организации потеряли 75% коммунистов, в Грузии --38%, в Армении --27%. Русские со-ставляли 55% вступивших в компартию Украины в 1922 г. В 20-е годы поощрялось пополнение политических кадров за счет ме-стного населения. Результаты такой политики не замедлили проявиться на Украине (в 1927 г. 72% руководителей были ук-раинцами), в Белоруссии, на Кавказе. В Средней Азии они ощущались меньше (в 1929 г. местные жители составляли лишь 16% партийной администрации Узбекистана).
В то же время, желая уничтожить традиции неславянского населения, центральные власти начали активно бороться зако-нодательно и на практике с «пережитками феодального и пер-вобытно-общинного строя». Ряд декретов устанавливал мини-мальный возраст для вступления в брак, необходимость согла-сия жениха и невесты, отменял калым, похищение невесты, многоженство, левират. В противовес религиозным и светским судам создавались народные суды. Центральные власти попыта-лись -- правда, без особого успеха -- привлечь молодежь и жен-щин в общественные организации (комсомол, женотделы), что-бы разорвать путы семьи и обычаев. Что касается религии, то к мусульманам вначале относились с большей терпимостью, чем к православным. В декабре 1917 г. правительство гарантировало мусульманам, что их не будут преследовать как при царском режиме. Им предоставлялась свобода веры и гарантировалась неприкосновенность культовых сооружений и предметов, что подтверждалось республиканскими конституциями в 1922--1923 гг., по которым служители культа наделялись равными со всеми правами. Однако в них ничего не говорилось об антирелигиоз-ной пропаганде. Тем не менее во второй половине 20-х годов власти изменили свою позицию: конфисковали имущество, принадлежащее мечетям и медресе, в 1927--1928 гг. уничтожи-ли традиционные суды и своды законов обычного права, стали закрывать медресе. Начав общее наступление на религию, куль-турные и социальные традиции, унаследованные от прошлого, центральные власти провели настоящую «революцию в пись-менности» (десятки тюркских языков перешли на латинский алфавит), расширили сеть школ, способствовали распростране-нию печатных органов на местных языках. За всеми этими мероприятиями скрывалась и политическая подоплека: кроме внедрения новой идеологии и пролетарской культуры, пресле-довалась цель развития одних народностей (башкиров, каракал-паков, чей диалект получил статус литературного языка, кирги-зов, административно отделившихся от казахов, хотя в культур-ном отношении они составляли единое целое) за счет других (татар, казахов, узбеков), чей стремительный рост вызывал опа-сения у центра.
Наконец, союзное правительство осуществило важную сель-скохозяйственную реформу (в Узбекистане, например, 66 тыс. бедных семей получили 320 тыс. га земли). Была введена урав-нительная система распределения воды, организованы комите-ты бедных крестьян, которым надлежало вести классовую борь-бу в деревне.
II. Национально - государственное устройство и особенности политической системы. Решение национального вопроса в СССР
1) Война в нерусских районах России
В 1921 --1922 гг. постепенно были потушены почти все очаги гражданской войны, остававшиеся на окраинах страны. Борьба на нерусских территориях бывшей империи имела и общие, и спе-цифические черты. Мы уже видели некоторые из таких характерных черт на примере западных районов, где вследствие превратностей войны внутри самого советского лагеря возникли два националь-ных государства: Украинская и Белорусская Советские Социа-листические Республики. Обе они обрели свои внешние границы в результате договора с Польшей.
Остается рассмотреть ход событий на огромных просторах восточных регионов России, на территориях, где жили народы, во многом отличающиеся от народов западных окраин, менее раз-витые как в экономическом, так и в культурном отношении и, сле-довательно, принадлежащие к Азии и колониальному миру -- а не к Европе -- не только в силу своего географического положе-ния. Регионы эти отличались этнической неоднородностью, поскольку исконные жители вели кочевой образ жизни и в результате тыся-челетних миграций по равнинам и степям смешивались с другими национальными группами.
Гражданская война в этих регионах также характеризовалась переплетением классовых и национальных мотивов; но их соотноше-ние и формы менялись от одного района к другому. Главные проб-лемы, возникавшие здесь, лишь отчасти могли быть сведены -- подобно тому как это сделал большевистский деятель Раковский на XII съезде партии -- к общему вопросу об отношениях с крестьян-скими массами. Вставала и собственно национальная проблема, хотя лишь у некоторых из этих народов -- а они, как правило, нахо-дились на докапиталистической стадии общественной организации, если не на уровне кочевых или полукочевых племен, -- начинало пробуждаться национальное самосознание. Мировая война, а затем революция способствовали его подъему. Большевикам, таким обра-зом, повсюду пришлось иметь дело с националистическими тенден-циями, либо только что наметившимися, либо более развитыми, но которым повсюду следовало противопоставить правильную партийную политику. Чтобы лучше понять, как развивалась эта политика, рассмотрим отдельно три главных региона: Кавказ, Среднюю Азию и обширные пространства Заволжья. Начнем с последнего, послу-жившего также театром военных действий, на котором развер-нулись некоторые решающие фазы гражданской войны.
Заволжье было населено преимущественно тюркскими народами мусульманского вероисповедания: татарами, башкирами, казахами (тогда ошибочно именовавшимися киргизами), которые жили впе-ремешку с русскими. Все вместе они оказались на линии одного из главных фронтов войны -- борьбы с Колчаком. Большевики сталки-вались здесь с двумя проблемами. Одна, политическая, коренилась в сильном влиянии ислама и местного мусульманского духовенства: сам нарождающийся национализм выражался здесь через пантюркистские или панисламистские тенденции. Вторая проблема носила социальный характер: это был конфликт между местным населе-нием и русскими крестьянами-колонистами, выступавшими в глазах местных жителей узурпаторами земель и пастбищ. Свою полити-ческую и организационную работу среди этих народов коммунисти-ческая партия развернула с помощью двух органов: правитель-ственного -- Наркомата по делам национальностей под руководством Сталина, и партийного -- специальной секции, подчинявшейся прак-тически ему же.
В 1918 г. в период «демократической контрреволюции» наци-оналистические группы, вообще говоря, не пользовавшиеся большим влиянием в массах, как правило, примкнули к антисоветским коали-циям. Участь, постигшая их здесь, была еще более тяжелой, чем участь промежуточных партий: в рядах белогвардейцев царил махро-вый великорусский шовинизм. Поэтому часть националистов перешла к большевикам (например, башкирская группа Валидова), в то время как другая часть, например казахская организация "Алаш-орда", стала дробиться и распадаться; остатки ее групп были смяты и рассеяны во время разгрома белых.
Не просто обстояло дело и с представителями национальных меньшинств, выступившими на стороне большевиков. На протяжении нескольких месяцев в 1918 г. существовала Российская мусульман-ская коммунистическая партия (большевиков), вскоре преобразован-ная в мусульманские организации РКП (б) во главе со своим Цен-тральным бюро. Наилучшие результаты были достигнуты среди татар. Куда более сложный и даже трагический оборот приняли события в Башкирии. Здесь конфликты между русскими крестьянами и башкирами, между башкирами и татарами приобрели крайне ожесточенный характер и в 1920 г. даже вылились в кровавые столкновения. Местные Советы в этой борьбе оказались пре-имущественно на стороне русских и татар, а не башкир: группа Валидова порвала с большевиками и укрылась в Туркестане. Напря-женность возникала и в отношениях с казахами, хотя до крупных столкновений дело не доходило.
В 1920 г., когда фронт продвинулся дальше на восток, началась работа по формированию государственных структур для народностей Заволжья в рамках РСФСР. Общей характеристики этих народов как тюркских или мусульманских было недостаточно. Башкирская автономная республика сохранилась и после столкновения между разными частями местного населения; она занимала юго-западный район Урала. В районе слияния Волги и Камы была создана Татар-ская автономная республика. На широких степных просторах между Уралом, Алтаем и Средней Азией, там, где ныне раскинулся Казах-стан, образовалась Киргизская автономная республика. Принцип автономии, естественно, распространялся не только на эти районы и эти народности. После изгнания Врангеля автономная республика была создана в Крыму, с его сильным татарским меньшинством и конгломератом других национальностей и народов. В Поволжье первыми (1918) автономию, правда не в форме республики, а в фор-ме коммуны, получили колонии немцев, поселившихся здесь, на широте Саратова, еще со времен Екатерины II. Такая же форма бы-ла использована и применительно к карелам на границе с Финляндией. Автономные области были образованы для коми к северу от Волги, а также вниз по течению великой реки для уд-муртов, марийцев, чувашей и калмыков. Тем самым народности, по имени которых получали названия эти автономные единицы, возвышались до уровня наций. Коренное население соответствую-щих территорий составляло неодинаковый процент, во всяком слу-чае, оно далеко не всегда преобладало. Большая часть этих облас-тей, особенно Башкирия, Казахстан, Калмыкия, пострадали от засу-хи 1921 г., они еще долго испытывали на себе ее последствия.
В Средней Азии большевики столкнулись с пантюркистскими и панисламистскими тенденциями. Перипетии борьбы в Туркестане составляют особую главу в истории гражданской войны. Власть здесь была взята Советами в 1917 г. благодаря выступлениям русских рабочих, главным образом железнодорожников, и солдат, а затем защищена в непрерывных боях, в частности, с помощью многочисленных военнопленных, примкнувших к революции (по-ловина всех иностранцев, сражавшихся в рядах большевиков, находилась здесь). В январе 1918 г. силой оружия было подавлено контрреволюционное сепаратистское выступление местной мусульманской знати, пытавшейся создать «Кокандскую автоно-мию». В апреле состоялось провозглашение Туркестанской авто-номной республики и признание ее Москвой. Со второй половины 1918 г. и на протяжении почти всего последующего года республика была практически изолирована от центра России. В начале 1919 г. некоторые из ее руководителей попытались осуществить го-сударственный переворот. Оккупировав восточный берег Каспий-ского моря, англичане, традиционно проводившие здесь антирус-скую политику, действовали через своих агентов с целью устано-вления местного правительства под эгидой эсеров. Туркестанская республика развернула дипломатическую дея-тельность, установив контакты с Афганистаном и приграничными провинциями Китая. Но не все соседи отнеслись к ней благожела-тельно: и потому, что она была слишком русской, и потому, что была революционной, в особенности это относилось к реакцион-ным феодальным правителям Бухары и Хивы, в прошлом подчинявшихся царской власти, но сохранявших формальную незави-симость. Главная слабость республики была обусловлена ее пре-имущественно русским характером и неумением ее руководи-телей установить с местным населением «братские отношения», способные доказать всему Востоку, как говорил Ленин, «искрен-ность нашего желания искоренить все следы империализма вели-корусского». Поэтому, как только сообщение было восстановле-но, из Москвы в Ташкент выехала специальная комиссия из влия-тельных большевистских деятелей (Турккомиссия) во главе с Фрунзе для исправления первоначальных тенденций, направлен-ных на сохранение превосходства русских. Комиссия сыграла очень важную роль. В союзе с местны-ми националистическими группами -- младобухарцев и младохи-винцев -- она сумела, используя недовольство народных масс, вызвать к жизни революционное движение в соседних эмиратах. И Бухара, и Хива, которой возвратили историческое название Хорезм, были провозглашены советскими народными республика-ми. Коммунисты теперь в значительно большей степени, чем прежде, старались усилить классовую борьбу в среде местного населения, поддерживая беднейших крестьян (дехкан) в их выс-туплениях не только против местных правящих классов -- му-сульманского духовенства, баев, владельцев земель и стад, но также против зажиточных русских колонистов -- местных кулаков (их поселение на землях, отнятых у кочевников-казахов, стало в 1916 г. причиной народного восстания; после его жестокого по-давления многие казахи вынуждены были искать убежища в Ки-тае). И все же отношения с местным населением налаживались с трудом. Этому препятствовали различные факторы: пренебре-жительное отношение к местным жителям в начальный период, неуважение их традиций, особенно религиозных, стремление фор-сировать революционный процесс (т. е. осуществить Октябрь в условиях общества, по существу находившегося на докапиталисти-ческой стадии развития), политика военного коммунизма, быстро наступивший разрыв с националистическими партиями Бухары и Хорезма, экспансионистские происки соседних государств, особен-но Афганистана, не говоря уже об интригах англичан.
В результате большевики столкнулись с широким движением мятежников -- басмачеством. Басмачи, банды которых еще до революции действовали между границей и Ферганской долиной, выступали под подчеркнуто религиозно-политическими лозунгами. Сфера их действий распространялась на обширную территорию. Внутри их собственного движения сталкивались и враждовали противоположные течения: здесь имелись группы, воодушевлен-ные идеей борьбы мусульман против неверных, были и пантюркистские группы (одним из таких течений руководил бывший турецкий сановник Энвер-паша, сначала придерживавшийся прогерманской ориентации, потом сблизившийся с большевиками и, наконец, выступивший против них в роли одного из главарей басмачества; то же можно сказать и о Валидове, порвавшем с большевиками и с Башкирией). Подлинная сила движения заклю-чалась в его крестьянской базе. Переход к нэпу помог местным коммунистам исправить их главные экстремистские ошибки. Наряду с советскими учреждениями признание получили му-сульманские школы и суды. Только что начатая аграрная реформа была приостановлена и видоизменена так, чтобы не оказались затронуты земли вакуфов, то есть религиозных общин, управля-емых духовенством. Тем самым были подорваны корни движе-ния. Басмачи, которые в 1922 г. были еще сильны, в 1923 г. потер-пели тяжелые поражения. Тем не менее вооруженная борьба за ликвидацию очагов их сопротивления затянулась вплоть до 1926 г.
Совсем иначе развивались события на Кавказе. В обширном регионе, носящем это название, следует различать две состав-ные части. Одна, охватывающая горную систему Большого Кав-каза с его северными отрогами, вдоль которых протекает Терек, во время гражданской войны представляла собой постоянную уг-розу для Деникина и белоказаков. Добровольческой армии так и не удалось подавить сопротивление местного нерусского населе-ния, в среде которого действовали также и большевистские лиде-ры. После победы коммунистов в 1920 г. родились две авто-номные республики: Дагестанская (в восточной части) и Горская. Первая оказалась жизнеспособной, чего нельзя сказать о второй. В ней были объединены различные, причем весьма воинственные, народы. Там сразу же возобновилась партизанская война, в том числе и против большевиков. Тянулась она до 1922--1923 гг., то есть до тех пор, пока каждая из основных национальных групп не добилась образования собственной автономной области: снача-ла кабардинцы и балкарцы, потом карачаевцы и черкесы, затем чеченцы и ингуши и, наконец, осетины. Однако это был длитель-ный и сложный процесс со многими кровавыми эпизодами, ибо участвовавшие в нем народности нередко разделяла многовеко-вая вражда.
Другая часть, Закавказье, представляла собой тот регион рос-сийского Востока, который дальше других продвинулся по пути экономического и культурного развития и где больше сказалось влияние капитализма. Это был также единственный регион, где в процессе формирования национальных республик в 1918 г. мест-ные националисты взяли верх над большевиками. В Азербайджа-не, с его мусульманским населением тюркского происхождения, установилась власть мусаватистского правительства, образованно-го буржуазной мусульманской партией. В Армении пришло к власти правительство под руководством националистов-дашнаков. В Грузии образовалось меньшевистское правительство, однако местные меньшевики, скорее националисты, нежели социал-демократы, сразу же вошли в столкновение со своими русскими коллегами именно из-за сепаратистских устремлений. Провозгла-шенная независимость носила формальный характер, ибо в За-кавказье вторглись сперва турки и немцы, а потом англичане, которые установили куда более эффективную власть, чем местные правители. Союзные державы, победившие в войне, обсуждали планы установления мандатного управления или протектората над всей этой территорией. Главная слабость трех государств опре-делялась, однако, внутриполитическим характером. Во всех этих трех республиках, каждая из которых имела население около 2 млн. человек, была слаба национальная сплоченность, их сотря-сали непрерывные социальные возмущения, они враждовали, что-бы не сказать находились в состоянии войны друг с другом. После окончания военной иностранной интервенции в России с установлением новых отношений между РСФСР и Турцией и постепенным уходом англичан их положение становилось все более трудным. Весной 1920 г. в Баку, который всегда был опорным пунктом большевиков, коммунисты смогли поднять победоносное воору-женное восстание, немедленно поддержанное Красной Армией. Местное правительство отдало власть почти без сопротивления. В Армении, напротив, восстание потерпело поражение, но вспых-нувшая война с турками, которых армяне ненавидели после учи-ненной ими в 1915 г. резни, создала благоприятные условия для вступления в конце 1920 г. Красной Армии и установления боль-шевистского правительства. Правда, власть его распространялась лишь на часть Армении, ибо остальную территорию дашнаки усту-пили захватчикам. Оставалась Грузия. По сравнению с правитель-ствами двух других стран меньшевистское правительство Грузии отличалось относительно большей устойчивостью, а его национа-листическая направленность поддерживалась более широкими слоями. Местные большевики настаивали на том, чтобы и сюда вступила Красная Армия для поддержки подготовленного ими восстания. После польского опыта Ленин и Троцкий долго коле-бались. Наконец в феврале 1921 г., главным образом по настоя-нию руководителей кавказских большевиков, попытка была пред-принята, хотя в Грузии сопротивление оказалось очень слабым, а военные действия по подавлению сопротивления носили более жестокий характер, чем ожидалось.
Это побудило Ленина забить тревогу. Три закавказских госу-дарства также были провозглашены советскими социалистически-ми республиками. Приветствуя это преобразование, вождь боль-шевиков вместе с тем обратился ко всем коммунистам Кавказа с призывом к осмотрительности, в котором прозвучали новые ноты, не чуждые самокритичной оценке российского опыта вооб-ще. Введение в Армении порядков военного коммунизма с раз-версткой и реквизициями вызвало мятеж, который пришлось подавлять Красной Армии. В России в это же время совершался переход к нэпу. От кавказских коммунистов Ленин требовал, что-бы они «поняли своеобразие их положения, положения их республик», «поняли необходимость не копировать нашу тактику, а обдуманно ви-доизменять ее применительно к различию конкретных условий» на мес-те, учитывая, что они имеют дело со «странами, еще более крестьян-скими, чем Россия». Ленин советовал поэтому: «Больше мягкости, осторожности, уступчивости по отношению к мелкой буржуазии, интеллигенции и особенно крестьянству», «более медленный, более осторожный, более систематический переход к социализму»". Грузи-нам он рекомендовал также искать соглашения с самым известным из меньшевистских лидеров, Жорданией; но было уже слишком поздно.
2) Центробежные тенденции и объединительные импульсы
Таким образом, система Советов распространилась почти на всю территорию бывшей царской империи, за исключением запад-ных частей, утраченных в связи с рождением отдельных буржуаз-ных республик. Но разные территории пришли к советской власти разными путями, пройдя через противоречивый опыт, усу-губивший их изначальные различия. Сложились разные государ-ственные структуры. Наряду с РСФСР имелись другие незави-симые социалистические республики, например уже упомянутые республики Закавказья, не говоря уже об Украине и Белоруссии. Имелись республики, которые называли себя народными, например Бухарская и Хорезмская. Внутри самой РСФСР существовали различные автономные единицы: республики, области, коммуны. Еще большей разнородностью отличались социальные структуры, особенно в деревне. В Грузии не было военного коммунизма; не было здесь и крестьянской революции. На бескрайних просторах Туркестана и Казахстана еще только предстояло провести аграрную реформу, причем это требовалось сделать по-иному, чем в России. На Украине начинался нэп и в то же время еще продолжали суще-ствовать комитеты крестьянской бедноты, занятые борьбой с кула-ками. Различным был даже путь, ведущий к самим Советам. Скажем, в Туркестане они никогда не прекращали существования, хотя им и были свойственны уже упоминавшиеся недостатки. В то же время в Баку они дважды меняли политическую окраску, прежде чем снова стать большевистскими. Во всех или почти во всех освобожденных землях они создавались с некоторым замедлением и выступали как новые органы руководства и администрации, образованные ревкома-ми. Иначе говоря, они возникли в результате усилий по возврату к конституционной упорядоченности после периода военно-револю-ционного чрезвычайного положения, связанного с приходом Красной Армии, вдохнувшей жизнь в органы новой власти.
Объединению особенно способствовала интернационалистская идеология партии. Во время войны в крупных республиках возникли национальные компартии. Первая из них возникла в 1918 г. на Украине, хотя она еще находилась под немецкой оккупацией, и хотя не все украинские коммунисты были убеждены в необходимости такой инициативы. Обсуждался вопрос, должна ли украинская пар-тия вступать в Коминтерн отдельно от РКП (б), но эта идея была отвергнута. Большевики никогда не высказывались в пользу федерального принципа в организации партии. Идея эта была окончательно отверг-нута в 1919 г. на VIII съезде, где, вновь получила одобрение твердая объединительная позиция и центральные комитеты наци-ональных компартий были приравнены к простым областным коми-тетам РКП (б)13. Растущий централизм усилил эту тенденцию. Когда в 1920--1921 гг. образовались азербайджанская, армянская и грузин-ская компартии, то они были поставлены в подчинение не только Центральному Комитету в Москве, но, кроме того, и его регионально-му бюро для Кавказа -- Кавбюро, которым руководил тогда Орджо-никидзе. Весной 1920 г. ЦК украинской компартии -- выбранный, правда, лишь незначительным большинством голосов IV конференции КП(б)У после острого внутрипартийного конфликта -- был распу-щен московским центром14. Централизм еще не означал единообразия. У национальных коммунистических организаций был за плечами разный опыт -- политический и военный, легальной и нелегальной работы. Им пришлось пройти через различные фазы борьбы или сотрудничества с другими партиями, не похожими на партии, с которыми при-ходилось иметь дело в России. На Украине, например, в 1919 г. еще действовал союз с боротьбистами -- местной партией, родственной по духу левым эсерам; он распался в 1920 г. из-за упорства, с каким эта партия добивалась организации сепаратных украинских воору-женных сил. Часть боротьбистов после этого влилась в ряды ком-мунистов.
Еще более сложную эволюцию проделали партийные организации в Туркестане. Размежевание с меньшевиками произошло лишь в 1918 г., а сотрудничество с левыми эсерами длилось дольше, чем где бы то ни было. Партия здесь была одновременно и продуктом, и творцом революции. Текучесть в ее рядах была здесь куда сильнее, чем в России, где, как известно, она также была довольно значитель-ной. На первых порах в ее рядах можно было встретить как рабочего, так и русского кулака или чиновника, ищущего в нарож-дающейся государственной власти защиту от мусульман. Не удиви-тельны поэтому резкие колебания численности: от первоначальных 2 тыс. человек до 57 тыс. к концу 1919 г., затем сокращение почти наполовину и снова рост до 42 тыс., потом еще сокращение в резуль-тате последующей чистки на 10 тыс. Компартии возникли также в Бухаре и Хорезме, но, сформированные первоначально местными на-ционалистами, они вскоре распались и лишь потом с трудом и постепенно были восстановлены в виде немногочисленных органи-заций.
Таким образом, на окраинах в еще большей степени, чем в Рос-сии, ряды коммунистов вобрали в себя группы с различными поли-тическими оттенками. Битва против Советов зачастую была одновре-менно борьбой против России; для того чтобы победить, больше-вики должны были покончить с этой тенденцией, особенно там, где она использовалась буржуазными группами или старыми феодальны-ми или племенными религиозными кастами как предлог для уста-новления своего политического влияния в массах. Если верно то, что, оставшись единственной политической силой, коммунистическая пар-тия теперь поневоле отражала в себе разного рода противоречия всего общества в целом, то тем более справедливо это выглядело применительно к национальному вопросу: национальные требования, чаяния, а то и просто предрассудки находили отзвук в ее орга-низациях. С того момента, как советская власть оказалась изолированной на территории прежней России, сразу же остро встал вопрос об отношениях между различными государственными образованиями, возникшими в ее пределах. Между различными республиками су-ществовали как противоречия сепаратистского характера, так и объединительные тенденции. Последние шли не только от партии. Их порождала сама изоляция, необходимость совместной обороны от внешнего мира. Вновь заявляли о себе старые хозяйственные свя-зи между разными частями бывшей империи. Их требовалось видо-изменить, особенно имея в виду перспективу проведения плановой политики, но нельзя было разорвать. Уголь Донбасса, нефть Баку, древесина севера, хлеб юга были необходимы всем, хотя и размеща-лись на территориях разных республик. Уже с 1919 г. были объе-динены вооруженные силы и ресурсы, необходимые для ведения войны. Но это было временное решение.
Отношения между автономными государственными образованиями внутри РСФСР могли в какой-то степени регулироваться в суще-ствующих юридических рамках. Более сложно обстояло дело с не-зависимыми республиками. Вначале их взаимоотношения регулиро-вались договорами, которые предусматривали наличие ряда общих ведомств, начиная с ВСНХ. Подобная система способствовала соз-данию сети объединенных государственных институтов, но сразу же породила множество конфликтов, в особенности между Украиной и Москвой. Там, где речь шла об объединенных наркоматах РСФСР, московское начальство держало в соответствующих органах рес-публик своих «уполномоченных». Эти последние, зачастую не знаю-щие даже местного языка, склонны были рассматривать себя само-властными правителями. Отсюда возникали конфликты и трения. Попытки наладить единую экономическую политику встречали на своем пути различные препятствия, особенно в области финансов, которые приобретали все большую важность. В 1922 г. новые кодексы РСФСР были приняты с некоторыми изменениями также осталь-ными республиками. Требование ввести сотрудничество между ними в более прочные и конкретные институциональные рамки звучало теперь с большой силой. Инициативу проявили украинцы.
3) Столкновение между Лениным и Сталиным
Поиски решения были непростым делом. Свидетельством тому был пример Закавказья, где Кавбюро под руководством Орджо-никидзе попыталось объединить на федеративных началах Грузию, Армению и Азербайджан. Федерация этих трех стран была про-возглашена в 1918 г. местными буржуазными правительствами, но сразу же вслед за тем распалась. Проект, однако, был не лишен смысла. В пользу его говорили серьезные политические и экономи-ческие доводы: с одной стороны, соседство многих различных народов, с другой -- необходимость дать им всем выход к транспорт-ным коммуникациям -- портам и железным дорогам. Поэтому он отстаивался не только Орджоникидзе, но также Сталиным, Лени-ным и всем руководящим центром большевиков. На местах же -- со стороны грузинской партии и одной азербайджанской фрак-ции -- он встретил сильное сопротивление. Ленин рекомендовал Сталину осмотрительность и советовал путем широкой разъясни-тельно-пропагандистской кампании добиться того, чтобы это реше-ние созрело «снизу»18. Наконец в марте 1922 г. три республики заключили договор, устанавливавший простой союз на федеративной основе. В собственно федеративную республику союз был преобразо-ван лишь в декабре того же года. В промежутке между двумя этими датами дискуссия переросла в конфликт. Полемика с грузин-скими коммунистами обострилась до того, что Центральный Коми-тет их партии подал в отставку и был в административном порядке заменен другими людьми по решению московского Оргбюро и Кав-бюро.
Политический конфликт недолго ограничивался пределами Гру-зии. Он имел такое большое значение, что охватил и московские руководящие сферы. Здесь друг против друга выступили главным образом Ленин и Сталин. 10 августа 1922 г. (Ленин был болен и не присутствовал на заседании) Политбюро образовало комиссию под председательством Сталина с заданием подготовить проект о принципах новой системы отношений между республиками. В комис-сию входили некоторые всероссийские руководители, а также пред-ставители национальных республик. Как в центре, так и на местах выдвигались различные предложения. Развившиеся с войной централизаторские устремления были весьма сильны. Сталин был самым решительным их выразителем. Он сейчас же высказался за «единый хозяйственный организм на объединенной территории советских республик с руководящим центром в Москве», а следовательно, и за распространение «компетенции» центральных правительственных органов РСФСР на все другие советские республики. По разрабо-танному им проекту, они должны были вступить в РСФСР на правах уже существующих автономных республик. План поэтому был наз-ван планом автономизации. В ночь с 23 на 24 сентября он был ут-вержден комиссией, несмотря на возражения грузин и украинцев (у Центрального Комитета украинской компартии не было даже времени высказаться по поводу этих предложений). Ленин оставался в стороне от дискуссии, но, едва узнав о реше-нии комиссии, выступил против него. В нем он увидел плохо зама-скированное выражение старого «великорусского шовинизма», кото-рому решил дать «бой не на жизнь, а на смерть». Он предложил поэтому иной проект: все республики, включая РСФСР, должны были вступить в новый «союз» на основе принципа федерации и полного равноправия; федеральной должна была стать также струк-тура общих правительственных органов. Хотя спор по-прежнему был ограничен в основном руководящими кругами, он приобрел крайне резкие формы. Ленин обвинил Сталина в ненужной «то-ропливости»; Сталин иронически говорил о «национальном либе-рализме» Ленина. Во всяком случае, вмешательство Ленина заставило Политбюро одобрить линию, отличную от той, что была утвер-ждена комиссией Сталина. Сталин, в свою очередь, согласился на некоторые компромиссы. Возобладал, таким образом, федеративный план, воплотивший принципиальные указания Ленина. В ноябре -- декабре создание Союза Советских Социалистических Республик подготавливалось работой других комиссий, партийных собраний, разъяснительно-политической кампанией в окраинных рес-публиках, наконец, республиканскими съездами Советов, на которых утверждалось предложение приступить к объединению на федератив-ных началах. В конце декабря 1922 г. в Москве состоялся X Всерос-сийский съезд Советов, за которым вскоре последовал I съезд Советов СССР. И в том и в другом случае новый проект был представлен Сталиным. Актом учреждения Союза Советских Социалистических Республик был договор, заключенный между четырьмя респуб-ликами: РСФСР, Украиной, Белоруссией и Закавказской феде-рацией (грузинские предложения об отдельном вступлении Арме-нии, Грузии и Азербайджана не были приняты). Вместе они образовали новое государство: Союз Советских Социалистических Республик. Договор устанавливал разграничение компетенции между новыми правительственными органами Союза ССР и органами, призванными руководить жизнью республик. Тем самым определя-лись конституционные принципы нового государства. Подписан-ный 27 декабря документ был одобрен тремя днями позже I съездом Советов СССР вместе с особой декларацией. Был избран новый ВЦИК, который -- по предложению Ленина -- должен был иметь четырех председателей -- Калинин, Нариманов, Петровский и Чер-няков -- по одному от каждой республики. Председатели должны были выполнять функции по очереди25. ВЦИК предстояло затем сформировать новое правительство. Так родился Союз Советских Социалистических Республик.
Тем не менее Ленин, который был лишен возможности участ-вовать в этих важных событиях, не испытывал удовлетворения. Из-за непрерывных конфликтов среди самих грузинских коммунистов грузинский вопрос приобрел тревожные формы. Во время одного из бесчисленных инцидентов Орджоникидзе дошел до рукоприкладства, в результате пострадал один из местных руководящих деятелей. На место для расследования была послана комиссия во главе с Дзержинским. Она представила доклад, который Ленин счел неудов-летворительным, ибо в нем пытались оправдать если не грубость, то вспыльчивость Орджоникидзе. 30 декабря, то есть в тот самый день, когда был создан Союз ССР, Ленин начал диктовать заметки по национальному вопросу.
Тон их был резко критический. Ленин обвинял лично Сталина. «Право свободного выхода из Союза», которое республики за-фиксировали в последней статье договора, представлялось Ленину чисто формальной гарантией, «пустою бумажкой, неспособной защитить российских инородцев» от шовинизма русского бюрократа. Меры по более действенной их защите не были приняты, хотя к тому имелась возможность. Неверно осуждать национализм вообще: «Необходимо отличать национализм нации угнетающей и национа-лизм нации угнетенной, национализм большой нации и национализм нации маленькой». Вследствие этого нужно не только формальное равенство: нужно было возместить угнетенным нациям обиды, нанесенные им в прошлом. Практически Ленин не переставал защи-щать Союз, который следовало «оставить и укрепить», но не исключал, что в близком будущем окажется необходимым вернуться к прежнему положению и оставить за центральным правительством полномочия лишь в военной области и во внешней политике, а во всем остальном предоставить республикам «полную самостоятель-ность». Он рекомендовал, помимо того, «ввести строжайшие пра-вила относительно употребления национального языка в инонаци-ональных республиках».
Из примечаний к трудам и свидетельств секретарей мы знаем, что на протяжении последних недель своей деятельности Ленин, уже тяжело больной, испытывал гнетущую тревогу в связи с «грузин-ским вопросом». В последнем оставленном им письме от 6 марта 1923 г. он одобрял «оппозиционеров»: Мдивани, Махарадзе и их сторонников. Приближался XII съезд партии, и, опасаясь, что он не сможет на нем присутствоват и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.