На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Иракское вторжение в Кувейт (1990 г.) и мировая реакция. Создание коалиции, проведение военной операции по освобождению Кувейта. Щит в пустыне: первый этап Бури в пустыне. Ответ Ирака - обстрел баллистическими ракетами Скад. Военные итоги операции.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Политология. Добавлен: 26.09.2014. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


«Буря в пустыне»

Иракское вторжение в Кувейт (1990 г.) и мировая реакция

Послевоенные трудности. После войны с Ираном Хусейн вернулся к помыслам о халифате, от Марокко до Тибета. Но с его организацией возникли очередные затруднения. Победа над соседом далась тяжело, и Ирак здорово поиздержался. Страна стала беднее и слабее, чем до семилетней войны. К тому же выяснилось, что прочие арабские нефтевладельцы отнюдь не жаждут вступить под державную десницу халифа «Саддама Великого», а предпочитают эгоистично и самостоятельно приторговывать нефтью на потребу собственных элит.
Даже арабо-израильские противоречия стали скучно зато привычными, лишив Хусейна надежды возглавить свежую коалицию против Тель-Авива. Анализ положения привел иракских лидеров к неизбежному выводу о необходимости почти с нулевой отметки набираться новых сил и завоевывать авторитет и свежие ресурсы. В конце 80-х средств для этого на Ближнем Востоке поубавилось. Примеряющие корону мировладельцев американцы, подкупив наиболее податливых региональных экспортеров нефти, добились существенного снижения цен. Темпы притока средств снизились, и саддамовские мероприятия по быстрому усилению Ирака пошли как-то вяло. Вдобавок над Багдадом висел тормозящий развитие внешний долг.
Внешние долги. В годы семилетней войны ближайшие арабские соседи не бросили Хусейна в беде. Они охотно предоставляли деньги на разгром шиитов, но и себя не забывали. Природа военных задолженностей такова, что проценты по ним обычно выше, нежели у тех, что позаимствованы в мирное время. Когда шла война, Ирак брал и на таких условиях, полагая, что все вернет с лихвой, обобрав побежденных. Но война завершилась почти без «аннексий и контрибуций». Отдавать долги оказалось нечем. А прижимистые кредиторы торопили со сроками.
Особенно усердствовал ближайший сосед и крупнейший держатель векселей - Кувейт. В 80-х гг. через его порты в потребительские танкеры перекачали иракской нефти на несколько десятков миллиардов долларов, и теперь он ждал положенных комиссионных и возврата средств, предоставленных в качестве простых займов. Всего Ирак задолжал ближневосточным партнерам около 30 миллиардов долларов, из которых почти треть причиталась Кувейту, и несколько меньше - Саудовской Аравии. При этом оба княжества, обладавшие большей частью главного природного богатства региона, проводили сепаратистскую политику, сговорившись с Вашингтоном о «сбивании» цен на нефть. Увеличив добычу, крупнейшие продавцы добились ее падения до 7-8 долларов за баррель, при желательной для Организации стран-экспортеров в 18 долларов. Махинация была, в общем-то, неблаговидная. И Хусейн счел своим моральным правом вступиться за общеарабскую сокровищницу, обеспечив попутно собственные выгоды.
Интерес Ирака к Кувейту. Первой ступенью лестницы, ведущей к халифскому величию, была постановка под контроль возможно большего объема нефтяных богатств, что предопределяло возможность добиваться оптимальных цен.
Переменным условием успеха являлась также самостоятельность торговли, для чего требовалась система портовой инфраструктуры. Простейшая оценка обстановки диктовала решительный шаг в этом направлении, захват созданной англичанами «посреднической конторы» _ Кувейта. Там сосредотачивалась значительная доля разведанных и рентабельных запасов нефти, оценивающихся в 100 миллиардов баррелей; там концентрировались долговые обязательства Ирака. Наконец, заняв княжество, Багдад без дополнительных вложений получал превосходно оборудованный выход к морю. Перечисленные соображения делали воссоединение некогда «по живому» расчлененных государств чрезвычайно выгодным делом Кувейт в средние века был в составе Багдадского халифата, потом - Османской империи; в конце XIX в. над ними был установлен британский протекторат; в 1961 г. он был провозглашен независимым государством.. В довершении картины в Багдаде надеялись, что откровенно проамериканские ухищрения Кувейта в вопросе цены на нефть отчасти оправдают в глазах арабского окружения акцию по силовому воссоединению Ирака с его «естественной» береговой линией.
Попытки межарабского диалога. Кроме агрессивной программы-максимум существовала более умеренная. Прежде чем приступить к экспансии, Хусейн попытался решить ресурсные проблемы путем межарабского диалога о политическом урегулировании проблем. Багдад в послании Лиге Арабских государств потребовал сокращения квот нефтедобычи, обеспечивающих рост цены до 25 долларов за стандартную единицу объема. Иной вариант предусматривал полное или значительное списание иракских долгов. Основанием такого шага применительно к Кувейту явилось не совсем законное использование этим эмиратом ряда приграничных месторождений, где благодаря особой системе добычи соседние нефтяники действительно приворовывали «земляное масло» с сопредельной территории.
Переговоры Кувейта и Ирака. Посредничать в отношениях Кувейта и Ирака вызвался президент Египта X. Мубарак. Его усилиями 1 августа 1990 г. представителей двух стран удалось усадить за стол переговоров. Тактика главы иракского МИДа, Тарика Азиза, была обычной для подобных встреч. Он сформулировал заведомо невыполнимые требования, видимо надеясь, что, отклоняя их, партнер предложит реструктуризацию долгов. Но Азиз просчитался. Делегация эмирата заняла жесткую позицию. Дипломаты Кувейта лучше, нежели в Багдаде, понимали сущность мировых процессов.
Кувейт был оптимальным партнером США. В стране было много нефти и относительно мало людей, что давало возможность дешево повысить уровень жизни в стране, продемонстрировав тем самым, какими благами могут пользоваться арабы, состоящие в числе американских друзей, и как неправы тегеранские революционеры, именующие Штаты «великим сатаной». С другой стороны, эта витрина американо-арабской идиллии была слишком слаба, чтобы иметь собственные амбиции, возлагая даже простую защиту своего суверенитета на «мировое сообщество», которым в конце 80-х в основном уже верховодила Америка. В обмен на гарантии своего существования, нефтяные князья легко соглашались снижать цены на свой базисный товар.
Это согласие имело архиважное значение. В 1990 г. для янки не было задачи важнее, чем сокрушение СССР. Экономика последнего, посаженная не слишком дальновидными специалистами на «нефтяную иглу», проходила острейшую кризисную стадию. Дабы парализовать попытки СССР исправить дела за счет доходов от нефтеэкспорта, цены следовало держать низкими, лишая Советы стабилизирующих финансовых ресурсов. В эти роковые месяцы не слишком пекущиеся о благе соплеменников (саудовский и кувейтский лидеры, готовые поступиться нефтяной ценой, были для США важны как никогда. И эмиры это чувствовали. Дабы иметь возможность способствовать американцам и не растерять накопленных благ, пришлось потрясти арабских собратьев-должников. В эту волну и угодил Хусейн со своими проблемами. Чувствуя за спиной «грань дружеских штыков» американцев, кувейтские дипломаты были необычно заносчивы по отношению к Хусейну, именуемому не иначе как «меч ислама» или «реинкарнация Саладипа».
Военные «аргументы» Хусейна. К такому обращению в Багдаде не привыкли. Терпеть «торгашескую наглость» защитники веры смогли в течение часа, затем переговоры были прерваны. У Хусейна был аргумент, который оценивался им неизмеримо выше финансовых возможностей оппонентов - армия. Вооруженные силы Ирака по совокупности коэффициентов численности, оснащенности и управляемости оценивались как четвертые сверху в мировой иерархии. Объективно после ирано-иракской междоусобицы они стали хуже, чем в начале 1980 г. Для восполнения потерь пришлось подкупить множество дешевой, но неважной техники китайского производства: танков Т-59, истребителей и так далее. При экстренных закупках советской техники тоже брали что подешевле, для массовости. Но все же армия Ирака была большой и боеспособной, имея самый современный боевой опыт двухлетней давности.
В полевых войсках и республиканской гвардии насчитывалось около миллиона бойцов, 5300 танков, десятки пусковых установок баллистических ракет оперативно-тактического назначения; реактивные самолеты залпового огня, около 4500 артсистем калибром более 100 мм. В ВВС страты числились 600 боевых самолетов и несколько сотен вертолетов различного назначения. Гордостью иракской авиации считались советские истребители МиГ-29 четвертого поколения. ПВО Ирака оценивалась как достаточно современная. Имелся опыт ограниченного применения высокоточного оружия. Дополняли мощностный список запасы очень «серьезных» отравляющих веществ нервно-паралитического и иных типов поражения. Существовали недоказанные предположения о продолжении разработок ядерного оружия массового поражения (ОМП).
Оценка Багдадом внешней обстановки. Внешнеполитическая обстановка оценивалась в Багдаде как благоприятная, исключающая риск международных осложнений. Хусейн полагал, что в США его режим по-прежнему оценивается как «важнейший партнер для сохранения регионального баланса». В этом убеждала вялая и неадекватная реакция США на происшествие с фрегатом «Старк» и ряд других политических казусов. Позиция СССР прогнозировалась как нейтральная, исходившая из оценки внутреннего положения и геополитических интересов. Прочие субъекты международных отношений Хусейна не волновали. Вооруженные силы Кувейта составляли не более сороковой части от иракского потенциала, что позволяло уверенно надеяться на молниеносность операции.
Ирак вторгается в Кувейт. После легендарного телефонного разговора Саддама с лидером Кувейта, шейхом Джабером, сыгравшего роль ноты, объявляющей войну, иракские войска вторглись на территорию княжества. Это произошло 2 августа 1990 г. Иракская армия буквально заполонила сопредельное государство. Армия в 130 тысяч штыков при 350 танках и нескольких десятках вертолетов фронтовой авиации в считанные часы сломила эпизодическое сопротивление противника. Через сутки было сформировано новое проиракское правительство Эль Кувейта под управлением полковника эми-ратской армии Ала Хусейна Али, главной задачей которого стало официальное обращение в Багдад с просьбой о воссоединении двух государств. 8 августа просьба была удовлетворена. Последовало провозглашение «Великого Ирака».
Горькие плоды победы. Однако плоды победы оказались горше ожидаемых. Уже днем 2 августа Совет Безопасности ООН декларативно признал Ирак агрессором и потребовал восстановления статус-кво. Дальше началось самое худшее. Декларация № 660 дала госдепартаменту США и правительству Великобритании право на «замораживание» находившейся в банках этих стран основной доли финансовых активов Кувейта. Вследствие чего многомиллиардные трофеи, на которые уповал Хусейн, оказались недоступными.
Неосознанное иракским руководством состояние конфликта с США вступило в открытую фазу. Но и тогда в Багдаде надеялись, что конфискация эмиратских денег будет единственным недружественным шагом со стороны янки. Хусейн упорно не желал понять смысл американской игры и перемены, произошедшие в общемировом силовом балансе.
Ирак и интересы США. Он не сообразил, что вежливость и покладистость Штатов были следствием глобального противостояния, когда даже не питая особых симпатий к тем или иным режимам, сверхдержавы гарантировали их существование, подчас только для того, чтобы не допустить усиления конкурента. В стратегических регионах стороны проявляли согласованную осторожность, опасаясь, что любое столкновение подтолкнет эскалацию с неизвестными последствиями. Персидский залив как раз был из таких районов, отчего местные лидеры оценивали себя чересчур высоко и полагали, что имеют много прав и возможностей.
Едва лишь одна из сторон получила перевес, ситуация резко изменилась. Для американцев круг околонефтяных проблем имел ключевое значение. Диктат на Ближнем Востоке не позволял вернуться к эпохе дешевой нефти и обеспечить, во-первых, разгром СССР, а, во-вторых, базируясь на этом разгроме, перераспределить ресурсы планеты в духе Атлантической хартии, воздвигнув, наконец, здание «Американского мира». Ирак был единственным стоящим внимания препятствием на пути осуществления этого маниакального стремления.
Иные политические реалии. Инерционность и узость мышления далеко не самого способного регионального лидера помешали охватить всю ширь происходящих перемен. В хусейновской голове не уложилось, что его страна теперь не более чем «камень посреди дороги» к светлой американской мечте о роли сборщика всемирной подати. Что «камень» пнут в сторону, да так, чтобы прочая щебенка с перепугу сама очистила от своего присутствия столбовой тракт великой демократии. Впрочем, Хусейн был не одинок в своих заблуждениях, многие не сразу осознали, что баланса более нет, и власть США стала абсолютной.
Былая слава СССР не позволяла даже предположить, что вторая сверхдержава покинет арену так быстро. Во всяком случае, сенсационных действий СССР, вопреки его собственным интересам, никто не ожидал. Когда Советский Союз 3 августа присоединился к организованному из Вашингтона осуждению агрессии, с последующим введением санкций, в Багдаде решили, что это лишь политическая декларация, не более. Однако последовали реальные шаги по свертыванию торгового сотрудничества и ряд других указаний на то, что Горбачев не намерен бороться за дорогую нефть и неприкосновенность традиционного рынка.
Роль информации. Последний расчет Багдада строился на обычных пост-вьетнамских опасениях американцев развязывать крупные конфликты. Однако ошибка произошла и в этом случае. Американцы не собирались действовать в одиночку. В их руках было оружие, пострашнее водородной бомбы, - информационная монополия, позволившая во многом переложить собственные проблемы на чужие плечи и заставить огромный конгломерат государств взять на себя труд отстоять американские интересы. Пропагандистская лавина обрушилась на мир стремительно и повсеместно. Обычной, хотя всегда неэффективной контрпропаганды с Востока впервые в информационном пространстве не было. Мировоззрение человечества оказалось в руках американских средств массовой информации. Вся правда о Саддаме была вывернула наружу и опрокинута на головы и плечи людей, слабо искушенных в тонкостях методик завоевания инициативы в информационном пространстве войны.
Приоритеты были выделены умело, с высочайшим профессионализмом, благо, действительно было что выделять. Саддаму вспомнили газовые атаки на Иран и курдское население своей страны, на телеэкраны вернулись кадры двухлетней давности о прецедентах массовой резни в мятежных провинциях. Его обвиняли в репрессиях против инакомыслящих, в неслыханном обогащении за счет нищего народа, в непредсказуемости. Дьявол из Хусейна получался легко, поскольку часть подаваемой информации была истинно верной.
Подробности потрясали. Автору запомнилось описание бассейна с концентрированной соляной кислотой, куда Хусейн отправлял иракских диссидентов. Запомнилось на всю жизнь, как и наводящие ужас кадры хроники, отображающие курдскую деревню, взятую иракской армией.
Лишь очень немногие в те дни вспоминали о том, что янки сами имеют «рыльце в пушку», что они в свой черед поливали Вьетнам дождями убивающего все живое «оранжевого джека», что до основания косили бомбами города, что вырезали поселения и так далее. За подробностями обстановки саддамовских дворцов не вспоминали, что по качеству жизни иракцы занимали не последнее место на арабском востоке, да и в мире. О приличной медицине, всеобщем образовании, о светской системе исламского государства, созданных в Ираке, речи не было.
Реакция советских газет. Наконец, не звучала мысль о том, что США приложили немалые усилия, пестуя действительного «людоеда» Саддама, и что нынешнее демонстративное отвращение к нему есть не неприятие тоталитаризма вообще, а лишь той его разновидности, которая перестала на данном этапе устраивать США. Информационная «буря вокруг пустыни» возымела должный эффект. В день начала бомбежек советские газеты в непонятной эйфории вышли под заголовками «Багдад горел как Рождественская елка». Такое сравнение неэтично и аморально. В горящем городе гибнут люди и не все они Саддамы Хусейны. Многие просто по малолетству не успели оформиться в тоталитарных маньяков. Но об этом, захлебнувшись в информационных потоках, забыли даже нормальные, неглупые люди. Как не учитывали они того, что вместе с Багдадом горят 8 миллиардов долларов иракской задолженности Москве, что высокоточные ракеты бьют по танкам советского производства, сужая круг потенциальных потребителей этого ходового товара. Элементарная практическая сметка, и та была утеряна под воздействием умело преподанной логики бывшего, как тогда говорили, геополитического противника.
Поездка госсекретаря США по столицам. Но это были, так сказать, побочные результаты информационной бойни. Мелочь, давшая населению СССР краткий миг иллюзии сопричастности к идеалам некоей абстрактной свободы и нового мира, без угнетающего противостояния с Западом. Гораздо важнее был успех в создании антииракской коалиции. Бюргерство, ошарашенное кошмарной сущностью «багдадского монстра», не посмело поинтересоваться, почему раньше Вашингтон не извещал о кислотных бассейнах и трупах курдских детей. Многие жаждали «диктаторской крови». Политиков, которых трудно подобным удивить, поймали на других соображениях. Схема, предлагаемая госсекретарем Бейкером в ходе турне по мировым столицам, была предельно проста и била по больному. Ее смысл был примерно следующим. Саддам захватил четверть нефтезаиасов, он хочет сделать нефть дорогой. Дорогая нефть означает трудности для индустриальных государств: экономический спад, социальные проблемы. Помогите нам, и нефть станет дешевой. Для кого - мистер Бейкер не говорил, и союзники по НАТО вкупе с Японией решили, что для всех.
Отклик Европы и Японии. Они совершили ошибку похуже хусейновской, полагая, что защита европейских интересов - главная задача США. Примитивного вопроса - зачем они нужны США вне глобального противостояния - никто не задал. Инерция мышления довлела над западноевропейскими руководителями. Предположительно там тоже не все поняли, что консолидирующей Запад советской угрозы не осталось. В результате деньги, солдат и самолеты Джорджу Бушу-старшему предложили все, у кого они были. Немцы попробовали откупиться 5 миллиардами. Но потом все же отправили батальон для демонстрации флага. Вообще-то немцам после 1945 г. разгуливать по миру с оружием запрещали решения победителей, но на это внимания не обратили. Японцы повели себя умнее, дали 9 миллиардов долларов, а дальше, сославшись на конституцию, ехать воевать отказались.
Бейкер на востоке. Для арабского Востока аргументы были еще проще. Там Бейкер объяснил, что если Саддама не остановить, он всех загонит в халифат, и сам будет продавать всю нефть, лишив остальных привычных самолетов с фонтанами в салонах и белоснежных верблюдов с золотой сбруей. Шейхи согласились, может быть, не так охотно, как европейцы, но, в общем, дружно. Правда, арабские руководители попросили, чтобы в коалиции не было Израиля, воевать в одном строю с которым арабам по понятным причинам было не с руки.
Позиция Тель-Авива. Между тем Тель-Авив рвался в бой. Обезглавить арабскую коалицию, да еще прослыть авангардом сил, борющихся с тоталитаризмом, без риска схлопотать очередные санкции, израильтянам хотелось сильно. Если совсем по правде, то даже не самым большим «ястребам» Израиля было очевидно, что при любом развитии событий мстить Хусейн будет именно им. В магазинах Земли Обетованной был ощутим дефицит противогазов. Рядовые граждане страны по здравому размышлению скупили их, не сомневаясь, что Саддам, никогда не отличавшийся избытком совести, не остановится перед очередным попранием Женевской конвенции 1925 г. Кстати, любопытной деталью отечественных телерепортажей о частной гражданской обороне израильтян было то обстоятельство, что телевизионщики демонстрировали приобретение исключительно масок, чего для защиты от рецептур типа «Табун» совершенно недостаточно. Правительство то ли забыло объяснить избирателям это обстоятельство, то ли защитные комплекты у них уже были. Но это подробность - только маленькая деталь эпохального события.
«Пэтриот». Значительно интересней, как американцам удалось удержать союзника от решительных действий. За нейтралитет пришлось заплатить, перечислив на банковские счета Израиля крупное вспомоществование и направив туда несколько десятков батарей новейшего ракетно-зенитного комплекса «Пэтриот», способных сбивать иракские баллистические ракеты, не совсем верно отождествляемые журналистами с советской системой, именуемой по терминологии НАТО «Скад». «Пэтриоты» должны были защитить Израиль от ожидаемых ударов ракет с химической и бактериологической начинкой. Но об этой драме сказ впереди.
«Щит в пустыне»: первый этап «Бури в пустыне»

Численность коалиции. Вторжение Ирака в Кувейт привело к созданию коалиции. Всего в нее записалось 34 державы. Кто - из-за нефти, кто - чтобы пококетничать с Вашингтоном, кто и по необходимости. Главную роль в грядущих сражениях отвели войскам США, Великобритании и Франции. Арабов просили, в основном, допустить главных фигурантов до своих баз и аэродромов, а в остальном - не мешать.
Военные приготовления. В прилегающей к Ираку зоне развернулись военные приготовления, каких не случалось со времен Второй мировой. В Аравийской пустыне разместилось более 600 тысяч солдат самых разных национальностей. Многонациональные силы (МНС) имели в своем составе экзотических гвардейцев Османского султаната, Французский иностранный легион, но в основном форменный камуфляж имел типично американскую желтовато-коричневую расцветку. Американцев на берегах залива скопилось до 415-ти тысяч. Командовать МНС поручили, естественно, американскому генералу Норману Шварцкопфу, руководившему американскими силами в регионе с 1988 г.
В первой фазе операции, названной «Щит в пустыне», он должен был предотвратить возможность дальнейшей экспансии Ирака. Предотвращал Шварцкопф с типично американской широтой. В водах Красного моря и Персидского залива было сосредоточено 6 авианосцев, что в сумме давало более 500 самолетов и вертолетов различного назначения. Предположительно до 10 атомоходов с крылатыми ракетами (КР) на борту. Десятки боевых кораблей, имеющих такие же ракеты. Достоверно известно, что в арсенале флота имелись штатные ядерные головные части к ракетам «Томагавк» морского базирования.
К действиям авиационной группировки могло подключиться до 2800 боевых машин, частью размещенных непосредственно на театре боевых действий, частью находившихся на отдаленных базах в Англии, Италии, Турции, на островной базе «Сан-Диего» в Индийском океане. Приблизительно 10% боеприпасов, предназначенных для ударов по Ираку, относилось к разряду высокоточного оружия, позволяющего уверенно поражать наиболее важные объекты противника. Сухопутные войска МНС обладали 15-20% количественным преимуществом в оснащении техникой. Но фактически превосходство и в этой категории вооружений оценивалось как подавляющее.
Вооружения Ирака и соотношение сил. Боевая техника Ирака за редким исключением отвечала лишь требованиям, предъявляемым к оружейным системам 1970-х гг. Тогда как коалиция, особенно США и их европейские союзники, использовала боевые средства четвертого поколения, характерные для конца 80-х гг., когда произошел заметный технологический рывок, связанный с совершенствованием элементной базы. В результате реальное соотношение современной техники выглядело примерно так. В воздухе формально силы противников соотносились как 4: 1 в пользу коалиции, фактически - 13:1, без изменения лидера. По боевым вертолетам, во многом определяющим успех сухопутных войск, фактически баланс определялся как 16: 1. На «сухом пути» цифры так же были неутешительны для Ирака. Все усугублялось абсолютным превосходством союзников в средствах радиоэлектронной борьбы, разведки, управления и связи.
Невзирая на получаемую Багдадом информацию о приготовлениях МНС, отношение к ним оставалось пренебрежительно-равнодушным. В Ираке скептически оценивали возможности противника по двум причинам. Во-первых, опыта масштабного применения оружия четвертого поколения не имелось, и были основания предполагать, что его реальная эффективность окажется ниже проектной. Во-вторых, Хусейн и его окружение до конца
Не верили в настойчивое стремление США проэкспериментировать с первой после Вьетнама «большой войной».
Создание Ираком обороны. Иракские приготовления к боевым действиям свелись к передислокации массы войск и техники в находившиеся под угрозой районы Кувейта и прилегающей зоны. Огневое превосходство врага предполагалось компенсировать созданием мощной оборонительной линии. По периметру захваченного эмирата и на границе с Саудовской Аравией были возведены фортификации, казавшиеся довольно внушительными. В Аравийской пустыне были насыпаны песчаные валы протяженностью более 100 км. Перед ними вырыли рвы, заполненные нефтью, которая при необходимости поджигалась, на подступах к основным позициям выставили около полумиллиона мин. Пустыня покрылась густой сетью траншей. Важные объекты маскировались со всей тщательностью, доступной в условиях открытой местности. Для отвлечения авиации противника были развернуты сотни ложных объектов, оснащенных высококачественными муляжами техники и вооружения.
В общей сложности систему укреплений в Кувейте и на Саудовской границе занимали два армейских корпуса. Ещ и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.