Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Предмет политической антропологии. Эгалитарные и неэгалитарные локальные группы. Община: от реципрокности к редистрибуции. Современные представления об основных характеристиках вождества. Вклад политической антропологии в теорию государства и права.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 3. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


ВВЕДЕНИЕ
Происхождение государства - проблема, волновавшая (и продолжающая волновать) человечество на протяжении нескольких столетий. За все это время было изобретено немало теорий о происхождении государства. Начиная с патриархальной теории, автором которой были Платон и Аристотель, одна за другой стали возникать различные теории: теологическая теория, теория насилия, расовая теория, психологическая теория, договорная, ирригационная и т.д.
Безусловно, огромную роль в разрешении вопроса о происхождении государства сыграла классовая теория, наиболее полно изложенная в работе Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Эта теория берет за основу экономический фактор в формировании государства, и все исторические процессы связываются с изменением форм трудовой деятельности, ведением хозяйства. Несомненно, в этом ее основная положительная черта, так как материальные условия жизни общества играют в жизни людей очень важную роль. С другой стороны, время бездумного отношения к марксизму-ленинизму прошло и теперь представляется возможным обозначить основные недостатки этой теории. Во-первых, классовая теория берет во внимание только лишь экономический фактор образования государства и игнорирует другие факторы, как например, политические, идеологические (религиозные), психологические, экологические и т.д. Во-вторых, классовая теория описывает лишь одну схему происхождения государства, не беря при этом во внимание, что в других странах процесс государствообразования мог идти по-иному. В-третьих, в древний период развития человечества преобладало коллективистское сознание, следовательно, марксистский тезис о том, что государство защищало исключительно интересы господствующего класса, представляется не вполне состоятельным.
Над этими и другими вопросами, с которыми не смогла справится классовая теория, работает политическая антропология, наука, сформировавшаяся в 50-60-е годы прошлого века. Ее основой стали эмпирические наблюдения исследователей-антропологов за жизнью догосударственных обществ Африки, Океании, Северной и Южной Америки и других частей света. В современном «западном» мире эта наука получила широкое распространение и признание, в подтверждение чего можно привести данные о числе членов Американской антропологической ассоциации: количество ее членов увеличилось с 1101 в 1940 году до 2260 в 1950 году и до 6420 в 1970 году. Сегодня же их насчитывается 10500 человек. Тишков В.А. Советская этнография:преодоление кризиса// Этнографическое обозрение. 1992. №1
Чтобы осветить проблему происхождения государства с точки зрения политической антропологии, необходимо выполнить следующие задачи. Во- первых, определить основные характеристики этой науки, такие как предмет и метод, а так же историю ее разработки. Во-вторых, охарактеризовать новые понятия и положения, которые были сформулированы политическими антропологами в рамках вопроса происхождения государства. В-третьих, определить общий вклад политической антропологии в теорию государства и права в целом и в разрешение вопроса государствообразования в частности. На основании этих наблюдений можно будет сделать вывод о том, какую роль играет политическая антропология в современном подходе к изучению проблемы происхождения государства.
Глава I. Предмет и метод политической антропологии
Предмет политической антропологии
Политическая антропология - совершенно особая дисциплина, пограничная с политическими науками. Она сформировалась в 50-60-е годы XX в., в период, когда некоторые антропологи стали осознавать актуальность расширения временных рамок своих исследований и необходимость кооперации с другими науками. Поскольку антропологи занимались преимущественно исследованием неевропейских народов и культур, то предметом изучения политической антропологии традиционно принято считать механизмы и институты власти и социального контроля доиндустриальных и посттрадиционных обществ. К примеру, Ж. Баландье полагает, что в задачи политической антропологии входит сравнительное изучение политической организации первобытных и архаических обществ. G. Balandier, Anthropologie politique. Paris, 1967: 6-9
Схожие определения можно обнаружить в большинстве специальных словарей, энциклопедий и справочников по социокультурной антропологии и политологии. Например, в журнале «Политические исследования», 1993, №1 приводится следующее определение: «Политическая антропология - изучение институтов управления и соответствующей практики у этнических сообществ, в особенности в примитивных обществах и в обществах с племенным строем. Политическая антропология выясняет связь политического поведения с более широкой групповой культурой и исследует то, какими путями происходит развитие политических институтов и практики».
Рассматривая другие мнения по этому поводу, представляется возможным привести определение М Абелеса. Он считал, что в задачи политической антропологии входит «изучение властных процессов и систем, в которых проявляются корни и формы политического действия в наших обществах». Abeles M. Antropologie de l'Etat. Paris, 1990: 30
В.В. Бочаров, пытаясь объединить эти два определения, указывает, что политическая антропология изучала системы властно-управленческих отношений в традиционных обществах изначально. На данный же момент она должна стать наукой, «направленной на оптимизацию принимаемых в процессе управленческой деятельности решений в условиях, когда в качестве управляемых выступают полиэтничные субъекты, политическая культура которых густо замешана на традиционном субстрате». В.В. Бочаров Истоки власти.- Потестарность, Спб, 1997: 141
Если собрать воедино эти и другие определения, можно дать общее определение предмета данной дисциплины. Это, во-первых, совокупность институтов контроля и власти в доиндустриальных обществах, во-вторых, структура данных институтов и их сравнительная типология, в-третьих, анализ причин и факторов преобразования одних форм в другие, в-четвертых, проблемы адаптации, инкорпорации и трансформации традиционных механизмов контроля в современных политических институтах.
Исходя из такой характеристики предмета, можно дать следующее определение данной дисциплине: политическая антропология - это антропологическая дисциплина, изучающая народы мира с целью выявления особенностей политической организации в исторической динамике.
Метод политической антропологии
В исходном пункте методы политической антропологии не отличаются от методов, свойственных антропологии в целом. Методология становится более специфической, когда к рассмотрению привлекаются проблемы, характерные для политической антропологии: процесс формирования этатистских обществ, природа первобытного государства, формы политической власти в обществах с минимальным управлением и т.д. В этом случае эти методы приобретают полную оригинальность, хотя и испытывают некоторое влияние установившихся позже политических социологий и извлекают выгоду из прогресса общей антропологии.
Эти методы характеризуются, во-первых, инструментами, способами и средствами, к которым они прибегают и, во-вторых, проблемами и вопросами, в которых они применяются. Но недостаточно просто определить их. Нужно дать общее описание этих методов, прежде чем оценить их научную пригодность в познании политической сферы жизни общества.
1) Генетический подход. - он является первым в истории данной дисциплины и ставит перед собой проблемы происхождения и долгосрочной эволюции: магическое и/или религиозное происхождение королевской власти, процесс образования первоначального государства, переход от обществ, основанных на «родстве», к политическим обществам и т.д. Этот подход иллюстрируется в таких работах, как «The Origin and History of Politics» (1931) В.С. Маклойда, а также в этнологических исследованиях. Пер. с англ - «Происхождение и история политики»
2) Функционалистский подход. - этот подход идентифицирует политический институты в примитивных обществах. Собственно анализ знакомит с политическими институтами (например, с аппаратом королевской власти) и с многофункциональными институтами, которые в некоторых обстоятельствах используются с политическими целями (например, с «союзами», установленными между кланами и племенами). Этот подход помогает определить политические отношения, складывающиеся на их основе организации и системы, но он не способствует определению природы политического феномена.
3) Типологический подход. - продолжает предыдущий. Этот подход, прежде всего, определяет типы политических систем, классификацию форм организации политической жизни. Вопрос о существовании или несуществовании первоначального Государства обеспечивает первый критерий дифференциации. В «African Political Systems» Е.Е. Эванса-Притчарда и М. Фортеса фактически была представлена серия типов, протянувшаяся от систем с минимальным управлением до систем с четко конструированным Государством, прогрессируя от одного типа к другим, политическая власть все более и более дифференцируется, организуется более сложным образом. Пер. с англ - «Африканские политические системы» Некоторые ученые (Е. Р. Лич, Д. Истон) критикуют этот метод, указывая на то, что типология иногда ничем не отличается от простой «тавтологии». Easton (D.). Political Antropology. In “Biennial Review of Antropology. Stanford, 1959; Leach (E.R.). Political Systems of Highland Burma. Londres, 1954. В то же время, Истон указывает на то, что важно не смешивать и не объединять «описательные» типологии и типологии «дедуктивные».
4) Терминологический подход. - попытка маркировки и классификации политических феноменов и систем неизбежно приводит к необходимости выработки фундаментальных категорий. Это очень трудная задача, и она во многом остается незавершенной. М.Ж. Смит предпринял попытку строго определить такие базовые понятия, как политическое действие, соперничество, власть, авторитет, администрация, должность и т.д. Smith (M.G.). On Sermentary Lineage Systems. In “Journal of the Royal Anthropological Institute”, 1968. Разработка этих понятий должна быть дополнена систематическим изучением местных политических категорий и теорий. Таким образом, лингвистика является одним из необходимых инструментов в политической антропологии и политической социологии.
5) Структуралистский подход. - заменяет генетическое или функционалистское исследование изучением политического, осуществленным исходя из структурных моделей. Политические структуры, как и всякие общественные структуры, представляют абстрактные системы, обнаруживающие принципы, которые объединяют основополагающие элементы конкретных политических обществ. В статье, посвященной «структуре власти у хаджераев», т.е. группе населения в Чаде, Ж. Пуйо уточняет и развивает возможности структуралистского метода в политической антропологии. J. Pouillon. La structure du pouvoir chez les Hadjerai (Tchad). In: L'Homme, V,4,1964.
6) Динамический подход. - он дополняет частично предшествующий подход, исправляя его в нескольких пунктах. Этот подход помогает ухватить динамику структур, так же как системы отношений, которая их конструирует: то есть принять в рассмотрение несовместимости, противоречия, напряжения и внутренне присущее всему обществу движение. Он тем более необходим для политической антропологии, так как в политической области последние схватываются лучше всего и история очень четко ставит свою отметку.
Глава II. Политическая антропология о происхождении государства
Эгалитарные и неэгалитарные локальные группы
В рамках политантропологии было создано множество теорий о происхождении государства, об эволюции систем лидерства и власти в доиндустриальных обществах. Наиболее популярной является схема эволюции политических форм Э. Сервиса, которая включает в себя пять следующих типов обществ: локальная группа, община, вождество, архаическое государство и государство-нация. Однако наряду с теорией Сервиса существует не менее популярная концепция М. Фрида. Эта концепция выделяет стадии эгалитарного, ранжированного, стратифицированного и государственного общества. В то же время немалая часть исследователей скептически относится к возможности создания универсальных типологий.
Самой простой формой общественной организации принято считать общества охотников-собирателей. Как правило, это были группы численностью несколько десяткой человек., которые вели подвижный образ жизни в пределах определенной территории. Их основу составляли неустойчивые парные семьи, а вся деятельность внутри данных групп осуществлялась на основе половозрастного разделения труда.
Потребление в группе было коллективным. Без этого уравнительного потреблении группа не смогла бы выжить и обеспечить нормальное воспроизводство. Но если потребление было коллективным, то добыча пищи чаще всего была индивидуальной (если не говорить о коллективной охоте на крупное животное, что бывало далеко не у всех и не всегда), и в ходе нее один приносил больше, другой меньше. Экономический аспект генерального принципа системы эквивалентного обмена, основанный на уравнительности, антропологи обозначили термином «реципрокность» (от лат. reciproco - двигать туда-сюда, возвращать обратно). Первоначальная суть реципрокного взаимообмена сводилась к тому, что каждый вносил в общий котел, сколько мог, и черпал из него, сколько ему полагалось, тогда как разница между отданным и полученным измерялась в терминах социальных ценностей и выражалась в форме престижа и связанных с ним привилегий.
Система организации такого общества зависела от внешних факторов и концентрации ресурсов. В одних случаях семьи могут проживать отдельно, иногда собираясь для решения совместных вопросов, а в других члены группы могли проживать совместно на общей стоянке. Сети взаимных обязательств между семьями и группами складывались благодаря эпизодической кооперации (браки, переодически совместно проводимые праздники и ритуалы, обмен ресурсами, продуктами и изделиями). Никаких формальных органов принуждения и контроля не существовало, а во главе группы из некоторого количества семей мог находится наиболее умелый из ее членов, пользующийся авторитетом и уважением.
Нередко на такого рода предводителей накладывалось обязанность проводить различного рода ритуалы, поэтому функции лидера могли выполнять и шаманы. Очень редко функции лидера группы передавались по наследству (как например, у яруро Венесуэлы, аборигенов Западной Виктории в Австралии), но и в этом случае, если наследник не обладал теми же качествами, что и его предшественник, его могли заменить более подходящим кандидатом.
При такой низкой плотности населения конкуренция между отдельными группами сравнительно невысока и трения возникают очень редко. Однако, с ростом численности населения возрастает и конкуренция на ресурсы, что неизбежно приводит к конфликтам и столкновениям.
Внутренние ссоры в группе могли разрешаться различными способами: как самостоятельно, без вмешательства третьих лиц, так и путем вовлечения в решение конфликта более авторитетных членов коллектива. К члену группы, проявившему чрезмерную агрессию либо нарушившему существующие нормы, могли быть применены различные меры воздействия: порицание, насмешки, поддразнивание. Физическое воздействие также теоретически могло быть одним из методов наказания, хотя доисторические группы общества стремились примирять конфликты, чтобы не допустить распада группы. В самом крайнем случае виновного могли изгнать из группы.
Исследования последних десятилетий показали, что локальные группы были различны по своей политической сложности. Одни из них отличались эгалитарной социальной организацией, то есть равенством всех ее членов (африканские бушмены, хадза). Для других было характерно сосредоточение лидерства в руках взрослых мужчин, развитие внутреннего половозрастного неравенства, наличие у взрослых мужчин различного рода монополий на ресурсы. Хотя даже в рамках одной одели могли существовать различные модификации. К примеру, у австралийских аборигенов периодически могли встречаться лидеры, которые благодаря своим незаурядным качествам смогли добиться беспрекословного подчинения своих сородичей, активизировали набеги на соседей, пренебрегали традиционными нормами. Однако после смерти такого лица, как правило, все становилось так, как было него.
Из обществ с присваивающей экономикой особое место занимали высокоспециализированные оседлые рыболовы и охотники на морских животных. В ряде случае они имели настолько стабильные ресурсы, что это позволяло им не беспокоится об источниках существования и создавать сложную, неэгалитарную организацию с развитым статусным неравенством и наследственной властью вождей (индейцы Северо-Западного побережья Америки - квакиютли, тлинкиты, оседлые рыболовы Флориды и проч.)
Археологическими раскопками и этнографическими исследованиями подтверждается развитая дифференциация, иерархия поселений, крупномасштабное строительство, появление специализированных ремесленников, обслуживавших знать, наличие пышного церемониала. По мнению Мортона Фрида, такие общества относились к «ранжированным». Иногда столь высоко развитую социальную организацию можно было создать и на основе высокоэффективного собирательства. Таковы, например, собиратели саго с Новой Гвинеи. Так как дикое саго высокоурожайно, за сравнительно небольшое количество времени можно было создать большой запас продуктов.
Община: от реципрокности к редистрибуции
Политическая организация усложняется с переходм к оседлости и производящему хозяйству. Как правило, такое явление называют «неолитической революцией» - данный термин был предложен британским археологом Виром Гордоном Чайлдом.
Согласно Чайлду, появление производящего хозяйства сопровождалось ростом производительности труда и увеличением объемов производимых людьми продуктов. В результате развивалась оседлость и возникали новые компактные типы поселений, увеличивалась численность и плотность населения, появлялось ремесло, усложнялась социальная организация и система управления. Данным процессам сопутствовали изменения в отношениях собственности, в идеологических представлениях архаических земледельцев. С этого времени раннепервобытные локальные группы сменили устойчивые, оседлые формы общины, численность которых составляла от многих десятков до нескольких тысяч человек. Внутри общин усилилось неравенство, возникли возрастные статусы, имущественная и социальная дифференциация, появились зачатки власти старейшин. На основе родственных, брачных, экономических, культурных, идеологических и других принципов общины объединялись в неустойчивые надобщинные образования.
Усиление неравенства внутри общин приводило к формированию лидерства. Для ранних и развитых земледельческих обществ характерен широкий спектр форм политического лидерства. На одном полюсе - лица, которые обладали только индивидуальным авторитетом и могли лишь эпизодически влиять на поступки соплеменников. Их лидерство обеспечивали различные личные качества: физическая сила, хозяйственные и организационные навыки, умение убеждать и т.д. В целом функции предводителей этого типа примерно сопоставимы с обязанностями лидеров обществ охотников-собирателей.
Примером подобного лидера может послужить «вождь в леопардовой шкуре» скотоводов-нуэров, живущих в верховьях Нила. Эванс-Причард. Нуэры 1985 Его реальное положение мало чем отличается от положения других общинников. Единственное, что внешне выделяет его, - это леопардовая шкура. Статус вождя связан с выполнением посреднических функций при урегулировании конфликтов между представителями различных родственных групп. Его задача - убедить враждующие стороны не устраивать кровную вражду, а ограничится выкупом. Однако его влияние распространяет лишь в пределях племени и его подразделов. В межплеменных делах они не пользуются высоким авторитетом.
На противоположном полюсе - крупные общины оседлых земледельцев, состоящие из отдельных домохозяйств, родов и др. Их возглавляли наиболее авторитетные представители общинных ячеек (отцы семейств, главы рода и пр.) Из данных лиц на уровне всей общины появляются влиятельные лидеры. Они были организаторами общественных работ, представляли свои группы в межобщинных отношениях, выполняли религиозные ритуалы, возглавляли военные походы, занимались урегулированием внутренних споров, но что самое главное - они руководили распределением добычи. То есть господствует все тот же фундаментальный принцип эквивалента, но древняя практика реципрокного обмена в этом пункте оттесняется специфической системой перераспределения, получившего название редистрибуции.
Редистрибуция как важнейший политэкономический принцип возникает с того момента, когда средства коллектива оказываются в распоряжении главы группы. Посредством щедрых демонстративных раздач глава процветающей группы повышает свой престиж и занимает более высокое положение в общине. Эти щедрые раздачи связаны со специфическим институтом, которое получило название бигмена (от англ. bigman).
Принципиальное отличие власти бигменов от власти вождей - это ненаследуемый характер их общественного статуса. Источник высокого статуса бигмена - это его престиж, связанный с организацией массовых пиршеств и раздач. Это позволяло ему создавать сеть зависимых лиц, что дополнительно способствовало его преуспеванию. Однако влияние бигмена не было стабильным и полностью зависело от его возможности поддерживать клиентные связи с другими членами общины и требовать возвращения долгов, от его умения подчинить амбиции членов общины своим собственным интересам.
Но что же дальше? Как существует община в окружающем ее мире? Каков характер ее связей с соседями, тем более с этнически родственными ей общинами? Эти вопросы привели антропологов к разработке такой формы социальной организации, как племя.
Племя
Понятие племени - одно из самых неопределенных в антропологической науке. Характеризуя племенной уровень политической интеграции, Сервис акцентирует внимание на том, что это - надобщинная политическая структура. Service E. Origins of State and Civilization. N.Y., 1975 Каждый сегмент племенной организации (община, линидж, патронимия и т.д.) экономически независим. Лидерство в племенах, как и в локальных группах, является личным. Оно основано исключительно на индивидуальных способностях и не предполагает каких-либо формализованных должностей. Однако в племенах существует определенный механизм урегулирования конфликтов путем посредничества. Данные функции могут быть возложены как на племенные сегменты, так и на их представителей или наиболее авторитетных лиц.
Нередко говорят о двух исторических формах племенной организации. Более ранняя из них обозначается термином «сегментарное племя» или «сегментарное общество».
«Сегментарным называется общество, где социальные механизмы опираются на институциональное существование сегментов, которое то распадаются, то соединяются в зависимости от назревших задач, конфликтов, требующих разрешения, предстоящих сражений». Доминик Кола, Политическая социология, М. 2001: 230. Несколько типов сегментов, объединенных по территориальному, возрастному, семейному признакам, могут сохранять устойчивость. Самыми эффективными с точки зрения устойчивости сегментами являются сегменты, создаваемые на основе семейных групп, благодаря привязанности к общему предку. Как правило, в этом случае уже можно говорить о роде.
Ярким примером сегментарного общества может служить народ нуэров, уже упомянутый выше. В своем труде «Нуэры» Эванс-Причард замечает: «Племена нуэров разбиты на сегменты». Эванс-Причар. Указ соч., стр. 125 Вследствие сезонных изменений, атмосферных и погодных условий ритм социальной и хозяйственной жизни этих племен находит свое выражение в политических структурах через механизм чередующихся делений и слияний отдельных групп. Картина рассеивающих и объединяющих миграций может быть представлена следующим образом. Нуэры делятся на группы по территориальному признаку, от самой маленькой - хижины, где обитает моногамная семья, до самой большой - нации нуэров. Общая схема такова: нуэры делятся на племена, которые сами делятся на различные подразделения до деревень включительно, а те, в свою очередь, также распадаются на домохозяйства. В случае необходимости (например, ведение войны против врагов нации) разрозненные группы объединяются.
Все группы, начиная от самых маленьких и заканчивая самыми большими, можно представить в виде концентрических кругов. Таким образом, получаются следующие уровни:
· Хижина
· Угодье, которое объединяет несколько хижин и хлевов
· Деревня, которая включает несколько хозяйств и является самой мелкой из единиц, основанных не на строго родственном принципе
· Округ, объединяющий деревни, расположенные в радиусе, обеспечивающем легкость общения
· Внутриплеменные образования третьего порядка, объединяющие несколько деревень, занимающих строго определенную часть территории и пастбищ в сухой период. Их группировка происходит на основе сегментов более низкого уровня, чем племя
· Племенные образования второго порядка
· Племенные образования первого порядка
· Племена
· Народ нуэров, объединяющий все племена
Племя составляет территориальную единицу, население которой составляет от 3 до 45 тысяч человек. В экономическом плане племя автономно, располагает собственными пастбищами, скотом и другими ресурсами. Каждое племя обладает своим именем, а внутри него можно выделить доминирующий клан или расширенную семейную группу. Сверх того, каждое племя делится на подгруппы территориального типа, а затем - на возрастные классы. Племя - наиболее широкое сообщество, внутри него споры между его членами могут разрешаться с помощью своеобразного третейского суда, а конфликты с чужеземцами решаются при помощи других сообществ того же типа.
Внутри племени существует система компенсаций, к примеру, убийство нуэра одного племени нуэром другого племени может закончится межплеменной войной, но если убийстов произошло в рамках одного племени, то дело решается арбитражем,. Его возможность обуславливается тем фактом, что члены одного племени считают себя единым целым. В то же время племена не являются замкнутыми группами, так как на всей территории между племенами существует обмен людьми (заключение браков) и торговля. Таким образом, нуэры составляют единое сообщество без явных нарушений связей, имеет общую культуру.
Политическая принадлежность имеет специфический характер: член политической группы одновременно принадлежит ей лишь постольку, поскольку он не является членом других групп того же типа, причем каждый индивид может считать или не считать себя членом группы и это зависит, главным образом, от периода (к примеру, период межплеменных войн). Сегменты образуются не по воле случая и, вследствие этого, они глубоко институционализированы. В то же время они сохраняют свою относительность: племенной сегмент представляет собой политическую группу по отношению к другим сегментам того же порядка.
В обществе нуэров действует не только система племенных сегментов, но и в системе возрастных групп, и в сфере родственных отношений.
Нуэры группируются также и по родовой принадлежности, которая выступает как форма существования сегментов в условиях родственных отношений. Клан - это экзогамная система родовых отношений потомков, корни которых восходят к единому предку. Род представляет собой группу родственников по отцовской линии, включающую всех живых потомков основателя линии. Каждый член рода может установить свое положение по отношению к другим членам с помощью генеалогии, при этом умершие члены рода играют чисто позиционную роль в генеалогическом древе.
«Вторичная» форма племени как политически более интегрированная структура имела зародешевые органы общеплеменной власти: народное собрание, совет старейшин и военных и/или гражданских вождей. Подобный тип общества был обрисован Л.Морганом на примере ирокезов в его книгах «Лига ходеносауни, или ирокезов» (1851) и «Древнее общество» (1877). Морган выделил следующие признаки ирокезского племени: единые территория, название, диалект языка, верования и культы, право утверждать и смещать мирный вождей. Племена делились на две экзогамные группы - фратрии, последние состояли из родов и более мелких структурных подразделений.
Начиная с 60-х годов XX в., взгляд на племя как на универсальный институт первобытной эпохи был подвергнут критике в западной антропологии. В настоящее время большинство зарубежных исследователей придерживаются точки зрения М. Фрида, согласно которой племена возникали только как следствие внешнего давления развитых государственных обществ на безгосударственные и такая форма социальной организации имеет вторичный характер. Fried M. The Evolution of Political Society: An Essay in Political Anthropology. N.Y., 1967 В соответствии с данным мнением, “племя» не включается в обязательный перечень форм перехода политической организации от локальных групп к государственности.
Вождество
Термином «чифдом» (chiefdom), или в русском переводе «вождеством», принято обозначать такой тип социально-политической организации, который упрощенно можно охарактеризовать таким образом: это «социальный организм, состоящий из группы общинных поселений, иерархически подчиненных центральному, наиболее крупному из них, в котором проживает правитель (вождь)». Н.Н. Крадин, Вождестов: современное состояние и проблемы изучения// Ранние формы политической организации: от первобытности к государственности, М. 1995: 11 Опираясь на зачаточные органы власти, вождь организует экономическую, редистрибутивную, судебно-медиативную и религиозно-культовую деятельность общества. В последнее время этот термин все чаще используют для обозначения позднепервобытного, предклассового общества в целом.
Теорию вождества можно назвать одним из наиболее фундаментальных и выдающихся достижений политантропологии. В рамках неоэволюционистской схемы уровней социальной интеграции (локальная группа - община - вождество - раннее государство - национальное государство) вождество занимает среднюю ступень. По справедливому замечанию Р. Карнейро, вождество стало первым в истории человечества опытом введения политической иерархии и преодоления локальной автономии общин. Carneiro R. Political Expansion as an Expression of the Principle of Competitive Exclusion. -Origin of the State. Philadelphia, 1978; A theory of the Origin on the State. - Science, N.Y., 1970, № 169(3947).
Современные представления об основных характеристиках вождества базируются на огромном количестве этнографического материала, собранного исследователями практически во всех частях света (за исключением, пожалуй, Европы). Множестов полезных данных было получено по первобытному прошлому Океании, Центральной, Северной и Южной Америки. Европейская первобытность лишена этнографической базы, зато это компенсируется прекрасной археологической изученностью континента, что позволяет подробно и в деталях изучить различные варианты динамики эволюции вождеств на протяжении нескольких тысячелетий.
Вкратце суть этих процессов может быть отражена таким образом: первые вождества появились в Европе в V тысячелетии до н.э. - в период перехода от неолита к энеолиту. Ранние вождества отличаются двухуровневой иерархией поселений (центр и его округа), стратификацией в захоронениях, мегалитическим строительством и наличием специальных церемониальных сооружений или площадок.
В эпоху бронзового века процессы развития вождеств продолжаются и территория, населяемая ими, сильно расширяется за счет Пиреней и Северо-Западного и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.