На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Политическое наследие изоляционизма как оправдание глобализма и интервенционизма послевоенных Соединенных Штатов Америки. Манипуляции правительства США в 30-х годах в области внешней политики. Антимонополистические и антимилитаристские идеи изоляционизма.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 3. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Доклад
На тему:
Проблема изоляционизма 30-х годов в буржуазной историографии США
Неослабевающий интерес американских буржуазных исследователей к явлению изоляционизма в общественно-политической жизни Соединенных Штатов в годы подготовки и развязывания второй мировой войны вызван рядом причин. Прежде всего, американские историки стремятся использовать идейное и политическое наследие изоляционизма в целях оправдания глобализма и интервенционизма послевоенных Соединенных Штатов. Однако немаловажное значение имели и такие факторы, как появление за последнее десятилетие значительного числа новых источников, в том числе архивных материалов, влияние радикальной историографии, которые стимулировали процесс исторического мышления.
Термин "изоляционизм" применительно к внешнеполитической тактике американского капитализма и ее идейному обоснованию стал широко употребляться в 20-е годы. В это десятилетие у власти оказались те монополистические группировки, которые при сложившейся после окончания первой мировой войны и победы Октябрьской революции расстановке сил на мировой арене предпочли "интернационализму" В. Вильсона опору на традиционные прагматические принципы внешней политики США - "невмешательства" и "свободы действий". Они выступали за актвизацию экономической экспансии, расширение американского влияния на международной арене, но без ограничивавших "свободу рук" империализма США политических и военных обязательств.
В эпоху дипломатии "нового курса" в отличие от 20-х годов, когда принадлежность к изоляционистам определялась прежде всего оппозицией участию США в Лиге наций, исходной точкой острых политических разногласий по вопросам внешней политики стала проблема невовлечения страны в назревавшую мировую войну. Но причины, порождавшие пацифизм сторонников внутриполитических приоритетов США в 30-е годы, были различны. Советские историки подчеркивают, что стремление простых американцев не участвовать в новой войне за чуждые им интересы империалистов не имело ничего общего с замыслами крайне реакционных представителей финансовой олигархии, а также с политикой попустительства агрессии, которую проводила администрация Ф. Рузвельта, ссылаясь на "изоляционизм масс".
Стихийный изоляционизм фермеров, средней и мелкой городской буржуазии, части рабочего класса, которые не смогли подняться до требования создания системы коллективной безопасности, выдвигавшимся Компартией США, был Порожден традициями антимонополистической, антиимпериадиетической борьбы, памятью о первой мировой войне, условиями экономического кризиса начала 30-х годов назревшим международным конфликтом. Неоднородное по классовому и политическому составу идейно-политическое течение изоляционизма 30-х годов разделялось на демократическое крыло и империалистическое, которое - особенно в 1939-1941 гг.- пыталось эксплуатировать в своих узкокорыстных политических целях антивоенные настроения масс.
Изучение вышедшей в Соединенных Штатах с середины 70-х годов исторической литературы, поднимающей проблемы внутриполитической борьбы между изоляционистами и так называемыми "интернационалистами" в предвоенное десятилетие, свидетельствует о дальнейшем развитии основных тенденций, которые наметились в этой области исследования в бурные 60-е годы. Коротко отметим, что официальная интерпретация внешней политики США 1935-1941 гг. формировалась в годы разгара " холодной войны" и опьянения Америки своей военно-экономической мощью. В резкой полемике со школой "ревизионистов" 50-х годов, которая критиковала дипломатию Ф. Рузвельта с позиций довоенного консерватизма и послевоенного антикоммунизма и антисоветизма, утвердился официальный взгляд на изоляционизм 30-х годов как на негативное явление, главное препятствие на пути к выполнению США миссии "спасения мира для демократии" перед лицом фашистской агрессии.
Углубление кризиса внешней политики США, крах иллюзий об их всемогуществе и мощный подъем социально-политического и антивоенного движений в период американской агрессии в Юго-Восточной Азии в 60-е годы оказали серьезное воздействие на буржуазную историографию внешней политики. Особое значение для начавшегося пересмотра всецело негативных оценок изоляционизма эпохи Ф. Рузвельта имела развернувшаяся на рубеже 70-х годов на страницах прессы и академических исследований дискуссия о плюсах и минусах американского глобализма. Однако наиболее ощутимый удар догматическому подходу к проблеме изоляционизма 30-х годов нанесли взгляды "новых левых" и других историков радикального направления. Их активная оппозиция войне США в Индокитае, призывы сократить глобальные обязательства Америки, чтобы можно было решать насущные национальные задачи, и разоблачение контрреволюционной сущности международной активности американского империализма укрепили за ними репутацию неоизоляционистов 60-70-х годов среди историков. Характерно название статьи радикального исследователя Т. Патерсона "Возвратившийся изоляционизм", опубликованный в 1969 г. в "Нейшен".
Следуя за предтечей радикальной историографии У. Уильямсом, развивавшим концепцию "открытых дверей" Ч. Бирда, эти историки утверждали, что главной движущей силой американской внешней политики XX в. являлась экономическая экспансия, заинтересованность в иностранных рынках и сферах приложения капитала. С этих позиций такие историки, как У. Уильямс, Л. Гарднер, Р. Смит, Г. Колко и др., оценивали проблему изоляционизма 30-х годов-. Они выделили в качестве основного сегмента изоляционистов круги, тесно связанные с интересами американского финансового и торгово-промышленного капитала. Поэтому, как считают радикальные историки, дебаты между изоляционистами и "интернационалистами" 30-х годов на деле носили характер тактических разногласий между различными группировками господствующего класса относительно лидирующей позиции США в мире и процветания американского капитализма.
Однако радикальные исследователи стремились выделять и позитивные моменты в изоляционизме как комплексе идей. Профессор Г. Патерсон в уже упоминавшейся статье писал: "Те изоляционисты, которые являлись сторонниками либеральных реформ, заслуживают особого внимания, потому что их оценка внешней политики была лучшим образом выражена, наиболее резка и наиболее имеющая отношение к 60-70-м годам". Что же казалось Т. Патерсону, активно протестовавшему против агрессии США во Вьетнаме, самым привлекательным в наследии изоляционистов-прогрессистов? Прежде всего, протест против кровопролитных войн, опасение за влияние войны на внутренние реформы и гражданские свободы; далее он выделял их критику интервенционизма и экспансии США; и, наконец, требование к правительству избегать союзнических обязательств, ограничивавших "свободу действий". Необходимо отметить, что эти здравые суждения изоляционистов из либеральных кругов, которые своеобразно интерпретировали антимонополизм и антимилитаризм масс, рассматривались автором в перспективе 70-х годов, безотносительно к анализу обстановки в стране и за рубежом в 30-е годы.
В целом же радикальные исследователи, в отличие от официальных историков, стремившихся дискредитировать борьбу прогрессивных сил Америки против угрозы войны, рассматривали антивоенное движение в США как положительное явление. Они отмечали, что это движение сдерживало милитаристские устремления некоторых представителей администрации Рузвельта, которые мечтали достичь имперской позиции США посредством вовлечения страны в войну в Европе или Азии.
Одной из важных вех на пути к преодолению ограниченности ортодоксальной трактовки изоляционизма явилась монография профессора М. Джонаса "Изоляционизм в Америке, 1935-1941". Т. Патерсон назвал ее "прекрасным исследованием изоляционизма". Джонас, анализируя источники, включавшие помимо прочих переписку, выступления и труды различных представителей изоляционизма 30-х годов, пришел к выводу, что это идейно-политическое течение не может рассматриваться "в качестве простого обструкционизма", основанного на невежестве и недомыслии". Изоляционистские требований "односторонности", или "свободы выбора" внешнеполитических решений, невовлечения в войну в Европе и сосредоточения на внутренних проблемах, по мнению историка, являлись хорошо обдуманным ответом значительной части американского общества на кризисные условия того времени. Таким образом, Джонас возвращал изоляционистской точке зрения равные права на существование с "интернационалистским подходом, отнятые у нее официальной версией 40-50-х годов.
В то же время историк заключал, что изоляционисты 30-х годов, сделав ставку на "свободу выбора" США в проблеме войны и мира, главным внешнеполитическим интересом страны считали неучастие в войне, что ограничивало свободу принятия решений в назревавшем международном конфликте. В несовместимости принципа "свободы рук" с пацифизмом автор усматривал причины кризиса изоляционизма 30-х годов: независимо от симпатий к жертвам агрессии его сторонники объективно оказывались на стороне держав "оси".
В соответствии со своей концепцией автор уделил значительно большее внимание, чем другие исследователи, проблеме изоляционистского блока. Он вынужден признать, что изоляционизм большинства американцев был временным явлением, вызванным в значительной степени экономическими трудностями США 30-х годов и быстро исчезавшим по мере обострения ситуации в Европе, Вместе с тем, сосредоточив внимание на идеологии изоляционизма, Джонас преувеличил воздействие на антиинтернационалистские настроения предвоенных лет таких субъективных факторов, как вера в принцип "односторонности" политики США и страх перед новой мировой войной в ущерб анализу не только социально-экономических причин, но и географических, этнических, религиозных и др.. Тем самым исследователь значительно обеднил нарисованную им картину сложности и противоречивости явления изоляционизма 30-х годов. Основные положения своей концепции об изоляционизме предвоенного десятилетия М. Джонас повторил в конце 70-х годов в "Энциклопедии американской внешней политики".
Заявившая о себе на рубеже 70-х годов тенденция к изучению взглядов изоляционистов 30-х годов в более широком социальном, политическом и экономическом контексте находила свое проявление прежде всего в исследованиях, касающихся отдельных аспектов выработки внешней политики Соединенных Штатов в 1935-1941 гг. Так, в процессе дальнейшей разработки американскими учеными проблемы влияния общественного мнения на внешнюю политику США в предвоенные годы все большим сомнениям стала подвергаться официальная версия об "изоляционизме масс" как о тормозе на пути администрации Рузвельта оказать решительное противодействие агрессивным замыслам фашистских держав. Например, в исследовании специалиста-международника М. Лея была предпринята попытка синтеза традиционной и радикальной интерпретации фактора общественного мнения, с помощью которого на основании анализа многочисленных источников констатировалось следующее. Ф. Рузвельт, писал автор, столкнувшись с серьезной оппозицией своей внутренней и внешней политике в конгрессе, спроецировал собственные колебания и противодействие Капитолия по этим проблемам на настроения всей американской общественности.
В работе, принадлежащей перу профессора истории Д. Портера, ставилась задача расширить представление о роли законодательной ветви государственной власти в определении американской внешней политики в 1939-1940 гг. И в результате проделанного с помощью статистических методов анализа автор пришел к выводу, что во время дебатов 1939 г. об отмене эмбарго на оружие общественное мнение в стране в целом было настроено более благожелательно к пересмотру законодательства о нейтралитете, чем конгресс. Рузвельт же ориентировался в своей внешнеполитической активности в эти годы на сопротивление изоляционистов в конгрессе, часто уступая им инициативу.
В исследованиях, посвященных анализу внешней политики Ф. Рузвельта в целом и выдержанных в апологетических тонах, прежние постулаты официальной трактовки изоляционизма остались, в общем, без изменений, хотя и здесь замена корректировка ряда оценок. Фундаментальная монография профессора Калифорнийского университета
Р. Даллека "Франклин Д. Рузвельт и американская внешняя политика, 1932-1945", которая написана на значительном круге американских и английских архивных источников, открытых в 70-е годы, расценивается многими буржуазными историками как образец синтеза различных трактовок дипломатии "нового курса". Концепция автора базируется на утверждении, что внешнеполитическая деятельность Ф. Рузвельта определялась калейдоскопом внутренних и внешних сил, которые и оказывали влияние на изменчивость позиции президента. Выделив особо воздействие на выработку внешнеполитического курса факторов общественного мнения и конгресса, Даллек не мог обойти вниманием изоляционистскую оппозицию.
По мнению историка, в течение двух первых лет на посту президента Рузвельт не встречал противодействия своей дипломатии со стороны тех, кто разделял традиционные взгляды о неучастии США в постоянных союзах. Иными словами, американский народ был индифферентен к событиям за пределами США. Только к концу 1934-началу 1935 г., пишет Даллек, "рост угрозы войны в Европе разбудил американский народ и сделал его осведомленным о внешнеполитических событиях, и в национальном мышлении о международных делах теперь преобладал изоляционистский ответ, к которому Рузвельт и госдепартамент относились с пониманием". Далее автор рассматривает изоляционистские настроения в Америке как нечто единое целое, которому Ф. Рузвельт вынужден был уступить, приняв "закон о нейтралитете", распространив эмбарго на продажу оружия на войну в Испании и тем самым "невольно" способствовав расширению агрессии фашистских держав в 1935-1938 гг..
Конгресс представлен Р. Даллеком в качестве монолитной враждебной силы по отношению к любым внешнеполитическим инициативам Рузвельта. В монографии не поднимается вопрос о расстановке сил между изоляционистами и " интернационалистами" в конгрессе, не говоря уже о выявлении особенностей между изоляционистами-прогрессистами и изоляционистами-консерваторами типа Р. Тафта, А. Ванденберга и др.
В отличие от ранних апологетических работ Р. Даллек и не пытается представить предвоенную внешнюю политику Рузвельта как реализацию стремления к коллективной безопасности. Напротив, в исследовании показана пассивность внешнеполитического курса США, вынужденных уступать давлению изоляционистов. По словам автора, Ф. Рузвельт, желая получить одобрение изоляционистов конгресса поступился активной политикой противодействия агрессорам, ограничившись чисто символическими жестами. В подобной уступке "интернационалиста" Рузвельта давлению со стороны изоляционистов автор видит глубокий смысл. С помощью политики "нейтралитета" президент сумел сохранить внутриполитический консенсус, столь необходимый, пишет автор, для выживания демократии в США, в свою очередь, необходимой для осуществления помощи европейским демократиям, которым тоталитарные фашистские государства "бросили вызов".
В соответствующих главах одной из последних своих работ, посвященной памяти известного американского историка Р. Хофстедтера, Р. Даллек также обращается к проблеме изоляционизма предвоенных лет. Основу его труда составляет тезис о преобладающем влиянии внутриполитических факторов на внешнюю политику. Причем автор отдает предпочтение не экономике, а "неизученным еще психологическим моментам". В рамках данного концептуального подхода Даллек трактует изоляционизм на уровне идей, настроений, вызванных усилением национализма в 20 - 30-е годы и страхом перед пагубным влиянием Европы на традиционные американские институты, перед возможным втягиванием в новую мировую войну.
Как и в предыдущем исследовании, автор подчеркивает, что Ф. Рузвельт не мог не считаться с изоляционистскими чувствами американского народа, приводя в качестве примера "карантинную" речь 1937 г., которая была "интернационалистским призывом, представленным в изоляционистских терминах". Вместе с тем Даллек пытается здесь, хотя и не всегда последовательно, провести водораздел между изоляционистскими настроениями масс и теми политиками, которые эффективно эксплуатировали в своих интересах опасения американцев быть втянутыми в назревавшую мировую войну. Главное отличие автор видит в том, что большинство американцев, несмотря на опасения за состояние американских институтов в случае войны, все же "были уверены, что демократия в США может пережить длительный конфликт".
Что касается меньшинства, которых Даллек и называет изоляционистами, то эти политические деятели опасались установления тоталитарного режима в стране в случае участия США в войне. Кроме того, считает историк, американский народ, особенно после падения Франции в 1940. Автор, признавая, что в последние годы американские буржуазные историки распространяли понятие изоляционизма только на сферу внешнеполитических идей - ввиду участия США в мировых делах, - все же считает правомерным ставить вопрос об изоляционизме как внешнеполитической линии США в соотношении назревшей мировой войны. Он полагает, что методы и дух американской дипломатии в предвоенные годы, т. е. бездействие США перед лицом гитлеровской агрессии, вполне отвечали данному термину.
Исследователь не пытается усмотреть за миротворческими посланиями Ф. Рузвельта, как это делают и традиционные и новые апологеты предвоенной политики США, шагов к достижению коллективной безопасности. "Двойником европейского умиротворения был американский изоляционизм", - считает Гатцке. В соответствующих разделах содержится немало материалов о том, что в планировании и реализации агрессивных замыслов гитлеровской Германии не последняя роль отводилась политике "нейтралитета" США. Свидетельство - не в пользу утверждений буржуазных историков об объективном характере американского " невмешательства" в период резкого обострения международной обстановки.
Неразрывно связана с наметившейся в американской историографии общей линией возвращения проблеме изоляционизма статуса научной темы и тенденция реабилитировать взгляды изоляционистов консервативного крыла, таких, как Г. Гувер, Р. Тафт, Ч. Линдберг, и др. Послевьетнамский синдром и уотергейтское дело усилили внимание ряда историков к их высказываниям относительно эрозии власти конгресса, централизации президентской власти, необязательности для США войны с гитлеровской Германией. Следует принять во внимание, что некоторые участники "великих дебатов" 30-х годов продолжали выступать с мемуарами и устными свидетельствами, давая свою субъективную оценку событиям не столь отдаленного прошлого, оживляя тезисы "ревизионистской" историографии 40-50-х годов.
Остановимся на двух подобных работах середины 70-х годов, авторов которых трудно заподозрить в консерватизме. В 1975 г. вышла монография профессора Джоан Хофф Уилсон "Герберт Гувер, забытый прогрессист". В ней помимо анализа гуверовской концепции "твердого индивидуализма" уделялось внимание внешнеполитической идеологии экс-президента в эпоху "нового курса". Исследовательница определяет внешнеполитическую концепцию Гувера как "независимый интернационализм", основы которого сложились еще в 20-е годы, в бытность этого политического деятеля министром торговли в кабинете Гардинга. Гувер мечтал о ли и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.