Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Курсовик Курдский автономный район, история и основные этапы, причины и предпосылки его формирования. Установление в Курдистане власти собственной национальной администрации и его основные последствия. Особенности политической платформы ИТФ на современном этапе.

Информация:

Тип работы: Курсовик. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



23
/
Проблемы национальных меньшинств проживающие в КАР

Подъем курдского национально-освободительного движения, начиная с конца XIX в. и, в особенности, с середины 40-х годов XX в. создал основу для консолидации курдов, укрепления внутренних связей и роста взаимодействия между всеми частями курдского общества. В последней четверти XX в. курдский вопрос приобрел также международное звучание. В мире возникла широкая дискуссия о правах курдского народа и его дальнейшей судьбе.
В практическом плане процесс решения курдского вопроса происходил в рамках тех государств, на территории которых проживает основная часть курдского народа (Турция, Ирак, Иран, Сирия), в форме борьбы за национальные права. Наибольшего прогресса в этом направлении курдам удалось добиться в Ираке, где несмотря на все сложности в их взаимоотношениях с режимом, в Багдаде 11 марта 1970 г. было подписано Соглашение об автономии иракского Курдистана. На его основе был создан Курдский автономный район (КАР) с четкими границами и соответствующими атрибутами автономной власти.
В 1991 г. после неудавшегося курдского восстания против режима С. Хусейна во многом именно благодаря наличию автономии иракские курды смогли отстоять свою самостоятельность, вывести КАР из-под контроля багдадского режима. Установленные по соглашению 1970 г. административные границы Курдского автономного района послужили основой для введения антииракской коалицией «красных линий», доступ за которые правительственным войскам был закрыт. Три курдские провинции - Эрбиль, Дахук и Сулеймания - стали «анклавом безопасности» и с тех пор сами определяют пути своего развития, формально оставаясь в составе иракского государства.
В мае 1992 г. в КАР состоялись парламентские выборы. Обретение иракскими курдами фактической независимости от Багдада создало предпосылки для дальнейшего укрепления автономии и ее административных и общественно-политических институтов. Однако наряду с этим на повестку дня стали выходить вопросы, ранее носившие весьма второстепенный характер и потому зачастую игнорировавшиеся, несмотря на их серьезный конфликтообразующий характер.
Установление в Курдистане власти собственной национальной администрации привело к началу внутренней борьбы за контроль над нею между различными группировками. В итоге сформировалось два основных блока, объединенных вокруг крупнейших фракций КАР - Демократической партии Курдистана (ДПК) и Патриотического союза Курдистана (ПСК). В последующие годы противоречия между ними приобрели характер политического и идеологического противостояния, а в период с 1994 г. по 1997 г. - открытого вооруженного конфликта.
Как бы ни пытались отдельные курдские политологи утверждать, что произошедшее было спровоцировано внешними силами, по сути, произошло достаточно распространенное в подобных случаях явление: ослабление внешней угрозы в результате защитной операции США и их союзников создало условия для выплескивания наружу внутрикурдских разногласий, приведших в итоге к гражданской войне, в которую оказались вовлечены не только силы пешмерги (курдские вооруженные формирования), но практически и все курдское общество.
Братоубийственный конфликт между ДПК и ПСК оказал важное негативное воздействие на развитие ситуации в КАР. Прежде всего, был нанесен мощный удар по стабильности и безопасности Курдистана. Конфликт отбросил назад наметившийся в 1992 г. процесс демократизации курдского общества, накалил гуманитарную и социальную обстановку.
Наиболее уязвимыми в условиях фактического военного времени оказались национальные меньшинства, проживающие в КАР. Их естественной реакцией на имевшие место события стал рост националистических настроений, курс на защиту своих прав. Таким образом, внутри Курдистана подспудно оформилась еще одна потенциальная «конфликтная зона», грозящая, в случае недостаточного внимания к чаяниям нацменьшинств, серьезными осложнениями для дальнейшего развития КАР.
Курдские аналитики за рубежом достаточно четко представляют себе масштаб возможных проблем. Их озабоченность стали разделять и арабские политологи, о чем, в частности, свидетельствует появление все большего числа материалов на эту тему во влиятельных общеарабских СМИ (см., к примеру, большой материал Махди Сайда «Нынешние масштабы проблемы национальных меньшинств в иракском Курдистане» в газете «аль-Хаят» за 4 марта 2001 г.). Бесспорно, значительную роль в усилении внимания в ближневосточном регионе к проблеме национальных меньшинств сыграли события в Косово и Македонии в 1999-2001 гг. В отношении Курдистана высказываются мнения о наличии весьма высокой «вероятности начала конфликта между курдами и другими этническими группами, населяющими Южный Курдистан - ассирийцами, сириянцами, ассиро-халдеями, армянами, туркманами и арабами».
Наиболее вероятной причиной возникновения такого конфликта, по оценкам курдских исследователей, является стремление нацменьшинств добиваться в рамках Курдистана того же, что удалось сделать курдам в масштабе Ирака. Именно так, в частности, ставят вопрос туркманские лидеры, критикуя курдов за политику «у больших народов одни права, у малых - другие» ими «нам - можно, другим - нельзя».
Поводов для сепаратистских настроений у нацменьшинств предостаточно. Как пишут зарубежные курдские политологи, «в Бадинане земля, по праву принадлежащая ассирийцам и халдеям (т.е. тем же ассирийцам. - Прим. автора), была в 1993 и 1994 гг. конфискована командирами ДПК». Затем в августе 1996 г. барзанисты выдали иракским спецслужбам, вошедшим в Эрбиль, 27 активистов туркманских организаций Курдистана (их судьба до сих пор неизвестна). Помимо этого, несколько ассирийских общественных деятелей, включая представителей в Курдском национальном парламенте, «были убиты при невыясненных обстоятельствах после протестов против конфискации земель функционерами Демократической партии».
Ассирийцы - небольшой этнос, принадлежащий к семитской семье народов. Его численность во всем мире оценивается сегодняприблизительно в 2,5 млн. человек. Большая часть ассирийцев принадлежит к апостольской ассирийской католической церкви (АКЦ), которую еще именуют Ассирийской церковью. Это одна из старейших христианских церквей, близкая по своим догматам к несторианам. Однако АКЦ признает главенство римского Папы в качестве верховного понтифика, т.е. является униатской. Духовный глава ассиро-католиков - Патриарх Map Динха IV. Кроме этого, среди ассирийцев есть приверженцы халдейской, греко-католической, греко-православ-ной и несторианской церквей. Несмотря на поликонфессиональность, по утверждениям ассирийцев, все они - один народ.
Ассирийцы считаются третьим по численности этнорелигиозным меньшинством Ирака после курдов и туркман и, соответственно, третьей этнической группой в Курдистане. Несмотря на то, что официальная демографическая статистика об иракских меньшинствах отсутствует, по имеющимся (неофициальным) данным, ассирийцев в Ираке насчитывается около 750 тыс. человек. Крупная община - около 100 тыс. человек - проживает в столице страны - Багдаде. До 1991 г. в Киркуке было около 30 тысяч ассирийских семей (т.е. также около 100 тыс. человек), многие из которых сегодня уехали из этого города. По собственным утверждениям, ассирийская община в иракском Курдистане составляет 15% от населения КАР, то есть около 500 тыс. человек. Вместе с тем в курдских источниках численность «христиан» (т.е. последователей ассирийской, халдейской и несторианской церквей) оценивается в 40 тыс. человек, а иракский ассирийский исследователь Хошаба Шаба называет цифру 70 тыс. человек.
После антимонархической революции 1958 г. оставшиеся в Ираке ассирийцы стали возвращаться в свои исторические районы в провинции Нейнава (Ниневия), Дахук и Эрбиль - населенные пункты аль-Кош, Буртала, Багдира (Хамдания), Фаткиш, Таклиф, Айн Кава, Шаклава, Карамлыс и др. Их отношения с местным курдским населением носят напряженный характер. По словам ассирийцев, курды обращаются с ними таким же образом, как Багдад обращается с курдами.
Национальными проблемами ассирийцев занимаются многочисленные общественно-политические организации, преимущественно созданные зарубежной диаспорой: Всемирный ассирийский союз, Американо-ассирийский национальный союз (США, создан в 1933 г.), Американский халдейский союз (США), Ассирийский союз (Ливан). Некоторое время назад в Европе была основана еще одна организация - партия «Шуриа», первый съезд которой состоялся в декабре 1999 г. в ФРГ. В Лондоне функционирует Ассирийское благотворительное общество (АБО), собирающее деньги и направляющее гуманитарную помощь своим соотечественникам в КАР. На средства АБО восстанавливаются разрушенные ассирийские деревни, открываются ассирийские школы, издаются газеты. Через Турцию в Северный Ирак доставляются многочисленные издания ассирийских эмигрантских общин.
Несколько влиятельных организаций действует и в самом Курдистане - Ассирийское демократическое движение (сокращенно «Руаа», глава - Йонадим Юсиф Канна), Ассирийская демократическая организация, Национальная ассирийская организация, Общество Бет-Нахрейн и ряд клубов. Четыре упомянутые партии образуют «Национальный ассирийский альянс».
Тем не менее, ни в центральном Ираке, ни в КАР ассирийцы не имеют статуса этнонационального меньшинства и считаются всего лишь религиозной конфессией. По утверждению ассирийцев, к ним до сих пор относятся как к одной из множества христианских сект, возникших на Ближнем Востоке в раннехристианскую эпоху (еще до раскола на католиков и православных). Так, ряд курдских организаций предпочитает именовать их «курдскими христианами», помятуя, что в ходе иракских общенациональных переписей населения в 1977 и 1987 гг. ассирийцев законодательно обязали записываться либо арабами, либо курдами.
Среди ассирийцев бытует устойчивое мнение, что иракская пропаганда (включая курдские источники) сознательно распространяет миф о том, что они - «религиозное меньшинство». На интернет-сайте «Ассирийцы Чикаго» (www.aina.org/chicago.htm) дается опровержение этой версии: «Ассирийцы - это именно этническое меньшинство, имеющее собственный язык, культуру и наследие, базирующееся на христианстве».
Среди ассирийцев КАР также существует глубокая неудовлетворенность уровнем своего представительства в местном парламенте, искусственно, как они считают, занижаемого ведущими курдскими фракциями - ДПК и ПСК - путем манипуляций с избирательным законодательством района. Ассирийские организации постоянно говорят о «стремлении курдов единолично определять судьбу Курдистана без консультаций с другими силами и партиями». Острой критике подвергается ревизия закрепленной в 1992 г. за всеми ассирийцами без учета их религиозно-конфессиональной принадлежности квоты на 5 мест (из 105) в парламенте Курдского автономного района и включение в Вашингтонское соглашение от сентября 1998 г. пункта, фактически уравнивающего политические права халдеев как конфессии и ассирийцев как этнической группы. Ассирийские организации активно обвиняют ДПК и ПСК в следовании «баасистской политике раскола единых народов по религиозному признаку».
Основную угрозу лидеры общины усматривают именно в отсутствии признания курдами «национального единства» ассирийцев, в попытках создать при ДПК и ПСК «карманные» ассирийские фракции, а также расколоть этнос по конфессиональному признаку. Так, в итоговом документе 1-го съезда партии «Шуриа» в ФРГ содержится требование «не принуждать лиц, представляющих ассирийский народ, к участию в парламентах при правительствах [ДПК и ПСК], поскольку эти депутатские советы выступают исключительно в роли послушного орудия в руках соответствующих властных структур». Исходя из этого, ассирийцы требуют своего полноценного, а не декоративного участия в представительных органах власти.
Среди других целей - создание культурной автономии и Ассирийского департамента культуры, введение в ассирийских школах в рамках среднего образования преподавания на родном языке всего цикла предметов.
Серьезным раздражителем отношений в современном Курдистане является продолжение курдами политики багдадского режима по изъятию земель уассирийской общины. Курды, которые сами страдают от правительственной политики насильственной арабизации, включающей экспроприацию земельных участков в провинциях Нейнава (Ниневия) и Киркук, по сути, проводят ту же линию в отношении ассирийских деревень. Место выселенных еще до 1991 г. ассирийцев занимают курдские беженцы, при этом прежним хозяевам возвращение в родные населенные пункты фактически запрещается. Таких, по данным ассирийских организаций, только в районе Бахдинана насчитывается более 50 деревень и сел.
В докладе о ситуации в области прав человека в ассирийской общине Ирака за 1997 г. упоминается об экспроприации курдскими властями или при их попустительстве с 1993 г. 170 донумов земли в округе Симеле (Дейрбун) провинции Дохук, 1530 донумов в Пахлудже (провинция Захо), 530 донумов в Сурие, 735 донумов в Тоусане, 250 донумов в Мшаре, 190 донумов в Баджидбраке, 125 донумов в Бравуке, 560 донумов в Мансурийе, 7000 донумов в селении Хоуриск, 850 донумов в Халахе (под Захо), 45 донумов в Мал-Урабе, 35 донумов в Бар Рушкисаве, а также площади в Фиш Хабуре, Чемчале, Чешкаве, Денарта Агре.
Курдов также обвиняют в «этнических чистках» ассирийцев. В частности, после целого ряда вооруженных нападений на представителей этого народа в провинции Эрбиль зимой 1998/1999 гг. Ассирийское международное информационное агентство (AINA) выступило с призывом защитить ассирийцев от «политики запугивания, которая направлена на то, чтобы очистить Северный Ирак от ассирийцев, а также заставить их согласиться с политическими задачами курдов». По утверждению агентства, «в Северном Ираке ассирийская самобытность (identity) вновь переживает религиозное, лингвистическое и культурное нападение». Больше всего претензий предъявляется администрации ДПК, которая, мол, занимается «этническими чистками коренного ассирийского населения», в то время как на публике ее лидер старательно выставляет себя приверженцем «общечеловеческих ценностей, секуляризма и демократии».
Неудовлетворены ассирийцы и тем, как происходит распределение гуманитарной помощи, поступающей в КАР в рамках программы ООН «Нефтьв обмен на продовольствие». Они считают, что их община не получает своей законной доли, которая в стоимостном выражении должна составлять 15% от выделяемых Курдистану средств (13% выручки от иракского нефтеэкспорта). Сейчас же, дескать, почти вся помощь идет исключительно курдской общине.
Ситуацию вокруг ассирийцев в Курдистане с курдским вопросом в Ираке в целом «роднит» и тот факт, что в отношении активистов ассирийской общины КАР курдские администрации, прежде всего в Эрбиле, допускают неполитические методы ограничения их деятельности, порой самые крайние. Ассирийцы указывают на власти в деле об убийствах в провинции Дахук члена Ассирийского демократического движения и депутата курдского парламента Фрэнсиса Шабо в конце мая 1993 г. и члена ЦК Иракской компартии Лазаря Михо Ханны 14 июня 1993 г.
При этом информация о деталях подобных «операций» рано или поздно становится достоянием гласности прежде всего потому, что ее стремятся обнародовать в качестве «компромата» группировки-со-перники. Так, Патриотический союз Курдистана под руководством Дж. Талабани представил в организацию «Международная амнистия» подробную информацию о «ликвидационных командах» службы безопасности Демократической партии Курдистана «Рекхистин тайбети», которая среди прочего, как утверждается, занимается физическим устранением политических конкурентов и неугодных Эрбильской администрации лиц по заданию руководящего звена партии. В свою очередь ДПК раскрыла схожие секреты аналогичной службы партии Талабани «Дезгай заньяри».
Также беспокоит ассирийскую общину ставшая характерной практика похищения курдами-мусульманами ассирийских девушек с последующим бракосочетанием с одним из похитителей и, соответственно, принятием ислама. Кроме этого молодые ассирийки, работающие в домах курдской знати, подвергаются насилию со стороны работодателей. Широкий резонанс получило убийство хозяином дома молодой ассирийской служанки Хелен Алон Савва в 1999 г. Имеют место и другие бытовые нападения на ассирийцев. Несмотря на уголовный характер этих действий, никакихреальных шагов против этого, по словам ассирийцев, курдскими властями не предпринимается.
По убеждению христиан, в условиях доминирования в курдской среде традиционных клановых отношений правоохранительные органы просто вынуждены на все это закрывать глаза. Это, естественно, усиливает недовольство и оппозиционные настроения внутри ассирийской общины. Особенно болезненную реакцию вызывает насилие в отношении священников и вандализм против церквей. Усугубляет ситуацию то, что в связи с практически поголовной вооруженностью курдов в КАР даже небольшие противоречия и конфликты решаются ими с помощью оружия. В случае же пролития крови курдов (например, в результате самообороны или драки) закон уступает место обычаям, т.е. в дело вступает кровная месть.
В 1997-2001 гг. нападениями на ассирийских политиков стали активно заниматься курдские исламисты, позиции которых резко усилились после вооруженного конфликта между ДПК и ПСК (1994-1997 гг.). Резкое неприятие в фундаменталистской среде вызывает торговля спиртным, которой по закону могут заниматься только христиане. Реакция исламистов нередко принимает форму террористических актов против владельцев таких магазинов и их собственности.
В феврале 1997 г. исламские радикалы совершили первое (неудачное) покушение на губернатора Эрбиля видного деятеля ассирийской общины Франсо Харири. В феврале 2001 г. им удалось достичь цели. Разумеется, это не имеет никакого отношения к политике курдских властей, тем не менее, также усиливает сепаратистские настроения внутри ассирийской общины.
Значительное влияние на политику иракских ассирийских партий оказывают зарубежные ассирийские структуры, в основном находящиеся в западных странах. Именно оттуда ведется финансовая и идеологическая подпитка борьбы ассирийцев за свои политические и культурные права. Известный ассирийский деятель Абрам Шапира пропагандирует абсолютную невозможность полноценного обеспечения прав ассирийцев в условиях диктатуры С. Хусейна, опирающейся «не на широкие демократические массы, а на конфедерацию арабских суннитских кланов», учитывающих толькособственные интересы. По его мнению, в современном Ираке перспектив предоставления всем этническим группам равных условий политического представительства, труда и образования не имеется.
Соответственно, основная работа в этом направлении концентрируется на территории Курдистана. Главным объектом нападок эмигрантских структур стали курдские власти. Эмиграция считает, что «уход» центральной власти с севера Ирака привел к неограниченной власти курдов над всеми жителями КАР и репрессиям против ассирийского населения, и призывает положить этому конец. Речь фактически идет о необходимости дать ассирийцам самоуправление в рамках уже автономного Курдистана, поскольку-де от багдадского режима этого ожидать не приходится.
Под влиянием диктуемых зарубежной диаспорой политических установок ассирийские партии и движения Курдистана несколько отстраненно и по-диссидентски ведут себя по отношению к иракской оппозиции, заметную роль в которой играют две курдские партии, возглавляемые М. Барзани и Дж. Талабани. В ноябре 1999 г. в Бейруте состоялась встреча представителей ассирийских организаций, проведенная при негласной поддержке Сирии, на которой основными вопросами стали обеспечение соответствующего ассирийского представительства в будущем едином парламенте КАР, а также в структурах антисаддамовской оппозиции.
Немаловажным считается и преодоление бытового угнетения со стороны курдов, особенно клановых шейхов и богатых землевладельцев. Отдельные ассирийские круги (в основном эмигрантские) ставят вопрос об извинениях за прошлые избиения ассирийцев курдами, в частности за резню 50 тыс. человек, устроенную князем Бадреддин-ханом в середине XIX в.
Ассирийцы в целом выступают за смену режима С. Хусейна, однако значительная их часть не поддерживает идей создания независимого курдского образования и выступает за «сохранение территориальной целостности Ирака и противодействие попыткам отдельных сторон перекроить карту региона, поставив всю его дальнейшую судьбу под угрозу». В вопросе международных санкций ассирийцы считают, что их необходимо как можно быстрее снять, поскольку «основной жертвой блокады является народ Ирака во всех его конфессиях и этносах без исключения».
Ассирийцами ведется активная обработка арабской иракской оппозиции, которой разъясняется «ошибочность линии Багдада и курдских фракций в отношении ассирийских требований, проистекающая из неверного толкования принципа права национальностей на самоопределение» (речь идет об обвинениях ассирийцев в сепаратизме и попытках создать на севере Ирака самостоятельное государственное образование). Путь к реализации декларируемой оппозицией и, в частности, Иракским национальным конгрессом задачи по построению нового Ирака видится ассирийцам через обеспечение всем народностям равных гражданских и религиозных прав.
Не менее сложными являются отношения курдского большинства с туркманской общиной КАР. Туркманы - одно из национальных меньшинств Ирака, проживающее преимущественно на севере страны. При этом подавляющее большинство представителей этой народности сконцентрировано именно в Ираке, хотя отдельные туркманские общины имеются и в других ближневосточных странах, включая Израиль.
Несмотря на расхожее мнение, что туркман на севере Ирака расселили турки-османы в качестве «щита» от набегов арабских племен (на эту версию работает то, что туркманы действительно фактически занимают «зону разграничения» между Курдистаном и арабской частью Ирака), история этой народности в Ираке началась гораздо раньше. Еще при халифах династии Омейядов, в 692 г. н.э. правитель Ирака Хаджадж Бен Юсеф ас-Сакафи нанял ту и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.