На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Особенности правления иорданского короля Хусейна, его политическая борьба с оппозицией и политическими противниками. Развитие деятельности политических партий в Иордании. Методы и инструменты борьбы с фундаментализмом в этой стране. Судьба демократии.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


webkursovik.ru/
Размещено на webkursovik.ru/
15
Реферат: Развитие демократических институтов в Иордании
Долгие годы иорданский король Хусейн мечтал о том, что когда-нибудь он создаст на Ближнем Востоке общество, основанное на тех же принципах, что и западное, ценности которого молодой монарх воспринял и оценил еще во время учебы в Великобритании в начале 50-х годов. Реалии, в которые ему пришлось вернуться и окунуться с головой, надолго отодвинули его мечту. Он даже неоднократно признавал, что устои западной демократии не подходят для ближневосточных государств.
Не будучи жестоким от природы человеком, король Хусейн все же правил жесткой рукой, прибегая, если было необходимо и к крайним мерам. Вспомним хотя бы события "черного сентября" 1970 г. и их продолжение в 1971 г. В то же время борьба с оппозицией и политическими противниками никогда не принимала формы физической ликвидации всех неугодных или ненадежных элементов. Большую часть арестованных осужденных в итоге амнистировали. Смертные приговоры были заменены тюремными сроками. Кого-то, как, например, Сулеймана Набулси, оставили под домашним арестом. Это заметно отличается от того, как в подобных случаях поступали лидеры соседних и других арабских государств, особенно тех, где принцип демократии, казалось бы, провозглашался как часть официальной политики режима. Однако, так ли уж необычны шаги иорданского короля в контексте арабской и мусульманской государственной традиции. Думается, что ответом должно стать - абсолютно нет. Авторитаризм, как традиционная форма правления, имеет различные степени жесткости, и в данном случае мы имеем дело с одним из самых умеренных его видов.
В 1989 г., когда страна оказалась в глубоком экономическом и социальном кризисе, вызванным целым рядом внешних и внутренних причин, монарх для выправления сложившейся ситуации начал новую политику - постепенную демократизацию общественной жизни. В ноябре 1989 г. прошли первые с апреля 1967 г. всеобщие парламентские выборы (в 1984 г., когда король вернул к жизни распущенный в 1974 г. парламент, состоялись лишь довыборы на ряд мест, освободившихся в связи со смертью депутатов). Эти выборы настолько показательны для понимания того, как функционирует иорданское общество, что остановимся на них подробнее.
Для обеспечения свободного духа состязательности в предвыборной борьбе в том же 1989 г. были сделаны заметные послабления в цензуре и приостановлено действие чрезвычайного положения, введенного более 20 лет назад в связи с нестабильностью, вызванной поражением Иордании в войне 1967 г. Кандидаты получили возможность практически свободно излагать свои взгляды и программы, вести агитацию.
Поскольку политические партии в Иордании продолжали находиться под запретом, формально введенном в апреле 1957 г., выборы проходили на непартийной основе. Однако в стране была одна организация, которая действовала легально как благотворительная, хотя всем было всегда известно, что она прежде всего политическая - движение "братья-мусульмане". Мудрый король посчитал в свое время, что можно запретить и посадить в тюрьмы любых оппозиционеров и любителей партийной деятельности, кроме "братьев-мусульман", которых преследования никогда не страшили и которым они особого ущерба не приносили. Он предпочел иметь их как легальную силу, что позволило бы избежать экстремизма с их стороны и дало бы возможность контролировать эту организацию.
Действуя сплоченно "братья" фактически выиграли выборы получив 24 депутатских мандата из 80, а если учесть шесть независимых исламистов, то число сторонников исламского пути оставило 30 человек. Для сравнения, депутатов, вошедших в либеральный Национальный блок, набралось всего 18, в консервативный Конституционный блок - 12, Демократический альянс - 9.
Впервые в выборах принимали участие лица, которым исполнилось 19 и женщины, которым избирательное право было предоставлено в 1974 г. и которое они не могли реализовать на всеобщих парламентских выборах из-за длительного отсутствия таковых.
В атмосфере демократизации король решился на эксперимент - формирование кабинета министров на парламентской основе и с последующим вынесением вотума доверия правительству. В сформированные премьер-министром МодаромБадраном 6 декабря 1989 г. и 1 января 1991 г. правительства вошли 10 и 11 депутатов Нижней палаты из 24 и 25 министров соответственно. Все шло относительно гладко, пока внешнеполитическая линия дворца не пришла в противоречие с позицией депутатов-исламистов и движения "братьев-мусульман" в целом. Особенно резко разногласия проявились на стадии подготовки к Мадридской мирной конференции.
Кульминацией демократических преобразований стали принятие 9 июня 1991 г. Национальной хартии и Закона о политических партиях от 5 июля 1992 г. Первый документ фактически открыл дорогу появлению открытого плюрализма мнений и таким образом возникновению оппозиции. Аналитики определили хартию как контракт между режимом и иорданским народом, в котором первый гарантирует второму плюралистическую систему, а второй - полную лояльность первому, независимо от спектра политических взглядов. То есть, оппозиция получила право на существование исключительно в отношении правительства, не подвергая сомнению легитимность режима. Для современного арабского мира - это, вне всякого сомнения, большое новшество.
Национальная хартия имеет еще одну важную сторону с точки зрения общественного согласия в стране. Еще до недавнего времени подпольные и полуподпольные иорданские политические группы называли хашемитскую монархию не иначе как "британской креатурой" и призывали к созданию "национального демократического режима в Иордании". Серьезные изменения произошли в их настроениях после событий 1970-71 годов. Однако левые и панарабские силы все равно старались представить короля и его правительство как часть проамериканской партии в арабском мире, неспособную отстаивать национальные интересы. В хартии король Хусейн обеспечил признание того, о чем он все время говорил: иорданская монархия - наследница панарабского движения, которое возглавлял его прадед мекканский шериф Хусейн Бен Али и которое получило название "Великая арабская революция". Таким образом легитимность иорданского хашемитского трона проистекает из его приверженности общеарабской национальной (националистической) традиции, а не зависимости от Запада, в чем его постоянно обвиняла оппозиция.
В апреле 1992 г. король Хусейн объявил о снятии режима чрезвычайного положения. "В целях продолжения процесса либерализации в Иордании... и подтверждения нашей глубокой приверженности защите прав и достоинства человека среди наших граждан... мы объявляем чрезвычайные постановления отмененными".
В июле 1992 г. были законодательно легализованы политические партии. 29 марта 1993 король ввел в действие новый Закон о прессе и печати. Оба закона внесли неоценимый вклад в дело демократизации общественно-политической жизни в стране, вовлекли самые широкие слои населения в обсуждение насущных проблем и задач. Выборы 8 ноября 1993 г. уже состоялись на многопартийной основе и при самом активном участии прессы, которая тоже приобрела многопартийный характер.
Выборы совпали с переходом режима в наступление. Основную угрозу он увидел в нарастающем использовании исламистами, объединившимися в политическую партию Фронт исламского действия (ФИД), той трибуны, которую им предоставили демократические преобразования.
В мае 1993 г. премьер-министром король назначил главу иорданской делегации на мирных переговорах с Израилем Абдель Саляма аль-Маджали. Сформированное им правительство не включало ни одного депутата, хотя сам премьер впоследствии жаловался, что это не было его личным решением. Так или иначе, отношения его технократическо-кланового правительства с парламентом не сложились. Положительный же эффект от участия в реорганизованном 7 июня 1994 г. правительстве аль-Маджали ряда депутатов перечеркнул конфликт премьера со своим заместителем - видным государственным деятелем, коренным иорданцем Зуканом аль-Хиндауи.
Таким образом, борьбу с исламистами и иной потенциальной оппозицией режим перенес в сферу, где пока (и возможно еще очень надолго) у монархии самые твердые позиции - кланово-племенные отношения.
Для этого правительство приняло в августе 1993 г. закон о внесении поправок в основной Закон о выборах. Был введен принятый во всех западных демократических обществах избирательный принцип "один человек - один голос". В то же время сохранили систему закрепления депутатских мест за меньшинствами: шесть мест бедуинам, три места черкесам и чеченцам, девять мест христианам. Зачем это сделали? Дело в том, что распределение избирательных округов и количество депутатов от каждого из них позволяли конкретному выборщику голосовать занескольких человек одновременно. При такой системе он мог соблюсти баланс своих взглядов и интересов и проголосовать и за кандидата от собственного рода, клана или племени и за кого-то из не племенных, а партийных выдвиженцев. Преобладание же в глубинке исламских настроений вело к тому, что выбор делался в пользу "братьев-мусульман" и близких к ним людей. Меньшинства же исторически ориентировались на дворец как гаранта их прав и интересов. Как показывает анализ, в период с 1946 г. по 1986 г. 73% парламентских мест гарантированно имели около 29 иорданских и палестинских кланов.
Именно из-за этого ФИД и ряд поддержавших его политических сил сначала всячески противились введению указанного изменения в Закон о выборах, а затем обрушились на него с мощнейшей критикой. Их гнев был оправдан: поправка забрала у них большую часть избирательной базы. Это показали и сами выборы. В ноябре 1993 г. ФИД получил всего 17 мест и 5 получили независимые исламисты, из которых тоже далеко не все были настроены оппозиционно. Вспомним, что в предыдущий состав парламента только "братьев-мусульман" избрали 24 человека.
Правительство аль-Маджали приложило огромные усилия для ослабления позиций исламистов. Их прием на ответственные посты государственной службы был ограничен. При создании нового правительства в начале января 1995 г. назначенный премьером шериф Зейд Бен Шакер даже не проводил консультаций с ФИД о возможности участия в кабинете. Он сохранил на посту министра внутренних дел СалямуХаммада, известного своей жесткой линией в отношении исламской и иной оппозиции, и показал всем, что на этом фронте послаблений не будет.
Можно сказать, что с точки зрения времени борьба с оппозицией усилилась с подписанием в октябре 1994 г. мирного договора с Израилем. На первых порах реакция иорданцев, среди которых, по разным данным, 35-50% составляют люди, имеющие не коренное иорданское, а палестинское происхождение, была достаточно позитивной. Объясняется это тем, что слишком много было им обещано, если страна подпишет, а народ поддержит заключение мира с давнишним противником. В Аммане царили эйфорические настроения, государство жило в ожидании скорого экономического процветания. Когда мечты не сбылись (во многом из-за завышенности пожеланий, но в немалой степени и из-за недобросовестности региональных и внерегиональных партнеров по мирному процессу), критика режима необычайно усилилась. Эксцессы нетрудно было предвидеть, и в августе 1996 г. возникшее напряжение прорвалось в "хлебных бунтах", на подавление которых бросили регулярную армию. Фактически вопрос встал о том, как иорданскому руководству удастся бороться с оппозицией и сохранять при этом продекларированные общественные свободы, включая право оппозиции выступать и проводить мероприятия против политики правительства.
Местом главного удара был вновь избран избирательный закон и сами выборы, взята линия на патронирование лояльных слоев и структур и маргинализацию традиционно и потенциально оппозиционных элементов.
Принятие основного Закон о выборах от 1986 г. в целом имело ту же цель. Так, в частности, лагеря палестинских беженцев приравнивались к округам Западного берега и могли иметь одного депутата независимо от размеров. Было ограничено количество депутатов от тех районов Восточного берега, где преобладает палестинское население (Зарка, Восточный Амман). Сохранены щедрые привилегии меньшинств - кавказцев, христиан, бедуинов. Сельские районы, где плотность населения низка, получили возможность избирать столько же представителей, что и плотно населенные города. При таком распределении избирательных округов на выборах 1989 г. 40% населения - коренные иорданцы и меньшинства - получили 82,5% мест, в то же время крупные города - Амман, Зарка, Ирбид, - в которых проживает около 70% населения получили всего 45% мест. То есть в южной провинции Ма'ан одного депутата избирали 3,8 тыс. чел. (речь идет лишь об избирателях), в Кераке - чуть более 9 тыс. чел., Зарке - 50 тыс., во втором амманском округе, в котором находится огромный палестинский лагерь аль-Вахдат, - 76 тыс. Не сильно изменилась картина в 1993 г. Второй амманский округ продолжал иметь трех депутатов на 228 тыс. избирателей, Северный бедуинский округ - двух на 28 тыс.
Появление новых провинций - Акаба, Джераш, Аджлун, Мадаба - потребовало изменение карты избирательных округов. В то же время кланово-племенная структура иорданского общества объективно и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.