На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Диплом Осуждение мировой общественностью военного переворота П. Мушаррафа в Пакистане. Реформаторская деятельность правительства Мушаррафа: реорганизация системы органов местного самоуправления, снижение внешнего долга страны, развитие АПК и прирост инвестиций.

Информация:

Тип работы: Диплом. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 3. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



23
/
РЕФЕРАТ: РЕЖИМ ГЕНЕРАЛА ПЕРВЕЗА МУШАРРАФА В ПАКИСТАНЕ
Как известно, военные в Пакистане приходили к власти четыре раза. Последний раз это случилось в конце 90-х годов в результате резкого столкновения гражданского правительства премьер-министра М.М. Наваз Шарифа и военного руководства, возглавляемого генералом Первезом Мушаррафом - начальником штаба армии (который, по сути, является командующим сухопутными силами, т.е. основным родом пакистанских войск: они составляют почти 90% вооруженных сил страны). Глава правительства пытался в октябре 1999 г. снять генерала с его должности, однако поддержанный военными кругами П. Мушарраф произвел 10 октября государственный переворот.
Надо сказать, что этот приход военных к власти был осуществлен в неблагоприятных для подобного действа условиях. Прошли времена, когда установление «сильной власти» недемократическим путем получало одобрение и поддержку на международной арене. Теперь приоритетом мирового сообщества является существование представительных органов власти, а их свержение, да еще военным путем, рассматривается как нарушение принципов демократии и прав человека, что резко осуждается и сурово наказывается.
Это и почувствовал Пакистан после переворота в 1999 г. Мировая общественность выступила с осуждением этого действия и рассматривала генерала П. Мушаррафа как «узурпатора власти». Он был нежелательной персоной для многих столиц мира. В Содружестве Наций, объединяющем Англию и ее бывшие владения, членство Пакистана было приостановлено. Санкции, наложенные на Пакистан в связи с испытанием ядерного оружия в мае 1998 г., были расширены и ужесточены.
Для того чтобы ослабить негативное давление на свою непопулярную в современную эпоху власть, П. Мушарраф сделал многое, чтобы его правление отличалось в лучшую сторону от всех прежних режимов, хотя бы по форме. Установив, по сути, власть военных, он не ввел, как всегда это делалось раньше, военное положение, а лишь чрезвычайное. Не была создана военная администрация, управлявшая страной непосредственно на различных уровнях. Военное руководство страны проводило свои решения через обычные государственные органы. Это, кстати, имело и большое практическое значение - после окончания военного правления не надо было восстанавливать или создавать вновь административные органы на всех уровнях власти.
Работа высших представительных органов была «временно» приостановлена, но сами они не были распущены. Продолжали действовать политические партии. Значительную часть своего срока пробыл на посту президента М.Р. Тарар, избранный в конце 1997 г. П. Мушарраф занимал должность «главы исполнительной власти». Лишь в июне 2001 г. М.Р. Тарар «передал» свои президентские полномочия П. Мушаррафу. Законность этому акту должен был придать всенародный референдум, который состоялся в апреле 2002 г. и который не только одобрил возведение П. Мушаррафа на высший государственный пост страны, но и установил пребывание на нем генерала на следующие пять лет.
При этом П. Мушарраф заручился поддержкой на проведение референдума высшего судебного органа страны - Верховного суда. Обязательно отметим, что Конституция страны после переворота не была отменена, а также лишь «временно» приостановлена. Это был очень важный шаг, уже апробированный предшествующим военным диктатором генералом М. Зия-уль-Хаком. Дело в том, что крупный политический деятель Пакистана 50-70-х годов З.А. Бхутто попытался установить преграду военным переворотам (до него их было два). В новую (третью по счету) Конституцию, созданную в 1973 г., была введена шестая статья, которая провозглашала, что отмена или попытка отмены Конституции силой или какими-нибудь другими незаконными мерами (как это делали прежние военные диктаторы) представляют собой государственную измену, карающуюся высшей мерой наказания. Вот и нашли военные диктаторы вариант, чтобы и власть захватить и не быть обвиненными в государственной измене. Для этого Конституция не отменялась, а временно приостанавливалась. Причем это «временное» ее состояние длилось многие годы, в нее вносились военными властями поправки, которые существенно изменяли Основной закон. После отмены военного режима Конституция с поправками вступала в действие. Вот почему, кстати, первые две Конституции с приходом к власти армии просто отменялись, а потом создавались новые. Конституция 1973 г. уже пережила два военных режима, но остается в действии. И это благодаря бхуттовской 6 ст. Основного закона, которая сохраняет саму Конституцию, но не является преградой для прихода к власти военных (и добавим, не спасла жизнь самому ее автору).
П. Мушарраф подчеркнуто внимательно относился к судебным органам, как важнейшей ветви власти гражданского общества. После прихода военных к власти Верховный суд оправдал это действие (в той ситуации данный шаг высшей судебной инстанции был единственно возможным и не только из-за давления армии, но и вследствие реальной возможности возникновения гражданской войны) и наделил П. Мушаррафа правом вносить поправки в Конституцию. В то же время Верховный суд впервые установил временные рамки режима - ему было предписано возвращение к конституционным формам правления ровно через три года с момента прихода к власти. И надо сказать, что, выполняя огромный объем работы в различных сферах внутренней и внешней деятельности государства, администрация П. Мушаррафа главной своей задачей ставила выполнение указанного решения Верховного суда.
Правительство разработало план действий под названием «Путь к демократии» (своего рода «дорожную карту» к этой цели), который стало успешно выполнять. Важным действием явилась реорганизация системы органов местного самоуправления. Образованные на основе проведенных выборов, эти органы власти были модернизированы, их власть расширилась за счет полномочий вышестоящих структур и местной бюрократии. Затем президент несколько изменил избирательную систему (в целом в позитивном духе). Была отменена куриальная (в зависимости от вероисповедания) система выборов. Возрастной ценз избирателей снизился с 21 года до 18 лет. В связи с ростом населения страны (и соответственно - ее электората) число мест в нижней палате - Национальном собрании было увеличено с 237 до 342 (количество мест, резервируемых за женщинами, возросло в три раза - с 20 до 60); соответственно вырос депутатский корпус верхней палаты - Сената и законодательных собраний провинций.
Большое внимание правительство обращало на экономическое положение страны, которое к концу прошлого столетия находилось в критическом положении - резко снизились темпы развития экономики, которые едва поспевали за ростом населения, а иногда и отставали от него. Так, в 1997/98 г. доход на душу был меньше, чем в предшествующем году (473 долл. и 493 долл. соответственно)5. Увеличивался разрыв между импортом и экспортом (в 1997/98 г. отрицательное торговое сальдо составило почти 1 млрд. 410 млн. долл.), что негативно сказывалось на платежном балансе страны (в 1997/98 г. пассив составил 18 млрд. 67 млн. долл.). Внешний долг достиг почти 38 млрд. долл. Из года в год росли цены на потребительские товары, раскручивалась спираль инфляции. Инвалютные запасы страны сокращались (в декабре 1998 г. они составили всего лишь 1 млрд. 122 млн. долл.). На эти деньги можно было финансировать импорт страны чуть больше одного месяца. Невиданных масштабов достигли коррупция и взяточничество.
За несколько лет правительству П. Мушаррафа удалось серьезно изменить ситуацию. Если взять основные экономические показатели на конец 2003 г., то перед многими из них следует поставить слова «впервые в истории страны». Так, впервые в истории страны запасы инвалюты превысили 12 млрд. долл., что дает возможность финансировать импорт страны в течение года. Платежный баланс впервые сведен с положительным сальдо в 4,6 млрд. долл., что составляет 6,7% валового продукта. Это на 70% выше, чем в прошлом году, когда активное сальдо равнялось 2,7 млрд. долл. Впервые текущие поступления составили сумму в 720 млрд. рупий, а налоговые поступления превысили 555 млрд. рупий. Впервые внешний долг Пакистана начал снижаться и составил в 2003 г. 35,5 млрд. долл. Впервые за счет роста стоимости экспорта, которая составила 11,1 млрд. долл., резко сократился торговый дефицит - до 536 млн. долл. (в 1999 г. он составлял 2 млрд. 85 млн. долл.). Был достигнут за последние 30 лет самый низкий рост инфляции - 3,1%.
Из других, менее громких, но тем не менее важных достижений правительства укажем следующие. Рост ВНП за 2002/2003 фин. год составил 5,1%, что во многом было достигнуто за счет увеличения сельскохозяйственного производства на 4,1% и промышленности на 7,7%. В сельском хозяйстве особенно значительным был рост продовольственных культур - риса, пшеницы, сахарного тростника, а также улова рыбы. В промышленном секторе быстрыми темпами росло производство кондиционеров, телевизоров, а также автостроение. Общие темпы роста инвестиций были самыми высокими за последние шесть лет. В 2003 г. Пакистан привлек, в основном из США и Англии, 798 млн. долл., которые в основном были вложены в финансовый бизнес, газово-нефтяной сектор, транспорт и химическое производство. Укреплялась пакистанская рупия, несколько снизился банковский процент, что расширило круг получателей банковских средств на житейские нужды.
Правительство П. Мушаррафа начало осуществление нескольких крупных проектов. Среди них сооружение глубоководного морского порта в Гвадаре на Аравийском море и скоростного прибрежного шоссе; создание этих объектов будет иметь большое значение для экономики страны в целом и особенно для самой отсталой провинции государства - Белуджистана. Сооружаются также несколько плотин, каналов, горных проходов и туннелей, шоссейных дорог.
Была проведена широкая и довольно успешная приватизация. Полностью или частично в частный сектор перешли инвестиционная корпорация Пакистана, Корпорация развития нефти и газа, Государственная нефтяная корпорация, газовые корпорации, несколько банков и др. Правительство получило большое количество свободных денег.
Жесткими мерами военным властям удалось уменьшить коррупцию и открытое воровство, привлечь к судебной ответственности виновных в этих преступлениях.
Разумеется, отмеченные выше достижения правительства П. Мушаррафа не были уж столь значительны, чтобы принципиально изменить стагнирующее развитие экономики Пакистана, эти явления не приобрели постоянного характера. Многие из них были достигнуты за счет суровых действий армейского руководства, снятия с Пакистана международных санкций и предоставления большой материальной помощи и политической поддержки со стороны ведущих западных стран и международных организаций. В рассматриваемый период относительно благоприятными были погодные условия, во всяком случае, не происходило каких-либо заметных природных катаклизмов. Но, конечно, происшедшее за годы военного правления экономическое улучшение и в какой-то степени социальное следует отметить при рассмотрении положения в стране и политики правительства П. Мушаррафа после восстановления гражданских органов власти.
В период правления военного правительства впервые в истории страны началось ограничение, а затем и борьба с религиозным экстремизмом. Эта политика стала проводиться еще до того, как Пакистан присоединился к антитеррористической кампании после сентябрьских событий 2001 г. в США. Очевидно, пакистанские власти почувствовали опасность для самого государства от радикально-военизированного исламизма, который усиленно «выращивался» для борьбы с Индией, особенно в Кашмире, в прошлые годы спецслужбами (в первую очередь Объединенной войсковой разведкой - ОВР) и фундаменталистскими партиями и организациями. Многие террористические организации были запрещены или взяты под контроль властей, перекрыты пути финансовых поступлений, арестованы активисты и члены этих организаций. Одновременно проводились чистки командного состава армии и руководства ОВР, а также научно-технического персонала, связанного с ракетно-ядерным потенциалом страны.
В марте 2001 г. в отставку были отправлены некоторые руководители и крупные специалисты-ядерщики во главе с «отцом» пакистанской ядерной бомбы, руководителем ракетно-ядерного центра в Кахуте знаменитым А. Кадир Ханом. Длительные расследования и «наводки» американской разведки показали, что пакистанская ядерная элита находилась в центре широко разветвленной тайной контрабандной сети по торговле атомными секретами и материалами. Из Пакистана этот поток шел в богатые ближневосточные страны, Малайзию, КНДР. Делалось это прежде всего в интересах «мусульманской солидарности» (первая в мусульманском мире пакистанская атомная бомба рассматривалась как «исламская»); подобная деятельность давала определенные средства, которых в Пакистане явно не хватало для продолжения и расширения работ в области этого вида ОМУ; наконец, подобные операции приносили большие выгоды самим участникам деятельности этого своеобразного, весьма опасного «черного рынка».
После сентябрьских событий 2001 г. Исламабад резко изменил свой государственный курс, отказался от поддержки талибов и принял участие в антитеррористической кампании, руководимой США. Эта акция и другие отмеченные выше действия правительства (включая преследования «национального героя» А. Кадир Хана) вызвали в стране огромное недовольство. В крупных городах проходили массовые антиправительственные демонстрации. Тысячи добровольцев уходили помогать талибам. В стране сложилась весьма напряженная обстановка. Довольно реальной была возможность захвата исламистами власти и, естественно, ракетно-ядерного оружия.
Однако решительные меры властей по борьбе с религиозными экстремистами отвели прямую угрозу серьезных потрясений. Хотя в Пакистане остается много недовольных политикой правительства в отношении фундаменталистов, обстановка в нем в целом стабилизировалась. Результатом подобного курса властей стало ослабление воинствующих радикалистских элементов и укрепление позиций умеренных. Пакистан отошел от опасности прямого столкновения с Индией, что позволило впоследствии несколько улучшить их взаимоотношения и начать политический диалог по конкретным проблемам их двусторонних отношений, включая кашмирскую проблему. Наконец, реалистический курс правительства помог Пакистану выйти из экономической и политической блокады на международной арене и начать развитие широких связей с большинством государств мира. Не вызывает сомнений, что подобный ход событий содействовал своевременному претворению в жизнь программы «Путь к демократии».
Главным и завершающим актом этого процесса явились всеобщие выборы в октябре 2002 г., которые означали окончание правления военных. Однако перед проведением выборов и возвращением страны к парламентским формам правления П. Мушарраф провел ряд мер по укреплению своего положения в будущей системе власти. В июне 2001 г. генералом был издан указ о роспуске парламента и законодательных собраний в провинциях (выше отмечалось, что они формально существовали, но бездействовали). Поскольку тогдашний президент М.Р. Тарар в соответствии с Конституцией был избран коллегией, состоящей из депутатов этих высших представительных органов, то после их роспуска он «утратил свои полномочия». На основании еще одного указа «О преемственности власти» М.Р. Тарар сложил с себя, а глава исполнительной власти принял обязанности президента страны. Впоследствии этот акт был закреплен всенародным референдумом. П. Мушарраф предпринял еще один очень важный шаг: в октябре 2001 г., когда истекал срок его пребывания на посту начальника штаба армии, правительство вместе с группой высших военачальников продлило полномочия генерала «в интересах сохранения стабильности страны».
Исторический опыт Пакистана свидетельствует о важности этого поста в условиях конституционного правления. Первый военный диктатор фельдмаршал М. Айюб Хан, отменив военное положение и введя новую Конституцию 1962 г., которая предоставила ему как главе государства широчайшие права в сфере всех «ветвей власти», покинул действительную военную службу и пост главнокомандующего сухопутными силами. Однако дальнейшие события показали, что огромные полномочия по Конституции довольно трудно претворить в жизнь, когда нет главного инструмента для этого - армии. Поэтому в последующие годы М. Айюб Хану все труднее было удерживать ситуацию под контролем, и в конце концов ему пришлось уйти в отставку, передав бразды правления новому военному руководству. В дальнейшем ни один из военных диктаторов не совершал подобной ошибки. А отмеченные события еще раз показали политическую роль вооруженных сил, от которых во многом зависит реальное осуществление провозглашаемых принципов и полномочий.
Политическая сцена Пакистана накануне всеобщих выборов являла собой следующую картину. Усилиями властей, широко использовавших «административный ресурс», была образована проправительственная партия, в которую вошли большинство членов Пакистанской мусульманской лиги (ПМЛ), руководимой бывшим премьер-министром Навазом Шарифом, а также многие деятели Пакистанской народной партии (ПНП), некоторых других партий и организаций. Это политическое объединение взяло название старейшей пакистанской партии - Мусульманская лига и имя основателя Пакистана «Каид-и Азама» («Великого лидера») М.А. Джинны и стала называться ПМЛ (КА). Оставшаяся часть бывшей единой Мусульманской лиги, сохранившая верность Навазу Шарифу, стала именоваться ПМЛ (Н). Поддержку ПМЛ (КА) оказывали «Национальный альянс», состоящий из небольших партий «малых провинций» (Синда, Белуджистана, Северо-Западной пограничной провинции), «Народная партия», возглавляемая бывшим президентом Пакистана Ф. Легхари, ряд других партий. Несмотря на колебания, на стороне правительства оказалось и «Объединенное национальное движение» (ОНД) - политическая партия мухаджиров, т.е. переселенцев из Индии, действующая в основном в Синде (между прочим, генерал П.Мушарраф является мухаджиром - он родился в Дели, откуда его семья перебралась в Пакистан).
Среди оппозиции ведущее место занимали «Альянс за восстановление демократии» (АВД), в который входили ПНП (лидер Беназир Бхутто), ПМЛ (Н), Пакистанская демократическая партия, Народная национальная партия и др., а также фундаменталистские партии, заметно усилившие свои позиции на поднявшейся волне политического исламизма. Шесть крупнейших из этих партий («Джамаат-и ислами» - «Исламское общество», «Джамиат ул-улама-и ислам» - «Общество мусульманских богословов» и др.) создали блок «Муттахида маджлис-и амаль) (ММА) - «Объединенный совет действия». В отличие от АВД, партии которого выступали на выборах самостоятельно, члены ММА шли единым фронтом и выставляли общих кандидатов, что в условиях действия мажоритарной системы дало этому блоку большие преимущества перед разрозненными соперниками. К тому же в выборах не участвовали крупнейшие политические лидеры Пакистана - Беназир Бхутто и Наваз Шариф, которым не было разрешено вернуться на родину из эмиграции. Им пришлось руководить избирательной кампанией своих партий из-за границы (Б. Бхутто из Лондона, а Навазу Шарифу из Саудовской Аравии).
Наиболее существенные расхождения между правительственной стороной и оппозицией имели место по вопросу об изменении Конституции. За месяц до выборов П. Мушарраф издал чрезвычайно важный для управления страной после окончания военной власти «Указ о пределах законной деятельности» («Legal Framework Order»). Он провозглашал введение в действие Конституции после всеобщих выборов и порядок этого процесса, а также определял процедуру начала работы избранных парламента и законодательных собраний провинций. Указ объявлял действующими после прекращения правления все указы и распоряжения, сделанные в этот период. Лишь немногие из них могли быть отменены или изменены, но лишь с пред и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.