На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Формирование наций. Европейская культура. Становление рыночной экономики. Духовность, базирующаяся на аскетическом мировоззрении. Коллективистское устройство социальной жизни. Русские в СССР. Русский вопрос в период перестройки. Современная эпоха.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Политология. Добавлен: 26.09.2014. Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


3

ОГЛАВЛЕНИЕ


    ВВЕДЕНИЕ 1
    ГЛАВА 1. ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИЙ 3
    ГЛАВА 2. РУССКИЕ В СССР 11
    ГЛАВА 3. «РУСКИЙ ВОПРОС» В ПЕРИОД ПЕРЕСТРОЙКИ 12
    ГЛАВА 4. ПУТЬ РОССИИ: ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННОЙ ЭПОХИ 19
    5. РУССКИЙ ВОПРОС В СВЕТЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ РОССИИ 30
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ 35
    Приложения 37
    Список использованных источников и литературы 57

ВВЕДЕНИЕ

На протяжении всей истории российской общественной мысли развивались две идеи: во-первых, особого пути России, во-вторых, ее особой мысли. Разгадать эту тайну души России пытались многие мыслители. Рассматривая состояние развития сфер духовной жизни России (религия, право, мораль, наука, искусство), мы видим процесс становления человека. Рубеж XIX-XX веков отличен высокой политизацией общества, и на первый план выступает аргумент «полезности» сферы духовной жизни, то есть та духовность, которая нужна политикам (разгром церквей, упадок культуры, морали, науки, искусства, миграция населения, проблемы беженцев).

Процессы экономического, политического, культурного взаимодействия и взаимовлияния в настоящую эпоху стали неотъемлемой частью существования и развития не только отдельных стран, но и общей тенденции динамики всего мира.

Большую часть XX века русскому народу внушалось, что это он виноват во всех бедах малых народностей Российской Империи. Некоторыми правителями многонационального государства Советский Союз порой это доводилось до абсурда. При зарождении СССР миллионы русских рабочих были брошены на развитие союзных республик. Началась раздача республикам русских земель, или земель, в которых по этническому составу русские доминировали. При этом шла масштабная дифференциация малых народов. Им внушалась исключительность, их культура была поднята на высокий уровень. Также был расчленен сам русский народ на три ветви - русских, украинцев и белорусов, что и послужило дальнейшему отдалению исконнорусских земель от Москвы, тем самым группой крестьян была развалена великая Российская Империя.

Непродуманные шаги прошлого привели к развалу СССР в конце XX века и полной, непрекращающейся отдаляемости земель, которые тысячелетиями собирал русский народ. Что же русский народ? Он адекватно ответил на угрозу своей Родине и своему этносу. Национализмом ли является этот ответ, или все же это борьба за выживание? В своей работе я попытался разобраться в этом.

ГЛАВА 1. ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИЙ

Понятие «нация» принадлежит к числу понятий, которые несмотря на свою благородную латинскую родословную, на самом деле родились в средневековой Европе, а классическое свое значение приобрели в XIX веке. Рыночная экономика, представительная демократия, национальное государство - вот три силы, формировавшие облик Европы XIX века.

Нация - это, прежде всего, идея. Идея нации, устремленная в будущее, медленно и долго приходила в Европе на смену другой, раннесредневековой европейской исторической идее, идее восстановления Римской империи.

Подобно понятию «империя», понятие «нация» с самого начала было понятием политическим и подразумевало не столько общность языка и культуры, сколько возможность совместного выражения воли народа.

Основание швейцарской нации заложили политические союзы 1291 и 1315 годов, заключенные между кантонами для обороны от империи. Горная страна, населенная различными этносами, именно через создание конфедеративной и демократической системы власти сумела слить различные этносы в единый швейцарский народ с общим национальным самосознанием.

Нация - это не этническая, а идеологическая общность, это то, что народ думает сам о себе, и система социальных институтов, через которые он выражает свое мнение; английская нация родилась через подписание Великой хартии вольностей.

Именно английская модель представительной демократии (вместе с той национальной особенностью, как английская промышленная революция) стала для Европы XIX века такой же моделью для подражания, как демократические Афины - для полисов Эллады V-IV веков до нашей эры.

Есть европейская культура и нет европейской нации. Об этом иногда забывают националисты русские и никогда не забывают националисты Европы.

И действительно, каждое национальное государство в Европе формировалось по-своему. Если англичане осознали себя как нацию в борьбе против своего короля и финансовых притязаний папы, если французские короли отстаивали идею суверенного государства против идеи возобновления Римской империи, то испанская нация формировалась в борьбе с иноземцами.

Но настоящий свой расцвет идея нации пережила после начала французской революции 1789-1794 годов. Тогда-то явились народу Национальное собрание и национальная гвардия.

XIX век ознаменовался в Европе одновременным становлением рыночной экономики, представительных систем правления и национальных государств. И предшествовала этому идея нации, и этой идеей вдруг прониклась вся культура. Литераторы-романтики открыли «национальный колорит». Философы стали рассуждать о душе народа, а историки вчитывать идею нации в события прошлых веков. Результаты оказались интересные, но несколько противоречивые.

А Россия? Ее положение было парадоксально. Парадоксальность была не в том, что идея нации родилась раньше самой нации, это как раз в природе вещей, но в том, что эта идея, противопоставляющая Россию Европе, из Европы же и была импортирована Латынина Ю. Идея нации и идея Империи // Знание - сила, 1993. №4. с. 75.

В начале XX века на смену славянофилам пришли евразийцы. Евразийцы в отличие от своих предшественников судили о России не по Шеллингу или Гегелю, хотя б искусно переложенному, но пытались сопоставить ритмы ее культуры с Индией, с Дальним и Ближним Востоком, с мирами, для которых сами европейские понятия «нации» и «государства» были в то время еще неприменимы.

Кто пишет о русской нации, непременно пишет и о российском государстве. Понятия эти связаны друг с другом, и патриоты наши любят, например, рассуждать о государственной природе русского индивидуального и коллективного сознания.

Нет ничего более губительного для идеи нации, чем идея империи. В России в отличие от Англии государство не выросло постепенно, из окружного самоуправления, не развивалось своим путем. Монгольское нашествие прервало этот процесс. А затем государство было наложено сверху, и, в сущности, дальнейшая история России проходит под знаком взаимного отчуждения государства и общества, а точнее, той малой социальной ячейки, мнение которой и является для отдельного человека истинной реальностью.

Россия в течение всей своей многовековой истории жила в режиме сверхвысокого давления. Русь была щитом Европы. Она защитила ее от орд Батыя, она сдерживала агрессивность Золотой Орды в течение следующих десятилетий. Россия внесла серьезный вклад в отражение турецкой агрессии XVI-XVIII вв., когда янычары появились под Веной, вторглись в Польшу, когда турецкий султан угрожал многим народам Европы16. Но в российской истории были моменты, когда русские правители, находившиеся между двух огней - между Западом и Востоком, предпочитали союз с последним. Так вел себя, например, знаменитый русский князь Александр Невский, В столкновении двух цивилизаций, христианской и мусульманской, Россия была, как правило, союзником (хотя и не всегда) хри-стианской Европы и никогда не забывала своих европейских христианских кровей, помнила о своих особенностях, оставалась самобытной страной.2 Стригин Е. С. Кавказский гамбит. ЦРУ против ФСБ. - М., 2006. - С. 32.

Характеризуя российскую цивилизацию, следует отметить, что ей присуща высокая духовность, базирующаяся на аскетическом мировоззрении и коллективистское устройство социальной жизни (русская соборность). Самобытность русского народа выражается в его особенном и своеобразном духовном акте. Под «актом» надо разуметь внутренний строй и уклад человека - его способ чувствовать, созерцать и действовать. Духовный организм России создал свой особый язык, литературу, искусство. На этот язык, как на родной, отзываются все славяне мира. Но, помимо своих особенных и великих языковых достоинств, он оказался тем духовным орудием, которое передало зачатки христианства, правосознания, искусства и науки всем малым народам нашего территориального массива.

Русский мир жил и рос в пространственных просторах и сам тяготел к просторной нестесненности. Природная темпераментность души русского человека влекла к прямодушию и открытости, превращала его страстность в искренность, в склонность к исповедничеству и мученичеству.

Еще при первом вторжении татар русский человек предпочитал смерть рабству и умел бороться до последнего. Таким он оставался на протяжении всей своей истории3. Во время Первой мировой войны из 1 млн. 400 тыс. русских солдат, попавших в немецкий плен, 260 тыс. пытались бежать. Так сильна была тяга к свободе. Во всех войнах XX в. русские проявляли себя героями, которых ничем не сломить. Так, героических поступков на афганской, чеченских войнах, в других «го-рячих точках» было великое множество. Способность гнуться без слома, приспосабливаться не уступая - это наша непохожесть на других, это наша национальная особенность.3 Ильин И. А. О грядущей России. -М., 1993. -С. 230-231

Россия исторически формировалась как государство, в котором бок о бок проживали предста-вители различных национальностей, каждая из которых сохраняла свою идентичность и культуру, Этнокультурное разнообразие страны и тот факт, что малые и большие народности пронесли в веках свои самобытные традиции и язык, позволяет исследователям рассматривать Россию как микромо-дель мира. Национальные регионы, которые присоединялись к Российскому государству, органиче-ски встраивались в него, сохраняя свои особенности, а поскольку расширение границ государства шло постепенно, складывался единый сложный организм.

Об органичности расширения государства свидетельствует относительно длительные сроки присоединения национальных территорий. Длительные процессы межнационального сотрудничества и интеграции сформировали Россию как исторически выстраданную социально-политическую и ду-ховную общность народов и культур, сохранявшуюся независимо от господствовавших политиче-ских режимов. В пользу такого взгляда свидетельствует именно тот исторический факт, что народы, объединенные в составе России, сохраняли на протяжении веков свою индивидуальность и культуру, тогда как в других государствах процессы ассимиляции чаще всего нивелировали своеобразие куль-тур включавшихся в их состав народов. Культура России, вобрав в себя достижения культур сотен народов, сумела не подавить их, а уважительно отнестись к инокультурному присутствию в ее рам-ках. И она, единственная, сумела реально соединить цивилизации Запада и Востока.

Народы России говорят на более чем 200 языках, 80 из которых являются литературными. Эта статистика характеризует уникальное культурное богатство России, которое мы призваны сберечь, пронести через полосу кризисов, не допустив невосполнимых потерь этого основного потенциала страны. История не раз проверяла на прочность единство и целостность России именно через межна-циональные отношения ее народов. И каждый раз народы России доказывали свою состоятельность на основе единого отечества.

Русские отличаются от других народов особой любовью к своей родине. Как бы ни было роди-не тяжело, она все равно остается любимой. Можно доверять и не доверять власти, ненавидеть пра-вительство, но не любить Россию невозможно.

Россия есть целая часть света, огромный Востоко - Запад, она соединяет два мира. И все-гда в русской душе боролись два начала - восточное и западное. Востоко - Запад - это география, по-местившая русских на просторах между Европой и Азией, это и психология русского народа, ни в чем не знающая меры, во всем доходящая до края, это русская государственность, по самодержавной силе равная русской жажде вольной волюшке, это, наконец, православие, сохранившее в себе языче-ство, и пронизанные православием культура и быт народа. Россия - Серединный мир, особая цивили-зация, великая держава!

Сам термин «русская идея» впервые употреблен Ф.М. Достоевским в письме к А. Н. Майкову от 18 января 1856 г.: «Я говорю о патриотизме, об русской идее, о чувстве долга, чести националь-ной. <...> Вполне разделяю с Вами патриотическое чувство нравственного освобождения славян. Это роль России, благородной, великой России, святой нашей матери. <...> Да! Разделяю с Вами идею, что Европу и назначение ее окончит Россия. Для меня это давно было ясно»4. Здесь же Досто-евский употребляет и антитермин - «французские идеи», к которому в дальнейшем присоединятся «римская», «немецкая» и другие варианты «западной идеи».

По вопросу эволюции понятия «русская идея» в общественном сознании есть две основные точки зрения. Согласно одной из них (И. А. Ильин, М. А. Маслин), возраст русской идеи есть возраст самой России»5, а основными письменными упоминаниями о ней считаются послания инока Филофея царям Василию III и Ивану Грозному (XVI в.). Русская идея здесь выражает представление о том, что историческое призвание России - стать Третьим Римом, т.е. религиозным и государственным цен-тром православия. Основным аргументом в защиту данного подхода является утверждение о том, что истина христианской веры к XXI в. на Западе утрачена полностью и в своем чистом, первозданном виде сохраняется лишь в православии. После падения Византии Россия стала единственной держа-вой, способной не только сохранить православие, но и спасти от духовной и государственной гибели православные народы.4 Достоевский Ф. М Полы. собр. соч.: В 30 т.-Л., 1987.-Т. 28.-Кн. 1.-С.208

5 Ильин И. А. Русская идея // Русская идея. - М., 1992. - С. 443.

Как понятие общественного сознания русская идея находит свое выражение в двух полярных точках зрения: западнической и славянофильской, в свою очередь разделяющихся на множество вариантов, отражающих этапы их исторического развития и нашедших свое воплощение в различных общественно - политических движениях. Буфером между теми и другими стала позиция, близкая офи-сным кругам, выраженная триадой графа С. С. Уварова - «православие, самодержавие, народность», оформившаяся в лагерь консерваторов.

Западническая идея (П. Я. Чаадаев, Н. В. Станкевич, Т. Н. Грановский) получает свое развитие в теориях народных демократов (В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, Д. И. Писарев), анархистов (М. А. Бакунин), социалистов-революционеров (П. Л. Лавров) и марксистов (от В. Г. Плеханова до В. И. Ленина).

Необходимо отметить, что подлинной целью славянофильства и западничества была не борьба друг с другом, а гносеологическая разработка содержания понятия «русская идея», продвижение к его смысловым полюсам. В силу объективности этого процесса он в различных формах продолжался и в советский период русской идеи, происходит он и сейчас в относительно мирных (пока!) «левых» и «правых».

Своеобразие любой национальной идеи определяется ее истоками и этническим характером нации. Нравственным источником русской идеи является православие, а ее специфическими чертами выступают характерные этнические черты русского народа: соборность, мессианизм, миссионизм, профетизм, эсхатологизм и апокалипсизм, гуманизм и анархизм и т. д. Эти черты, вследствие природной антиномичности русского национального характера, могут проявляться в аксиологически противоречивых, но диалектически цельных формах. Совокупность этих форм и вариантов их проявлений образует содержание русской идеи, наиболее полно раскрывающееся в процессе ее взаимодействия с другими национальными идеями, прежде всего западной идеей, выражающей представление о месте и роли западной цивилизации в историческом процессе вообще и в жизни России в частности.

ГЛАВА 2. РУССКИЕ В СССР

«Русский вопрос» как таковой возник в первый период советской власти и был обусловлен главным образом особым отношением к русскому этносу со стороны Ленина и его ближайших соратников. Еще за несколько лет до Октябрьской революции Ленин, как бы забыв о необходимости марксистского классового подхода к общественным явлениям, стал упорно твердить о том, что русские в целом являются «великодержавной» и «угнетающей» нацией.

Неравноправное положение русского этноса в советский период проявилось, прежде всего, в том, что в развернувшемся национально-государственном строительстве не была создана русская республика, в которой русские, подобно другим крупным этносам страны, имели бы статус привилегированной «титульной» нации и соответствующие учреждения для поддержания их этнического бытия. Более того, при создании инонациональных республик, областей и округов, русские были сильно ущемлены в территориальном отношении, так как в границы почти всех этих образований, были включены более или менее значительные районы с численно преобладающим русским населением. Само же это население стало использоваться для жизнеобеспечения и развития в первую очередь соответствующих «титульных» национальностей, составляя в ряде национальных окраин большинство рабочего класса.

В большинстве республик Советского Союза «наступательный» национализм стал направляться против русского (русскоязычного) населения. Вначале это наиболее отчетливо проявилось в Эстонии, где доля русского населения возросла с 20,1% в 1959 году до 30,2% в 1969 году, и Латвии, где она увеличилась соответственно с 26,6% до 31,4%. Это было вызвано главным образом привлечением русских для работы в отраслях народного хозяйства, куда «титульные» национальности шли неохотно или не могли удовлетворить потребности в рабочей силе из-за своего низкого естественного прироста.

ГЛАВА 3. «РУСКИЙ ВОПРОС» В ПЕРИОД ПЕРЕСТРОЙКИ

«Русский вопрос» включает три связанных между собой группы проблем: одна из них относится к «естественному», как говорят демографы, воспроизводству русского этноса и его физическому здоровью, другая - к его языково-культурному воспроизводству и «духовному» здоровью, третья - к его взаимоотношениям с другими этносами страны. Аналогичные группы проблем могут быть выделены, разумеется, относительно любого другого этноса, но применительно к русским, составляющим более 82% всех жителей Российской Федерации, неблагополучие в любой из них имеет поистине судьбоносное значение не только в политической, но и в экономической жизни страны.

Судьба русских приобрела особый смысл, когда народы, недавно входившие в СССР, переживали великий исторический перелом в своих судьбах. На глазах у всего мира происходила социально-политическая трансформация общества, в процессе которой общесоюзные масштабы государственности в политическом самосознании русских сменились российским со своим президентом и государственной символикой, флагом, гербом, гимном. Отвоеван шанс на создание свободного гражданского общества, и русским предстоит решать проблемы развития его в сообществе народов. Распад империи снял у русских прежнюю союзную самоидентификацию, сосредоточил их внимание на собственной судьбе, пробудил понимание собственных интересов и возможностей их реализации.

С выбором своего социального пути русскими - самой многочисленной нацией Европы - органически связаны перспективы исторического развития не только народов, живущих в России, но и соседствующих с ними.

В годы «перестройки» в физическом отношении русскому этносу реально грозило вымирание, а среди все уменьшающегося числа младенцев рос процент физически и психически неполноценных. Культурно-духовная жизнь русского этноса находилась в состоянии деградации; отношение к нему со стороны других этносов почти повсеместно ухудшилось и нередко проявлялось в виде русофобии.

По существу единственным важным преимуществом великоросского этноса была его многочисленность.

События, связанные с перестройкой, внесли два принципиально новых момента в самоощущение русских, в их национальное самосознание. Небывалое развитие национальных движений и межэтнические конфликты в республиках Прибалтики, Молдавии, Грузии, возложение вины на русских за нерешенность армяно-азербайджанского конфликта, движение за суверенитет на Украине, в Белоруссии, наконец, движение за расширение прав, затем и суверенитет народов в составе РСФСР, а в ряде случаев и за полную независимость в автономных республиках РСФСР - Татарии, Башкирии, Якутии, а с 1990 года - Туве, Бурятии, Чечено-Ингушетии создали атмосферу появления у русских оборонительных, а затем, прежде всего в самой России, и наступательных настроений.

Штамп «оккупантов», «мигрантов - перекати-поле», обсуждение в республиках законов о государственном языке, обязывающих знать его при занятии должностей, связанных с обязательным межэтническим общением, о гражданстве, которого часть русского населения могла не получить, вызвали тревогу русского населения республик и консолидацию русских в самой России.

На первых шагах перестройки, практически до 1989 года, идеология и политика как команды М.С. Горбачева, так и лево-демократического фланга общественных объединений (Московская трибуна, затем Межрегиональная депутатская группа и т.д.) не была ориентирована, за редким исключением, на использование национальных идей. Среди либерально настроенной интеллигенции поддерживались идеи демократизации общества. В массе своей русские жили ожиданием экономических и политических перемен и идеей нравственного очищения.

В этом была одна из особенностей России. Ведь у наций союзных и автономных республик программы практически всех общественных движений имели национальные цели, в той или иной форме поднимали вопросы национально-политические, проблемы суверенитета, экономической самостоятельности, приоритета национальной культуры, языка, пересмотра задевающих национальное достоинство оценок исторических событий.

В бывших автономных республиках Российской Федерации явления русофобии выступали повсеместно и обычно не столь отчетливо, как в большинстве союзных республик. Однако среди автономий в этом отношении были и свои неприятные исключения. Так, первый открытый межнациональный конфликт времен «перестройки» произошел, как известно, в 1986 году в Якутске, где были антирусские выступления; да и развернувшиеся в 1990 году в Тувинской АССР вооруженные нападения на русских поселенцев носили более длительный и трагический характер, чем, скажем, насильственные действия против русских в некоторых местах Средней Азии.

Все бывшие автономные республики отбросили в своем названии прилагательное «автономная» и приняли законы, фактически возводившие их в ранг бывших союзных республик; их примеру последовали автономные области и даже некоторые округа, провозгласившие себя республиками (например, «Еврейская республика», «Чукотская республика»). При этом бывшие двунациональные автономии (к примеру, Чечено-Ингушетия) разделились на отдельные республики. Проявились и кое-где стали усиливаться национал - сепаратистские тенденции, особенно в Татарстане и Чечне, что создало угрозу целостности Российской Федерации, осложнило проведение экономических реформ.

Разгул национализма в Тувинской, Чеченской и некоторых других республиках, где «титульные» национальности составляют большинство жителей, может быть объяснен полученной ими демократической возможностью реально осуществить право на самоопределение в желательных для них формах. Однако, проявившаяся кое-где тенденция к созданию не вполне демократических движений сепаратистского типа есть не что иное как следствие неумелой политики центральных властей, а также и экстремизма национальных лидеров вроде Дудаева, который на предложение вице-президента России А. Руцкого ввести в этой республике чрезвычайное положение пригрозил создать в Москве силами чеченских террористов атмосферу хаоса и террора. Труднее объяснить сепаратизм в республиках, где «титульные» национальности не составляют большинства жителей, как в Татарии и Якутии. При этом приходится учесть, что привилегированное положение таких национальностей и задержавшееся развитие русского национализма позволили им не только сохранить ранее существовавшее большинство в государственном и партийном аппарате, но и усилить свое командное положение. Уместно заметить, что депутаты в Совет Национальностей Верховного Совета Российской Федерации избраны были, как правило, из числа «титульных» этносов.

Обретение Российской Федерацией полной государственной независимости ускорило процесс уничтожения прежних центральных экономических структур, связанных с ведением планового хозяйства, и тем самым - дальнейшее развитие регионализма.

Естественно, что наибольшую склонность к регионал - сепаратизму всех уровней проявила местная элита в республиках и областях с богатыми природными ресурсами, будь то нефть в Татарии и Тюменской области, каменный уголь в Кемеровской области или лес в Карелии. Особенно большие барыши сулил ей самостоятельный выход на внешнеэкономическую деятельность и продажу сырья за валюту. Впрочем, интересы местных национал - сепаратистов и русских регионалистов совпадали лишь в их негативных отношениях к центральной власти; что же касается принципов дележа ожидаемых доходов, то они могут сильно расходиться, приводя к неизбежным в таких случаях обострениям этнических конфликтов.

Упадок этнокультурного бытия русских, ослабление их этнического самосознания во многом объясняют тот факт, что национальные чувства у них стали пробуждаться в годы «перестройки» позже и медленнее, чем у других этносов, и в значительной степени как реакция на распространявшийся республиканский национализм и русофобию. Национальные движения среди русских не приобрели такого всеэтнического размаха и той по существу политической организованности, пробуждающей присоединиться к ним даже недавних партократов, как «Народные фронты» в Эстонии и Латвии, «Саюдис» в Литве, или «Рух» на Украине.

Русское национально-патриотическое направление в идеологической сфере действовало формально. В конце 1988 года и в 1990 году в русском национально-патриотическом движении добавились новые идеи - суверенитета, хозяйственной и культурной состоятельности, восстановления наименования «великороссы» и даже сепаратизма. «Цель России - Россия! - Пора сбросить с себя кусающихся, неблагодарных соседей»6 Проханов А. Заметки консерватора // Наш современник. 1990. №5. с. 90
7 Проханов А. Заметки консерватора // Наш современник. 1990. №5. с. 91

8 Проханов А. Заметки консерватора // Наш современник. 1990. №5. с. 98; Раш К. Армия и культура// Наш современник. 1990. №5. С. 906. Активно развивалась тема защиты русских в других республиках: «Ни один русский волос с русской головы не должен упасть. Ни одна слеза пролиться. Русское население не будет использовано в качестве заложников в национальных политических играх»7. И наконец - идея сохранения армии как защиты государственности России8.

В марте 1988 года начала действовать национально-патриотическая федерация «Союз духовного возрождения отечества», включающая в себя патриотические объединения Москвы, Ленинграда, Поволжья, Урала, Сибири, Белоруссии, Украины, Казахстана, представителей Русской православной церкви.

В 1990 году была создана Республиканская народная партия России, ставившая целью борьбу с сепаратизмом в самой России, а зимой 1991 года, накануне референдума о сохранении Союза, российский патриотический блок и российские коммунисты объединились в Координационный совет патриотических сил России.

В массовом сознании русских проснулась и историческая память, и национальные чувства, и задетое достоинство. И с этим не могут не считаться политики, общественные деятели. Процесс суверенизации во всех республиках опирался на идеологемы государственности, защиты национальных интересов в экономической среде, культуре. Опыт показал, что и русские без использования национальной идеи преобразования в обществе реализовать не могли. Не только те, кто хотел сохранить в Союзе социалистическую ориентацию или усовершенствовать социализм, но и те, кто стремился к решительным переменам в экономике, социальной сфере и политической жизни, должны были всем ходом исторического развития обратиться к национальной идее, учитывать национальные чувства русских, в том числе и для привлечения на свою сторону большинства населения на выборах.

Симптомы использования русских патриотических настроений в политической жизни России появились во время выборов народных депутатов СССР в конце зимы - весной 1989 года. С середины 1989 года и особенно в 1990 году стало совершенно очевидным, что демократизация без использования национальных идей не реальна.

Во время подготовки и проведения выборов народных депутатов РСФСР в мае 1990 года радикально-демократическое направление использовало наиболее популярные идеи национально-патриотического движения, исключая идеи поиска врага и особого пути развития. Впрочем, взятые на вооружение идеи, можно сказать, «стучались в дверь». Б.Н. Ельцин в предвыборной борьбе активно использовал идеи русского суверенитета. Идеи «ущербности» русских вследствие тоталитаризма, репрессий в отношении интеллигенции и крестьянства присутствовали в политических программах и других депутатов радикально-демократического направления.

В целом же в общественном сознании, в настроениях русских как в РСФСР, так и в республиках, произошли серьезные изменения по сути в кратчайшие исторические сроки.

Августовские дни 1991 года и последовавшие за ними события заметно повлияли на национально самосознание русских. Защита «Белого дома», взвившийся над ним трехцветный российский флаг, утверждение нового герба, гимна и ордена Святого Георгия подняли гордость русского народа.

После августовского путча перестройка, будто забыв о своих первоначальных намерениях и лозунгах, перешла, причем очень бурно, методом штурма в процесс разрушения единой государственности, возникновения национальных самостоятельных, независимых образований.

Устами выдающихся мыслителей Россия всегда открещивалась от национализма, настаивая на том, что быть русским значит быть «всечеловеком» (Г. Федотов). Николай Бердяев характеризует национализм как сугубо отрицательное явление, не находя ему никакого оправдания и снисхождения: «Национализм - это апология замкнутости, проявление национального самодовольства, претензия на исключительность, заключающая в себе не столько патриотическую любовь к своему, сколько неприятие и неприязнь к чужому». Более того, Бердяев считает вредной саму идею «национального государства», которую народы придумали себе на погибель.

Нет ничего более неопределенного, расплывчатого и туманного, чем идея «национального государства», особенно в таком полиэтническом, многонациональном сообществе, каким является Россия9.

ГЛАВА 4. ПУТЬ РОССИИ: ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННОЙ ЭПОХИ

Старая китайская мудрость гласит: не дай вам бог жить в эпоху перемен. Мало кто брался оспаривать эту истину. Однако времена не выбирают. Нам выпало жить именно в такую эпоху. А значит все, что нам остается, - набраться мужества и с достоинством встретить вызов истории.

Чем же в целом характеризуется наша эпоха перемен? Тремя яркими явлениями, оказы-вающими непосредственное влияние на науку и образование. Это - постмодернизм, постсоветизм, фундаментализм.

Постмодернизм представляет собой кризисную форму либерального сознания, возникшую как реакция на слабости и мощь модернизма, нашедшего самое сильное свое выражение в реальном со-циализме с его культом общественного (общего) разума и стремлением все и вся поставить под кон-троль «объединившихся живых индивидов». Постмодернизм противопоставил этому свой принцип крайнего индивидуализма, социальной и культурной атомизации, расколовшей великое зеркало чело-веческого разума на многочисленные осколки обособившихся в своей идеальной, часто мифической полноте сознаний. Постмодернизм оказался решающим духовным оружием в борьбе с миром социа-лизма в «холодной войне». Но в наши дни он превратился в явление, которое угрожает и тем, кто его когда-то разрабатывал и проектировал (это похоже на ситуацию с Бен Ладеном).

Постсоветизм в нашей стране представляет собой сложное явление культуры и сознания, кото-рое возникло в результате падения советского общественного строя, не выдержавшего натиска «мирового империализма» и вынужденного капитулировать в специфической форме победных реляций беловежских соглашений 1991 г. Явление это крайне противоречивое, поскольку отрезан был и вполне жиз-неспособный ломоть общественного организма. Как следствие этого, постсоветизм характеризуется предельной полярностью своих мировоззренческих установок, среди которых преобладают воинственно антикоммунистические. Впрочем, и они представлены на разный лад - от либерально или консервативно фашиствующих до религиозно-догматических, способных на самую мрачную реакцию.

На фоне старых приверженцев социализма сталинского типа особенно рельефно проступает ненависть к социализму как таковому, как элементарной социальной идее справедливости и равенства, признанной сегодня во всем мире. Слово «социализм» из культового превратилось в проклятие, а в результате в стране торжествуют самые мрачные формы дикого или «грабительского» капитализма. Под лозунгами правового государства воцарился правовой беспредел, оправдывающий себя «революционной целесообразностью» тотального грабежа народного достояния.

Явление постсоветизма как болезненного синдрома отрицания всего советского должно быть скорейшим образом преодолено, оно должно открыть дорогу здравому смыслу в вос-приятии политических и мировоззренческих реалий нашего времени.

В основе нашей национальной идентификации лежит вера в творческий потенциал российской цивилизации, слишком молодой, чтобы думать о своем конце и исходе, но именно в силу своей молодости так остро ощущающей хрупкость нашего бытия.

Крен корабля российской цивилизации требует усилий по его исправлению. И ключевым звеном в решении этой проблемы выступает вопрос о восстановлении нашего ровного отношения к советской эпохе, без крайностей и эксцессов. Все, что было в нашей истории - совет-ской и досоветской, должно быть положено на чашу весов нашей нынешней устремленности в будущее - без пристрастия и упрека. Это тот случай, когда мы либо все целиком принимаем, либо, увы, отказываемся от собственной национальной и цивилизационной идентичности1010 Политологический аспект этой проблемы см.: Перуанский С. С. Манифест гуманистической партии. -М., 2001; Шутов А. С. Гуманистическая альтернатива России в XXI в, // Проблемы социального гуманизма: история и современность. - Екатеринбург; Нижневартовск, 2004. - С. 298- -307.

На Западе мы ранее более или менее успешно отличали советское от русского, теперь возникли трудности с правильным употреблением определений «русский» и «российский». Впрочем, трудно-сти возникли и у самих россиян.

На первый взгляд, все как будто просто: Россия - многонациональное государство и слово «российский» определяет эту многонациональную государственность (россиянин - это любой граж-данин Российской Федерации, независимо от своей национальности). Слово же «русский» определяет принадлежность к культуре собственно русской. Русский вместе с чукчей, евреем и поляком, если они граждане РФ, суть россияне. Государство - российское, язык, разумеется, - русский. Церковь - русская, однако епископы - российские; общество - российское; российские также католики и инже-неры, но мафия и эмиграция - русская; российские - Академия искусств, Фонд культуры, энциклопе-дия. Даже основанная в Китае 18 июня 1700 г. православная Миссия оказывается российской, хотя А. И. Солженицын, выступая в защиту русскости против размытой российскости, писал, что русско-российская проблема возникла еще в 1909 г. среди либеральной интеллигенции, теряющей русскую самобытность во имя российской многонациональности («Россия в обвале»).

Однако поистине неразрешимая сложность возникает тогда, когда русские-россияне начинают говорить о народе. Так, А. Зиновьев (автор известного «Гомо советикуса») в одном из интервью ска-зал, что народы, как и люди, рождаются, созревают, деградируют и умирают, что это аксиома и что «российский народ» находится ныне в стадии деградации, близкой к смерти. У логика Зиновьева мышление несомненно точное, однако он не уточняет, когда же возник российский народ. До сих пор мы много знали о народе русском и кое-что - о советском. Российский народ фактически возник на месте народа советского. Значит, он находится в весьма юном возрасте - и уже успел выродиться? Это невозможно: ведь только в 1990 г, создан первый симфонический Российский национальный оркестр. Он пользуется небывалым успехом в мире и даже не думает умирать. Другое дело - в каком смысле он национальный, если российский, а не русский? Государственный, национализированный? Конечно, так. Но с другой стороны, многие университеты - российские и государственные: значит, «российский» и «государственный» - не одно и то же. Зачем россиянам «многонациональный народ»? Народ - важнейшая для россиян категория: чтобы государство не разлетелось, в нем должен существовать единый народ - российский.

Как же справиться в политике и в жизни с понятиями «русский» и «российский», чтобы и иностранцам это понятно стало?

В последние годы в нашей стране не утихают конфликты на национальной почве. Всем памятны события недавнего прошлого в Петербурге, Кондопоге, Саратовской области. Остроту проблемы ха-рактеризует тот факт, что российское правительство косвенно признало неблагополучие в национальном вопросе, решив вмешаться в проблему рынков. СССР и Россия всегда были многонациональными государствами, всегда существовали межнациональные контакты (положительного и отрицательного свойства), правительствам приходилось принимать решения, касавшиеся национальных интересов тех или иных народов. В советское время подобные действия правительства были оправданы классово-ад-министративной необходимостью (депортация, «переселения», освоение целины). Современный офи-циальный курс в национальных отношениях носит либерально-правовой характер.

Таким образом, классовый и либерально - правовой подходы в решении национального вопроса в равной мере направлены на то, чтобы нивелировать, игнорировать национальное своеобразие, пре-вратив национальное аспекты самосознания личности в подчиненные другим идеям, официально иерархически более значимым.

Большинство современных молодых людей уверены в чистоте русской крови, при этом их не смущает явное противоречие: большинство респондентов указали наличие иных кровей в жилах русского народа. Это свидетельствует о противоречивости национального самосознания, его незрелости. «Чистота крови» не играет решающей роли. Главное - это самосознание человека, ощущение его культурной принадлежности. Среди народов, оказавших влияние на русский этнос, были такие, против которых сегодня ведется агитация крайних националистических кругов, например, иранцы (скифы) (эту этническую ветвь представляют таджики), тюрки (сегодня это узбеки, казахи, азербайджанцы).

Вплоть до настоящего времени высказывается мнение о том, что «русский характер» еще не сложился и находится только в процессе исторического становления, «не разрешена еще проблема русского национального характера: ибо доселе он колеблется между слабохарактерностью и высшим героизмом»11 11 Ильин И. О России. - М., 1991. - С. 5

12 Сагатовский В. Я, Русская идея: продолжим ли прерванный путь? - СПб., 1994. - С. 168-181 В. Н. Сагатовский, автор одной из наиболее ярких книг последнего времени, посвященных «русской идее»12,.тем не менее, считает возможным указать основные черты русского характера. Наи-более бросающейся в глаза чертой русской души, по его мнению, является непредсказуемость. К ос-новным положительным сторонам русского характера он относит духовность (религиозность, стрем-ление к поиску высшего смысла жизни и абсолютного совершенства), душевность, размах и «единст-во в многообразии». Однако «устремленность к высшим идеалам в сочетании с размахом легко пере-ходят в максимализм, нетерпение, в желание воплотить идеи немедленно», а размах неровен: «ис-ключительная концентрация сил сменяется расслабленностью, хочется посозерцать, перекурить, за самоваром посидеть и вообще «душу излить». Максимализм и слабохарактерность порождают обло-мовщину, лежащую в основе всех наших недостатков.

В. Н. Сагатовский полагает, что в современных условиях число носителей положительных черт русского характера явно уменьшилось, отрицательных - увеличилось. «Что же осталось от русского характера сегодня?» - ставит он вопрос. Отвечая на него, проводит мысль, что духовность, душев-ность, размах, единство в многообразии ослабли и приняли подчас искаженные и даже уродливые формы. Но не исчезли. Они продолжают противостоять происходящему ныне росту нигилизма, по-требительского отношения к жизни, пассивности, жестокости, эгоизма. «Сумеем ли мы при нынеш-нем раскладе обстоятельств и массовом потеснении положительных сторон русского характера не только восстановить его в более значительной части нашего народа, но и ...выработать, наконец, те черты, которые гарантируют доминанту высшего героизма, а не слабохарактерности?» - такова про-блема, от решения которой, по мнению автора, зависит будущее России13.13 Сагатовский В. Я, Русская идея: продолжим ли прерванный путь? - СПб., 1994..-С. 181-188

14 Введение в этническую психологию. - СПб., 1995. - С. 105-106

Результаты этнопсихологических исследований подтверждают, что в сознании русских людей сегодня сталкиваются противоречивые установки и стереотипы поведения. В исследовании, прове-денном Л. Г. Почебут14, на основании опроса 305 чел. в Петербурге, Москве, Новосибирске, Саратове, Якутске и других городах России были выявлены 5 основных типов поведенческих ориентации:

- на коллективизм (гостеприимство, щедрость, доверчивость и т. д.);

- на духовные ценности (справедливость, совестливость, правдивость, мудрость, талантливость и т.д.);

- на власть (чиноподчинение, сотворение кумиров, управляемость и т. д.);

- на лучшее будущее (надежда на «авось», безответственность, беспечность, непрактичность, неуверенность в себе и т. д.);

- на быстрое решение жизненных проблем (привычка к авралу, удальство, героизм, высокая трудоспособность и т. д.)

Можно заметить, что в этих ориентациях сосуществуют диаметрально противоположные установки. Однако борьба между противоположными установками, по-видимому, не является чем-то специфичным для нашего времени: она шла и в прошлом. Жить в переходную нестабильную эпоху - тяжелое испытание для человека: меняются местами понятия, ценности, необходимо определиться с ценностными ориентирами, выбрать свой путь, ре-шить, что является добром, что злом. Изменение личности в современной России проявляется в так называемой девальвации, т. е. снижении «золотого содержания личностных качеств. Этот процесс стал предметом изучения С. Э. Крапивенского и Э. Фельдмана. Они отмечают девальвацию совре-менной личности по трем показателям.

1. Изменение рефлексивных качеств, связанных с размышлением человека о смысле своей жизни и деятельности: а) нарушение уровня самооценки и самоконтроля; б) переоценка ценностей и мо-тивов, которыми руководствуется личность; упрощение основных культурных ценностей; в) снижение нравственной планки, нарастание антагонизма между нравственными принципами и моральными установками; г) утрата лидерских качеств, проявляющихся в уровне принимаемых решений и характере их мотивации; д) нарастание деструктивного компонента в деятельности личности, агрессивности; тяготение к культуре жестокости и насилия; е) отчуждение от культуры истинной в пользу культуры массовой; ж) утрата самоопределенности в связи с сегодняшним вариантом глобализации.

2. Ухудшение адаптационных качеств, т. е. качеств, связанных с восприятием человеком общества: а) негативные изменения психофизического здоровья, невротизация личности; б) сужение границы «Я», утрата универсальности, распад «целого в себе» (Гегель); в) усиливающееся расщепление и дегуманизация (отход от запросов человека) первоначально целостной профессиональной деятельности; г) сокращение выполняемых социальных ролей; д) снижение уровня терпимости и вообще способности к установлению нормальных отношений с другими индивидами; е) ослабление степени устойчивой эмоциональной надежности; ж) понижение способности к реалистическому восприятия действительности и разумному целеполаганию; з) нарастание конформизма (в ущерб протестности) в поведении личности и соответственно чувства беспомощности и покорности; и) снижение статуса личности как представителя определенного пола и как семьянина; к) кризис личности как природопользователя.

3. Утрата трансцендентных качеств, т. е. качеств, связанных с потребностями внутреннего мира человека: а) дефицит пассионарности (воодушевления в любом деле). Нарастание тенденции к физическому и психическому выживанию в ущерб стремлению к самореализации; б) прогрессирующее ощущение бессмысленности своей преобразующей деятельности, чувство пресыщенности жизнью; в) утрата жизненных идеалов (личностных и общественных) и нацеленности на творчество; г) стремление к личностной и социальной упрощенности, вытеснение высокодуховного содержания личности элементами низшего содержания; д) ориентация на суперобладание вещами и суперпотребительство; е) девальвация личности как общественного существа, эгоцентризм; ж) искаженное восприятие мира в целом и своего места в нем12.12 Крапивенский С. Э., Фельдман Э. Девальвация личности: причины и возможности коррекции // Фило-софия и общество. Науч.-теорет. журнал. - М., 2003. - № 4 (33). - С. 27-29.

В литературе выделяются 3 подхода к процессу девальвации личности: пессимистический, оптимистический, реалистический.

Пессимистический подход основан на соответствующем пессимистическом взгляде на развитие цивилизации. Например, современные философы называют проблемы, появившиеся в XX в. и беспо-коящие уже в XXI в. Это - тенденция к выхолащиванию демократизма, связанная, во-первых, с рож-даемым глобализацией новым авторитаризмом, носителями которого выступают международные кредитно-денежные и торгово-экономические организации, транснациональные корпорации; и, во-вторых, с необходимостью противостоять международному терроризму. Это - тенденция к выхола-щиванию социальной ориентированности, опять-таки связанная с процессами глобализации: недос-татки рыночной системы (нежелание инвестировать в здоровье и образование граждан, в сбережение естественных ресурсов и защиту окружающей среды), отчасти нейтрализуемые на национальном уровне сложившимися механизмами государственного регулирования, воспроизводятся в расширен-ном масштабе на глобальном уровне, где эти механизмы отсутствуют.1313 Вебер А. Б. Глобализация и устойчивое развитие: проблемное поле и возможные сценарии. Режим дос-тупа:russianglobalclub.com/gw0211a.htm

14 Крапивенский С. Э., Фельдман Э. Девальвация личности: причины и возможности коррекции // Фило-софия и общество. - 2004. -№ 2 (35). - С. 32

У пессимистического подхода обнаруживаются свои корни, каковыми являются реальные трудности коррекции личности. Наглядной иллюстрацией этого могут служить социально-культурные проблемы, носителями которых являются сегодняшние подростки: снижение моральных критериев во взаимоотношениях между собой; неразвитая способность к со-страданию и сопереживанию; девальвация в их глазах ценности образования и труда; отсутствие ин-тереса к культурному наследию и истории своего народа; рост криминальной активности и откло-няющихся форм поведения и т. п.14

Оптимистический подход связан с коррекцией (исправлением) девальвации личности. Пре-дусматривается социальная коррекция, зависящая от государства. В настоя-щее время, когда обесценились слова, многие понятия и идеалы, встает вопрос о том, чтобы укрепить человека духовно, иначе мы никогда не выберемся из кризисного состояния. Укрепление духовного приходится начинать с формирования жизненной самостоятельности, укрепления жизненной позиции.

В сегодняшней социальной неопределенности, противоречивости жизни это ощущение - важнейшая ценность личности. Таким образом, единственный путь к духовности и духовной силе - через самостоятельность, индивидуальность жизненной позиции. Духовность сегодня непосредственно соединена с ответственностью, требующей ответственности личности за свою жизнь и судьбу и будущее России.

Формирование национальной идеологии не может происхо-дить директивно, в виде законодательных актов органов государственного управления, хотя отдель-ные элементы нормативной регуляции, очевидно, необходимы, но они будут эффективны лишь тогда, когда явятся фиксаторами уже сложившихся устойчивых тенденций общественного развития. Речь идет о том, что в основе национальной идеологии должна лежать не воля законодательного или ис-полнительного органа государства, а национальная идея - стихийно возникающее и объективно су-ществующее представление народа о и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.