На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Изучение особенностей и этапов политического развития Туниса, начиная со времени прихода ко власти второго президента Зейна Абидина Бен Али. Процесс модернизации и перестройка национальной политической жизни. Становление новой многопартийной системы.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):



Реферат:
Специфика эволюции политического развития Туниса

События 7 ноября 1987 г., результатом которых становился приход к власти второго президента Туниса Зейн Абидина Бен Али, несли в себе несколько принципиальных аспектов. Речь шла, прежде всего, о военном перевороте. Армия впервые вмешивалась во внутриполитическую жизнь страны, используя - однако значительно позже, чем это происходило в других странах Арабского Востока - методы насильственного изменения существующей структуры политической власти. Пост главы государства занимал представитель офицерского корпуса, что также не было новым явлением в политической жизни государств арабского мира. Вместе с тем, видимое сходство процессов, происходивших и в Тунисе, и в других странах арабского региона, не исключало того, что в каждой из этих стран они обладали собственной спецификой, определявшейся исторической эволюцией каждого арабского государства. В полной мере это относилось и к Тунису.
Специфика тунисской эволюции по, казалось бы, уже привычной модели развития арабского мира заключалась, прежде всего, в том, что в эту модель вносились действительно серьезные коррективы. Речь шла как об их формальном выражении, так и сущностном содержании. Приход к власти З. Бен Али сопровождался широкой кампанией, целью которой становилось подтверждение преемственности системы политического управления страной, роли первого президента республики и неоспоримого лидера эпохи движения к обретению национальной независимости и постколониального развития Х. Бургибы. Бен Али - и в этом заключалось коренное различие между ситуацией и Тунисе, с одной стороны, и ее кажущимися аналогами в Египте в 1952 г. или Сирии в 1963 г., с другой - не только не порывал с уже сформировавшейся традицией, но и продолжал ее.
Если приход к власти Г.А. Насера или баасистских лидеров представал как начало действительно национального развития обеих стран, то в Тунисе перемены на вершине пирамиды государственной власти были в лучшем случае коррекцией уже сложившегося национального курса, но не его девальвацией или изменением. При этом, формальное выражение перемен в национальном государстве, резко контрастировавшее с аналогичными же процессами в других странах Арабского Востока, не могло быть сведено лишь только к тому, что Тунис обычно рассматривался как государство, традиционно ориентированное на поддержание контактов с одной из наиболее развитых демократий Запада - Францией. По сути дела, и Египет донасеровского времени, и Сирия эпохи до выдвижения баасистов к кормилу государственного управления не были странами, внешнеполитический курс которых был бы ориентирован на иные, незападные полюса мирового развития. В каждой из этих стран уже существовала, казалось бы, устойчивая и созданная, во многом, на основе западных моделей система государственного управления, пусть даже - в случае Сирии - и подвергавшаяся серьезным ударам во время следовавших друг за другом государственных переворотов конца 40-х-начала 50-х гг. В каждой из них существовал впитавший в себя нормы западной демократии “правящий класс”, пребывание которого у власти легитимизировалось традицией руководства антиколониальным движением. Наконец, и египетский, и сирийский режимы предреволюционной эпохи были признанными партнерами Запада.
Специфика обновления тунисского “правящего класса” отличалась от ее египетского или сирийского вариантов сущностным содержанием этого процесса. Если в Египте и Сирии к управлению государством приходили группы контрэлиты, то в Тунисе причиной этого обновления становилась внутренняя реструктуризация национальной правящей элиты. Выдвижение к руководству страной З. Бен Али было тому наиболее ярким подтверждением. Управление страной было сохранено той силой, которая находилась во главе общенационального движения времени французского протектората и которая, естественно возглавила страну после достижения политической самостоятельности. При этом, ведущая группа местной контрэлиты - интегристское Движение “Ан-Нахда” - было решительно отброшено от авансцены политической жизни. Та сила, которая и после переворота Бен Али сохранила в своих руках управление государством, была представлена сахельской политической элитой. Ноябрьское 1987 г. выступление армии оставила позиции тунисского “правящего класса” ни в коей мере не поколебленными. Конечно, это не означало, что в системе управления страной и, в частности, методах формирования “правящего класса” не произошло каких-либо изменений. Новый тунисский лидер был, по сути дела, представителем “второго эшелона” сахельской элитарной группы.
Вместе с тем, различия между ситуацией в Тунисе и других арабских странах не могли скрывать многих действительно существенных обстоятельств, связанных с методами деятельности и основополагающих принципах функционирования тунисского сахельского “правящего класса” и выражавшей его политические интересы Социалистической дестуровской партии (СДП). Вопрос этот заслуживает особого внимания.
Высокая степень развития процесса модернизации в Тунисе, достаточно давно втянутого в систему взаимодействия с европейским миром, чему в огромной мере содействовало географическое положение этой страны, не может вызывать каких-либо сомнений. Тем не менее, развитие тунисского политического процесса не вызывает, вместе с тем, сомнений в том, что этот параметр его эволюции позволяет рассматривать эту страну как часть “третьего мира” с его особыми условиями формирования и функционирования политических структур. В первую очередь, они связаны с феноменом регионализма, определяющим деятельность политических партий афро-азиатского мира как в значительной мере клановых образований. СДП не была в этом отношении исключением.
Развитие процесса модернизации в Тунисе охватывало, в первую очередь, средиземноморское побережье этой страны - Сахель. Как писал известный российский исследователь североафриканской ситуации Н.А. Иванов, “в Тунисе, в частности в Сахеле и некоторых местностях на северо-востоке, некогда заселенных морисками - выходцами из мусульманской Испании, в отличие от ряда других арабских стран издавна существовали традиции мелкого частнособственнического хозяйства, основанного на личном труде свободных мелких землевладельцев. После второй мировой войны многие из них постепенно модернизировали свои хозяйства и начали переходить к европейским методам хозяйствования”. По его же словам, это был край “садоводов, огородников, рыбаков, владельцев сельских маслобоек, мелких и средних землевладельцев”1. Выходцы из этого региона (14% всего населения Туниса в 1936 г.) составили “основную массу партийных активистов и почти весь руководящий состав” СДП времени борьбы за национальную независимость2.
Однако, эта тенденция сохранялась в деятельности СДП и в дальнейшем. Анализ французских социологов, исследовавших структуру тунисской политической элиты постколониального времени, подтверждал ее существование. Выходцы из Сахеля в течение периода 1955-1969 гг. составляли 32,5% в политбюро СДП и в правительстве страны. Они были крупнейшей региональной группой в высшем партийно-государственном руководстве Туниса, второе и третье места занимали соответственно уроженцы столицы и острова Джерба3. Речь шла, однако, не только об этом. Руководители СДП как времени борьбы за независимость, так и позже в эпоху существования тесно связанного с партией государства были не только выходцами из Сахеля, но и выпускниками одного учебного заведения - колледжа “Садыки”, основанного еще в 1875 г. и сочетавшего элитарный характер образования с демократическим уставом внутренней жизни. Для “садыкийской” среды были характерны высокий уровень политической культуры, и эта среда без преувеличения стояла в центре движения за национальное освобождение, в значительной степени сформировав его идеологию. “Садыкийский” дух был “чувством принадлежности к привилегированному кругу избранных, более или менее осознанное ощущение нерядовой судьбы”4.
Вместе с тем, внутренняя жизнь СДП и, прежде всего, после обретения страной политической самостоятельности не могла не испытывать огромного воздействия на ситуацию в своих рядах реальной социальной жизни. Важнейшим проявлением этой социальной реальности становились традиции патронирования и клиентелизма. Сахельский региональный клан, - и это доказывалось развитием внутренней ситуации в самой СДП, - никогда не был единым образованием. В его рядах существовали собственные клановые группировки. Выдвижение той или иной из них к вершинам государственной власти, - вне зависимости от того, шла ли речь, в частности, об А. Бен Салахе или А. Мстири, - было немыслимо без ее опоры на авторитет ведущего лица в руководстве партией и государством. Этим лицом был Х. Бургиба. При этом, ситуация, существовавшая на вершине партийно-государственной пирамиды, лишь зеркально отражала то же положение, которое было действительностью на уровне низовых структур партийного и государственного управления. История восхождения к власти в Тунисе З. Бен Али становилась тому наиболее существенным подтверждением.
З. Бен Али - уроженец небольшого города Сахеля - Хаммам-Сус. Семья со скромным достатком не могла дать ему возможности учиться в престижном тунисском учебном заведении. В его случае речь могла идти только об учебе в родном городе, но в этом случае молодой человек не смог бы сделать действительно блестящей карьеры. Тем не менее, перед ним возникли иные перспективы. Они стали возможными благодаря покровительству Х. Баккуша, в то время руководителя регионального отделения Социалистической дестуровской партии. В 1956 г. по инициативе Х. Баккуша Бен Али был отправлен в составе группы из 20 тунисцев на обучение во французскую военную академию Сен-Сир5.
Это было время, когда страна обрела долгожданную самостоятельность. Французский протекторат был отменен. 20 марта 1956 г. был подписан протокол о признании Францией независимости Туниса. Подписанный документ признавал ответственность Туниса в области внешних сношений, безопасности и обороны, а также в создании тунисской национальной армии. Страна стала суверенной в определении собственной внутренней и внешней политики.
Возникавшая ситуация была во многом своеобразной. Приходившая к власти СДП нуждалась в создании соответствующего новой обстановке аппарата государственной власти. Военный компонент этой власти был одним из важнейших, прежде всего, потому, что национальная армия не могла не быть одним из наиболее существенных символов независимости и суверенитета страны. Внимание государства к созданию офицерского корпуса этой армии было естественно и объяснимо. Вместе с тем, не приходится сомневаться, что вновь создававшийся офицерский корпус не включал в свои ряды представителей семей уже сформировавшегося национального “правящего класса”. Этот корпус, хотя и рекрутировавшийся из уроженцев Сахеля, был во многом иным, чем традиционная политическая элита. Однако, самым важным становилось то, что, содействуя становлению под своей эгидой национального офицерского корпуса, государство закрывало перед этими офицерами возможность политической карьеры - превращения в ключевые фигуры партии и государства. Сфера партийно-государственной деятельности продолжала монополизироваться садыкийцами. В их среду армейское офицерство не могло войти: этому препятствовал уровень образования, хотя академия Сен-Сир и готовила блестящие военные кадры, иная клановая принадлежность и, в конечном итоге, осознание садыкийцами представителей армейского офицерства в качестве части собственной клиентелы.
Сам процесс становления офицерского корпуса свидетельствовал, вместе с тем, о том, что вновь созданное национальное государство выступало по отношению к нему в роли “патрона”, а офицерство было связано с этим государством отношениями “клиентелы”. Государство готовило новые армейские кадры, используя для этого возможности ведущих и наиболее престижных военных академий Запада, в первую очередь метрополии - Франции. Взамен же от этих кадров оно требовало полной и недвусмысленной лояльности. Предоставлявшееся Х. Баккушем З. Бен Али покровительство становилось, в этой связи, ни чем иным, как отражением более общей проблемы взаимоотношений между армией и государством. Иным был их уровень. Офицерский корпус в целом должен был быть лоялен государству, персонифицировавшемуся его неоспоримым лидером Х. Бургибой. Однако каждый - как логично предположить - из членов тунисской группы, отправленной в Сен-Сир, должен был сохранять лояльность в отношении одного из региональных дестуровских лидеров, становившегося личным патроном того или иного слушателя академии, а в дальнейшем - высшего офицера национальной армии.
Этот региональный лидер персонифицировал влияние одного из ведущих кланов того или иного региона страны. Только опора на его помощь и поддержку позволяла выходцам из рядов его местной клиентелы делать желанную для них жизненную карьеру. Не приходится сомневаться, что семья З. Бен Али входила в число клиентов Х. Баккуша в Хаммам-Сусе. Это подтверждало нежелание старейшин города включить молодого Бен Али в число кандидатов на учебу заграницей, его семейство обвинялось в коллаборационизме с французскими властями. Баккуш откровенно игнорировал мнение авторитетов этого небольшого сахельского городка. Придя к власти, Бен Али назначил Х. Баккуша премьером правительства. Этот поступок был естественен для взаимоотношений между клиентом и патроном, хотя и нес в себе много других дополнительных, но, вместе с тем, достаточно любопытных аспектов взаимоотношений.
Продвижение Бен Али по лестнице военной карьеры так же становилось возможным и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.