На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Отражение статистическими показателями реальных процессов, протекающих в экономической, социально-политической и духовной стороне страны. Намерения поставить статистику под строгий государственный контроль. Срастание органов статистики с госаппаратом.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


Статистика 30годов в структуре государственной власти СССР

Усиленная политика огосударствления, проводившаяся с начала 30-х гг., отразилась и на статистике. Об этом стоит поговорить особо, поскольку известно, что статистические показатели отражают реальные процессы, протекающие в экономической и социально-политической жизни страны и охватывающие также духовную сторону развития общества. Учитывая это обстоятельство, правительство с начала 30-х гг., изыскивало способы поставить статистику под строгий государственный контроль, интегрировать ее в командно-административную систему. Отсюда история статистики 30-х связана с постоянной централизацией ее организации, унификацией и схематизацией ее программ и показателей. В 20-е гг. статистика в России была относительно самостоятельной и весьма разнообразной. Это была и статистика центральных статистических учреждений, и ведомственная статистика, и фабрично-заводская, и отраслевая. В те годы сохранялась даже моральная статистика. В области статистики работали такие квалифицированные специалисты, связанные в прошлом с земской статистикой, как В.Г.Михайловский, С.А.Новосельский, О.А.Квиткин и другие.
Разрабатывалось большое количество самых разнообразных показателей для статистических обследований. Они часто не стыковались друг с другом и не согласовывались. Однако отсутствие унификации имело свои плюсы, так как нередко оказывалось, что именно «непричесанные» показатели были более важными, нежели те, которые поддавались сопоставлению. Кроме того, они позволяли уловить противоречивый характер развивающихся процессов, изучить явления глубже и разностороннее. Характерно и разнообразие проводившихся в 20-е гг. статистических обследований: переписи - всеобщие (в 1920 и 1926 гг.), сельскохозяйственная (в 1920 г.), городская (в 1923 г.), промышленная (в 1923 г.), профсоюзная и другие, систематические обследования, гнездовые выборочные сельскохозяйственные опросы, периодические переписи скота и т.д. Текущая статистика велась отделами ЗАГС и сельсоветами. У всей этой статистики были общие черты: самостоятельность и относительная независимость. Это особенно видно, если изучать историю разработки программ переписей 1920-х гг. Они разрабатывались специалистами ЦСУ и созданных для этих целей бюро переписей. Правительство, хотя и интересовалось ходом подготовки к проведению переписи, но не вмешивалось, не директировало и не контролировало каждый шаг. Сама программа переписи складывалась в ходе свободной творческой дискуссии специалистов, о чем свидетельствуют протоколы заседания переписных комиссий.
Публикации были обширными и открытыми, данные давались в абсолютных цифрах, не было принято объединение показателей по разным отраслям или различным категориям населения, как это начало практиковаться позднее, чаще всего для того, чтобы скрыть неблагополучные сведения, собранные переписью или обследованием.
На рубеже 30-х гг. начинает меняться режим работы статистических органов. Это выражается прежде всего в непосредственном включении их в государственный аппарат и в подчинении их всем его законам. Еще в 1930 г. ЦСУ стало частью Госплана СССР. В 1931 г. ЦСУ преобразовывается в ЦУНХУ (Центральное управление народно-хозяйственного учета). Эта трансформация таила глубинный замысел, имевший самые отрицательные последствия для статистики. В самом деле, согласно этому преобразованию административного порядка были соединены воедино учреждение, вырабатывающее план и прогноз, и орган, собирающий информацию по выполнению этого плана, по результатам и последствиям социально-экономического прогнозирования. Уже в самом соединении этих двух структур была заложена возможность получения и выдачи скорректированной информации. Эта возможность была тем более реальной, что ЦУНХУ заняло подчиненное положение по отношению к руководству Госплана. Например, выяснилось, что ЦУНХУ с начала 30-х гг. вело двойную статистику: одну для себя (она близка была к действительности), а другую для подачи «наверх», вплоть до высших структур власти. Например, велся двойной счет численности населения СССР в 30-х гг. Один из них (для себя) учитывал потери населения в результате голода начала 30-х гг., массовых переселений раскулаченных, нарастающих репрессий, а другой - строился на якобы постоянно «увеличивавшемся» приросте населения. Эти прогнозируемые данные фигурировали на съездах партии, официальных справочниках, попали во второй пятилетний план. Как известно, И.В.Сталин назвал на XVII съезде ВКП(б) официальную цифру - 168 млн чел., проживающих в стране, а цифра, зафиксированная переписью 1937 г. составила 162 млн чел., что имело для организаторов и руководителей переписи трагические последствия, о чем неоднократно писали в современной исторической и публицистической литературе.
Поскольку ЦУНХУ стало частью госаппарата, соответственно руководство его стало строго подотчетным руководству Госплана даже по самым малозначительным вопросам. Деятельность ЦУНХУ регламентировалась и ограничивалась многочисленными инструкциями.
Вся информация была сосредоточена в руках госаппарата, в его государственном центральном органе при Госплане и местных, соответствующих центральной, организациях УНХУ. Но этого было мало. Надо было лишить всякой «самостоятельности» местные органы статистики. Поэтому на государственном уровне была проведена унификация отчетности. Все было регламентировано до мелочей соответствующими правительственными постановлениями. Например, СТО постановлением от 13 августа 1934 г. ввел формы периодической отчетности по сверхлимитному капитальному строительству в промышленности и на транспорте. Эти формы должны были неукоснительно заполняться и направляться в ЦУНХУ и Госплан. Причем строгий перечень обязательных форм получил в директивном порядке и сам Госплан. Любопытно и характерно для того времени, что в указанном постановлении пункт 4 гласил: «запретить всем ведомствам и учреждениям внесение каких-либо изменений в утвержденные в соответствии с настоящим постановлением формы отчетности без разрешения СТО». Следовательно, ни Госплан, ни тем более ЦУНХУ хозяевами в сборе информации вовсе не являлись. Эти формы были переданы за подписью В.Молотова лично работникам ЦУНХУ -В.В.Осинскому, П.И.Попову и другим. Уже сама унификация форм вела к сужению информации и потере специфики материала, получаемого с мест. Мало того, число показателей по сравнению с прошлыми годами было сокращено на 71%, что значительно обедняло получаемый статистический материал.
Постановление такого рода не единственным было, принимались они не только по капитальному строительству. Почему же правительство прибегало к такой строгой регламентации показателей по статистике? Несмотря на то, что к 1934 г. в основном статистика стала централизованной, обилие и разнообразие существовавших в ней показателей приводило к тому, что так или иначе «просачивалась» нежелательная информация через нестандартные формулировки и документы. Так, среди документов о причинах смертности населения в 1933 г. мелькают такие, в которых в качестве причины гибели человека указана «смерть от истощения». Такое прямое указание на страшный голод в ряде районов страны строжайшим образом запрещалось, а сам факт голода замалчивался.
Как звено командно-административной системы ЦУНХУ отражало в себе все ее черты. Организации и учреждения этой системы контролировали друг друга. В соответствии с этим режимом начальник ЦУНХУ назначался не только и не столько с ведома и одобрения руководства Госплана, сколько - ЦК ВКП(б), СНК СССР, НКВД и наконец лично Сталина и Молотова. Перед этими всеми организациями и лицами ЦУНХУ было обязано отчитываться в своей деятельности и подчиняться их указаниям.
Будучи одним из ключевых звеньев госаппарата, ЦУНХУ буквально пронизывалось сетью НКВД, который играл здесь особую роль. Руководство ЦУНХУ не только назначалось с одобрения НКВД и прямо было подотчетно ему, но формирование всего состава Центрального органа статистики согласовывалось с НКВД. В кадровый состав ЦУНХУ вводилось немало служащих НКВД, опытных работников ОГПУ-НКВД. К такого рода работникам обязательно принадлежал начальник отдела кадров ЦУНХУ. В архиве сохранилась переписка по поводу кадрового состава центрального статистического органа и местных УНХУ с В.Молотовым и Л. Кагановичем, тогда председателем комиссии партконтроля при ЦК ВКП(б). В этой переписке согласовывались вопросы кадрового назначения и перемещения рядовых сотрудников ЦУНХУ, причем при характеристике тех или иных работников в качестве положительного момента отмечался прежде всего опыт работы в органах ОГПУ, а уже затем их профессиональный уровень.
Влияние в ЦУНХУ органов ОГПУ и партийных органов возрастало с начала 30-х гг. год от года. К 1934 г. это влияние прослеживается уже очень ярко.
Одновременно с подчинением органам НКВД в статистике усиливалось влияние партаппарата. Это сказывалось по многим линиям, в частности в «укреплении» ЦУНХУ кадрами коммунистов. При рекомендации работника в органы статистики партийная принадлежность подчеркивалась прежде всего. Например, в марте 1934 г. начальник ЦУНХУ В.В. Осинский писал лично Сталину о необходимости выполнения январского решения 1933 г. «О срочной посылке в ЦУНХУ 30 высококвалифицированных коммунистов». На деле, подборка высококвалифицированных статистиков-специалистов среди коммунистов была трудным делом и речь на практике шла о другом: иметь в статистике кадры, подчиняющиеся партийной дисциплине, беспрекословно выполняющие любые указания партийного руководства.
Соответственно при таком комплектовании кадров на ЦУНХУ вскоре распространились принципы и режимы работы, принятые в то время в гос- и партаппарате. Без ведома и без согласования с руководством ЦУНХУ любой работник-коммунист перемещался с одной должности на другую, а то и вовсе переводился в другое учреждение. Часто это делалось без согласия и самого работника. Вот письмо того же В. Осинского И. Сталину от 5 марта 1934 г., в котором он пишет, что «сегодня совершенно неожиданно» им получено распоряжение об освобождении от работы в ЦУНХУ ведущего сотрудника члена коллегии и начальника сектора учета советской торговли Л.М.Гатовского и переводе его в ИМЭЛ. «Отзыв Гатовского не только со мною не согласован, но по этому вопросу ни со мной, ни с моими заместителями не велось переговоров, хотя речь идет не о рядовом работнике, а о руководителе одной из ответственных отраслей учета и статистики... Одновременно должен сообщить, что отзыв ответственного работника ЦУНХУ в таком порядке, без согласования со мной, уже не первый. Так, во время партийного съезда... невзирая на мой протест был отозван заместитель начальника сельско-хозяйственного сектора, окончивший ИКИ, тов. Соловьев и направлен на преподавательскую работу в г. Одессу... Добавляю, что сам тов. Гатовский решительно возражает против перевода его с оперативной работы на преподавательскую... Коммунистов, хорошо знающих советскую торговлю, имеющих достаточное теоретическое образование крайне небольшое количество и в свое время я специально просил тов. Гатовского на этот участок работы. В то же время имеется большое число товарищей, знающих труды Маркса-Энгельса-Ленина и могущих быть посланными на работу в ИМЭЛ».
Письмо характерно для того времени. Оно не единственное. В том же духе написано письмо на имя Сталина от 25 ноября 1934 г. о неожиданном и нецелесообразном перемещении на другую работу начальника сектора кадров тов. Д.В. Шленова.
Все эти письма адресованы лично Сталину как секретарю ЦК ВКП(б), поскольку все кадры ЦУНХУ были рекомендованы партийными органами и утверждены политбюро ЦК ВКП(б). Однако просьбы Осинского, вероятно, не были приняты в расчет, отзывы сотрудников ЦУНХУ в самое неподходящее время были нормой.
Утвержденный парторганами работник ЦУНХУ поступал в распоряжение прежде всего райкомов, крайкомов, горкомов, ЦК ВКП(б) и мог по приказу перемещаться в любом направлении. При этом не было принято считаться с образованием и профессиональной подготовкой сотрудника. Многочисленные письма Осинский посылал на имя Кагановича. Они хронологически по большей части относятся именно к этому периоду, когда органы статистики только что потеряли свою самостоятельность, а привычки к этому у того же Осинского еще не было. Он все еще продолжал требовать согласования кадровых вопросов с ним лично или с его заместителями и выражал возмущение самоуправством парторганов во вверенном его руководству учреждении. В одном из писем (август 1934 г.) идет речь о частых отзывах работников местных УНХУ по линии крайкомов партии на разные сельскохозяйственные кампании, в частности это касается начальника Западно-Сибирского краевого УНХУ Мигульского, которого постоянно отвлекали на сельскохозяйственные работы в районе. Тот же Мигульский отзывался на работу в комиссии по чистке партии в Прокопьевском районе. В результате он в самое напряженное время для учета урожая и скота был вынужден выезжать в Прокопьевск, а свою основную работу перекладывать на заместителя, по мнению Осинского, еще неопытного. Осинский справедливо считал, что такого рода мобилизации и многочисленные партийные поручения приносили ущерб и снижали уровень профессиональной деятельности работников статучета. Профессиональный уровень подготовки сотрудников-статистиков был особенно важен в те годы в связи с введением новых систем учета в условиях коллективизации сельского хозяйства. Указывая на это, Осинский просил об освобождении Мигульского хотя бы на период напряженной для органов статучета работы в осенне-летнее время и возвращения его к основной работе.
Партконтроль, мобилизации, перемещения по приказу партии не были случайными, одноразовыми мероприятиями. Лихорадочная перетасовка кадров наносила ущерб профессиональному уровню их подготовки, зато обеспечивала взаимозаменяемость и возможность избавляться от ненужных системе людей, ставить на их место более покладистых и «удобных», управляемых. Все эти принципы работы разрушали сложившуюся школу российской статистики, не позволяли опытным специалистам обрастать учениками, передавать свой опыт. Особая роль принадлежала систематическим чисткам кадров, которая проводилась во всех звеньях аппарарата. Цель состояла в укреплении его «проверенными работниками». Например, в июле 1934 г. проходила чистка районных инспекторов по учету и статистике. Они подвергались тщательной проверке не только со стороны собственного руководства, но и райкомов и крайкомов партии. В июле было проверено 1479 инспекторов, из них 716 (48%) подлежали замене. Вместо них райкомами и крайкомами было рекомендовано 292 чел. Это было явно недостаточно, не говоря уже о том, что ЦУНХУ нашло почти половину из них непригодными к работе по уровню образования и квалификации. Приведем данные по этой чистке.
Данные о проверке кадров районных инспекторов по учету и статистике по отдельным республикам, краям и областям
Наименование области, края
Всего районов
Число инспекторов
Проверено инспекторов
Из них подлежит замене
Вновь выдвинуто кандидатов
Из них утверждено ЦУНХУ
Северный край
52
52
48
12
11
8
Карельская АССР
19
19
19
15
5
5
Ленинградская обл.
75
70
70
53
32
19
Западная обл.
87
84
72
39
20
18
Горьковский край
129
126
67
34
12
9
Московская обл.
145
142
127
43
20
-
Челябинская обл.
62
50
-
-
-
-
Свердловская обл.
66
66
47
47
24
14
Обь-Иртышская обл.
18
18
-
-
-
-
Башкирская АССР
44
42
24
14
14
-
Татарская АССР
45
43
34
15
11
11
Средне-Волжский край
88
82
75
48
28
19
ЦЧО
144
141
-
-
-
-
Саратовская обл.
50
43
30
14
2
-
Сталинградская обл.
45
30
26
18
-
-
Азово-Черноморский край
77
72
64
15
5
-
Дагестанская АССР
30
30
-
-
-
-
Северо-Кавказский край
52
49
34
-
-
-
Крымская АССР
19
19
19
23
-
-
Казакская АССР
122
106
21
5
-
-
Кара-Калпак. АССР
11
11
8
1
Киргизская АССР
25
21
-
-
-
-
Западно-Сибирский край
133
125
118
64
-
-
Восточно-Сибирс и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.