На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


Реферат Стратегии внешнего и внутреннего антикризисного реагирования НАТО в международно-политических условиях конца 90-х годов XX века. Взаимоотношения России и НАТО в свете вооруженного конфликта в Косово. Пути разрешения нового косовского кризиса.

Информация:

Тип работы: Реферат. Предмет: Политология. Добавлен: . Страниц: 2. Уникальность по antiplagiat.ru: --.

Описание (план):


2
КУРСОВАЯ РАБОТА
СТРАТЕГИИ РЕАГИРОВАНИЯ НАТО
В УСЛОВИЯХ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЛИКТОВ
И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С РОССИЕЙ

2004 год
О Г Л А В Л Е Н И Е:


    ВВЕДЕНИЕ 3
    ГЛАВА 1.СТРАТЕГИИ ВНЕШНЕГО И ВНУТРЕННЕГО АНТИКРИЗИСНОГО РЕАГИРОВАНИЯ НАТО В МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ КОНЦА 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА 7
      1.1. Факторы пересмотра стратегических приоритетов НАТО 7
      1.2. Концепции институциональной реорганизации НАТО 11
      1.3.Новая внешнеполитическая стратегическая концепция НАТО 14
    ГЛАВА 2.ВЗАИМООТНОШЕНИЯ РОССИИ И НАТО В СВЕТЕ ВООРУЖЕННОГО КОНФЛИКТА В КОСОВО 17
      2.1.Взаимоотношения России и НАТО в свете обострения кризиса в Косово 17
      2.2.Возможные пути разрешения нового косовского кризиса 20
    ЗАКЛЮЧЕНИЕ 23
    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 25

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. С завершением «холодной войны» проблемы войны и мира приобрели новое звучание. Надежды на то, что XXI век будет более безопасным для человечества, чем XX, пока не оправдываются. Наблюдается рост числа неядерных, локальных, межгосударственных и внутригосударственных конфликтов. В условиях роста разрушительной силы обычного оружия, последствия этих конфликтов становятся все более опасными. Сохраняются разногласия по многим вопросам, в том числе и относящимся к сфере военной безопасности, между Российской Федерацией и Соединенными Штатами, которые остаются наиболее мощными в военном отношении державами современного мира. От того, какие подходы к этим проблемам возобладают в США, самой сильной в военном отношении державе современности, ядре системы союзов, главным из которых является Североатлантический альянс, во многом зависит будущее состояние системы международных отношений.

Именно на данном этапе мирового развития закладываются основы стратегии расширяющегося на Восток блока НАТО, определяются контуры военно-политических доктрин и направлений военного строительства США на XXI век. Очевидно, то, как они будут сформулированы и реализованы, повлияет на содержание военных доктрин и направленность военного строительства других стран мира, в том числе и Российской Федерации.

Начиная с 1993 г., расширение Североатлантического альянса на восток образует одну из ведущих сюжетных линий в отношениях между Россией и Западом, в формировании российской внешней политики в целом, в борьбе идей и политических течений по вопросу о военно-стратегической ориентации России и, в конечном счете, о ее цивилизационной принадлежности. При этом история дискуссий о расширении НАТО свидетельствует о глубоких различиях в восприятии проблемы российскими и западными наблюдателями.

Новую волну интереса к проблемам войны и мира, уже в преломлении к современным реальностям, вызвали события вокруг Югославии и в Ираке. Военные операции, проведенные НАТО против Сербии и в Ираке показали, как правящая элита США укрепляет свое положение в мире. Силовые акции стали восприниматься не только как оправданные, но и целесообразные Кременюк В.А США и окружающий мир. уравнение со многими неизвестными США // Канада, экономика, политика, культура, N 1,1999, с 7.. В США постоянная готовность к войне рассматривается как ключевой фактор, благодаря которому остальные слагаемые национальной мощи приобретают реальную значимость а международных отношениях Жинкина И.Ю. «Национальная мощь» государства как инструмент американской дипломатии США // Канада, экономика, политика, культура, N 9,1999, с 83.. Победив в «холодной войне», США перешли к политике «ультраколониализма» Занегин Б.Н. США в региональных конфликтах: малые войны и большая политика. США - Канада: экономика, полшика, культура. N 8,1999., установления контроля над мировыми ресурсами.

Российскими специалистами подготовлен ряд аналитических материалов Иванов Ю.А., Почуева Т.Ю. Администрация Клинтона, Конгресс США и внешняя политика, Информационно-аналитический материал, М., 1999; Смирнов Н.Е. Новая стратегическая концепция НАТО и место в ней стран-партнеров. Информационно-аналитический материал, М., 1999 и др., посвященных различным аспектам политики США в области обороны, развитию и финансированию отдельных военных программ, изменениям в стратегии НАТО в новых политических условиях. Эти публикации и материалы представляют значительный интерес для понимания взглядов правящих кругов США на роль военной силы в современном мире.

Острый конфликт сил НАТО с гражданским населением в Ираке и события в Косово (в 90-х годах ХХ века и 17 марта 2004 года) обнажили целый комплекс проблем, сопутствующих Североатлантическому альянсу на протяжении последних лет, их неспособность урегулировать острые этнополитические и внутриполитические конфликты.

На этом неблагоприятном фоне во всей полноте проявился и институциональный кризис в самих НАТО, не позволяющей этой структуре, использующей устаревшие доктрины и технологии, принимать адекватные и оперативные решения по сложным политическим. Разрушение мифа о «сербской национальной нетерпимости» по отношению к албанцам поставило задачу пересмотра подходов не только к разрешению косовского кризиса, но и всей дальнейшей стратегии альянса по вопросам урегулирования локальных конфликтов. В одном из немногочисленных исследований по проблемам Югославии подчеркивается, что кризис, разразившийся в этой стране и вылившийся в кровопролитную войну на Балканах, стал одним из самых серьезных по значимости и последствиям событии а политической жизни Европы после окончания Второй мировой войны. Безусловно, распад СФРЮ находился в контексте еще более крупномасштабных перемен, потрясший всю Восточную Европу на переживаемом нами ныне историческом этапе Клименко З.В. Кризис и распад Югославской Федерации //Автореферат дисс…канд.полит.наук.- М., 1999.. События в Ираке способны вовлечь в затяжной вооруженный конфликт фактически весь Ближний Восток.

В этих условиях антикризисная стратегия и операции НАТО, их характер и направленность приобретают критическое значение как с точки зрения взаимоотношений России с альянсом, так и в свете более широких интересов обеспечения безопасности Российской Федерации.

Цель курсовой работы - показать стратегии кризисного реагирования НАТО в условиях международных конфликтов и их влияние на взаимоотношения с Россией.

Цель работы обусловила решение следующих задач:

определить факторы пересмотра стратегических приоритетов НАТО после окончания «холодной войны»;

проанализировать внешние и внутренние стратегии антикризисного реагирования НАТО в новых международных условиях;

показать воздействие новых стратегий НАТО на взаимоотношения с Россией на примере вооруженного конфликта в Косово весной 2004 года;

определить возможные пути разрешения косовского кризиса.

Теоретическая основа работы. Современная американская политическая мысль продолжает опираться на подходы, разработанные в период «холодной войны» такими аналитиками, как 3. Бжезинский, Г. Кан, Дж. Кеннан, Г. Киссинджер, Г. Моргентау, У. Ростоу, Р. Страус-Хюпе, поэтому в данной работе были использованы основные положения, изложенные в наиболее известных работах перечисленных авторов.

В курсовой работе также были использованы публикации А.Д.Богатурова, И.Ю.Жинкиной, Б.Н.Занегина, Ю.А.Иванова и других, международно-правовые акты, регулирующие взаимоотношения России с Североатлантическим альянсом.

ГЛАВА 1.СТРАТЕГИИ ВНЕШНЕГО И ВНУТРЕННЕГО АНТИКРИЗИСНОГО РЕАГИРОВАНИЯ НАТО В МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ КОНЦА 90-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА

1.1. Факторы пересмотра стратегических приоритетов НАТО

Вооруженные силы Североатлантического альянса Североатлантический альянс (НАТО) был образован в 1949 году представителями 12 стран: Бельгия, Канада, Дания, Франция, Исландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Великобритания и Соединенные Штаты Америки. Греция и Турция присоединились в 1952 году; Федеративная Республика Германии в 1955; Испания в 1982. были созданы в 1949 году как структура, обеспечивающая взаимную защиту против угрозы агрессии со стороны Советского Союза. Глобальные геостратегические сдвиги на рубеже 80-90-х годов XX века, связанные с распадом Советского Союза и окончанием «холодной войны», привели к изменению международного статуса США и оказали воздействие на стратегические цели НАТО. Перед Североатлантическим альянсом возникла проблема внешней адаптации к новым международным условиям и вопрос внутренней структурной перестройки.

Важнейшим фактором пересмотра стратегических приоритетов НАТО стало изменение характера основных угроз международной безопасности. Несмотря на то, что глобальное противостояние сверхдержав ушло в прошлое, степень конфликтности и политико-военной нестабильности в Европе и мире не столько уменьшилась, сколько приобрела качественно новое содержание. На первый план вышли проблемы регулирования многочисленных очагов региональной напряженности, которое не только превратилось в одно из ключевых направлений мировой политики, но и приобрело резко военизированный характер - все более очевидным стало преобладание так называемого силового умиротворения над «традиционным миротворчеством» времен «холодной войны».

Центр регионального вооруженного противостояния сместился в сторону более ограниченных по масштабу и географическим параметрам столкновений. Серия серьезных провалов 1993-1994 гг. в области регулирования локально-региональных конфликтов не только в странах «третьего мира» (крах многонациональной операции в Сомали, кровопролитные межплеменные столкновения в Бурунди и Заире, обострение ситуации в Афганистане и Анголе и др.), но и в центре Европы (на территории бывшей Югославии), свидетельствовала о том, что «традиционное миротворчество», доминировавшее в таких международных организациях, как ООН, больше не срабатывает. В этих условиях основная нагрузка по реагированию на «новые вызовы» международной безопасности легла на США как на единственную мировую сверхдержаву. Однако на переходном этапе в развитии международных отношений, который характеризуется не абсолютной, а относительной, или «смягченной», однополярностью Богатуров А.Д. Плюралистическая однополярность и интересы России // Свободная мысль. - 1996. - # 2. - С. 25-36., единоличное бремя ответственности за поддержание глобальной безопасности оказалось непосильным даже для США, что сделало задачу укрепления союзнических отношений с европейскими партнерами по НАТО - основным американским внешнеполитическим приоритетом. Военно-политические структуры НАТО подключились к поиску адекватного ответа на «новые вызовы» европейской безопасности в рамках разработки и проведения в жизнь новой антикризисной стратегии альянса.

Антикризисная стратегия НАТО стала одним из основных направлений внутренней трансформации альянса и разрабатывалась она в тесной взаимосвязи со стратегией его расширения (внешней адаптацией). Необходимо было решить проблему участия объединенных вооруженных сил НАТО в военных операциях, которые, во-первых, не были бы напрямую связаны с обеспечением обороны государств - членов альянса, а во-вторых, проходили бы за пределами его территориальной «зоны ответственности». Таким образом, пересмотру подлежали как стратегические функции альянса, так и его географическая ориентация.

Первым шагом к решению задачи превращения НАТО из оборонительного союза в организацию, нацеленную на обеспечение «коллективной безопасности» ее членов, должна была стать одобренная в ноябре 1991 г. Стратегическая концепция альянса. Ее еще отличал оптимизм по поводу возросших «возможностей успешного разрешения кризисов на ранних стадиях» The Alliance's New Strategic Concept. Agreed by the Heads of State and Government participating in the meeting of the North Atlantic Council in Rome on Nov. 7-8, 1991 // NATO Review.- 1991. - Dec. - Vol. 39. - # 6. - P. 25-32. - Пункт 32. и потенциала для развития панъевропейского диалога и сотрудничества в этой области, а также признание ведущей роли СБСЕ в регулировании конфликтов в Европе (при возможном участии ЕС, ЗЕС и ООН) Там же. - Пункт 33.. Тем не менее, в этом документе была высказана озабоченность по поводу непредсказуемости новых угроз европейской безопасности и предположение о том, что для решения подобных проблем может потребоваться военная мощь альянса Там же. - Пункт 31-32..

По мере того, как все более очевидной становилась неспособность «голубых касок» ООН, дислоцированных в Боснии и Хорватии, выполнять возложенные на них Советом Безопасности ООН задачи, силы и ресурсы НАТО стали все более широко привлекаться к поддержке сил ООН по охране порядка на территории Боснии и Герцеговины. С середины 1993 г. силы НАТО уже не только блокировали Союзную Республику Югославию (СРЮ) с моря, но и осуществляли контроль за соблюдением зоны, закрытой для полетов авиации конфликтующих сторон, занимались кризисным планированием, защитой «голубых касок» ООН, наблюдением за передвижениями сторон и сдачей тяжелых вооружений, а также созданием «зон безопасности» Leurdijk D. The United Nations and NATO in Former Yugoslavia // Atlantishe Perspectief. The Hague. Special Issue. - 1994.- Vol. 18. - # 6. - P. 8..

На фоне практического участия НАТО в регулировании конфликтов на территории бывшей Югославии при ведущем участии США предпринимались попытки сформулировать специфическую «миротворческую» доктрину альянса. Уже в первом документе, принятом в этой связи Военным комитетом НАТО в августе 1993 г., нашел отражение американский тезис об отсутствии принципиального различия между «поддержанием мира» и «силовым умиротворением» см. The Clinton Administration's Policy on Reforming Multinational Peace Operations. Executive Summary of the Presidential Decision Directive 25. - Wash., 1994. - P. 1..

В середине 1990-х годов все яснее стали проявляться политико-теоретические разногласия между США и их европейскими партнерами, прежде всего Францией, а также между самими европейскими странами - членами НАТО по целому комплексу вопросов, связанных с миротворческой деятельностью Так, в отличие от американской «миротворческой» доктрины, концептуальные подходы к миротворческой деятельности ряда союзников США по НАТО, иногда именуемые в совокупности «евро-канадской моделью», предполагали, что «стратегии поддержания мира и силового умиротворения требуют взаимоисключающих действий» (Dobbie Ch. A Concept for Post-Cold War Peacekeeping // Survival. - 1994. - Autumn. - Vol. 36. - # 3. - P. 145) и выдвигали требование беспристрастности миротворческих сил в качестве основного крите-рия для разграничения операций по поддержанию мира и по принуждению к миру.. Однако, даже с постепенным сближением подходов США и их основных союзников по НАТО в этой сфере, у альянса так и не появилось официальной миротворческой доктрины.

Давая оценку сложившейся ситуации в целом, можно сказать, что, лишившись противовеса в виде противостоящей «сверхдержавы», ощущая практическую безнаказанность, правящие круги США стали допускать использование военной мощи даже в ситуациях, когда не затронуты жизненно важные интересы страны. Оценка целесообразности подобных вмешательств стала предметом острой дискуссии между аналитиками Фонда наследия, Предпринимательского института и иных центров разработки идеологии и политики республиканской партии и экспертами основного «мозгового центра» демократов, Института прогрессивной политики.

Под прикрытием создания гуманного миропорядка или защиты национальных интересов США, все большее распространение в современных условиях получили формы войн, стирающие грань между состоянием мира и войны еще в большей степени, чем это было в годы «холодной войны». Все это ведет к увеличению числа стран, которые оказываются заинтересованы в создании собственных сил «сдерживания» Соединенных Штатов от военных вмешательств. Готовность следовать нормам права, выполнения и уважения международных обязательств, интересов безопасности других государств в мире, где лидирующая держава обращается к применению силы без каких-либо ограничений, естественно уменьшается. Все это делает мир не менее, а более опасным и нестабильным.

Таким образом, на наш взгляд, основными внешними факторами пересмотра стратегических приоритетов НАТО в 90-х годах ХХ века стали:

· распад Советского Союза и окончание «холодной войны» (возникла относительная однополярность мира);

· изменение характера основных угроз международной безопасности;

· увеличение числа локально-региональных конфликтов;

· расширение НАТО на Восток;

· увеличение числа стран, заинтересованных в создании собственных сил «сдерживания» Соединенных Штатов.

Все эти факторы, в свою очередь, обусловили пересмотр внутренней институциональной организации Североатлантического альянса.

1.2. Концепции институциональной реорганизации НАТО

Практическое решение вышеперечисленных проблем в рамках Североатлантического альянса должна была обеспечить концепция «многонациональных оперативных сил» (МОС) Дословный перевод: «совместные объединенные оперативные силы» - Combined Joint Task Forces (CJTF)., которая впервые была предложена на рассмотрение Совета министров НАТО министром обороны США Л.Эспином в Травемюнде (октябрь 1993 г.) и одобренна на Брюссельской встрече глав государств и правительств альянса в январе 1994 г. NATO Press Communique M-1(94)3; Declaration of Heads of State and Government Participating in the Meeting of the North Atlantic Council held at NATO HQs. 10-11 Jan. 1994 // NATO Review. - 1994. - Febr. - Vol. 42. - # 1. - P. 30-33; Aspin L. New NATO, New Europe // Ibid. - P. 12-14.

Основная идея состояла в том, чтобы, не меняя приоритетной ориентации НАТО на обеспечение «коллективной обороны» (Статья 5), сделать интегрированную военную структуру альянса достаточно гибкой для выполнения и других миссий - прежде всего в рамках «кризисного реагирования».

Основой функционирования МОС в рамках интегрированной военной структуры НАТО стала новая система командования, построенная на принципе «выделения, но не отделения». Этот принцип предусматривал выделение из состава региональных командований НАТО части персонала, который при необходимости мог бы быть использован для организации оперативного штаба, ответственного за проведение любой конкретной операции, а затем усилен соответствующими модулями. Задача создания МОС носила комплексный, многофункциональный характер и затрагивала саму суть трансатлантической связки в новых международных условиях. В более широком плане концепция была нацелена на то, чтобы, не внося изменений в текст Североатлантического Договора 1949 г., решить проблему использования вооруженных сил альянса в миссиях, выходящих за рамки чисто оборонительных операций и осуществляемых за пределами территории государств - членов НАТО, совместно и даже под командованием ЗЕС и/или с участием государств, не являющихся членами НАТО (подобно операции СВС НАТО в Боснии).

Важнейшим нововведением 1990-х годов в области антикризисного реагирования НАТО стало также введение в теорию и практику альянса американской концепции гражданско-военного взаимодействия (Civil-Military Cooperation - CIMIC), впервые опробованной НАТО в Боснии. Идея состояла в том, чтобы одному из модулей/компоновочных блоков в стройной системе МОС придать исключительно функции взаимодействия с «гражданскими» организациями в области реализации гражданских (невоенных) аспектов мирного соглашения. «Центр гражданско-военного сотрудничества» (ЦГВС), должен был заняться оказанием самой разнообразной поддержки (информационной, технической, координационной и т. д.) различным межгосударственным и неправительственным организациям, занимающимся проблемами беженцев, гуманитарной помощью, восстановлением местных административных органов, разрушенной экономики и т. п. (на момент начала развертывания СВС НАТО в Боснии действовало 530 таких организаций) Подробнее см. Phillips W.R. Civil-Military Cooperation: Vital to Peace Implementation in Bosnia // NATO Review. - 1998. -Spring. - Vol. 46. - # 1. - P. 22-25..

Здесь важно подчеркнуть, что вся концепция гражданско-военного взаимодействия НАТО была подчинена прежде всего военным задачам альянса: в рабочих документах НАТО «гражданско-военное сотрудничество» определяется как «военная операция, основной задачей которой является поддержка гражданских властей, населения, международных и правительственных организаций, которая будет способствовать выполнению военной задачи» NATO Civil-Military Coordination (CIMIC) Doctrine AJP-09 [draft]..

Мероприятия по отработке средств и методов «кризисного реагирования» стали неотъемлемой частью и других инициатив, предпринятых в рамках трансформации альянса, в частности, программы «Партнерство ради мира». Основной смысл ПРМ состоял в том, чтобы смягчить остроту противоречий, связанных с расширением НАТО на во и т.д.................


Перейти к полному тексту работы



Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.