На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Было ли нападение фашистской Германии на СССР внезапным?

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 25.04.2012. Сдан: 2011. Страниц: 17. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Министерство  образования и науки Российской федерации
    Государственное образовательное учреждение высшего  профессионального образования
    Ульяновский Государственный Технический Университет 

    Кафедра Отечественной истории и культуры 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    РЕФЕРАТ
    По  дисциплине: «Отечественная История»
    Тема: «Было ли нападение фашистской Германии на СССР внезапным?». 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                                                   Выполнил: студент
                                                                           Группы:ПСбд-11
                                                                             Вартанян Артур Сергеевич
                                                                             
                                Проверила:                               
    к.и.н., доцент
      Вязьмитинова Ирина Петровна.        
                                                                     
 

    Ульяновск, 2011 г.
 

Содержание

 

Введение
      Проблема внезапности  войны нацистской Германии против Советского Союза остается весьма актуальной. По этому поводу высказываются различные мнения, нередко прямо противоположные. Одни утверждают, что внезапность имела место, так как советские войска к началу войны не были приведены в боевую готовность. Другие отрицают наличие внезапности в нападении Германии на СССР, ссылаясь на то, что советское руководство знало о приближавшейся войне, а страна и армия заблаговременно к ней готовились. Согласно последней точке зрения, фактор внезапности изобрел Сталин для оправдания собственных просчетов.
      Со  времен окончания ВОВ прошло более  полувека, но интерес к ее истории не ослабевает. Причин тому несколько. Во-первых, Вторая мировая война и ее основное содержание – Великая Отечественная Война советского народа - перекроили карту мира, определили новый мировой порядок в XX в. и скажутся еще и в XXI веке. Во-вторых, невиданные жестокости войны - многие десятки миллионов человек погибших и искалеченных на войне, в гитлеровских концлагерях, потерявших родных и близких, испытавших ужасы войны - заставляют даже не воевавшие поколения задаваться вопросами: «Кто виноват?» и «Что делать, чтобы это не повторилось?». В-третьих, война явилась жестоким экзаменом для стран с различными социальными системами, системами нравственных ценностей, традициями, культурой, экономикой, государственным устройством, руководителями стран и их вооруженных сил. В четвертых, война четко высветила основных врагов как нашей Родины, так и «простых» людей мира – руководителей транснациональных корпораций (ТНК) мира, которые являются фактическими руководителями стран Запада. Объективно присущие ТНК экономические интересы, алчность, требовали от них стать во главе мира, а для этого – организовать бойню Второй мировой войны с обязательной целью разгрома главного политического и экономического противника - СССР, овладения его ресурсами. И, конечно, как разгром СССР, так и закрепление его (разгрома) результатов, требовали и требуют искажения правды об истории ВОВ.
 

Подготовка  к нападению на СССР
Стремление  Германского руководства  скрыть свои намерения  о нападении на СССР.
     Германское  руководство стремилось скрыть свои намерения напасть на СССР. Во внезапности  нападения оно усматривало один из решающих факторов успеха войны и с самого начала разработки ее планов и подготовки делало все возможное, чтобы дезориентировать советское правительство и командование.
     Уже 9 июля 1940 г. германский военный атташе в Москве генерал Э. Кестринг по поручению начальника генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковника Ф. Гальдера1 посетил Наркомат обороны СССР и сообщил, что после разгрома Франции Германия не собирается держать на Западе много войск, часть их будет демобилизована, а часть переброшена на Восток. В Восточой Пруссии и на территории бывшей Польши будут созданы новые гарнизоны. Туда намечено перебросить значительное количество войск. Предстоящие военные перевозки, подчеркнул Кестринг, не должны вызывать беспокойства у командования Красной Армии. Информация об этом визите германского атташе была доложена Сталину и Молотову.
     С июня 1940 г. командование вермахта уделяло первостепенное внимание стратегической и оперативной маскировке подготовки войны против СССР. Так, при постановке задачи 18-й армии главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. Браухич в распоряжении от 29 июня 1940 г. подчеркивал, что переброска с запада и размещение у границ СССР соединений этой армии должны осуществляться таким образом, чтобы «не возбудить у русских подозрения о подготовке против них наступления».2
Приказ  о маскировке всех мероприятий связанных  с подготовкой  «восточного похода».
     6 сентября 1940 г. был издан специальный приказ3 начальника штаба верховного главнокомандования вермахта (ОКБ) о маскировке всех мероприятий, связанных с подготовкой «восточного похода». Приказ, в частности, требовал:
     1. Маскировать общую численность немецких войск на Востоке по возможности распространением слухов и известий о якобы интенсивной замене войсковых соединений, происходящей в этом районе. Передвижение войск обосновывать их переводом в учебные лагеря.
     2. Распространять соответствующим образом подобранные сведения для создания впечатления, что после западного похода противовоздушная оборона на востоке серьезно усилилась и что зенитные средства всех важных объектов укрепляются за счет трофейной французской техники.
     3. Работы по улучшению шоссейных и железных дорог и аэродромов объяснять необходимостью развития вновь завоеванных восточных областей, ссылаясь при этом на то, что они ведутся нормальными темпами и служат главным образом экономическим целям.
     Приказом  предусматривались и другие мероприятия, чтобы у Советского Союза не сложилось  впечатления, что Германия «подготовляет поход на Восток».
     Вопросы дезинформации и маскировки нашли  отражение во всех проектах «восточного похода», которые разрабатывались в генеральном штабе сухопутных войск (ОКХ) и штабе оперативного руководства ОКБ. «В интересах секретности,— говорилось в проекте, подготовленном представителем ОКБ. Полковником Лоссбергом,— следует на первом этапе ограничить доступ к материалам, связанным с «восточным походом», возможно более узким кругом людей из состава высших и старших командных инстанций» В подписанной 18 декабря 1940 г. Гитлером директиве № 21 («Вариант Барбаросса») подчеркивалось: «Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны»4 В этом документе намечался ряд конкретных мер по сохранению в тайне замысла войны против СССР. Директива ОКХ о сосредоточении и развертывании германских войск для нападения на СССР от 31 января 1941 г. требовала все подготовительные работы к «восточному походу» проводить «с соблюдением секретности».  Для сохранения тайны предполагалось располагать перемещаемые на Восток штабы в районах уже находящихся на Востоке штабов войск группы армий «Б», окончательное выдвижение войск «производить только в ночное время». Круг полностью осведомленных лиц требовалось по возможности «дольше ограничивать» только командующими группами армий, командующими армиями и танковыми группами, командирами корпусов, начальниками их штабов и оперативных отделов.
     15 февраля 1941 г. за подписью начальника штаба ОКБ генерал-фельдмаршала В. Кейтеля была издана директива по дезинформации и маскировке подготовки нападения на СССР в период сосредоточения и развертывания германских войск. В ней проведение дезинформационных мероприятий разбивалось на два этапа. На первом из них, рассчитанном примерно по апрель 1941 г., предусматривалось создать ложное представление относительно намерений германского командования, акцентируя внимание на планах вторжения в Англию и на подготовке операций «Марита» (на Балканах) и «Зонненблюмен» (в Северной Африке). Переброски войск для операции «Барбаросса» рекомендовалось представлять как обмен сил между Западом, Германией и Востоком, подтягивание тыловых эшелонов для операции «Марита» или подготовки обороны на случай советского нападения. На втором этапе, говорилось в директиве, когда скрыть подготовку к нападению на СССР станет уже невозможно, стратегическое развертывание сил для операции «Барбаросса» должно быть представлено как величайший в истории войн дезинформационный маневр с целью отвлечения внимания от последних приготовлений к вторжению в Англию. В директиве подчеркивалась необходимость как можно дольше держать в заблуждении относительно действительных планов командования вермахта даже те войска, которые предназначались для действий на Востоке. Чтобы создать иллюзию подготовки вторжения германских войск в Англию, немецкое командование приказало распространить дезинформационные сведения о несуществующем «авиадесантном корпусе», напечатать в массовом количестве топографические материалы по Англии, немецко-английские разговорники и т. д.
     В соответствии с директивой от 15 февраля Кейтель 9 марта 1941 г. направил персональные письма министру иностранных дел Риббентропу, а также генерал-губернатору бывших польских территорий и другим высокопоставленным гражданским лицам с просьбой включиться в проводимую по указанию фюрера кампанию по дезинформации с тем, чтобы сосредоточение войск на Востоке представить как подготовку к вторжению в Англию. Кейтель просил соответствующим образом проинструктировать должностных лиц, которые должны были принимать участие в организации проводимой кампании.
     Чтобы ввести в заблуждение советское  командование о действиях германских войск в Польше и Восточной Пруссии, командующий группой армий «Б» (с 22 июня 1941 г.— «Центр») генерал-фельдмаршал Ф. Бок5 24 марта 1941 г. отдал приказ о сооружении в соответствии с утвержденным Гитлером планом «Акте Берта» различных укреплений вдоль границы СССР, предназначенных якобы для обороны от возможного советского наступления. Было отдано распоряжение не препятствовать советской воздушной разведке наблюдать за производимыми работами. Оборонительные сооружения возводились немцами так, чтобы их можно было затем использовать в качестве исходных позиций для наступления против СССР. Особенно интенсивно строительство велось до конца мая. 14 июня по указанию Гитлера работы по плану «Акте Берта» были прекращены. Этим фюрер хотел усыпить беспокойство советского руководства, выраженное в сообщении тасс от 14 июня 1941 г.
     Мысль о том, чтобы изображать сосредоточение немецких войск на Востоке как чисто оборонительное мероприятие на случай нападения Советского Союза, была также подчеркнута в приказе Кейтеля6 от 3 апреля и в директиве Брау-хича № 644/41 от 7 апреля 1941 г. «Несмотря на перенос срока,— говорилось в приказе Кейтеля об операции «Барбаросса»,— приготовления и впредь должны маскироваться всеми возможными средствами и преподноситься войскам под видом мер для прикрытия тыла со стороны России»7.
     24 апреля 1941 г. Браухич отдал приказ об операции «Хайфиш», предусматривавшей мнимую высадку германских войск через Ла-Манш на южном побережье Англии. В действительности же восьми дивизиям 15-й и 1-й немецких армий, находившимся на французской территории, было приказано лишь имитировать подготовку к высадке с северного побережья Франции. Одновременно такая имитация велась со стороны Норвегии и Дании, а также из района полуострова Бретань. Она проводилась под кодовым наименованием «Гарпун». В подготовке этих операций предусматривалось три этапа. На первом (до конца мая) оккупационным войскам приказывалось подготовить районы, из которых должно было происходить десантирование войск. На втором (июнь — начало июля) должно было осуществляться сосредоточение войск, но предварительно, говорилось в указаниях ОКВ по этому поводу, войска, предназначенные для десантирования, направляются на Восток или в Германию, чтобы ввести англичан в заблуждение. Третий этап (десантирование) предусматривался на начало августа. Генеральный штаб ОКХ сообщил в подчиненные штабы, что все мероприятия, предусмотренные планами «Хайфиш» и «Гарпун», имели целью дезинформацию, а не действительную подготовку вторжения в Англию. Но об этом доводилось до сведения лишь очень ограниченного круга лиц. Подавляющее большинство германских военнослужащих было в неведении относительно подлинных замыслов своего командования.
     Руководство вермахта стремилось как можно дольше скрывать от личного состава своих войск все данные об операции «Барбаросса». В соответствии с указанием штаба ОКВ от 8 мая 1941 г. командиры соединений и частей должны были проинформировать офицерский состав о предстоящей войне против СССР примерно за 8 дней до начала наступления, а рядовой и унтер-офицерский состав — только в самые последние дни. В указании требовалось создавать среди германских войск и населения впечатление, что высадка на Британские острова является главной задачей летней кампании вермахта в 1941 г., а «мероприятия на Востоке носят оборонительный характер и направлены на предотвращение угрозы со стороны русских». В распоряжении начальника штаба ОКВ Кейтеля от 12 мая говорилось, что с 22 мая начнется вторая фаза дезинформации, в ходе которой подготовка к вторжению в Англию должна «осуществляться с особой убедительностью». «Чем ближе день нападения на Востоке, тем более грубые средства (в том числе разведкой и контрразведкой), — требовал Кейтель,— должны быть использованы в целях дезинформации. Все усилия останутся напрасными, если свои войска будут убеждены в предстоящем наступлении и слухи об этом просочатся в Германию. Напротив, среди личного состава войск на Востоке должны циркулировать слухи о прикрытии тыла со стороны России и об отвлекающем сосредоточении на Востоке. Вместе с тем войска на побережье Ла-Манша должны быть уверены в подлинности проводимой там подготовки».
     Со второй половины мая 1941 г. для всего вермахта были введены ограничения в пользовании полевой почтой. За несколько дней до нападения на СССР был отдан мнимый приказ о переброске многих соединений с востока на запад и одновременно запрещена военнослужащим этих соединений переписка на период переброски. Это дало повод к распространению среди германских солдат новой волны разнообразных слухов. В то же время из Берлина шли слухи, что осуществленный в конце мая захват германскими войсками острова Крит был генеральной репетицией вторжения в Англию.
Невозможность сохранить в тайне замысел нападения на СССР.
     Хотя  немецко-фашистское командование предприняло  все меры, чтобы сохранить в тайне замыслы нападения на СССР, все скрыть было невозможно. Масштабы подготовки войск были настолько велики, что о них становилось известно как в стране, так и за ее рубежами. Среди немецкого населения велись разговоры по этому поводу, высказывались различные догадки. В секретном докладе службы безопасности СС о внутри политическом положении в Германии № 185 от 12 мая 1941 г. говорилось: «К уже распространенным слухам изо дня в день добавляются новые, содержащие все более точные данные. Так, исходя из разных источников, рассказывают, что 30, 100 и даже 180 дивизий германской армии стоят в готовности на русской границе и что в Финляндии имеется еще 100 тыс. немецких солдат. Называются также сроки наступления на Россию: наиболее часто при этом говорят о 20 мая. В этой связи следует упомянуть и о слухах относительно визита фюрера в Данциг, с которым связывают возможность встречи фюрера в открытом море с Молотовым с целью урегулирования русско-германского конфликта дипломатическим путем, как это было в 1939 году... Как подтверждают многочисленные сообщения, источником слухов о России в большинстве случаев являются письма солдат, находящихся на русской границе»8.
     Подобные  слухи вызывали тревогу у нацистского  руководства. Существовала опасность, что он мог раскрыть англичанам германские планы относительно Советского Союза. Именно в этот момент в грандиозную кампанию по дезинформации общественного мнения решил включиться сам министр пропаганды нацистской Германии Геббельс9. Все свое влияние он решил использовать для сокрытия действительных намерений нацистов и обеспечения внезапности нападения на СССР.
 

Реакция советской стороны
Нарастающая угроза нападения  Германии – не секрет для Советского Союза.
     Для Советского Союза и его руководства  не была секретом нарастающая угроза военного нападения со стороны нацистской Германии. Информация о намерении Германии после разгрома Франции предпринять войну против СССР стала поступать в Москву с июня 1940 г. Уже 6 июня военный атташе СССР в Болгарии И. Ф. Дергачев сообщил, что, согласно достоверным источникам, Германия после заключения мира с Францией «в течение ближайшего времени... совместно с Италией и Японией внезапно нападет на СССР»10. Аналогичная информация содержалась и в докладе Главного управления пограничных войск НКВД от 28 июня 1940г. В последующие месяцы ценные сведения о германских замыслах против СССР стали поступать из Берлина, Цюриха, Бухареста, Софии, Токио, немецкого посольства в Москве, а также из разведотделов штабов приграничных военных округов. 9 июня 1940 г. советский военный атташе в Германии доложил о переброске немецких войск с запада на восток. 29 декабря он уже сообщил о том, что «Гитлер отдал приказ о подготовке к войне с СССР», которая начнется в марте 1941 г. 4 января он уточнил, что данные, переданные 29 декабря, «это не слухи, документ». В дальнейшем, основываясь на прежнем источнике, военный атташе сообщил о переносе немцами срока нападения на СССР на 22—25 июня «из-за замедленного хода операции на Балканах».
Анонимное письмо.
     Ценные  сведения о подготовке Германией  войны против СССР содержались и анонимном письме на немецком языке, полученном советским полпредством в Берлине по почте 5 декабря 1940 г. Это письмо уже 7 декабря было направлено в Москву В. М. Молотову, который довел его содержание до сведения Сталина. «Многоуважаемый г-н Полпред!— говорилось в письме,— Гитлер намеревается будущей весной напасть на СССР. Многочисленными мощными окружениями Красная Армия должна быть уничтожена». Затем в письме приводились конкретные доказательства агрессивных антисоветских намерений Германии и указывались направления предполагаемых ударов германских войск: один — из района Люблина, второй — из Восточной Пруссии. Автор анонимного письма сообщал о призыве в германскую армию новых контингентов. Ее численность к весне 1941 г. должна была достигнуть 10—12 млн. человек .
     7 февраля 1941 г. органами советской контрразведки были получены сведения о том, что за последнее время среди Дипкорпуса сильно окрепли слухи о возможности нападения Германии на Советский Союз. По одной версии это произойдет после разгрома немцами Англии, по другой, которая считается наиболее вероятной, Германия нападет на СССР до удара по Англии с целью обеспечить себе тыл и снабжение независимо от решительной схватки с Англией. Существует предположение, что Германия ударит с нескольких сторон одновременно, используя своих союзников, таких, как Япония и страны, находящиеся под контролем Германии, как, например, Финляндия и Румыния, которые имеют желание свести счеты с Советским Союзом.
     На  основе данных, полученных 6 марта 1941 г. из достоверного источника, Наркомат госбезопасности СССР сообщил в ЦКВКП(б) и СНК СССР о возможности нападения Германии на СССР летом 1941 г. даже в том случае, если она не сможет совершить вторжение в Англию. В донесении советского военного атташе из Белграда от 9 марта 1941 г. сообщалось, что «германский генштаб отказался от атаки английских островов» и ближайшей задачей поставил захват Украины и Баку.
     10 апреля 1941 г. Первое управление НКГБ СССР направило в Разведывательное управление Генерального штаба Красной Армии сообщение о продолжающейся концентрации немецких войск на советско-германской границе. В нем на основе анализа полученных агентурной разведкой данных приводились подробные сведения о дислокации воинских частей германской армии, передвижении немецких войск, строительстве укреплений, оборонительных сооружений и аэродромов.
     16 апреля 1941 г. органами советской контрразведки была перехвачена шифрограмма МИД Турции турецкому посольству в СССР, в которой сообщалось: «Побывавший несколько дней тому назад в Берлине источник подтвердил, что лица, с которыми он там встречался, полагают, что немцы концентрируют войска против России и что в начале или конце мая они нападут на России. Из немецких городов, расположенных на границе с Россией, эвакуируют гражданское население. Сведения, поступающие сюда, также подтверждают это»11.
     5 мая 1941 г. НКГБ СССР направил в ЦК ВКП (б), СНК СССР, НКО СССР и НКВД СССР сообщение о военных приготовлениях Германии на оккупированной территории Польши. В нем, в частности, указывалось: «Военные приготовления в Варшаве и на территории генерал-губернаторства проводятся открыто, и о предстоящей войне между Германией и Советским Союзом немецкие офицеры и солдаты говорят совершенно откровенно как о деле уже решенном. Война якобы должна начаться после окончания весенних полевых работ...
     С 10 по 20 апреля германские войска двигались через Варшаву на восток беспрерывно, как ночью, так и днем... По железным дорогам в восточном направлении идут составы, груженные главным образом тяжелой артиллерией, грузовыми машинами и частями самолетов...
     Немецкие  офицеры в генерал-губернаторстве усиленно изучают русский язык, а  также топографические карты  приграничных территорий СССР, которые каждому из них розданы...».
     Довольно  точные данные о группировке германских войск на Востоке сообщило Сталину, Тимошенко и другим политическим и военным руководителям СССР Разведывательное управление Генштаба Красной Армии    5 мая 1941 г. По его оценкам, общее количество германских войск, сосредоточенных против СССР, на 5 мая достигло 103—107 дивизий. Из них в Восточной Пруссии имелось 23—24 дивизии, против Западного особого военного округа — 29 дивизий, против Киевского особого военного округа — 31—34 дивизии, в Прикарпатской Украине — 4 дивизии, в Молдавии и Северной Добрудже — 10—11 дивизий. Предполагалось, что в дальнейшем численность германской группировки на границе с СССР могла увеличиться за счет освободившихся войск в Югославии. В сообщении Разведывательного управления отмечалась также усиленная подготовка для войны против СССР театра военных действий: строительство вторых путей на железнодорожных линиях, идущих с востока на запад, сооружение складов боеприпасов, горюче-смазочных материалов и других видов военного снаряжения .
     В сообщении, поступившем в Первое управление НГКБ СССР не позднее 16 мая 1941 г. от источника, работавшего в штабе германской авиации, говорилось: «... Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время... В военных действиях на стороне Германии активное участие примет Венгрия. Часть германских самолетов, главным образом истребителей, находится уже на венгерских аэродромах...».
     Вплоть  до 22 июня 1941 г. от советских разведчиков поступало много сведений о сосредоточении германских войск у западных границ СССР, об экономических и политических мероприятиях, свидетельствовавших об антисоветских намерениях германского руководства, о подготовке к участию в войне на стороне Германии Румынии, Венгрии, Финляндии и других ее сателлитов, о планах возможных действий вермахта и сроках их начала. Кроме того, о подготовке Германией войны против СССР советскому правительству официально сообщили представители Англии и США. Имеются также заслуживающие внимания свидетельства, что за несколько недель до начала Великой Отечественной войны германский посол в СССР Ф. Шуленбург, не разделявший антисоветские замыслы Гитлера и позже вставший на путь борьбы против него, решил предупредить руководство СССР о готовящейся агрессии. Он пригласил на обед находившегося в то время в Москве советского полпреда в Германии В. Г. Деканозова. В присутствии своего советника Г. Хильгера и переводчика Сталина В. Н. Павлова Шуленбург просил Деканозова передать Молотову12 и Сталину, что уже в ближайшее время Гитлер может напасть на СССР.
Просчеты  и ошибки военного руководства СССР.
     Хотя  по различным каналам в Москву поступало очень много информации об антисоветских замыслах Германии, в оценке ее политическое и военное руководство СССР допускало просчеты и ошибки. Прежде всего следует отметить, что Сталин и другие политические руководители СССР не доверяли разведке, ставили под сомнение ее данные, полагали, что в разведке засело много врагов народа. В частности, замечательного советского разведчика и патриота Рихарда Зорге они считали «двойником» и его сообщения рассматривали как дезинформацию. С особым недоверием Сталин относился к сведениям, источником которых являлись иностранные дипломатические службы. В их информации он видел происки империалистических кругов Запада. Так, полученное в апреле 1941 г. послание английского премьер-министра У. Черчилля, в котором содержались данные о подготовке Германией нападения на СССР, Сталин расценил как провокационную попытку побыстрее втянуть Советский Союз в войну с Германией и этим облегчить положение Англии. Подобным же образом была оценена и информация, поступившая от правительства США.
     Сталин, другие руководители Советского Союза  видели приближение войны, считали  возможным нападение Германии на СССР. Но они всячески стремились избежать войны или, по крайней мере, оттянуть ее на возможно более дальний срок. Осуществить это они надеялись прежде всего с помощью искусного ведения дипломатических отношений с Германией и другими капиталистическими странами. Этим целям служило и опубликование 14 июня 1941 г. сообщения ТАСС, которое квалифицировало слухи о намерении Германии напасть на СССР как лишенные «всякой почвы» и этим пыталось политически затруднить развязывание Германией войны против СССР. Однако поставленная цель не была достигнута.
     Германское  руководство решило полностью игнорировать сообщение ТАСС. Его курс на войну  с СССР был окончательным. Ничего менять оно не собиралось. Распространяемые из Берлина слухи о возможных переговорах с Советским Союзом, которые, вероятно, дошли и до Москвы, служили лишь целям дезинформации. Касаясь советских стремлений к новым контактам с Германией, Гитлер в беседе с Геббельсом 15 июня 1941 г. отметил: «... Сообщение ТАСС — это возрождение страха. Сталина охватывает дрожь перед приближающимися событиями. Его фальшивой игре будет положен конец»13. 18 июня советский нарком иностранных дел Молотов предпринял попытку переговорить с Гитлером по телефону, но ему в этом вежливо отказали. Безуспешными были и попытки советского полпреда в Берлине встретиться в те дни с Риббентропом.
     Молчаливая  реакция Берлина на сообщение  ТАСС, настойчивое уклонение германских руководителей от переговоров должны были насторожить военно-политическое руководство СССР, заставить его предпринять немедленные меры по приведению Вооруженных Сил в полную боевую готовность. Но целая неделя прошла фактически в бездействии. Только вечером 21 июня было принято решение предупредить приграничные военные округа о грозящей опасности и привести их войска в боевую готовность. Директива наркома обороны по этому вопросу, отправленная из Москвы в половине первого часа ночи 22 июня, дошла до большинства непосредственных исполнителей-уже после начала военных действий. Вторжение немецко-фашистских войск в СССР явилось внезапным для воинов западных приграничных округов.
     Внезапным был не только переход фашистскими  войсками советской границы. Внезапной явилась и сила ударов, с которой они обрушились на нашу страну с первого дня войны. К отражению этих ударов Вооруженные Силы СССР оказались неподготовленными.
     Имелся  также элемент внезапности идеологического  характера. Советские люди, воспитывавшиеся долгие годы в духе пролетарского интернационализма, считали трудящихся Германии страдающими от диктаторского режима, установленного гитлеровцами. Они ожидали, что немецкие рабочие, брошенные в войну против СССР, осознают преступность фашистской агрессии, ее враждебность интересам трудового народа, будут вести себя в соответствии с принципами классовой солидарности. Надежды эти не оправдались. Поведение, да и сознание большинства германских трудящихся, ставших солдатами, оказалось для советских людей совсем не таким, каким ожидалось.
     Вина  за просчеты в оценке возможного времени  нападения Германии на СССР, за внезапность  войны для страны, ее армии и народа ложится в первую очередь на Сталина, возглавлявшего руководство партией и страной. Сосредоточив в своих руках огромную власть и оказывая доминирующее влияние на окружавших его людей, он сам не сумел разобраться в сложной военно-политической обстановке того времени. Он переоценивал значение договора о ненападении с Германией, полагая, что Гитлер, исходя из опыта первой мировой войны, не рискнет вести войну на два фронта и постарается сначала разделаться с Англией. Германию Сталин считал еще недостаточно подготовленной для войны против такого сильного противника, как Советский Союз.
     Сильное дезориентирующее воздействие на Сталина  оказал и его обмен письмами с  Гитлером. Когда в начале 1941 г. Советскому Союзу стало известно о концентрации на территории Польши германских войск, Сталин направил Гитлеру личное конфиденциальное послание, в котором указывал, что создается впечатление о намерении Германии начать войну против СССР. На это Гитлер в ответном послании доверительно сообщил Сталину, что в Польше действительно сосредоточиваются крупные контингенты немецких войск, но они не направлены против СССР. Как глава государства он клятвенно заверял Сталина, что будет твердо соблюдать советско-германский договор о ненападении. На Западную и Центральную Германию, писал Гитлер, англичане совершают воздушные налеты, ведут с воздуха постоянное наблюдение за находящимися там войсками. -Германское командование, мол, переместило их из опасной зоны на восток, .чтобы спокойно проводить перевооружение. Хотя это была явная ложь, Сталину она показалась правдоподобной.
     Дезориентирующее  воздействие оказала на Сталина  и готовность Японии в апреле 1941 г. подписать с Советским Союзом пакт о нейтралитете. Сделано это было после визита японского министра иностранных дел Мацуоки в Германию, его встреч там с Гитлером. Сталин, видимо, считал, что если бы Германия собиралась в скором времени напасть на СССР, то Гитлер в какой-то мере проинформировал бы об этом Мацуоки и тот не стал бы стремиться к подписанию договора с Советским Союзом. В случае войны с СССР Германия, по мнению Сталина, должна была создать угрозу открытия второго фронта против СССР на Дальнем Востоке. Здесь Сталин явно просчитался. Гитлер был уверен в успехе своего молниеносного «восточного похода» без содействия Японии.
     Большую тревогу вызвало у Сталина  сообщение о перелете Гесса в Англию. В связи с имевшейся у него информацией о планах Германии относительно СССР он стал подозревать, что через Гесса англичане смогут договориться с немцами, что дало бы возможность Гитлеру повернуть свои военные усилия на Восток. По указанию Сталина всем находившимся в СССР иностранцам после эпизода с Гессом было запрещено выезжать за пределы Москвы. Прошло несколько недель, но никаких соглашений между Англией и Германией не последовало. Это успокоило Сталина. Он остался верен своим прежним взглядам на характер возможных действий Германии.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.