Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Мышление, сознание и интеллект у животных

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 25.04.2012. Сдан: 2011. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ 
 

УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  ЛЕСОТЕХНИЧЕСКИЙ  УНИВЕРСИТЕТ 
 
 
 
 
 
 
 

РЕФЕРАТ
по концепции современного естествознания
на тему:
«Мышление, сознание и интеллект у животных». 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Исполнитель: Шаламова А.В.
студентка ФЭУ-151 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Екатеринбург
2009 

Содержание
Глава 1. ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………...….3
1.1. Основные  направления науки о поведении  животных……………………………………....3
1.2. Классификации  основных форм поведения…………………………………………………..3
Глава 2. ЭЛЕМЕНТАРНОЕ МЫШЛЕНИЕ, ИЛИ РАССУДОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ЖИВОТНЫХ: Основные понятия и методы изучения……………………………………....6
2.1. Мышление человека: Определения и классификация……………………………………….6
2.2. Определения понятия “мышление животных”…………………………………………….....6
2.3. Основные направления изучения элементов мышления у животных. Экспериментальные модели………………………………………………………………………………………………..8
Глава 3. ИЗУЧЕНИЕ ЭЛЕМЕНТОВ СОЗНАНИЯ У ЖИВОТНЫХ………………………10
3.1. Основные характеристики сознания…………………………………………………………10
3.2. Способность животных к оценке знаний и намерений других особей (“теория ума”)…..11
Глава 4. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ У ЖИВОТНЫХ………………….14
4.1. Интеллектуальная деятельность животных в сравнительном аспекте……………………14
4.2. Естественный и искусственный интеллект………………………………………………….17
Глава 5. Заключение………………………………………………………………………….….21
Список  литературы………………………………………………………………………………22 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2 

Глава 1. ВВЕДЕНИЕ.
1.1. Основные направления  науки о поведении  животных.
    Поведение животных изучают биологи разного  профиля, а также психологи, поэтому исследования существенно различаются по своим теоретическим предпосылкам и методическим подходам, а также по вниманию к тем или иным сторонам поведения. Столь же неравнозначен вклад разных специалистов в анализ проблемы рассудочной деятельности (мышления) животных. Однако постепенно все эти первоначально разрозненные исследования находят точки соприкосновения и сливаются в единую современную науку о поведении животных. Эта наука пока еще не имеет “устоявшегося” названия. Иногда ее называют этологией, однако это представляется нам не вполне корректным. Дело в том, что существующее понятие “этология” относится только к видоспецифическим формам поведения, практически лишь в малой степени касаясь обучения во всех его разнообразных формах и еще меньше — зачатков мышления (см. 2.11). Нередко употребляют другое название — нейробиология, объединяющее широкий комплекс наук (его границы установить пока еще трудно), нацеленных на вскрытие общебиологических закономерностей поведения животных. Наконец, существует термин нейронауки (neurosciences) результат интеграции сведений, полученных в смежных областях знаний о мозге и поведении.
    В изучении поведения животных выделилось несколько самостоятельных, исторически  сложившихся направлений. Это зоопсихология и сравнительная психология, бихевиоризм, физиология высшей нервной деятельности, гештальтпсихология, этология и генетика поведения.
    Зоопсихология — направление отечественной психологии, изучающее проявления, закономерности и эволюцию психического отражения у животных разного уровня развития. Предметом исследований зоопсихологов является происхождение и развитие (фило- и онтогенез) психических процессов у животных, а также предпосылки и предыстория человеческого сознания.
    Примерно  такие же задачи имеет и сравнительная психология — направление исследований, в которых сопоставляются способности к обучению животных различных эволюционных ступеней развития.
    Бихевиоризм (от англ. behavior — поведение) — основанное Дж. Уотсоном направление американской экспериментальной психологии. Согласно его радикальной концепции все поведение животного (и человека) сводится к комплексу секреторных и мышечных реакций организма на внешние стимулы (концепция “стимул-реакция”).
    Физиология  высшей нервной деятельности (ВНД) — основанное в начале XX века И. П. Павловым научное направление, связанное с объективным изучением физиологических основ психики (в том числе и человека) методом условных рефлексов. Со временем содержание этого понятия претерпело существенные изменения.
    Психофизиология — пограничная область психологии, примыкающая к физиологии высшей нервной деятельности. Она ориентирована на установление корреляций между психическими явлениями, или состояниями, о которых узнают по словесному отчету либо другой произвольной реакции субъекта, и физиологическими процессами (вегетативными и двигательными реакциями), которые регистрируют объективными методами.
    Этология  (от греч. ethos — нравы, характер) — наука о поведении особи в естественной для данного вида среде обитания. Она сформировалась в 30-е годы XX века на базе зоологии и эволюционной теории. Этология развивалась в тесном контакте с физиологией, популяционной генетикой, генетикой поведения и др.
1.2. Классификации основных  форм поведения.
    Поведение животных бесконечно разнообразно по своим формам, проявлениям и механизмам. В настоящее время накоплен большой материал, который характеризует
3 

поведение как совокупность разных форм приспособительной деятельности.
    Существующие  в настоящее время системы  классификации поведения многообразны, так как число критериев, которые могут быть положены в ее основу, практически безгранично.
    Классификация Д. Дьюсбери (1981), частично переработанная авторами, подразделяет поведение на три основные группы — индивидуальное, репродуктивное и социальное.
    Индивидуальное  поведение включает разнообразные акты, направленные на выживание и жизнеобеспечение отдельной особи:
    Локомоция — перемещения животного в пространстве, необходимые для выполнения практически любых приспособительных функций.
    Манипуляционная активность совокупность действий особи с предметом, направленная на его адекватное использование в приспособительной деятельности. Составляет необходимый компонент пищевого, гнездостроительного, исследовательского, орудийного, а также других сфер поведения животного. Представляет собой систему определенным образом интегрированных элементов разного иерархического уровня.
    Исследовательская активность комплекс реакций, которые знакомят животное с окружающей средой или источником раздражения и создают основу для “индивидуального программирования поведения”.
    Кормовое (или пищедобывательное) поведение сложный, иерархически организованный многоуровневый комплекс двигательных актов, направленных на отыскание, схватывание, удержание добычи и последующее манипулирование с ней. На пищедобывательных реакциях основано большинство методик изучения высшей нервной деятельности животных.
    Поведение, направленное на поиск оптимального температурного режима, которое обеспечивает процессы терморегуляции.
    Защитное поведение, связанное с поисками убежища, избеганием опасностей, охраной детенышей.
    Игра совокупность специфически ювенильных проявлений всех форм поведения взрослого животного, характерная главным образом для молодых особей, или та форма деятельности, “в которой складывается и совершенствуется управление поведением на основе ориентировочной деятельности”.
    Орудийная деятельность особая категория индивидуального поведения, когда одни предметы окружающей среды используются для воздействия на другие в качестве средств, повышающих эффективность поведения в какой-либо сфере жизнедеятельности или даже уровень всего поведения в целом.
    Репродуктивное  поведение связано с образованием брачных пар, выведением потомства и его воспитанием (его рассмотрение не входит в нашу задачу).
    Социальное  поведение включает все типы взаимодействий животных в сообществе, диапазон которых очень широк. Одни животные ведут исключительно одиночный образ жизни, большинство других образует разнообразные по численности (до многих тысяч особей) и уровню сложности сообщества. Многие виды в течение года переходят от одиночного к общественному образу жизни. Такие переходы характерны для многих видов птиц, некоторых грызунов и хищных млекопитающих (волки).
    Один  из аспектов социальных взаимоотношений животных связан с проблемой высших когнитивных функций. Речь идет о структуре индивидуализированных сообществ, все члены которых различают друг друга “в лицо” и сложность организации которых зависит от уровня рассудочной деятельности вида.
    Другие  классификации поведения. Наиболее часто употребляемые классификации поведения подробно рассмотрены в фундаментальном руководстве Р. Хайнда “Поведение
животных”. Назовем некоторые из них.
    По непосредственным причинам, вызывающим тот или иной поведенческий акт. Например, все виды активности, частота или интенсивность которых достоверно
4 

    повышаются  под действием мужского полового гормона, можно объединить и обозначить как “половое поведение самца”. Подобно этому все виды взаимодействия самцов с соперниками могут быть описаны как “агонистическое поведение”.
    По функциям — группировка различных форм поведения в зависимости от той роли, которую они играют в жизни животного. Этот способ позволяет выделить такие категории, как угроза, ухаживание, добывание пищи и т. д.
    По происхождению в филогенезе — широко используется этологами при рассмотрении проблем эволюции поведения, в частности эволюции собственно инстинктивных действий. В ее основе лежит тщательное сравнительное изучение поведения видов с разной степенью родства.
    По способу формирования в онтогенезе — одна из важнейших и наиболее распространенных. Учитывает особенности проявления данного поведенческого акта в процессе индивидуального развития. Согласно этой классификации поведение традиционно подразделяют на врожденное (инстинктивное) и приобретенное в результате учения. Это приближается к принятому в физиологии ВНД выделению двух видов деятельности — условно- и безусловно-рефлекторной. Врожденное поведение обеспечивает приспособление особи к условиям среды, обычно характерным для вида в целом. Приобретенное поведение — способ индивидуального приспособления особи к меняющимся условиям среды.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
5 

Глава 2. ЭЛЕМЕНТАРНОЕ МЫШЛЕНИЕ, ИЛИ РАССУДОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ЖИВОТНЫХ: Основные понятия и методы изучения.
2.1. Мышление человека: определения и классификация.
    Прежде  чем переходить к описанию проявлений мышления животных, напомним, как психологи определяют мышление человека.
    Мышление  — это опосредованное и обобщенное отражение действительности, в основе которого лежит произвольное оперирование образами и которое дает знание о наиболее существенных свойствах, связях и отношениях между объектами окружающего мира.
    Мышление  представляет собой самую сложную  форму психической деятельности человека, вершину ее эволюционного  развития, поэтому разные авторы в  своих определениях делают акцент на разных сторонах этого многогранного  процесса. Психолог О. К. Тихомиров (1984), суммируя существующие мнения, определял мышление как познавательную деятельность, продукты которой характеризуются обобщенным, опосредованным отражением действительности.
 Формы мышления человека:
    индуктивное, опирающееся на логический вывод “от частного к общему” (построение аналогий);
    дедуктивное, опирающееся на логический вывод “от общего к частному” или “от частного к частному”, сделанный в соответствии с правилами логики;
    наглядно-действенное, базирующееся на непосредственном восприятии предметов в процессе действий с ними;
    образное, опирающееся на представления и образы;
    наиболее сложной формой является абстрактно-логическое, или вербальное, мышление.
    Принято считать, что процесс мышления осуществляется с помощью мыслительных операций — анализа, синтеза, сравнения, обобщения и абстрагирования. Результатом процесса мышления у человека являются понятия, суждения и умозаключения.
    К настоящему времени сформулированы следующие представления о мышлении животных:
    Зачатки мышления имеются у довольно широкого спектра видов позвоночных — рептилий, птиц, млекопитающих разных отрядов. У наиболее высокоразвитых млекопитающих — человекообразных обезьян — способность к обобщению позволяет усваивать и использовать языки-посредники на уровне 2-летних детей.
    Элементы мышления проявляются у животных в разных формах. Они могут выражаться в выполнении многих операций, таких как обобщение, абстрагирование, сравнение, логический вывод, экстренное принятие решения за счет оперирования эмпирическими законами и др. (см. гл. 4, 5).
    Разумные акты у животных связаны с обработкой множественной сенсорной информации (звуковой, обонятельной, разных видов зрительной — пространственной, количественной, геометрической) в разных функциональных сферах — пищедобывательной, оборонительной, социальной, родительской и др.
    Мышление  животных — не просто способность  к решению той или иной задачи, это системное свойство мозга, причем, чем выше филогенетический уровень животного и соответствующая структурно-функциональная организация его мозга, тем большим диапазоном интеллектуальных возможностей оно обладает.
2.2. Определения понятия “мышление животных”.
    Современные представления о мышлении животных складывались на протяжении всего XX столетия и во многом отражают использованные авторами исследований
6 

методические  подходы. Интервал времени между  некоторыми работами этого направления  составил более полувека, поэтому  их сопоставление позволяет проследить, как менялись взгляды на эту исключительно  сложную форму высшей нервной  деятельности.
    У высокоорганизованных животных (приматов, дельфинов, отдельных видов птиц) мышление не ограничивается способностью к решению отдельных задач, но представляет собой системную функцию мозга, которая проявляется при решении разнообразных тестов в эксперименте и в самых разных ситуациях в естественной среде обитания.
    В структуру процесса мышления многие авторы включали способность как  к экстренному решению тех  или иных элементарных логических задач, так и к обобщению.
    В. Келер (1925), впервые исследовавший проблему мышления животных, пришел к выводу, что человекообразные обезьяны обладают интеллектом, который позволяет им решать некоторые проблемные ситуации не методом проб и ошибок, а за счет особого механизма — “инсайта” (“проникновения” или “озарения”), т.е. за счет понимания связей между стимулами и событиями.
    В основе «инсайта» лежит, по мнению В. Келера, тенденция воспринимать всю ситуацию в целом и благодаря этому принимать адекватное решение, а не только автоматически реагировать отдельными реакциями на отдельные стимулы.
    Современник и единомышленник В. Келера американский исследователь Р. Йеркс на основе разнообразных экспериментов с человекообразными обезьянами пришел к выводу, что в основе их когнитивной деятельности лежат “иные процессы, нежели подкрепление и торможение. Можно предполагать, что в скором времени эти процессы будут рассматриваться как предшественники символического мышления человека...”.
    Американский  психолог Н. Майер показал, что одна из разновидностей мышления животных — способность в новой ситуации реагировать адекватно за счет экстренной реорганизации ранее приобретенных навыков, т.е. за счет способности “спонтанно интегрировать изолированные элементы прошлого опыта, создавая новую, адекватную ситуации поведенческую реакцию”.
    Н. Н. Ладыгина-Котс писала, что “обезьяны имеют элементарное конкретное образное мышление (интеллект), способны к элементарной абстракции и обобщению. И эти черты приближают их психику к человеческой”. При этом она подчеркивала, что “...их интеллект качественно, принципиально отличен от понятийного мышления человека, имеющего язык, оперирование словами как сигналами сигналов, системой кодов, в то время как звуки обезьян, хотя и чрезвычайно многообразны, но выражают лишь их эмоциональное состояние и не имеют направленного характера. Обезьяны, как и все другие животные, обладают лишь первой сигнальной системой действительности”.
    Способность к экстренному  решению новых  задач. Способность устанавливать “новые связи в новых ситуациях” составляет важное свойство мышления животных (Дембовский, 1963; 1997; Ладыгина-Котс, 1963; 1997; Рогинский, 1948).
    Л. В. Крушинский (1986) исследовал эту способность как основу элементарного мышления животных.
    Мышление, или рассудочная деятельность (по Крушинскому), — это “способность животного улавливать эмпирические законы, связывающие предметы и явления  внешнего мира, и оперировать этими законами в новой для него ситуации для построения программы адаптивного поведенческого акта”.
    При этом Л. В. Крушинский имел в виду ситуации, когда у животного нет готовой программы решения, сформированной в результате обучения или обусловленной инстинктом.
    Американский  исследователь Д. Рамбо, анализирующий процесс символизации у антропоидов, подчеркивает когнитивную природу этого явления и рассматривает мышление животных как “адекватное поведение, основанное на восприятии связей между предметами, на представлении об отсутствующих предметах, на скрытом оперировании символами”.
    Другой  американский исследователь, Д. Примэк также приходит к выводу, что “языковые” способности шимпанзе (сложная форма коммуникативного поведения) связаны с “умственными процессами высшего порядка”.
7 

    К таким процессам Примэк относит  способности к сохранению “сети  персептивных образов-представлений, к использованию символов, а также к мысленной реорганизации представления о последовательности событий”.
    Он выделил следующие ситуации, которые надо исследовать, чтобы доказать наличие мышления у животных:
    решение задач, моделирующих естественные для животного ситуации (“natural reasoning”);
    построение аналогий (“analogical reasoning”);
    осуществление операций логического вывода (“inferential reasoning”);
    способность к самосознанию.
    Способность к обобщению и  абстрагированию и формированию довербальных понятий. Это еще одно важнейшее проявление зачатков мышления животных. Как указывает Фирсов (1987) возможно, именно эта форма высшей нервной деятельности составляет первооснову других, выше перечисленных проявлений мышления. Л. А. Фирсов дает следующее определение данной способности:
    “Способность  к обобщению и абстрагированию  — это умение животного в процессе обучения и приобретения опыта выделять и фиксировать относительно устойчивые, инвариантные свойства предметов и их отношений”.
    Способность предвидеть результаты собственных действий. Ряд авторов, исследовавших разумные элементы в целостном поведении животных в естественных или близких к ним условиях, особо отмечает еще и этот вид высшей нервной деятельности, а также способность к “активному оперированию следовыми образами и планированию действий”.
    Так, всестороннее знание поведения в  естественной среде обитания привело этолога Дж. Гудолл (1992) к уверенности в том, что шимпанзе обладают зачатками мышления, которые проявляются в разнообразных формах и многих ситуациях. Она пользуется таким определением мышления:
    “Умение планировать, предвидеть, способность  выделять промежуточные цели и искать пути их достижения, вычленять существенные моменты данной проблемы — вот в сжатом виде суть рассудочного поведения”.
    “Социальное сознание”. Это особая грань процесса мышления животных (social cognition), которая проявляется в способности учитывать поведение сородичей — совершаемые ими действия и их последствия. Примэк и Вудраф первыми начали систематическое изучение способности шимпанзе к отвлеченной оценке мысленных состояний других особей и прогнозированию на этой основе их намерений.
    Мышление  животных обеспечивает (теми или иными  способами) способность сразу же адекватно реагировать на новую  ситуацию, для которой нет ранее  подготовленного решения.
2.3. Основные направления изучения элементов мышления у животных. Экспериментальные модели.
    Для экспериментального изучения зачатков мышления животных используются достаточно многочисленные и разнообразные  по своей природе тесты. Часть  из них в той или иной степени  воссоздает проблемные ситуации, которые  могут возникать в естественной среде обитания. Их решение основано на способности животного оперировать так называемыми “эмпирическими законами”, т.е. естественно присущими среде физическими закономерностями. Наряду с ними в экспериментах используются задачи, логическая структура которых задается произвольно и которые не имеют аналогов в природной среде.
    Исследования  способности животных к решению задач  в новых, экстренно  возникших ситуациях, для выхода из которых у них нет “готового решения” и которые могут быть решены “за счет улавливания связей и соотношений между предметами и явлениями”, за счет “активного овладения закономерностями окружающей среды” при первом же предъявлении. Следует подчеркнуть, что во всех случаях возможно логическое решение задачи на основе мысленного анализа ее условий, т.к. по своей природе она не
8 

требует предварительных “проб и ошибок”. Л. В. Крушинский называл их “элементарными логическими задачами”. Они представляют собой альтернативу ситуациям, где нужный результат не может быть достигнут иначе, чем методом проб и ошибок на основе повторения, совпадения, подкрепления стимулов и/или реакций.
    Способность животных решать задачи за счет переноса ранее  выработанной реакции  на новые стимулы (или  наборы стимулов) и  в новые ситуации. В основе этого типа элементарного мышления лежит функция обобщения, т.е. способность в процессе обучения выделять признаки, общие для ряда стимулов, или выявлять закономерности, лежащие в основе решения ряда однотипных задач.
    Часть тестов в той или иной степени  была заимствована из арсенала методов психологии человека и модифицирована для опытов на животных:
    оценка способности к операциям логического вывода;
    оценка способности к построению аналогий.
    В тех случаях, когда животным предъявляют  задачи, решение которых у человека связано с функцией второй сигнальной системы, их необходимо преобразовать в невербальную форму. Примером такого преобразования может служить тест на транзитивное заключение, предложенный американским исследователем Д. Гилланом. Этот тест был разработан для опытов на шимпанзе, но оказалось, что его можно с успехом использовать для ворон и голубей.
    Очевидно, сам по себе факт решения подобного  теста не означает, что животные и человек решают его с помощью  одних механизмов. Поэтому необходимо особенно тщательно проанализировать, действительно ли в основе решения лежит предполагаемая экспериментатором логическая операция или животные используют более простой механизм, например ассоциативное обучение.
    В основе большинства элементарных логических тестов, используемых для оценки рассудочной деятельности, лежат проблемные ситуации, связанные с добыванием пищи. В одних случаях животное все время видит приманку, которая отделена от него какой-либо преградой или расстоянием, в других она тем или иным способом исчезает из поля зрения.
    Если  животное без специального обучения, без проб и ошибок, при первом же предъявлении “изобретает” способ достижения приманки, такое решение  рассматривают как проявление мышления.
    Следует подчеркнуть, что во втором типе задач, когда приманка исчезает из поля зрения, животное должно руководствоваться при решении не ее непосредственным воздействием на органы чувств, а ее “мысленным образом”. Такое решение еще раз свидетельствует о когнитивной природе этих явлений. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

9 

Глава 3. ИЗУЧЕНИЕ ЭЛЕМЕНТОВ СОЗНАНИЯ У ЖИВОТНЫХ. 
3.1. Основные характеристики сознания.
    Сознание  — это наиболее сложная форма человеческой психики, высшая ступень психического отражения, связанная со “способностью идеального воспроизведения действительности в мышлении” (Большой энциклопедический словарь, 1996).
    Сознание  представляет собой “специфическое состояние мозга, позволяющее осуществлять совокупность важнейших когнитивных процессов — ощущение и восприятие, память, воображение и мышление” (Соколов, 1997).
    Сознание связано с “субъективными переживаниями своих мыслей, чувств, впечатлений и возможностью передать их другому с помощью речи, действий или продуктов творчества” (Данилова, 1999).
    Мнения  психологов и философов о непосредственных причинах возникновения сознания человека очень разнообразны. Они не являются предметом нашего анализа. Отметим только, что привычное отечественному читателю выражение “труд создал человека”, как и целый ряд других, подвергается в настоящее время пересмотру не в последнюю очередь благодаря исследованиям зачатков мышления и сознания у животных.
    Долгое  время вопрос о наличии у животных сознания был объектом чисто абстрактных  рассуждений философов. В конечном итоге все они сводились к  тому, что у животных сознания быть не может, “потому что (по А. П. Чехову) не может быть никогда”. Действительно, проблема сознания у животных предрасполагает к спекуляциям в связи с трудностью экспериментального изучения этого феномена. Тем не менее, в настоящее время в этой области науки имеются реальные достижения. Прежде чем описывать их, перечислим некоторые характеристики сознания человека, зачатки которых в той или иной степени были исследованы у животных.
    Сознание — совокупность знаний об окружающем мире, в которую включены также знания о социальном окружении субъекта; как следует из самого слова (“сознание”) — это совместные знания, постоянно обогащаемые новой информацией. Это обогащение оказывается возможным благодаря более или менее высокоразвитой способности к восприятию, а также благодаря мышлению, которое обеспечивает обобщенное и опосредованное отражение действительности. Развитие и проявления “социального” аспекта сознания возможны именно благодаря высокоразвитому мышлению и возможности передавать информацию с помощью символов, т.е. в словесной форме. Вопрос о происхождении сознания человека или о его биологических предпосылках, непосредственно связан с проблемой мышления животных. В предыдущих главах мы уже показали, что в мышлении высокоорганизованных животных можно найти черты сходства с наиболее сложными формами мышления человека, включая способность к образованию отвлеченных довербальных понятий и овладение элементами символизации в разных ситуациях.
    Сознание определяет целенаправленность поведения, его волевую, произвольную регуляцию. Это формирование человеком целей деятельности, когда анализируются ее мотивы, принимаются волевые решения, учитывается ход выполнения действий и вносятся необходимые коррективы.
    Сознание обеспечивает преднамеренность коммуникации, причем (как и у человека) эта преднамеренность включает в себя элементы обмана и дезинформации; возможность преднамеренно передавать информацию другому субъекту у человека обеспечивается наличием языка, а у животных элементы такого поведения выявлены благодаря обучению языкам-посредникам.
    Сознание позволяет человеку отделить “Я” от окружающего мира, т.е. обеспечивает самоузнавание.
    Сознание обеспечивает способность оценивать знания, намерения, мысленные процессы у других индивидов (“эмпатия”).
10 

3.2. Способность животных к оценке знаний и намерений других особей.
    Для решения вопроса о наличии  у животных элементов самосознания необходимо выяснить, могут ли они  оценивать, какими знаниями обладают другие особи, и понимать, каковы могут быть их ближайшие намерения. Поскольку  достаточно наглядно продемонстрировано, что антропоиды способны узнавать себя в зеркале, можно предположить, что они обладают не только понятием собственного “Я”, но могут также видеть себя как бы со стороны. Это позволяет поставить вопрос о наличии у них другой связанной с сознанием функции — способности оценивать поведение партнеров не только по их внешнему поведению, но в какой-то мере проникать в их намерения, строить гипотезы о мысленных состояниях других особей.
    О том, что обезьяны, присутствуя при  решении задач сородичем или человеком, следят за действиями и могут мысленно “ставить” себя на их место, писал еще в 20-х годах В. Кеплер. Ему удалось увидеть, что шимпанзе не только наблюдают за действиями другой обезьяны, пытающейся громоздить ящики или соединять палки, чтобы достать банан, но и сами, находясь в стороне, пытаются имитировать нужные действия. При этом они не повторяют движений другой обезьяны, не подражают ей, а самостоятельно “изображают” весь процесс, подсказывая и предвосхищая соответствующие операции.
    Одним из первых способность животных “поставить себя на место сородича” экспериментально исследовал американский ученый Д. Примэк. В его опытах участвовали двое: “актер” (один из дрессировщиков) и  уже известная самка шимпанзе Сара. Обезьяне показывали небольшие видеосюжеты, в которых знакомые ей люди пытались решать задачи, требовавшие элементарной сообразительности. Одному, например, нужно было выбраться из запертой на ключ комнаты или согреться, когда электрокамин стоял рядом, но не был включен в сеть. “Актер” не совершал необходимого действия, а только показывал, что нуждается в его выполнении. По окончании каждого сеанса обезьяне давали на выбор 2 фотографии, причем только на одной из них было показано решение задачи: например, изображен ключ или включенный в сеть обогреватель. Как правило, Сара выбирала нужную фотографию, т.е. наблюдая за действиями человека, она имела четкое представление, что ему нужно делать в данной ситуации, чтобы достичь цели.
    Затем задачу усложнили и наряду с фотографиями правильных решений ей предлагали неправильные — сломанные ключи, камин с оборванными проводами и т.п. Из нескольких вариантов решения Сара, как правило, выбирала правильный. Более того, на выбор обезьяны влияло ее личное отношение к действующему на видеозаписи субъекту. Например, в одном сюжете ей показывали, что ящик с камнями мешает человеку дотянуться до бананов. Если “актером” был любимый ею тренер, Сара выбирала “хорошие” фотографии (где камни вынуты и ящик отодвинут), для нелюбимого она выбирала “плохие” варианты, например, где человек лежит на полу, засыпанный камнями.
    Шимпанзе  обладают не только способностью к  самоузнаванию, но и более сложной  когнитивной функцией, позволяющей  поставить себя на место другого индивидуума, понять его потребности или учитывать намерения. Иными словами, у животного имеется представление о существовании мысленных процессов у других особей. Примэк назвал эту форму когнитивных способностей “теория ума”.
    Этот  термин прочно вошел в западную литературу. Он не отражает сущности явления, и в русской литературе о поведении и психике животных термин пока не имеет точного эквивалента.
    Его можно сопоставить с введенным  О. К. Тихомировым (1984) термином “Я-мышление”. При анализе самосознания человека психологи обычно разделяют образный и понятийный компоненты — “образ Я” и “понятие Я”, т.е. образное представление и отвлеченное понятие собственного “Я”. Термин, введенный Тихомировым, подразумевает процесс выработки человеком знаний о самом себе, процесс осознавания, при котором человек как личность, индивид, индивидуальность является не только субъектом, но и “объектом мышления”.
11 

    Экспериментальное исследование этой когнитивной функции  в 90-е годы XX века предпринял Д. Повинелли. Он получил ряд новых доказательств  того, что животные, узнающие себя в зеркале, способны и к некоторым формам осознания мысленных состояний, намерений и знаний других особей. Особенно убедительным представляется следующий эксперимент.
    Способность человекообразных обезьян “поставить себя на место другого” сравнивали с возможностями приматов других видов, в частности макаков-резусов, не узнающих себя в зеркале. Обладают ли этим свойством макаки-резусы, показывает тест на “перемену ролей”. Опыт заключается в следующем. Экспериментальная установка напоминает детскую настольную игру в хоккей, где пара игроков передвигает фигурки и манипулирует мячом с помощью нескольких специальных стержней. Достичь результата (получить приманку) два животных могут, лишь вместе выполняя определенные действия, причем каждое — свои. Таким образом, каждая обезьяна выучивает свою роль в этом взаимодействии. Затем животных меняют местами, и теперь они должны выполнять те действия, которые раньше выполнял партнер, т.е. происходит “смена ролей”. В экспериментах Д. Повинелли антропоиды справлялись с ней успешно и практически сразу начинали правильно выполнять новые функции. Это означает, что на предыдущих стадиях обучения они наблюдали за действиями партнера и, оказавшись на его месте, быстро воспользовались приобретенным опытом. В отличие от антропоидов, макаки-резусы в новой ситуации должны были “выучивать роль” сызнова — использовать опыт партнера они не могли.
    Результаты  этих опытов свидетельствуют о коренных различиях человекообразных и низших узконосых обезьян по способности  к самоузнаванию, оценке знаний других особей и умению “поставить себя на место сородича”.
    Согласно  гипотезе Повинелли, появлению самоузнавания  способствует усиление произвольного контроля локомоции у человекообразных обезьян, которое, в свою очередь, обусловлено большой массой их тела. Когда эти животные перемещаются по тропическому лесу, им необходимо более часто и более тщательно, чем мелким обезьянам, оценивать предстоящий маршрут. Они должны уметь определять, может или нет выдержать их вес та или иная опора. Очевидно, что у мартышковых обезьян таких проблем не возникает. Возможно, что именно необходимость соотносить свои размеры тела (длину и вес) с возможностью перемещения по недостаточно прочным опорам и была тем фактором, который повлиял на формирование у антропоидов способности “посмотреть на себя со стороны”, т.е. представлений о “схеме своего тела” и, в конечном случае, способности самоузнавания.
    В свою очередь у макак локомоция  определяется достаточно ригидными  и стереотипными движениями, которые  близки по своим физиологическим механизмам к видоспецифическим фиксированным комплексам действий. У шимпанзе движения значительно сложнее и пластичнее, управление ими базируется на “произвольном” контроле. Появление у человекообразных обезьян произвольного контроля сложных движений и представлений о “схеме тела”, высокое развитие сенсомоторной функции обеспечили прогрессивное развитие их психики — способностей к самоузнаванию и к пониманию наличия знаний и намерений у других особей.
    Гипотеза  Повинелли, несомненно, интересна, но нуждается  в более убедительном подтверждении. По нашему мнению, произвольный контроль локомоции нельзя рассматривать в изоляции от других показателей усовершенствования всех двигательных, сенсорных и когнитивных способностей антропоидов, обусловленных прогрессивным усложнением строения и функций их мозга.
    Закономерно возникает вопрос: существуют ли подобные способности у других млекопитающих, могут ли они подобно антропоидам, учитывать не только внешние проявления поведения других особей, но и их скрытые намерения? Данных, которые  позволяли бы точно ответить на этот вопрос, до сих пор практически нет. Не исключено, что какие-то формы такой способности (пусть и совсем элементарные) могут существовать и у более примитивных животных, чем антропоиды. Во всяком случае, такую возможность
12 

допускал Л. В. Крушинский (1968). На основе своих наблюдений за медведями в новгородских лесах он пришел к выводу, что при встрече с человеком эти звери строят стратегию отступления, как бы учитывая возможные ответные шаги человека.
    Когда медведь встретился с Леонидом Викторовичем почти на гребне лесного бугра, он убежал не назад за этот бугор (откуда он не смог бы видеть действий человека), а стал отступать таким образом, чтобы иметь возможность видеть маневры “противника”, т.е. держать его в поле зрения максимально долгое время. Медведь прибегнул к этой тактике несмотря на то, что траектория, по которой он уходил от человека, не была кратчайшей. Анализируя этот случай, Л. В. Крушинский писал: “Действуя таким образом, медведь, по-видимому, должен был наделить меня такими понятиями, которые имеются у него и которыми он оперирует в повседневной жизни” (курсив наш. — Авт).
    Это и другие наблюдения привели Крушинского  к мысли, что столь высокоорганизованные хищные млекопитающие, как медведи, способны реагировать не только на непосредственные действия других животных и человека, но и оценивать их намерения, предполагая с их стороны возможные “контрдействия”, которые в подобных ситуациях совершают сами медведи.
    Разумеется, такие наблюдения отрывочны и  могут показаться не очень убедительными. В то же время следует отметить, что Л. В. Кру-шинский обратил внимание на такие явления, описал их и, что самое главное, дал им вышеупомянутую трактовку еще в конце 60-х годов, до начала ставших впоследствии знаменитыми опытов с “говорящими обезьянами”, до появления работы Примэка по “theory of mind”, в период, когда только начинались исследования Дж. Гудолл.
    Способность узнавать свое отражение в зеркале, а также оценивать мысленные  состояния и намерения других особей и “ставить” себя на их место формируется на “дочеловеческом” этапе эволюции. Эти способности обнаружены только у человекообразных обезьян, тогда как другие приматы ни одной из них не обладают. Узнавать себя шимпанзе начинают в том же возрасте (около 4 лет), когда у них созревают другие высшие когнитивные функции — целенаправленное применение орудий, формирование довербальных понятий и др. Вопрос о возможности самоузнавания высшими позвоночными других таксонов требует специального изучения. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

13 

Глава 4. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ У ЖИВОТНЫХ.
    Дарвин  считал, что в развитии психических  способностей животных существует эволюционная непрерывность. Он выступал против широко распространенного мнения о том, что животные представляют собой просто автоматы и по сравнению с человеком находятся на гораздо более низком уровне психического развития. В своей работе «Происхождение человека» (1871) Дарвин утверждал, что «животные обладают определенной способностью к рассудочной деятельности» и что «разница между психикой человека и психикой высших животных, как бы ни была она велика, - это, конечно, разница в степени, а не в качестве». В публикациях ученика Дарвина Джорджа Романеса интеллект животных был даже преувеличен. Его книга «Ум животных» (1882) была первой попыткой научного анализа интеллектуальной деятельности животного. Многие доводы Романеса имели анекдотический характер, и его книга была полна историй, рассказанных респектабельными членами Викторианского общества.
    Романес определял интеллект как способность «подгонять» свое поведение к изменяющимся условиям жизни. Его некритическая оценка способностей животных вызвала протест со стороны Моргана и последующих бихевиористов, которые пытались свести интеллект животных только к специфическим способностям. Они критиковали «анекдотический» подход к этой проблеме и разработали строгие критерии, на основе которых можно было говорить о психических способностях животных. Ллойд Морган вдохновил Эдварда Торндайка на исследование процесса научения методом проб и ошибок, и, таким образом, он невольно оказался основателем бихевиористского направления в психологии животных. В своей книге «Введение в сравнительную психологию» (1894) Морган высказал предположение о том, что способности более высокого порядка развиваются на основе более примитивных; он предложил психологическую шкалу психических способностей.
    Хотя  эта идея об эволюционной шкале способностей в виде некой лестницы и оказала  заметное влияние на развитие психологии животных, однако в настоящее время  эта точка зрения уже неприемлема. При изучении строения мозга и способностей животных различных видов стало совершенно очевидным, что животные различных видов в различных экологических условиях проявляют огромное разнообразие типов интеллектуальной деятельности. Это очень затрудняет определение понятия интеллект, но подчеркивает важность его исследования у животных с функциональной точки зрения, так же, как и изучения обеспечивающих его механизмов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.