На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Вириальный парадокс и проблема «скрытой массы»

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 26.04.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Санкт-Петербургский  Государственный  Университет
Факультет Прикладной математики – Процессов управления 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Реферат по предмету «Физика. Колебания и Волны»
на  тему: «Вириальный  парадокс и проблема «скрытой массы» » 
 
 
 
 

Выполнила студентка
3 курса 310 группы
Морозова  К.А. 
 

Проверил  доцент кафедры
космических технологий и
прикладной  астродинамики
Осипков Л.П. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Санкт-Петербург
2011-2012 уч.год.
 

Содержание
 

Историческая  справка

     Мнение  о том, что мы и наше ближайшее  окружение изготовлены из одних и тех же кирпичиков, электронов и барионов (протонов и нейтронов), что и весь безграничный космос, является иллюзией.
     Наше  родимое электронно-барионное вещество составляет лишь малую долю (около 1/7) «материальной» части нашей Вселенной. Остальные 6/7 приходятся на совсем иную материю, о которой ровно ничего не известно. Но даже вместе с этой загадочной материей все наличные барионы и электроны (общим числом примерно 1078) составляют меньше 30% общей массы Вселенной. Остаток обеспечивает некое поле, концентрирующее в себе энергию физического вакуума. Так что если из Космоса убрать все, что только видят телескопы, он практически не похудеет.
     Как же ученые заподозрили, что на общепринятом портрете Вселенная представлена с  изрядным недовесом? Во второй половине 1920-х годов три блестящих астронома – шведы Бертил Линдблад и Густав Стромберг, работавший в калифорнийской обсерватории Маунт-Вильсон, и голландец Ян Оорт изучали движение светил нашей Галактики. Стромберг доказал, что звезды совершают не только упорядоченные, но и хаотические движения, похожие на движение молекул в газе. Линдблад обнаружил, что все звезды обращаются вокруг центральной части Млечного Пути. Наконец, в 1927 году Оорт выяснил, что угловая скорость вращения звезды зависит от расстояния от нее до галактического ядра и что близкие к ядру звезды крутятся быстрее периферийных, следуя примеру планет Солнечной системы. Хотя этот вывод непосредственно следует из законов Кеплера и сегодня результаты Оорта выглядят почти тривиальными, не стоит забывать, что в те времена никто не знал о спиральной структуре Млечного Пути.
В начале 1930-х  годов уже было доказано, что звезды не просто вращаются вокруг центра Галактики, но и смещаются в направлении, перпендикулярном ее главной плоскости. Еще в 1919 году знаменитый британский астрофизик Джеймс Джинс установил математическую закономерность, которой подчиняются подобные смещения. Его уравнение связывает вертикальное движение звезды с гравитационным потенциалом галактического диска, который, в свою очередь, зависит от его полной массы. В 1932 году Оорт пришел к выводу, что эта масса приблизительно равна общей массе всех звезд. Отсюда следовало, что галактический диск содержит некие несветящиеся объекты, которые вносят пятидесятипроцентный вклад в его поле тяготения. Так родилась гипотеза о существовании в глубинах космоса массивной, но невидимой субстанции (вернее, невидимой для оптических телескопов, поскольку других в то время просто не существовало). Эту субстанцию тогда чаще именовали скрытой массой, но со временем за ней прочно закрепилось общепринятое ныне название «темная материя». 

     Строго  говоря, Оорт не был стопроцентно оригинален – о существовании невидимой  космической материи догадывались и его учитель Якобус Каптейн, и Джинс (да и термин «темная материя» робко появился в астрономическом лексиконе еще в начале 1920-х годов). Однако именно Оорт первым обосновал эту гипотезу с помощью данных звездной статистики. В будущем она полностью подтвердилась, хотя и не в интерпретации Оорта. Он совершил ряд технических ошибок в наблюдениях, которых тогда было нелегко избежать. Для определения плотности звездного «газа» и траекторий движения его «частиц» следовало опираться на наблюдения одних и тех же светил, а Оорт этого не знал. Были и иные неточности, типичные для того времени. Много позже, уже в эпоху спутниковой астрономии, ученые доказали, что диск Млечного Пути не содержит или почти не содержит темной материи. Но хотя в конкретном случае Оорт оказался неправ, интуиция его все же не подвела. 

     В 1933 году другой блестящий астроном, Фриц Цвикки, приступил к наблюдениям обширного скопления галактик, которое в начале ХХ столетия открыл немецкий астроном Макс Вулф. Оно расположено в 300 млн. световых лет от Млечного Пути и на земном небосводе лежит в районе созвездия Волосы Вероники (Coma Berenices), откуда и получила свое название – скопление Кома. Оно состоит из тысяч галактик, преимущественно эллипсовидных или линзовидных. Спиральных галактик там немного, и они сосредоточены у краев. Это скопление находится вдалеке от центральной плоскости Млечного Пути, звезды, космическая пыль и газ не прячут его от земных телескопов, и для астрономов это воистину идеальный объект наблюдения. 

     Цвикки  изучал особенности движения шести  сотен галактик скопления Кома. Для определения скорости этих галактик он использовал доплеровское смещение спектральных линий, что в те времена было весьма непростой задачей. Цвикки также нашел достойное применение известной из теоретической механики теореме вириала. Согласно ей, полная кинетическая энергия стационарной системы, связанной силами тяготения (а галактическое скопление таковой и является), равна половине ее гравитационной потенциальной энергии, взятой с обратным знаком (перемена знака необходима, поскольку потенциальная энергия тяготения отрицательна). Из теоремы вириала следует, что полная масса скопления приблизительно равна его радиусу, помноженному на среднее значение квадратов скоростей галактик и поделенному на гравитационную постоянную (скорости должны быть вычислены относительно центра инерции скопления). С помощью этих формул Цвикки «взвесил» скопление Кома (массу, вычисленную таким способом, называют динамической или вириальной). 

     Полное  количество энергии, излучаемой звездой  за единицу времени, зависит от ее массы. Подобные зависимости, так называемые отношения масса/светимость, были хорошо известны и в 1930-х. Уже в 1920-х годах астрономы оценили количество звезд различных спектральных классов в нашей Галактике и таким образом весьма точно вычислили их суммарную массу. С помощью статистических методов можно найти соотношения масса/светимость как для галактик, так и для галактических скоплений. 

     Занимаясь скоплением Кома, Цвикки столкнулся с  неожиданностью – звездная масса  кластера оказалась почти в 50 раз  меньше его вириальной массы! Конечно, расчеты были весьма приблизительные, но расхождение все равно было слишком велико, и чуть позже Цвикки назвал источник избыточной массы темной материей. Спустя три года калифорнийский астроном Синклер Смит таким же образом обработал данные наблюдений ближайшего к нашей Галактике скопления Вирго, удаленного всего лишь на 60 млн. световых лет. Результаты получились еще более впечатляющими – масса скопления, вычисленная на основе его светимости, составила лишь 1% вириальной массы! 

     Однако эти странные результаты не вызвали брожения умов в профессиональной среде. Астрономы приняли их к сведению, окрестили вириальным парадоксом, но от дальнейших исследований воздержались. Восторжествовало мнение, что проблема скрытой массы исчезнет сама собой, когда появятся более совершенные методы наблюдения галактик. В середине 1950-х годов Виктор Амбарцумян «разрешил» эту проблему одним махом, заявив, что скопления Вирго и Кома находятся в состоянии разлета, а потому теорема вириала к ним неприменима. Эта гипотеза сначала вызвала немалый интерес, но довольно скоро скончалась естественной смертью. 

     Через тридцать с лишним лет после открытия Цвикки проблему темной материи извлекли на свет почти одновременно и независимо друг от друга ученые с трех континентов. В конце 1960-х годов сотрудники Отдела земного магнетизма вашингтонского Института Карнеги Вера Рубин и Кент Форд приступили к наблюдениям нашего ближайшего соседа, спиральной галактики М31, более известной под именем туманности Андромеды. В распоряжении ученых был созданный Фордом электроннооптический преобразователь, позволяющий регистрировать спектры очень тусклых объектов. С его помощью были промерены скорости вращения звезд и газовых облаков, отстоящих на различные расстояния от галактического центра. К этому времени динамика звездных скоплений была известна гораздо лучше, нежели во времена Оорта, поэтому ученые заранее были уверены в результате. 

     Полной  аналогии с движением Земли и  прочих планет, естественно, ждать не приходилось. Практически вся масса Солнечной системы сосредоточена в центре, и поэтому в соответствии с законами Кеплера и линейные и угловые скорости планет монотонно убывают по мере удаления от светила. Однако туманность Андромеды, как и прочие спиральные галактики, не имеет доминирующей центральной массы. Поэтому скорости вращательного движения звезд по мере удаления от центра сначала должны возрастать, достигая максимума, после чего постепенно уменьшаться. 

     Именно  такую горбатую кривую и намеревались получить Рубин с Фордом. Но вышло иначе: скорости звезд по мере удаления от центра сначала действительно увеличивались, но затем выходили на плато и падать вовсе не желали. Озадаченные исследователи обнародовали свои результаты в 1970 году. «Мы с Фордом, конечно, знали о гипотезе темной материи, но, приступая к своим исследованиям, о ней не думали и вовсе не планировали ее проверять, – рассказывает «Популярной механике» Вера Рубин. – Поэтому термин ‘темная материя’ в нашей первой публикации так и не появился». 

     Вскоре  Рубин и Форд переключились на другие проекты и лишь в середине 1970-х с помощью улучшенной аппаратуры определили скорости вращения еще 60 галактик. Кеплеровского распределения скоростей нигде не наблюдалось, и все графики в какой-то степени напоминали кривую, полученную для туманности Андромеды. Эти данные убедительно подтверждали гипотезу Цвикки. В 1990-х Вера Рубин за свои исследования удостоилась высшей научной награды США, Национальной медали науки, а также золотой медали Королевского астрономического общества Великобритании. 

     Одновременно  сходные результаты пришли и из других обсерваторий. Австралиец Кен Фриман тоже установил, что скорости вращения звезд и газа нескольких спиральных галактик не только не сокращаются  по мере удаления от центра, но даже иногда несколько возрастают. Фриман пришел к этому выводу на основании анализа радиоастрономических наблюдений, то есть совершенно иным путем, нежели американские ученые; более того, он сразу предположил, что в галактиках содержится большое количество невидимой материи. В 1978 году аналогичные, но еще более убедительные результаты опубликовал голландский радиоастроном Альберт Босма. 

     Теоретики тоже не дремали. В 1973 году американец Джеремия Острикер и канадец Джеймс Пиблс показали, что плоские спиральные галактики, в том числе и наш Млечный Путь, сами по себе обязаны деформироваться и разрушаться. В то же время из их расчетов следовало, что галактика становится стабильной, если ее погрузить в сферическое облако массивной материи много большего размера, чем диаметр галактики. Такое облако, или, как говорят астрономы, гало, своим тяготением удерживает в равновесии звезды и галактический газ и не дает галактике рассыпаться. Сходные идеи высказывали и другие ученые, в том числе эстонский астроном Ян Эйнасто. 

     К началу 1980-х годов почти все астрономы поверили, что галактики окружены мощными гало из невидимой материи (сначала это было доказано для спиральных галактик и плоских галактик без спиральной структуры, а затем и для большинства эллиптических). Альтернативой могло быть лишь предположение, что ньютоновскому закону тяготения требуются поправки, но такая точка зрения практически не имела сторонников. 

     Позже выяснилось, что темные галактические  гало не обязательно имеют шарообразную форму, они могут быть значительно  сплюснуты. Их доля в общем балансе галактической массы тоже непостоянна. Масса невидимого гало Млечного Пути, по всей вероятности, раз в двадцать превышает массу его светящегося вещества. Однако для других галактик отношение этих масс может быть пять к одному или даже один к одному. Оказалось также, что не слишком яркие эллиптические галактики, светимость которых составляет порядка одной пятой светимости Млечного Пути, почти не содержат темной материи (почему это так – пока непонятно). 

     За  последние четверть века гипотеза скрытой массы получила ряд подтверждений. Поскольку темная материя своим притяжением отклоняет световые лучи, с начала 1990-х годов ее ищут и находят с помощью гравитационного линзирования. Еще одно доказательство реальности ее существования было получено недавно с помощью спектрального анализа космического реликтового излучения. Так что сейчас уже никто не сомневается в том, что темная материя существует. Однако что она собой представляет – пока неизвестно.
 

Структура наблюдаемой области Вселенной — Метагалактики

     Метагалактика — это вся наблюдаемая область Вселенной. Основными элементами её крупномасштабной структуры являются галактики и скопления галактик. Галактики представляют собой стационарные гравитационно-связанные звёздные системы. Звёздная система, в которую входит наше Солнце, — Галактика — содержит примерно 10 11 звёзд; её масса приблизительно 2?10 44 г, то есть около 10 11 M Sol , а полная излучаемая звёздами энергия (светимость) — почти 3?10 43 эрг/с (M Sol — масса Солнца).
     Галактики, как и звёзды, образовывают группы и скопления различной численности. Однако лишь сравнительно малая доля звёзд входит в состав рассеянных скоплений, шаровых скоплений или звёздных ассоциаций, а подавляющая масса является просто звёздами общего поля Галактики. Большинство галактик является членами групп или скоплений галактик и только незначительная часть располагается вне групп и скоплений в общем поле Метагалактики.
     Группы  галактик содержат десятки членов. Например, наша Галактика входит в состав группы ближайших к нам галактик, состоящей из более чем 20 членов. Эта группа образует так называемую Местную систему. В свою очередь Местная система входит в состав скопления, центр которого находится в той части неба, на которую проектируется созвездие Девы. Скопления, как правило, насчитывают сотни и даже тысячи членов. Одно из самых больших скоплений в созвездии Волосы Вероники содержит около десяти тысяч галактик. Оно имеет почти сферическую форму и его радиус составляет примерно 4 мегапарсек (Мпк).
     Следует обратить внимание на разницу между скоплениями звёзд, образующими галактики, и скоплениями галактик. Расстояние между членами звёздного скопления огромны по сравнению с размерами звёзд. Расстояния между членами скопления галактик всего лишь в несколько раз больше, чем размеры галактик.
     Наблюдения  на больших инструментах показали, что скопления и группы скоплений, в свою очередь, распределены далеко не случайным образом. Так, Местная система, в которую входят наша Галактика и туманность Андромеды, образует вместе с другими близкими группами галактик систему, названную Местным сверхскоплением. В Метагалактике имеются и другие сверхскопления. Их средний размер составляет 20–30 Мпк.
     В последние годы обнаружено, что многие богатые скопления галактик содержат значительные количества горячего ионизированного газа, являющегося источником мощного рентгеновского излучения. Открытие протяжённых источников рентгеновского излучения, отождествлённых со скоплениями галактик, явилось выдающимся достижением рентгеновской астрономии последних лет. Самыми мощными из них являются скопления Волосы Вероники, Персея и Девы. Характерные размеры протяжённых источников составляют 0,1–1 Мпк, а их светимость лежит в пределах 10 43–10 45 эрг/с. Детальное исследование их спектров показало, что источником излучения является горячий газ с температурой 10 7–10 8 К, захваченный гравитационным полем скопления. Масса такого газа в ряде скоплений сравнима с суммарной массой галактик.
     Обнаружена  замечательная особенность скоплений  галактик: для многих из них масса, определённая по скоростям собственного движения галактик в скоплении, оказывается заметно больше массы, определённой по общей светимости галактик. Первый способ нахождения массы основан на предположении, что скопления представляют собой стационарные гравитационно-связанные системы. Полная механическая энергия каждой такой системы должна быть отрицательной, причём кинетическая энергия должна составлять (в среднем по времени) половину модуля гравитационной потенциальной энергии, то есть
Eкин = 0,5 | Eграв |.     (1)
Рис. 2.  К объяснению понятия „вириальная масса скопления“
     Это соотношение представляет собой  так называемую теорему вириала  классической механики. Она получается как прямое следствие уравнений движения при общей стационарности системы. Например, для частицы с массой m, обращающейся по стационарной круговой орбите вокруг центрального тела с массой M такой, что M > m, скорость движения V определяется из условия равенства (по модулю) центробежной Fц и гравитационной Fграв сил (рис. 2):
Fц =mV 2 /r , Fграв =GMm/r,     (2)
где — радиус орбиты. Полагая, что Fц = Fграв , имеем
V 2 = GM /r ,     (3)
то есть
Eкин=mV 2 / 2 = GMm / (2r).     (4)
     Легко провести доказательство и для любой системы, состоящей из произвольного числа частиц. Если размер скопления R и дисперсия скоростей галактик V известны, то по формуле (2) можно оценить так называемую вириальную массу скопления:
MVT ? RV 2 / .     (5)
     Другой  способ определения массы состоит  в том, что полную наблюдаемую светимость скопления умножают на некоторое число, принимаемое за стандартное для отношения масса/светимость галактики, найденное независимо для отдельных галактик. Это последнее отношение различно для галактик разных типов, но если известно, что в данном скоплении преобладают галактики какого-то определённого типа, то суммарную массу этих галактик ML можно таким способом действительно оценить. Оказывается, суммарная масса галактик скопления почти всегда меньше вириальной массы скопления: MMVT .
     Это обстоятельство (его называют вириальным парадоксом) было установлено Ф. Цвикки (Швейцария) в 30-е годы. Результаты новых детальных исследований подтверждают этот парадокс.
     Вириальный  парадокс исчезает, если скопления не являются стационарными системами, тогда к ним нельзя применять вириальную теорему. Однако если они всё же стационарны, то для его разрешения следует предположить наличие в скоплениях значительных масс тёмного, не светящегося вещества (скрытой массы) помимо вещества самих галактик, причём эта скрытая масса должна быть в 3–10 раз больше общей массы галактик в скоплениях. В пользу второй возможности имеется ряд серьёзных аргументов.
     Иерархия  космических структур обрывается на скоплениях и сверхскоплениях. В различных областях Метагалактики, имеющих размер 100–300 Мпк и более и содержащих много галактик и скоплений, средняя плотность видимого вещества галактик оказывается одинаковой, где бы не находились эти области. Эта плотность составляет ? ? 3 ? 10 –31 г / см 3 . С учётом скрытых масс эта величина возрастает примерно втрое.
     Тот факт, что средняя плотность в различных областях пространства одинакова, означает однородность Метагалактики, если рассматривать её в большом масштабе, превосходящем размер ячейки неоднородности (100–300 Мпк). Это одно из фундаментальных свойств окружающей нас Вселенной, размеры которой достигают почти 1500 Мпк.
     Другим  фундаментальным свойством Вселенной  является нестационарность. Наблюдения показывают, что галактики и скопления галактик, разделённые расстояниями, превосходящими размер ячейки неоднородности, удаляются друг от друга. Этот факт был установлен благодаря измерению лучевых скоростей галактик.
     Первое  успешное определение лучевой скорости галактики по наблюдению доплеровского смещения её спектральных линий было выполнено в 1912 году В.М. Слайфером в обсерватории Ловелла (США). Он нашёл, что одна из галактик в созвездии Андромеды приближается к Земле со скоростью около 200 км/с. Это удивительный результат, если вспомнить, что большинство звёзд движется со скоростями не более 50 км/с. Изучая спектры других галактик, Слайфер нашёл, что для большинства из них характерно красное смещение линий, то есть в отличие от галактики в Андромеде эти галактики не приближаются, а удаляются с относительно большими скоростями. К 1914 году Слайфер измерил спектры 13 галактик; все они, за исключением двух, удалялись со скоростями около 300 км/с.
     Значение  результатов Слайфера прояснилось  в дальнейшем благодаря важному открытию Э.П.Хаббла (США), который показал, что скорости удаления галактик отнюдь не случайны. Исходя из измеренных им расстояний до спиральных галактик, Хаббл в 1929 году установил, что вплоть до расстояний в 6 млн световых лет скорости галактик V пропорциональны расстояниям R до них: V = HR. Коэффициент пропорциональности H, названный фактором (или постоянной) Хаббла, измерен с не очень высокой точностью: H = 50–100 (км/с)/Мпк. Наиболее вероятным считается значение H = 75 (км/с)/Мпк.
     Величину, обратную постоянной Хаббла, можно рассматривать как возраст нашей Метагалактики: T = H –1 = 2?10 10 лет. Величина H не зависит от направления, а это означает, что Метагалактика не только однородна, но и изотропна.
     Данные  о распределении и движении галактик до недавнего времени были единственным источником сведений о Метагалактике. В 1965 году было открыто электромагнитное излучение, однородно заполняющее Метагалактику и приходящее равномерно со всех сторон. Измерения интенсивности этого излучения в диапазоне длин волн от 0,3 до 20 см показали, что оно равновесно, то есть имеет планковский спектр с температурой T = 2,7 K. В указанной области длин волн изотропия этого излучения установлена с точностью до десятой доли процента, что значительно превышает точность, с которой установлена изотропия постоянной Хаббла (~20%).
     Разлёт  галактик свидетельствует, что наша Метагалактика расширяется. Будет ли наша Метагалактика расширяться неограниченно или её расширение сменится сжатием? Ответ на этот вопрос зависит от того, каково значение плотности вещества в Метагалактике в настоящее время. При малой плотности Метагалактика будет неограниченно расширяться, а при большой — расширение сменится сжатием из-за действия сил гравитации. Существует критическое значение плотности вещества ?крит , отделяющее один случай от другого. Известно, что вторая космическая скорость для шара с массой M записывается следующим образом:
V = (2GM / R) 1/2 .     (6)
Подставляя  в (6) выражение для массы
M = 4? / 3 ?R 3,
а вместо скорости — выражение V = HR, находим
HR = (8?G / 3 ?R 2 ) 1/2 ,
или, выражая  отсюда плотность ?крит:
?крит =3H 2 / (8?G),     (7)
то есть критическое значение средней плотности в Метагалактике зависит от постоянной Хаббла H. При значении постоянной H = 75 (км/с)/Мпк получаем, что ?крит ? 10 –29 г / см 3. Для вещества, входящего в галактики, усреднённая плотность составляет около 3 ? 10 –31 г / см 3, то есть много меньше критической. Учёт скрытой массы позволяет увеличить эту оценку.
 

Природа «скрытой массы»

     Галактики в скоплениях двигаются слишком быстро, и при этом скопления не распадаются. Звёзды, расположенные на краях спиральных галактик, вращаются вокруг них быстрее, чем предсказывает теория, и при этом не улетают прочь. Запасы невидимого вещества с его дополнительной гравитацией удерживают эти галактики и звёзды в равновесии. Поскольку все тела — от протонов до планет — участвуют в гравитационном взаимодействии, тёмное вещество теоретически может состоять из чего угодно. Многие астрономы поддерживают мысль о том, что тёмное вещество состоит из более или менее обычного вещества — множества слабо светящихся коричневых карликов или, возможно, тёмных планет типа Юпитера (см. табл. 1).
     
Таблица 1: Возможные обладатели „скрытой“ массы
Барионное вещество Небарионное вещество
Макроскопические объекты Элементарные  частицы
Коричневые  карлики Нейтрино
Нейтронные  звёзды Аксион
Чёрные  дыры Фотино
Планеты типа Юпитера Бозоны  Хиггса, Нейтралино, Странные частицы
MACHOs (Massive Astrophysical Compact Halo Objects — массивные астрофизические компактные объекты гало) СВМ (Слабо  взаимодействующие Массивные) частицы, или вимпсы (WIMPs — Weakly Interacting Massive Particles)
     Однако  большинство физиков убеждено в том, что невидимое вещество состоит из элементарных частиц. В процессе многочисленных экспериментов учёные так модифицировали свои экспериментальные устройства, чтобы сделать возможным изучение некоторых из частиц тёмного вещества. Слабо взаимодействующие массивные (CВМ) частицы, или вимпсы (WIMPs — Weakly Interacting Massive Particles), должны пролетать сквозь детектор со скоростью 320 км/с. По некоторым оценкам, каждое мгновени
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.