На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Контракт как институт рыночной экономики

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 26.04.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


CoolReferat.com
Федеральное агентство по образованию
ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ТГУ)
Экономический факультет
Кафедра политэкономии 
 
 
 
 
 
 

КУРСОВАЯ  РАБОТА
Контракт  как институт рыночной экономики 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Томск 2008
Содержание 

Введение 

1. Теоретические основы контрактных отношений 

1.1. Понятие  контракта 

1.2. Специфичность активов и виды контрактов 

1.3. Оппортунизм 

1.4. Защита контрактов 

2. Развитие контрактов в современной рыночной экономике 

Заключение 
Литература  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение 

      Актуальность  темы. По мере развития общества углубляются специализация и разделение труда, усложняются экономические отношения, которые во все большей степени нуждаются в регулировании со стороны формальных и неформальных институтов. Повышается необходимость санкций за нарушение обещаний, и у экономических агентов появляется стимул к тому, чтобы закрепить эти отношения в правовой форме, что ведет к возникновению правовых ограничений и норм. Правовые отношения между агентами находят свое отражение в формальных контрактах, но в силу ограниченной рациональности людей и окружающей их неопределенности формальные контракты отличаются несовершенством, поэтому процессы их реализации обычно подкрепляются неформальными нормами, выработанными участниками в процессе взаимодействия и разделяемыми ими. При этом важны и закон, и культура.
      Например, цивилизациям Востока свойственна  длительная традиция опоры на неформальные культурные нормы, которые доминируют над формальными правилами. Именно с этим связан малый радиус отношений в традиционных экономических культурах Китая и Японии: экономические отношения там устанавливаются преимущественно между родственниками. Напротив, в европейских странах в Средние века купцы были вынуждены строить торговые отношения с чужестранцами, на которых ввиду больших расстояний очень слабо влияли неформальные механизмы. Поэтому внутри западной цивилизации быстрее стали складываться единые торговые правила, приводимые в действие механизмами, которые не замыкались на социальные группы. Эти правила были распространены на огромные территории и регулировали отношения  множества незнакомых друг с другом людей  с различными ценностными установками и ментальными моделями. Однако с определенного момента они стали нуждаться в кодификации, а затем и в формализации, и начала развиваться система формального права.
    1. Теоретические основы  контрактных отношений
      Теория контракта
 
      В повседневной жизни, не говоря уже об экономической деятельности, каждый индивид вступает в бесчисленные контакты с другими людьми. Многие контакты носят характер обмена, при котором блага переходят от одного индивида к другому при  условии встречного потока денег или других благ или обязательства передать деньги ил блага в будущем. Обмен между двумя людьми – простейшая форма взаимодействия между людьми; возможны и сложные обмены, в которых участвует множество индивидов.
          Поскольку обмениваться можно не только материальными  благами или благами, имеющие  денежную ценность, но и нематериальными  благами, как забота или воспитание, то сфера обмена становится более широкой. Она охватывает весьма существенную часть взаимоотношений между людьми. Но чаще всего предметом обмена являются материальные и нематериальные блага экономического характера, имеющие денежную ценность.
          Обмен, как правило, происходит на определенных условиях. Каждая из сторон должна  совершит какие-то действия при условии, что вторая сторона также совершит какие-то действия. Эти условия могут быть явными, т.е. четко оговоренными и зафиксированными или просто подразумеваемыми. Имплицитные условия очень распространены. Например, это безличные договора, как бы заключаемыми между автобусным парком и каждым пассажиром: автобусный парк берет на себя обязательство перевезти пассажира в обмен на приобретение билета. Главное, что обмен всегда предполагает двустороннее движение благ: каждый участник обмена что-то отдает другому  и что-то получает взамен. Этим обмен отличается от других отношений, предполагающих только одностороннее движение благ. Таким может быть акт дарения.
          Большинство актов обмена являются контрактами, но не все. Контракт – это такой обмен, условия которого заранее известны и признаны обеими сторонами. Очень важно, чтобы каждый из участников обмена знал, что он отдает и что получит взамен. Иными словами, контракт – это всегда соглашение. Следовательно, необходимой характеристикой контракта является наличие взаимных ожиданий: партнер А ожидает, что партнер Б совершит какие-то действия при условии действий со стороны А, а партнер Б рассуждает аналогично применительно к своим действиям. Когда ожидания приобретают устойчивый характер и разделяются множеством людей, возникает, по мнению некоторых исследователей, институт. Конечно, в реальной жизни огромное место занимает неопределенность, но и это обстоятельство должно учитываться при заключении контракта. Степень предварительной детализации условий контракта очень различается, что служит одним из критериев для классификации контрактов.
          Такое понимание контракта совпадает  с определением этого понятия, данным одним из основоположников неоинституциональной теории О.Уильямсоном : контракт – соглашение между покупателем и поставщиком, в котором условия обмена определяются тремя факторами: ценой, специфичностью активов и гарантиями. при этом, отмечает Уильямсон, количество, качество товаров и услуг, продолжительность контракта принимаются как уже определенные1.
          В случае, когда один из участников обмена совершает действия  в ответ  на действия другого партнера, который  не рассчитывал на ответные действия, то такие отношения принимают форму обмена, но не основываются на соглашении о взаимных действиях и потому не являются контрактом. Например, решение лица, которому оказана услуга без ожидания ответной благодарности, все-таки отблагодарить того, кто оказал услугу1.
          Всеобщая  распространенность контрактов не была бы понятной, если бы люди не получали выгоду в результате контрактного обмена. Индивиды действительно вступают в контрактные отношения для того, чтобы увеличить полезность, которой они располагают. В результате обмена каждый из партнеров получает большую полезность, чем та, которой он располагал до обмена, иначе бы никто не вступал в контрактные отношения. Таким образом, обмен обладает свойством продуктивности. Идея о продуктивности обмена восходит еще к классической политической экономии, но там центральное место занимает все-таки не обмен, а производство, в результате которого создаются новые материальные блага. Напротив, неоинституционализм рассматривает именно обмен и его основную форму – контракт – как простейшее и потому основополагающее экономическое действие.
          Взгляд  неоинституционализма на объект контракта  также отличается от позиции классической теории. В процессе исполнения контракта  происходит обмен не только материальными  объектами, но и правомочиями, связанными с использованием  данного объекта. Контракт как обмен правомочиями – это чисто неоинституциональная идея.
          Теория  контрактов – сравнительно молодая  часть экономической науки, и  многие важные вопросы не получили общепринятого решения.
          Контракт  – это соглашение, в неявном виде предполагающая добровольность отношений обеих сторон. Добровольность как необходимая предпосылка контрактных отношений еще недостаточно исследована. С одной стороны, представляется вполне правомерным рассматривать контракт именно как добровольную сделку. Но, с другой стороны, в окружающей жизни можно увидеть огромное количество соглашений, которые, будучи по форме добровольными, на самом деле являются принудительными, вынужденными. Когда в голодные послереволюционные годы русские аристократы обменивали хлеб на фамильные драгоценности, они совершали, казалось бы, добровольную контрактную сделку, хотя на самом деле была вынужденной. Но известный отечественный неоинституционалист А.Шаститко иллюстрирует возможность существования контрактов в условиях принуждения тем, что в системе принудительного труда в СССР существовали сильные различия в положении заключенных в зависимости от их ценности для репрессивных органов: достаточно сравнить материальное положение квалифицированных зэков в научно-исследовательских «шарашках» и неквалифицированных зэков в обычных лагерях. Недостаточная ясность в вопросе о добровольности не позволяет с уверенностью относить к контрактом те формы взаимодействия между людьми, которые основаны на принуждении хотя бы одного из партнеров к обмену. Но можно согласиться с А.Шаститко в том, что в любом контракте всегда присутствует элемент «взаимного давления (поскольку речь идет о противоречащих интересах) … момент давления обусловлен конфликтом экономических интересов в мире ограниченных ресурсов»2.  
     

      Специфичность активов и виды контрактов
      Неоклассика рассматривает  контракты как  соглашения между двумя сторонами, содержащие перечень необходимых действий обеих сторон и указания о порядке разрешения споров и наказаний за нарушение условий контракта. Признавая различие контрактов  с юридической точки зрения, неоклассика не проводит различия между ними с экономических позиций.
      Подход  неоинституционализма к данному  вопросу гораздо глубже. Эта теория помогает увидеть разнообразие контрактов с точки зрения их экономического, а не юридического содержания, и, соответственно, лучше понять особенности взаимоотношений экономических субъектов в разных типах контрактных отношений, а также роль тех или иных контрактов в организации фирмы и разных формах экономической деятельности.
      Главный вклад неоинституционализма в теорию контрактов – это понятие специфичности активов. Его значение в том, что оно выступает основным критерием неоинституциональной классификации контрактов.   
             Специфичность означает степень взаимной активности активов в процессе обмена                                     или использования. Различают три формы специфичности активов.
    А) Активы общего назначения – это активы, ценность которых не зависит от сочетания с другими активами. Все же ценность таких ресурсов не является абсолютно независимой от того, в сочетании с какими ресурсами они используются.
    Б) Специфические  активы – это активы, ценность которых  зависит от сочетания с другими  активами. Уильямсон определяет их как активы, «которые не могут быть перепрофилированы для использования в альтернативных целях или альтернативными пользователями без потерь в их производственном потенциале».ключевая часть данного орпеделения – возможность потерь в производственном потенциале специфических активов, если они используются вне оптимального сочетания. Таких активов большинство: материалы, оборудование, человеческие навыки и т.д. Они обычно имеют наибольшую ценность в сочетании с определенными активами, теряют часть своей ценности при соединении с другими активами.
    В) Интерспецифические активы – это взаимодополняемые  активы, которые не имеют ценности вне сочетания с определенными  другими активами. Этот тип активов  также называют идеосинкразическими  или высокоспециализированными. Например, столяр-краснодеревщик и уникальный деревообрабатывающий станок, способный выполнять  сложные художественные работы по дереву.  Для мебельной фирмы краснодеревщик не представляет ценности, если у нее нет уникального станка, и этот рабочий может быть нанят только на общих условиях, подобно другим столярам. но не имеет ценности и уникальный станок, если на нем некому работать. в данном случае ценность каждого из этих двух активов зависит от того, дополняется ли он другим интерспецифическим активом.
          Понятие интерспецифичности активов занимает важное место в теории контрактов. Такой тип создает двустороннюю зависимость  между партнерами –  собственниками интерспецифических ресурсов. Разрыв отношений между ними обернулся бы для каждого большими экономическими потерями, потому что ценность каждого из них проявляется только в сочетании с активом другого партнера.
          Интерспецифическим  активом часто выступают знания, навыки и квалификация. Поэтому между  партнерами часто возникают отношения  двусторонней зависимости, которые способствуют устойчивости их деловых взаимоотношений, но с другой стороны, создают риск  оппортунистического поведения со стороны одного или обеих сторон. Сетью сложных взаимоотношений, опирающихся на интерспецифический характер квалификации и других активов собственников и наемных работников фирмы, является любая организационно-правовая структура бизнеса: кооператив, товарищество, публичная корпорация и т.д. Собственность на интерспецифические активы не выводит отношения между партнерами за рамки рыночных принципов экономического поведения.
          Наряду  с характером активов, регулярность, т.е. устойчивость взаимодействия между  партнерами и степень неопределенности, присущая их отношениям  используются для классификации контрактов.  С этой точки зрения выделяются следующие типы контрактов.
    Классический контракт. Он характеризуется, во-первых, низкой степенью специфичности обмениваемых активов. Поэтому, выполнив данный контракт, каждый из партнеров может легко вступить в контрактные отношения с третьим лицом, если оно предложит более выгодные условия. Например, если покупателю  третье лицо предложит более низкую цену, то он может заключить с ним контракт, после того как покупатель выполнит свой предыдущий контракт. Во-вторых, классический контракт характеризуется нерегулярностью или разовостью отношений между партнерами. Чаще всего это однократная сделка, например, купля-продажа.  Зачастую партнеры не знакомы друг с другом и не стремятся к установлению личных отношений. В-третьих, условия такого контракта достаточно ясны и определенны, поэтому они могут быть подробно описаны. В современных условиях подробного описания не требуется: всякий, кто имел дело с контрактами, совершаемыми в сфере бизнеса, знает, что в них распространены ссылки на действующее законодательство (например, «ответственность за несвоевременную поставку товара регулируется действующим законодательством»).
          Ясность и определенность классического  контракта и его «встроенность» в существующую систему юридических  отношений позволяют апеллировать  к государству в случае нарушения контракта одной из сторон. Государство защищает законные интересы пострадавшего с помощью суда.
          Классический  контракт, таким образом, характеризуется  разовостью, определенностью и неспецифичностью обмениваемых активов.
    Неоклассический контракт. Еще в конце XIX века известный социолог Э.Дюркгейм обосновал мысль о том, что в основании любых общественных, экономических контрактов лежит скрытый, но огромный фундамент, образованный социально обусловленными и исторически ограниченными законами, нормами, привычками и стереотипами, которые настолько очевидны для участников контрактных отношений, что почти никогда в явном виде не фиксируются на бумаге. Это, например, идеи равенства сторон перед законом и их равноправия как участников сделки. Он также отмечал, что индивиды часто не способны  знать все условия и обстоятельства, сопровождающие исполнение контракта. Поэтому отношения между индивидами строятся на основе «несовершенно сформулированных контрактов», фундамент которых составляют явно не выраженные социальные нормы.
      Такой тип контрактов называется неоклассическим. В этих рамках производится  обмен  общими или малоспецифическими ресурсами  в условиях высокой неопределенности. Это условие – главное, что отличает его от классического контракта. Неопределенность оставляет за рамками писаного текста существенную часть контрактных отношений между партнерами; поэтому в отличие от классического контракта, в неоклассическом контракте важное место занимают личные отношения: доверие, высокая оценка деловых и человеческих качеств партнера, убежденность в его профессионализме и способности выполнить контракт. Из-за наличия неопределенности и невозможности письменно зафиксировать все условия задача обеспечения неоклассического контракта и наказания за нарушение не всегда может быть возложена на государство, т.е. суд. Партнеры могут договориться о том, чтобы отнести спорные вопросы на усмотрение третьей стороны: третейского суда, иной организации или лица, которым оба доверяют.
      Итак, неоклассический контракт отличается спорадичностью, неопределенностью  и малой специфичностью  обмениваемых активов.
    Имплицитный (неоинституциональный) контракт. Самой сложной формой контрактного взаимодействия между индивидами является явно не выраженный или молчаливо подразумеваемый контракт. Он является главным объектом изучения со стороны неоинституциональной теории.
      В рамках этого типа контракта индивиды находятся в процессе  устойчивого  взаимодействия. Контракт является не разовым или спорадическим, а состоянием. Зафиксировать в письменном виде все нюансы долговременных отношений между индивидами совершенно невозможно. Степень неопределенности в имплицитном контракте велика, и он опирается, таким образом, на добрую волю партнеров к сотрудничеству и персонализированный характер связей между ними. В рамках долгосрочных контрактных взаимоотношений партнеров удерживает интерспецифичность обмениваемых ресурсов. Те активы, которыми располагают стороны имплицитного контракта, имеют большую ценность только до тех пор, пока соединены воедино и используются вместе, как единый актив. Нарушая контракт, каждый из партнеров подвергает риску свое благосостояние: в другой комбинации, в рамках другого контракта его активы будут иметь значительно меньшую ценность.
      Сеть  имплицитных контрактов между собственниками интерспецифических ресурсов – основа существования фирмы. Такими ресурсами  могут быть физический капитал и  предпринимательские способности  владельца, квалификация менеджеров, инженеров  и служащих, навыки и умение, и опыт рабочих, связи с поставщиками, покупателями и другими контрагентами. Собственники этих и других активов объединяют их для того, чтобы производить продукт и продавать его на рынке. Объединяя активы, они обычно  заключают некое соглашение, но соглашение носит ограниченный характер, потому что не может предусмотреть все обстоятельства, которые могут возникнуть в течение длительного сотрудничества между партнерами. Важно отметить, что контроль за соблюдением имплицитных контрактов обычно осуществляется самими партнерами, поскольку никто, кроме них, не может знать  взаимных интересов и всех обязательств исполнения контракта.
      Следовательно, имплицитный контракт отличается устойчивостью, неопределенностью и интерспецифичностью  обмениваемых ресурсов. 
     
     
     

      Оппортунизм
       Один  или оба участника контрактного соглашения по тем или иным причинам нарушить контракт. Такие причины  очень разнообразны; делятся на преднамеренные и внешние (непредвиденные обстоятельства), например, нарушения, направленные на достижение личной выгоды за счет ущемления интересов партнера, а также по болезни одного из партнеров.
       О.Уильямсон  определил оппортунизм как преследование  личного интереса с использованием обмана. при этом он подчеркнул, что  оппортунизм следует отличать от обычного эгоистического поведения, когда субъект, преследуя личную выгоду, все же действует в рамках контракта.
       Наиболее  явны формы оппортунистического  поведения – ложь, мошенничество  и воровство. На самом деле проблема оппортунизма гораздо шире, а формы  - гораздо тоньше. Уильямсон различает оппортунизм ex ante и ex post. В первом случае речь идет о том, что один из партнеров вводит в заблуждение другого до заключения контракта. Например, клиенты страховых компаний  склонны занижать риск  наступления страховых случаев для того, чтобы уменьшить размер страховых взносов; с этой целью, например, престарелые люди, страхующие свое здоровье, склонны приукрашивать свое физическое состояние. Оппортунизм ex post – уклонение от добросовестного и надлежащего выполнения обязательств перед партнером после заключения контракта. На примере страховых компаний можно проиллюстрировать такой тип, как уклонение страховых фирм от выплаты вознаграждения пострадавшему под придуманными предлогами.
             В основе оппортунистического поведения лежит ассиметричность информации и неопределенность. Партнер не может знать всех обстоятельств и намерений другого партнера накануне заключения контракта и тем более не может знать всех деталей поведения партнера после того, как контракт уже заключен. Поэтому оппортунизм всегда основан на неполной или искаженной информации, которую субъект оппортунистического поведения предоставляет партнеру до или после начала действия контракта. Если бы каждый индивид имел неограниченный доступ к информации, то он обладал бы полным знанием о поведении партнера по контракту и имел бы возможность предотвратить  любые нарушения со стороны партнера. Тогда проблема оппортунизма не могла бы возникнуть. Но вследствие «платности» и неполной доступности информации контроль за соблюдением контракта другой стороной всегда затруднителен. Поэтому стороны, вступающие в контрактный обмен, обычно стремятся  обеспечить себя гарантиями от оппортунистического поведения партнера.
       Проблема  оппортунистического поведения  имеет, по крайней мере, три чрезвычайно важных последствия для понимания экономической и социальной жизни.
          Во-первых, всеобщность контрактных отношений означает, что проблема оппортунизма пронизывает едва ли не любые формы взаимодействия между партнерами.  Оппортунистическое поведение может угрожать не только  партнерам по коммерческому или иному деловому контракту, но и участникам более сложных социально-экономических отношений. Наиболее распространенная форма оппортунизма – отношения между принципалом и агентом, то есть та модель контрактных отношений. По которой строится взаимодействие избирателей и депутатов, собственников компаний и наемных менеджеров, предпринимателей и наемных работников.
       Во-вторых, оппортунизм порождает огромные издержки по защите от этого типа поведения. Эти издержки относятся к трансакционным и занимают преобладающее место в данном классе издержек. Все затраты предпринимателей и других граждан по поиску достоверной информации, контролю за поведением партнеров и предотвращению собственных убытков от нарушений контракта относятся к типу трансакционных издержек по защите от оппортунистического поведения. среди них можно назвать, например, расходы отдельных граждан и всего общества на содержание адвокатов, судов, нотариальных, аудиторских и других юридических и экономических служб.
       В настоящее время понятия трансакции и трансакционных издержек являются одними из важнейших терминов «нового» институционализма. По их мнению, существование  институтов связано с необходимостью минимизации трансакционным издержек. Которые увеличиваются по мере развития  разделения труда, усиления неопределенности и необходимости защиты прав собственности.  На самом деле к трансакционным издержкам относя любые виды издержек, сопровождающие взаимодействие экономических агентов, независимо от того, где оно происходит – на рынке или внутри организаций, до процесса обмена, в процессе обмена или после него.
       Существует  несколько классификаций трансакционных издержек:
       1. издержки поиска информации о  товарах или  услугах, поиске  партнеров;
       2. издержки ведения переговоров, подписания контрактов.
       3. издержки измерения количества  и качества обмениваемых товаров  и услуг;
       4. издержки контроля над партнером  в процессе выполнения контрактов;
       5. издержки по спецификации и  защите прав собственности, в том числе издержки на содержание органов государственного управления, судов и т.д.;
       6. издержки оппортунистического поведения.  Например, расходы граждан и всего  общества на содержание адвокатов,  судов, нотариальных, аудиторских  и других юридических и экономических служб.  
          В-третьих, «индивидуальная» защита от оппортунизма весьма сложна и влечет за собой огромные затраты. Например, сколько сил и средств приходится тратить предпринимателю-судовладельцу, чтобы убедиться, чтобы нанятый капитан использует судно только в соответствии с распоряжениями судовладельца, а не для извлечения личной выгоды. Поэтому для каждого члена общества выгоднее, когда борьба с оппортунизмом ведется не на индивидуальном, а на общественном уровне.
          Институты, как устойчивые правила поведения – главный инструмент противодействия оппортунистическому поведению. Они часто выполняют роль своеобразных гарантий исполнения контракта.  

      Защита  контрактов
 
       Возможен  ли «самоподдерживающийся» контракт, не нуждающийся в специальном  контроле  за его соблюдением?
       Логика  подсказывает, что индивиды склонны  соблюдать контракт без внешнего принуждения, если издержки от нарушения контракта превышают издержки от его соблюдения. Иными словами, контракт может быть самоподдерживающимся тогда, когда его выгоднее соблюдать, чем  нарушать.
       Контракт, как добровольный обмен, выгоден  по своей сути: в противном случае люди не стали бы заключать контракты. В реальном мире, где индивиды действуют  в условиях жесткой конкуренции, выгода от большинства контрактов невелика. Чем выше конкуренция, тем ниже прибыль для участника конкурентного рынка. Следовательно, контракт может быть самоподдерживающимся лишь в том случае, когда выгода от нарушения совсем незначительна или, лучше, вообще представляет собой отрицательную величину, то есть ущерб для нарушителя.
         Для того чтобы понять условия, при которых становится возможным самоподдерживающийся контракт, неоинституционализм прибегает к теории игр. Эта теория утверждает, что  склонность игроков к сотрудничеству и соблюдение договоренностей зависит от пяти обстоятельств:
       а) наличие полной информации о поведении  других игроков;
       б) продолжительность, желательно непрерывность  игры (если игрок считает игру последней, ему уже невыгодно соблюдать  ранее заключенные соглашения);
    в) состав участников игры остается неизменным (с приходом нового игрока нарушается условие о потребности в полной информации о поведении других);
    г) угроза суровых санкций за несоблюдение правил;
    д) наличие  внутренней (социально-психологической) установки игрока на невозможность нарушения.
      Эти условия легко соблюдаются  в  примитивных обществах, основанных на персонифицированном обмене, а  также в малых группах. В примитивных обществах взаимодействие между индивидами, особенно экономический обмен, совершалось в пределах одного ли нескольких населенных пунктов. Люди хорошо знали друг друга и были достаточно точно осведомлены о деловых и моральных качествах партнера. Поскольку люди такого общества постоянно жили бок о бок, о и взаимодействие между ними продолжалось непрерывно. Состав примитивных обществ был весьма постоянен: мало кто уезжал далеко и насовсем и мало кто из посторонних присоединялся к обществу.  Нарушение правил поведения, в том числе – нарушение писанных и неписанных норм экономического взаимодействия, - влекло серьезные наказания, вплоть до казни или изгнания из общества. Но наряду с угрозами применения силы, в сознании людей постепенно вызревали прочные психологические запреты против нарушения контрактов, основанные на воспитании, традициях, культуры и религии.
      Однако, для современного мира типичен неперсонифицированный  обмен, протекающий в больших  группах. Из пяти условий, определяющих возможность самоподдерживающегося контракта, здесь представлены только два – угроза санкций за несоблюдение правил и установка игроков на невозможность нарушения контракта. Поэтому большинство контрактов в современном мире не может обойтись без специальных мер, направленных на принуждение сторон к исполнению контракта. Такие меры обычно принимаются государством (через суд), или третейскими органами, пользующимися доверием всех участников контракта. Казалось бы, проблема принуждения к исполнению контракта носит исключительно «технический» характер и связана с добросовестностью изучения государственными или третейским судом всех обязательств, правильным применением  норм закона и способностью заставить нарушителя  исполнить контракт – например, с помощью судебных приставов.
      На  самом деле эта проблема значительно  сложнее.
      Во-первых, контроль за соблюдением контракта  требует сбора информации. Это порождает большие трансакционные издержки со стороны каждого партнеров, но еще большие издержки – со стороны государственного или общественного  органа, который призван обеспечивать соблюдение контрактов. Ведь даже если информация о нарушении предоставляется одним из участников контракта в контролирующий орган, например, в суд, совершенно бесплатно, последний должен проверить ее достоверность.
    и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.